ПОПУЛИЗМ. Управление Надеждами Через Селектор-Матюгальник

in Crisis 2018 · Europe 2018 · Macron 2018 · Merkel 2018 · Nation 2018 · Politics 2018 · Putin 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · Trump 2018 · USA 2018 · YOUTUBE 2018 46 views / 7 comments
          
75% посетителей прочитало эту публикацию

Germany       Europe       USA        World    Polska    Ukraine     Danube   

GEOMETR.IT       project-syndicate.org

 

* Даже реакционеры не любят реакционную политику. Она наносит ущерб их кошельку.

YOUTUBE 2018   ЗАБАВНЫЙ ПОПУЛИСТСКИЙ МОМЕНТ.Январь 2017.

YOUTUBE 2018   ПОПУЛИЗМ И КЛОУНЫ В ПОЛИТИКЕ. Декабрь 2017

PRINCETON, Harold James — Populist economics has rarely had it so good. The US economy is roaring, the stock market is soaring, and the Trump administration’s protectionism has apparently had a negligible impact on growth.

 Trump’s dictum that “trade wars are good” even seems to be catching on politically, confounding some of his critics. They still insist that tariffs are undesirable in general, but they now concede that such measures could be appropriate and useful to stymie China’s rise.

PRINCETON, Harold James  — Популистская экономика редко была такой успешной. Американская экономика рвётся вперёд, фондовый рынок рвётся вверх. А протекционистская политика администрации Трампа явно оказывает лишь незначительное влияние на темпы роста.

Лозунг Трампа Торговые войны – это хорошо даже становится политически модным, что вызывает недоумение у некоторых из его критиков. Они по-прежнему настаивают на том, что пошлины в принципе являются нежелательными, но теперь признают, что подобные меры могут быть подходящими и полезными, чтобы затормозить подъём Китая.

*

Аналогичная картина наблюдается в Европе, где премьер-министр Венгрии Виктор Орбан и фактический польский лидер Ярослав Качиньский пользуются успехом, благодаря полной занятости и дефициту рабочей силы.

В такой ситуации у популистов появляется один из наиболее сильных аргументов: им достаточно просто указать, что все предостережения глобальной элиты, давосских космополитов, неолибералов и представителей одного процента самых богатых против популистской экономики, были чепухой.

Сторонники сохранения членства Британии в ЕС со своим Проектом страха завышали издержки Брексита, ведь британская экономика не рухнула.

YOUTUBE 2018   ПОПУЛИЗМ И КЛОУНЫ В ПОЛИТИКЕ. Декабрь 2017

Но, разумеется, весь вопрос в том, когда наступит экономическая расплата, а не в том, наступит ли она или нет. Популизм – это не только обещания дать больше всего как можно большему количеству людей; но без этих обещаний все культурные элементы популизма будут выглядеть устаревшими и реакционными.

Даже реакционеры не любят реакционную политику, если она наносит ущерб их кошельку.

В США исход промежуточных выборов в Конгресс в ноябре будет зависеть от силы энтузиазма по поводу состояния экономики, которой должно быть достаточно, чтобы компенсировать широкое неодобрение личного стиля Трампа и его раскалывающей, сексистской и расистской риторики. Однако именно в этом вопрос общепринятые взгляды расходятся.

Классический экономический либерализм предполагает, что плохая политика будет сразу наказана плохими результатами. На протяжении последних 25 лет эксперты рынка облигаций доказывают, что всевидящие и проницательные финансовые рынки всегда предвидят будущие последствия популистской политики и реагируют на неё, устанавливая премии за риск.

Согласно этой логике, по мере роста стоимости заимствований, популистские правительства теряют возможность выполнять свои поспешные обещания, а благоразумие и ортодоксия со временем возвращаются.

Экономисты, которые изучают популизм, обычно делают выводы из опыта Латинской Америки, где политика правительств, выступавших с националистическими, завышенными обещаниями, быстро приводила к огромному дефициту бюджета, который было невозможно закрыть.

В этих случаях популистская экономическая политика всегда запускала циклы инфляции, девальвации валюты и нестабильности, потому что мировые финансовые рынки и другие внешние игроки были с самого начала настроены скептически.

Проблема в том, что латиноамериканский опыт не является универсальным. Рынки облигаций не являются настолько предсказуемыми, как многие, похоже, считают. На них нельзя полагаться как на главный источник дисциплины.

Как и рынки в целом, рынки облигаций могут купиться на популярные рассуждения (эвфемистически это можно назвать управлением ожиданиями), которые завышают перспективы получения того или иного результата.

Как и сегодня, в межвоенный период были либералы, которые предсказывали, что нетрадиционная политика, проводившаяся в ответ на Великую депрессию, может привести к трагедии, но их начинали изображать распространителями лжи, если сделанные ими прогнозы не сбывались мгновенно.

Наиболее экстремальный ответ на депрессию был дан гитлеровской Германией. Нацисты не упускали шанса хвастаться тем, как быстро их программы помогли победить безработицу и построить новую инфраструктуру. Немецкое правительство удерживало инфляцию под контролем с помощью масштабного контроля за ценами и зарплатами, поэтому велось много разговоров об экономическом чуде.

Явный успех нацистов в опровержении экономической ортодоксии выглядел иллюзией в глазах многих традиционно мыслящих аналитиков. Вне Германии её критики видели лишь глубоко аморальное государство, которое занималось реализацией проекта, обречённого на провал. Они были, конечно, правы насчёт аморальности; но они были неправы по поводу неминуемого экономического краха этого проекта.

В 1939 году экономист из Кембриджского университете Клод Гильбо опубликовал книгу Экономическое восстановление Германии, в которой доказывалось, что немецкая экономика является вполне крепкой и не рухнет от перенапряжения или перегрева в случае военного конфликта.

YOUTUBE 2018   ЗАБАВНЫЙ ПОПУЛИСТСКИЙ МОМЕНТ.Январь 2017.

Гильбо массово осудили. Журнал The Economist, этот бастион классического либерализма, просто распял его в беспрецедентной по размерам книжной рецензии, занимавшей две страницы. Она завершалась выводом, что даже главный пропагандист нацистов Геббельс не мог бы улучшить его интерпретацию событий. Редакторы журнала сожалели, что труд Гильбо стал символом опасной тенденции среди демократических экономистов – подыгрывать нацистам.

Гильбо подвергли резкой критике и другие учёные, причём намного более знаменитые, чем он сам, например, британский экономист Деннис Робертсон. Но фундаментально Гильбо был прав: экономика нацистской Германии не находилась на грани краха, а западные державы поступили бы очень разумно, если бы занялись мобилизацией нормальной обороны.

Схожими являются и современные дебаты. Репутация популистской экономики в Европе не является ни особенно плохой, ни особенно выдающейся. Важнее то, что сегодняшние популисты получили выгоду от общего восстановления экономики, начавшегося ещё до того, как они вышли на сцену.

Но когда наступит очередной спад, они быстро поймут, что их собственная безрассудная политика серьёзно ограничила их арсенал ответных мер. И в этот момент Орбан, Качиньский и другие центральноевропейские популисты могут выбрать вариант более агрессивных действий.

Если бы у популизма был аватар, то это был бы бессмертный мультипликационный герой Хитрый Койот, который в тщетной погоне за Дорожным Бегуном постоянно выбегает с края скалы и продолжает двигаться вперёд, держась в воздухе на логике собственной веры. Затем он понимает, что под ногами у него нет почвы, и падает. Но он никогда не падает сразу.

В 1990-е годы, когда Россия ощущала тяготы экономических реформ, российский политический провокатор Владимир Жириновский задавался вопросом: Зачем мы должны сами себе причинять страдания? Давайте заставим страдать других. Главная угроза националистического популизма всегда становится очевидной в период неудач. Если ситуация меняется к худшему, единственный путь вперёд – двигаться за счёт других.

* Когда иллюзии безболезненного роста экономики испарятся, на первый план снова выйдет политика. А торговые войны могут привести к развёртыванию армий.

 

Harold James is Professor of History and International Affairs at Princeton University and a senior fellow at the Center for International Governance Innovation. A specialist on German economic history and on globalization, he is a co-author of the new book The Euro and The Battle of Ideas, and the author of The Creation and Destruction of Value: The Globalization Cycle, Krupp: A History of the Legendary German Firm, and Making the European Monetary Union.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.  Оригинал размещен по адресу:  aurora.network

* * *

FEAR. FEAR. Трамп в Белом доме. По книге R. Woodward`a 24.09.2018

THE WEST. Есть ли у Европы Воля к Выживанию? 24.09.2018

ЕВРОПА и Членовредительство Её 24.09.2018

Ребята, Евросоюз — это 28 козлов отпущения! 24.09.2018

Тriangle Москва-Стамбул-Будапешт или ТРЕУХ?  24.09.2018

Немецкая Тюрьма — это Соленная Свинячья Голова 24.09.2018

АНТИФА КАК ФА? 24.09.2018

Trudności po bałkańsku  24.09.2018

GEOMETR.IT

7 Comments

  1. Какое яркое воображение у этого парня, но то, что мы предпринимаем, — это отход от неконтролируемого глобализма, который был катастрофой для Запада

  2. Никакого анализа, просто банальные либеральные полые опровержения. Однако ясно одно: либеральные финансовые рынки могут наказывать популистские правительства, одновременно разрушая рабочие места и уровень жизни.

  3. Неудивительно, что национальный экономический популизм работает против неолиберальной глобализации

  4. посмотрим на политику необъяснимой либеральной финансовой власти, пытающейся заставить страны встать на колени перед глобальной спекуляцией

  5. Всевидящие рынки облигаций не видят и не способны учиться из прошлого. Снова рынки готовы кредитовать сомнительные политические и корпоративные схемы, и снова рынок рушится…

Добавить комментарий

Your email address will not be published.