Бабель и маркиз де Сад. Гражданская война

in Army · Crimes · Literature · Nation · Philosophy · Politics · Power 282 views / 26 comments
          
79% посетителей прочитало эту публикацию

Россия   Украина

GEOMETR.IT  pseudology.org  22.12.2015

*Писатель и революция. Интеллигенция и революция. Эти темы сегодня кажутся  уже устаревшими. Ошибаетесь, товарищи!

Они не получили еще своего исследователя, способного оценить их не с позиции ангажированного политического обозревателя, а отстранено и не путая эстетику с политической злободневностью. Эта проблематика изначально подразумевала два выхода: или писатель принимал революцию и автоматически становился ее верным псом и певцом, или не принимал, в результате чего оказывал ей явное или тайное сопротивление.

Писатель всегда ждет от мощного политического события эстетического взрыва и обжигается на чудовищных моральных последствиях. «Слушать музыку революции» всегда опасно; она завораживает, но в итоге дает слишком сильные звуковые эффекты.

Семнадцатый год разбудил и юридически оформил колоссальный всплеск насилия, сделав его движущей силой отечественной культуры на много лет вперед. И эта уникальная ситуация позволяет сравнить творчество классиков двадцатых годов с культурными жестами представителей мировой культуры.

Если положить рядом книгу Бабеля и какое-нибудь скоропалительное издание маркиза де Сада последних лет на русском языке, то, казалось бы, какие могут быть совпадения и ассоциации? Но стоит хоть немного оторваться от привычных схем кондового советского литературоведения, и сразу выясняется, что эти два писателя — из одного ряда и радостно протягивают друг другу руки сквозь столетия и страны.

Судьбы обоих можно считать вариациями революционно — романтической пьесы с тюремной кодой. Бабель, пожалуй, одна из самых загадочных фигур литературного процесса двадцатых — тридцатых годов.

Несмотря на огромную популярность, читателям известно о нем поразительно мало, — в основном, по его же собственным «мемуарам», разбросанным по беллетристике и от беллетристики неотделимых, а также по немногочисленным воспоминаниям современников. Вероятно, Бабель намерено оставлял «пробелы» в биографии; как и маркиз де Сад, он был мастером личной мифологии.

Эстетика аристократа Сада и разночинца Бабеля обусловлена одними тем же корнем — садизмом, естественной приметой эпохи смены политических режимов. В такие годы, как 1789 и 1917, садизм стоит за плечами писателя вместо музы и водит его пером. И не удивительно, что у Бабеля и Сада немало общих тем и сюжетов.

В частности, линия тела палача. По представлениям маркиза, палач, освобождающий землю Франции от Марии-Антуанетты, является самым настоящим гуманистом, поскольку делает свою работу во имя прогресса. А вот что испытывает его тело в момент опускания ножа гильотины? Является ли оно таким же хладнокровным и спокойным, как мозг? Что испытывает тело палача по отношению к несчастной дворянке, умоляющей на эшафоте: «Подождите, господин палач, минуточку, всего одну минуточку!».

В рассказах Бабеля и прежде всего в «Конармии» можно найти не один десяток веселых и бесстрастных описаний подобных «минуточек» (то есть многочасовых пыток и казней) и голов, катящихся в корзину революции.

«Воскреснув» в начале «оттепели», Бабель стал одним из мифов «золотого века» российского авангарда и был безоговорочно занесен в плеяду невинных жертв сталинизма. А участие в знаменитом рейде писателей на теплоходе по маршруту «Москва — Беломорканал — Москва» и статьи типа «Смерть фашистским собакам» воспринимались как необходимая дань политическому конформизму тридцатых годов. В любом случае, Бабель был поднят на щит читателями либеральной хрущевской «оттепели», как антитеза бесчувственному соцреализму.

Эстетика Бабеля неожиданно совпала со столь модной в шестидесятые годы теорией социализма «с человеческим лицом», согласно которой Бухарин и Рыков были «одухотвореннее» Сталина и Берии, а Бабель и Пильняк — Шолохова и Фурманова.

Но ведь вслед за маркизом де Садом Бабель воспринял садизм революции как садизм абсолютно справедливый и необходимый, а также прекрасный во всех своих проявлениях. Сад считал насилие совершенно естественным для человека — и под пером Бабеля зверства Первой Конной на польском фронте приобретают характер нравоучительного примера. Вот отрывок из рассказа «Берестечко»:

«Прямо перед моими окнами несколько казаков расстреливали за шпионаж старого еврея с серебряной бородой. Старик взвизгивал и вырывался. Тогда Кудря из пулеметной команды взял его голову и спрятал ее у себя под мышкой. Еврей затих и расставил ноги. Кудря правой рукой вытащил кинжал и осторожно зарезал старика, не забрызгавшись. Потом он стукнул рукой в закрытую раму. «Если кто интересуется, — сказал он, — нехай приберет. Это свободно…».

Буденный зря обижался на Бабеля — они были созданы друг для друга. Буденный получил «своего» писателя, а в походе Бабеля с конармией по «местам боевой славы» была, наконец, реализована утопия народовольцев о «хождении» в народ и слиянии с ним в борьбе за великое дело освобождения.

Язык садизма — единственный язык, на котором государство может разговаривать с человеком; иначе государству с человеком не объясниться. Индивид отличается от индивида только тем количеством насилия, которое вынуждено на него затратить государство. Вот и Бабелю комиссары, кони, польские паны, местечковые раввины, одесские бандиты интересны прежде всего как достойное топливо для революционного котла садизма.

Бабель, верный ученик революции и Сада — интренационалист, жрец культа садизма. Все национальные чувства уже «притупились», остался только «космополитический» садизм, бесстрастное описание мучений жертвы и реакции палача на эти мучения. Самый известный персонаж Бабеля — одесский бандит Беня Крик даже склонен к дешевой театрализации садизма.

Инфантильность русской литературы выразилась и в невероятной романтизации уголовного сознания, поэтому этот стилизованный еврейский Робин Гуд стал одним из ее любимцев. Впрочем, сегодня эта инфантильность вроде бы закончилась; вылезшая на поверхность в разных формах уголовщина лишилась последних романтических одежд. Вообще «комиссарская проза» двадцатых годов остается пока табуированной зоной в современной культуре.

Слишком много сложностей в современной социальной ситуации, да и уровень профессионального литературоведения заметно упал. А чтобы сладить с таким атлетом, как Бабель, не знающим жалости, комплексов и рефлексии, нужны приличные условия.

В русской литературе существуют два замечательных определения, поражающих мощной уничижительной силой. Где-то в начале века Лев Толстой «покончил» с Леонидом Андреевым, заметив: «Он пугает, а мне не страшно». А спустя тридцать лет, Бабель, вернувшись из Парижа, разобрался с молодым Владимиром Набоковым: «Талантливый писатель, но писать ему не о чем».

Такое определение Набокову мог вполне дать и Фурманов. Вероятно, между Бабелем и Фурмановым нет большой дистанции. Бабеля без большого преувеличения можно назвать «Фурмановым в профиль».  Желательно только отвести им законное место.

Молодая советская литература появилась в двадцатых годах на свет благодаря насилию, и сама стала гимном садизму, его мощной и освежающей силе. И, вероятно, лучше других этот гимн спел Бабель. (Сокращеный вариант).

Игорь Яркевич

Изображения: 1-картина Анжелы Джерих «Анжелика и король»; 2-писатель Исаак Бабель и конь; 3-маршал Семен Михайлович Буденный делает зарядку

http://www.pseudology.org/babel/SadistMarginal.htm

GEOMETR.IT

*   ИталияЧерный Список» 200 евреев на 23 языках. Прокуратура Рима.Расследование.Storm front.Radio Islam.-Мауро Фавале —  http://www.repubblica.it/

*   В 2004 году Путин поддержал Джорджа У.Буша, в 2012 годуБарака Обаму.Оба победили. Ким Чен Ира поддержал Джона Керри на выборах 2004 года.И тот проиграл.Уго Чавес и Муаммар Каддафи высказались в пользу Обамы.Он выиграл.-Адам Тейлор- https://www.washingtonpost.com/news/worldviews/wp/2015/12/17/what-happens-when-certain-foreign-leaders-endorse-american-presidential-candidates/

*   Беларусь.Денежные переводы белорусских гастарбайтеров из России упали на 20%.За 9 месяцев нерезиденты перечислили в Белоруссию $ 53 млн.За 3 месяца 2015 года лидерами по объему денежных средств из России, стали узбеки — ушло $ 2006 млн (за 2014 год — $ 4031 млн). Далее следуют переводы в Таджикистан — $ 1241 млн ($ 2372 млн), Киргизию — $ 629 млн ($ 909 млн), Украину — $ 341 млн ($ 736 млн), Армению — $ 338 млн ($ 557 млн), Китай — $ 330 млн ($ 854 млн), Азербайджан — $ 272 млн ($ 456 млн), Молдавию — $ 210 млн ($ 681 млн).- https://eadaily.com/news/2015/12/19/god-upadka-skandal-s-moskvoy-holodnyy-mir-s-evropoy

Разведка США. РФ создает спецгруппы  для атак на компьютерные сети  США.-Билл Гертц- http://www.washingtontimes.com/news/2015/dec/16/inside-the-ring-russia-cyberspace-intelligence-tar/

Италия.Ложа Р2.На вилле «Ванда» скончался Личо ДжеллиВеликий мастер масонской ложи Propaganda Due, прожив жизнь, полную интриг и секретов.-Джузеппе Гуастелла.-  http://corrierefiorentino.corriere.it/firenze/notizie/cronaca/15_dicembre_17/gelli-tanti-imbarazzi-l-addio-oggi-funerali-pistoia-2b4fc48a-a4a0-11e5-aac3-ebd8c6a40787.shtml

*   Средиземное море.1 судно приносит контрабандистам до 380 000 евро.Доклад контр-адмирала Блежана, замкомандующего операцией «София».-Edouard de Mareschal.- http://www.lefigaro.fr/international/2015/12/10/01003-20151210ARTFIG00344-les-incroyables-profits-realises-par-les-passeurs-de-migrants-en-mediterranee.php

1 — Европа — это куча забавных нонсенсов

Национал и программы декабристов

1 — Беларусь. Слуцк. Восстание. Куда ведут националистов?

100-летие Пиаф. Более, чем грусть

26 Comments

  1. «Интеллигенция и революция»
    Васисуалий Лоханкин и его роль в русской революции…

  2. «Семнадцатый год разбудил и юридически оформил колоссальный всплеск насилия»
    …так же, как и 2014 в Украине… Только движущая сила получилась какая-то вялая. Никакая…

  3. В Украине садизм процветает,причем не в литературной форме , а в жизни.Последнее время кажется , что над людьми наши политики просто измываются!

  4. Согласна, статья интересная и как ее мило вписали в современный контекст.

  5. В своих произведениях Бабель стремился постичь человеческую психологию. Он видел в красноармейцах и казаках и мелочное собственничество, и широту души, и необъяснимую жестокость. И все эти противоречивые качества могут переплетаться и сосуществовать в одном человеке.

  6. Гражданская война чужда интеллигентному человеку. Это царство дикости, разрушение культуры — и украинской,и русской, и польской, и еврейской. Как спасти свои духовные ценности в хаосе революции и братоубийственной войны? Один из путей сохранения культуры нашел интеллигентный человек Исаак Бабель, написав обо всем, что увидел, честную и гуманную книгу.

  7. Правда, такая же неприглядная, как и война, и совсем не возвышенная, а лишь вызывающая непонимание, злобу, вражду и бесконечную ярость. Правда, за которой все отчаянно бегут, тщетно пытаясь ухватить свой кусок, зацепить свое, убивая и сшибая по пути всех, догоняющих свою… правду.

  8. Поразило, как можно писать такие неприглядные, отвратительные вещи таким насыщенным языком.
    А взгляд на войну часто изменяется подправляется после сильных произведений.

  9. В нашей истории достаточно периодов и потемнее)
    А война — всегда страшно. Очень.

  10. В отличие от отечественной гражданская война почти совсем не переосмыслена и неотрефлексирована. Такое ощущение, что это слишком страшно.

  11. Буденного спросили: — «Вам нравится Бабель?» Смотря, какая бабель, — ответил маршал. В анекдоте, с одной стороны обыгрывается дубоватость бравого вояки. С другой – использованы вполне определенные ассоциации, связанные с русскоязычным звучанием почтенной еврейской фамилии.

  12. В силу целого ряда благоприятствующих обстоятельств из бездарного командарма Буденного сделали героя гражданской войны. А из его армии, пресловутой первой конной, известной не столько ратными подвигами, сколько карательными операциями и погромами, передовой, и в силу этого достойный всяческого подражания, отряд Красной армии. О ней слагались песни («Веди Буденный нас смелее в бой…».). Писались стихи и прозаические произведения. Свою лепту в «буденениану» внес Исаак Бабель. Он участвовал в походах первой конной и как истый одессит «имел, что сказать». В «Конармии» Бабеля нет лихих сражений с грохотом орудий, звоном сабель и прочей боевой атрибутикой.

  13. Катаев утверждал,что Бабель не был одесситом—его привезли туда родители уже в десятилетнем возрасте.То,что он одессит —» байка паталогического лгуна Бабеля»

  14. Вот что пишет Буденный Максиму Горькому, который защищал Бабеля, после публикации»Конармии»: «Бабель… фантазирует и просто лжет. Фабула его очерков, уснащенных обильно впечатлениями эротоманствующего автора, идет от бреда сумасшедшего еврея».

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

Latest from

The same old song

* Transnistria. Plahotniuc wants $ and blood. Dodon wants peace. Moldova will
Go to Top