Один из немцев. Животная ненависть к славянам

Один из немцев. Животная ненависть к славянам
ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ ПРОЧИТАЛИ  81%  ПОСЕТИТЕЛЕЙ.

Один из немцев. Животная ненависть к славянам

Balkans   Baltics      Danube   Germany   Europe        Russia    Ukraine  

GEOMETR.IT

 

На самом же деле между Востоком и Западом ИДЕТ КУЛЬТУРНАЯ ВОЙНА

 

Якоб Аугштайн, Spiegel, обрушивается с критикой на Польшу.

«Сначала Венгрия, теперь Польша. Восточная Европа становится все сильнее похожа на Россию: авторитарная, узколобая, расистская. Достаточно ли у Европы времени, чтобы дожидаться модернизации отстающих?»

В то время как в Германии не утихает скандал, вызванный странным поведением полиции, властей и журналистов в связи с событиями в Кельне, некоторые немецкие авторы предпочитают делать вид, что в их стране все отлично, а угроза традиционно идет с Востока.

Не с Ближнего Востока, откуда родом большинство тех, кто устроил жительницам и гостьям Кельна «праздник», а с самого ближнего в прямом смысле этого слова – из Польши.

«После прочтения этой статьи становится абсолютно понятно, почему Хенрик Бродер назвал коллегу латентным гестаповцем»

Венгрия и Словакия, впрочем, тоже провинились. Журнал Spiegel публикует статью Якоба Аугштайна, сына основателя этого журнал Рудольфа Аугштайна. Точнее, не вполне сына – уже после смерти Аугштайна-старшего выяснилось, что настоящим отцом Рудольфа является писатель Мартин Вальзер.

В 2012 году Центр Симона Розенталя поставил Якоба Аугштайна на девятое место в списке главных антисемитов мира, а другой известный немецкий журналист, Хенрик Бродер, заявил, что Аугштайн «не имел возможности сделать карьеру в гестапо только потому, что родился после войны».

Еще одна маленькая деталь: Якоб Аугштайн – несмотря на то, что не является биологическим сыном Рудольфа Аугштайна – владеет 24% акций издательского дома Spiegel. Политические взгляды – левые. Обеспеченный левак-антисемит – в Европе это достаточно распространенное явление.

Итак, в своей очередной колонке Якоб Аугштайн обрушивается с критикой на Польшу. «Сначала Венгрия, теперь Польша. Восточная Европа становится все сильнее похожа на Россию: авторитарная, узколобая, расистская.

Достаточно ли у Европы времени, чтобы дожидаться модернизации отстающих? Или нам нужен новый союз без участия Востока?» – задается вопросом автор.

«Поляки хоть и относятся к России с боязнью и ненавистью, но вообще-то должны находить с ней общий язык: Польша при новом правом правительстве все сильнее напоминает путинскую Россию. После осенних парламентских выборов время в Польше потекло вспять.

1  —  Премьер-министр Беата Шидло перед первой пресс-конференцией в новой должности распорядилась убрать из зала все европейские флаги.

2  —  Ее министр иностранных дел сразу же провозгласил, что поляки слишком долго вели себя по отношению к Германии «как вассалы».

3  —  А за кулисами на кнопки давит национал-консерватор Ярослав Качиньский, глава партии «Право и справедливость», оставшийся в живых близнец бывшего президента Польши Леха Качиньского, о котором в Европе вспоминают не иначе как с ужасом», отмечает Аугштайн.

«Когда в еврозону вступали греки, они намухлевали с цифрами. В случае с Польшей и Венгрией было того хуже:  вступив в 2004 году в ЕС, они вели себя как добросовестные европейцы, а теперь ими не являются.

На самом деле между Востоком и Западом идет культурная война. И настало время осознать неприятную вещь: таким западным ценностям, как либерализм, толерантность и равноправие, противостоят восточные никчемности расизм, невежество и узколобость», – продолжает жечь глаголом автор.

«Восток представляет собой проблему. Немцам это известно по собственному опыту: с тех пор как начался кризисный наплыв беженцев, не осталось никаких сомнений, что значительные территории в восточной половине страны отстают по части модернизации общества. Но Германия-то в состоянии содержать расистов из Саксонии и Бранденбурга.

А вот в состоянии ли Европа содержать такие ксенофобские страны, как Польша, Венгрия и Словакия?» – снова спрашивает Аугштайн.

«В размышлениях политических теоретиков то и дело возникает образ Европы, в которой сосуществуют друг с другом несколько групп стран, и их взаимосвязь зависит от того, насколько они готовы и способны к сотрудничеству.

Нам следует еще раз испытать такую систему с «изменяемой геометрией» и подумать, с кем из наших соседей нам хотелось бы строить единую Европу. Польша в их число, скорее всего, не войдет», – резюмирует журналист.

После прочтения этой статьи становится абсолютно понятно, почему Хенрик Бродер назвал коллегу латентным гестаповцем.

Такой откровенной, практически животной ненависти к славянам (и примкнувшим к ним венграм), действительно, сложно ожидать от современного кичащегося образованностью автора и совладельца Spiegel. Скорее подобные рассуждения рассчитываешь встретить в архиве Völkischer Beobachter или другого издания времен Адольфа Гитлера.

Есть либеральные и толерантные западные уберменши, которым противостоят невежественные и узколобые (черепомерка прилагается) восточные недочеловеки. Которых для начала надо выгнать из общества приличных людей, а дальше по ситуации.

Похоже, что сентенция Виктора Черномырдина по поводу российской политической жизни – «Какую партию ни строй, получается КПСС» – в немецком варианте будет выглядеть как «Какую позицию ни высказывай, получается национал-социализм».

Либералы называют «фашистами» тех, кто требует ограничения приема беженцев, но при этом не замечают, что чуть ли не дословно цитируют Геббельса, говоря об «узколобых» поляках и русских, не способных воспринять «великие западные ценности».

Да и восточные немцы, по мнению Аугштайна и его единомышленников, недостаточно расово чистые, то есть толерантно настроенные. Что еще роднит Аугштайна и Геббельса – это отсутствие хоть какой-либо доказательной базы.

Есть «западные ценности», есть «восточные никчемности». Почему? Да потому что все это знают, русские и поляки – ужасные расисты, венгры и словаки – тоже, и только западные немцы – это истинные носители толерантности, либерализма и равноправия. Правая рука рефлекторно выпрямляется и тянется вверх.

Разумеется, говорить о желании Германии исключить Польшу из Евросоюза на основании колонки Аугштайна – то же самое, что оценивать внешнюю политику России на основании заявлений телеведущих. Но на фоне роста популярности евроскептиков во многих странах Европы Германия казалась незыблемым форпостом, объединяющим ЕС. Но это не так.

Кому-то, как Аугштайну, не нравятся «узколобые» поляки, кому-то – не желающие отдавать долги греки, кому-то – «бездельники» из Италии и Испании, кому-то – претендующие на слишком многое французы.

Политическая жизнь в Германии, как и в других странах ЕС, неизбежно будет поляризоваться, и находящиеся сейчас у власти центристы-евроинтеграторы окажутся в плотном окружении левых и правых евроскептиков, чьи позиции будут расходиться полностью за исключением жесткой критики Евросоюза в нынешнем его состоянии.

И, судя по заявлениям Аугштайна, про привычное европейское деление на «правых националистов» и «левых либералов» можно забыть. Из-под красивых лозунгов о толерантности и равноправии глядит все то же лицо гестаповца, считающего лишь себя носителем высшей истины, а всех остальных – недостойными своего общества унтерменшами.

Антон Крылов

*  Мнения, оценки и аналитика, представленные автором данной публикации, отражают исключительно его личный взгляд и аргументацию. Они  не обязательно разделяются редакцией  и совпадают с ее практической позицией

GEOMETR.IT

* * *

1. Век Либералов Подходит К Концу

Венгры ДАЛИ ПОЛЯКАМ УРОК сотрудничества с россиянами

Милая Тереза ты нашая Мэй …

„Wer beherrscht die Welt?“

Baltische Staaten. Gefährliche Spiele

Ukraine. Back in the game

THE BALTIC STATES IN A POST-NATO ENVIRONMENT -1

1- Finally, an end to the cold war?

, , , , , , , , , , ,

17 comments

  1. Щука
    Ответить

    Либералы называют «фашистами» тех, кто требует ограничения приема беженцев, но при этом не замечают, что чуть ли не дословно цитируют Геббельса, говоря об «узколобых» поляках и русских, не способных воспринять «великие западные ценности».—А не пойти ли прогуляться им с их «ценностями» куда подальше??????…..

  2. Шостка
    Ответить

    В своей прокламации Аугштайн, увы, далеко не одинок. У него полным-полно подпевал и подтанцовщиков.

  3. Борис Зайков
    Ответить

    Так думает больше половины населения развитых европейских стран

  4. Ирина Бурмака
    Ответить

    Столыпина царь как-о спросил, как к нам, русским, оносится Европа?
    И Столыпин ему ответил, что они желают, чтобы русских и вовсе не было.
    Ничего с тех пор не поменялось

  5. Нина Гора
    Ответить

    всё переменилось: тот островок «политической и экономической стабильности», которым в ЕС считали Польшу, вдруг «подал голос». Да ещё таким способом, каким это раньше никогда не делалось.

  6. Гость 77
    Ответить

    Репутация Польши как надёжного европейского партнёра «покрылась пятнами». И неудивительно: новые лидеры государства отказались сотрудничать с ЕС по вопросам миграции и изменения климата. Даже президент США Обама, выступая на совместной пресс-конференции с президентом Польши Анджеем Дудой во время недавнего саммита НАТО, призвал Польшу «не подрывать демократических достижений», напоминает эксперт.

  7. Залевский
    Ответить

    На этом истеричном фоне нет ничего удивительного в том, что едва ли половина немцев поддерживает санкции против кремля

  8. Ежик
    Ответить

    Мало того: подобные аугштайновским запевки с удовольствием подхватывают «самобытные» подкремлёвские «философы».

  9. Добрый Грузин
    Ответить

    У этих персонажей цветёт и пахнет нафталином самый настоящий оксидентофобский обратный карго-культ: то поверхностное усвоение внешней формы западных общественных институтов с полнейшим выхолащиванием содержания они со звериной серьёзностью именуют «демократией» и «либерализмом» и самоотверженно с ними борются — за «истинные ценности», «три жены и рожать», борода до пупа, кафтан-колокола-берёзоньки, — словом, на голубом глазу несут наигнуснейший трайбалистский бред, от которого порядочных людей начинает неудержимо рвать на родину.

  10. Чехов В.П.
    Ответить

    Военное и послевоенное поколения немцев, будучи как следует вакцинированы, хорошо понимали, чем чреваты поиски антизападной самобытности, кровнопочвенной идентичности и самозабвенное увлечение романтикой «Ein Volk, ein Reich, ein Führer».

  11. Джокер
    Ответить

    Национал-социализм в общефилософском смысле означает нечто положительное, пожелание добра и благополучия своему народу.

  12. Сюзанна М.
    Ответить

    После Первой Мировой войны Германии потребовалось 20 лет, чтобы военными силами и средствами захватить ведущую роль в Европе. Теперь, без войн, Германии потребовалось 70 лет, чтобы экономическими средствами перенять власть в Европе.

  13. Silver Light
    Ответить

    В теперешней Германии слово „цыган“ имеет оттенок расизма и напоминаниет о том, что цыган в гитлеровской Германии следовало уничтожать

    1. Чехов В.П.
      Ответить

      Ничего, благодаря политике Меркель последнего времени немцам эмигранты покажут кто есть кто….

  14. Фрост
    Ответить

    Идеологию панславизма нацисты считали искусственной, не имевшей под собой никаких исторических и культурных оснований, и вообще выдуманной из воздуха

  15. Хакамада
    Ответить

    судя по заявлениям Аугштайна, про привычное европейское деление на «правых националистов» и «левых либералов» можно забыть»

  16. Юрий Сытник
    Ответить

    Тема последствий массового наплыва в Германию выходцев из мусульманских стран по-прежнему остается в фокусе внимания

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.