1. МЯСО ОСВОБОЖДЕНИЯ. Герцен, И.Карамазов, Смердяков, Ленин?

in Conflicts 2017 · Faith · History 2017 · Literature 2017 · Nation 2017 · Philosophy · PROJECT 1917 · RU · Russia 2017 · Skepticism 2017 · State 2017 · YOUTUBE 2017 10 views
          
91% посетителей прочитало эту публикацию

Europe         Russia           

GEOMETR.IT  e-reading.club

 

* Кто такое напишет?  Гегель, что ли?

YOUTUBE 2017Сущность революции. Роман Ф.Достоевского «Бесы»

YOUTUBE 2017Достоевский о Герцене. По ходу дела?

Точка отсчета здесь такая — 1870 год.

 * Начало января 1870 года. Достоевский начинает «Бесов».  * 21 января 1870 года. Умирает Герцен, только что написавший свое гениальное духовное завещание — «Письма к старому товарищу».  * 21 апреля 1870 года родился Ленин. Главный персонаж «Бесов» Достоевского и, в сущности, «Писем к старому товарищу». Потом он выскажется о тех и других.

(  01  )

Пересечение в одной «точке» этих трех линий российской судьбы сначала даст небывалый социально-духовный взрыв. А теперь может дать и взрыв понимания.

Хронологически точнее — сначала Герцен, потом Достоевский. «Письма к старому товарищу» — это действительно недооцененная гениальная философия истории, сопоставимая разве что с «Философией истории» Гегеля, самим Герценом, внутренне, противопоставленная Гегелю.

Я имею в виду противопоставление герценовской «субъективности» гегелевской «объективности». Точнее: противопоставление понимания истории вне духовно-нравственных критериев, ориентиров, масштабов — с таковыми.

А Гегель был неверующим? Верующим, конечно, но история у него, в сущности, понималась вне добра и зла. Более того, он считал, что эти категории лишь мешают понять ее объективный ход .

«Ум злодея» — говорит он — выше всяких моралей. Что бы он сказал после 1945 года? Ему пришлось бы в корне изменить свою точку зрения, а Герцену убедиться в страшной правоте своей.

Никто так не раскусил нечаевщину, как Герцен, поняв ее как главную угрозу, угрозу не только и не столько социально-политическую, сколько духовно-нравственную для всего человечества.

«Дворянский этап» русской революционно-демократической традиции и завершился завещанием Герцена. Оно выстрадано им так же, как пушкинский «Пророк» после пушкинского же «Демона» и «Сеятеля».

Несправедливость Достоевского в отношении к Герцену: в «Бесах» он «подан» как автор пародийного стихотворения «Студент» (которое написал Огарев, посвятил его — забыл кому, а потом, под давлением Нечаева, перепосвятил Сергею Геннадьевичу Нечаеву). Именно с Огаревым и с Бакуниным Герцен в конце жизни схватился не на жизнь, а на смерть, из-за Нечаева, и с самим Нечаевым, конечно.

И эта схватка — мысль не моя, а петербургского автора в книжке о Нечаеве — ускорила смерть Герцена. Нечаев смертельно боялся публикации писем Герцена о нем, всячески срывал эту публикацию, шантажировал дочь Герцена. Она не поддалась, оказалась достойной отца.

Кстати, я обнаружил в «Русском вестнике» в разделе критики и библиографии обзор последних произведений Герцена, который мог прочесть Достоевский, а наверное, не мог не прочесть. Ведь в это же самое время в том же «Русском вестнике» печатались «Бесы».

И когда Достоевский писал, что у нас никто не понимает Нечаева, то это было вдвойне несправедливо. Во-первых, раньше всех и не хуже Достоевского его понял Герцен; во-вторых, его понял, чуть позже (на процессе 1871 года), если так можно выразиться, совокупный ум участников этого процесса.

Вот интересная история: Ленин был предугадан, предвиден, Россия была предупреждена о его появлении.

Раньше всех и глубже всех его предвидели, о нем предупреждали Герцен и Достоевский. Даже одна эта «общая точка» (выражение Достоевского) заставляет пересмотреть традиционную, установившуюся как бы навсегда оценку, оценку — противопоставления, оценку — антагонизма. Но тут они были вместе, были заодно.

*   Главный пункт — единство: попытка снятия вечного противоречия между «я» и «мы», между личным самоусовершенствованием и общественным переворотом — что сначала, а что потом?

Противоречие это столь же мнимое, по существу, сколь и реальное — в жизни. Но мнимость его постигается и достигается слишком долго.

У Герцена и Достоевского — прорыв к его снятию. Объяснюсь. Тот и другой, навидавшись всякого, почти в одно и то же время (Герцен: 1812–1870; Достоевский: 1821–1881) открыли этот прорыв не просто в самоусовершенствовании личности, в самотребовательности ее, не просто в провозглашении ничем не заменимой значимости «первого шага»…

Юрий КАРЯКИН

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Продолжение в следующем выпуске. Оригинал размещен по адресу:  http://www.e-reading.club

ttp://www.politico.eu

* * *

GEOMETR.IT

Украина. Понять то, что само себя не понимает…  14.11.2017

О герое нашего времени. Зигзаг 2018 года  14.11.2017

Манька дома — Ваньки нет. Ванька дома — Маньки нет. АТЭС 2017  14.11.2017

Украина. Аваков будет поддерживать Поρошенко?  14.11.2017

Chomsky: поиск «козла отпущения» и Трамп  14.11.2017

ZERFALL DER EU MÖGLICH 14.11.2017

PiS trotz allem so beliebt 14.11.2017

Turkish tête-à-tête  14.11.2017

Partners for Life 14.11.2017

Ukraina zaczęła bronić własnych interesów?  14.11.2017

GEOMETR.IT

9 Comments

  1. после победы либерализм моментально вползает фашизм, нацизм, сталинизм, в каком бы обличии он не являлся

  2. Доставив, напротив, славянам, с самого начала, как можно более политической свободы и устранив себя даже от всякого опекунства и надзора над ними и объявив им только, что она всегда обнажит меч на тех, которые посягнут на их свободу и национальность, Россия тем самым избавит себя от страшных забот и хлопот поддерживать силою это опекунство и политическое влияние свое на славян, им, конечно, ненавистное, а Европе всегда подозрительное. Но выказав полнейшее бескорыстие тем самым Россия и победит…- ДФМ

  3. Достоевский оказался прав: всё им предсказанное свершилось в двадцатом веке — большевики, ленинцы-сталинцы всех «осчастливили» и решили загнать в «светлое будущее.» — что из этого получилось многие ещё не успели забыть, но не все.

  4. либералы не изменились, даже после всего того ужаса и боли, kоторые мы пережили из-за иx садистсkого самодовольства и безответственности = разрушители.

  5. Будут даже и такие минуты, когда они будут в состоянии почти уже сознательно согласиться, что не будь России, великого восточного центра и великой влекущей силы, то единство их мигом бы развалилось, рассеялось в клочки и даже так, что самая национальность их исчезла бы в европейском океане, как исчезают несколько отдельных капель воды в море. — ДФМ

  6. для ослабления России финансируются и «революционеры»разных мастей — так Маркс и самые высокие начальники 1-го Интернационала ,в том числе Герцен и Гейне, подчинялись барону Лионелю Ротшильду

  7. чеки Натана Ротшильда, переданные самому Марксу, принадлежавшего к тайному обществу «Лига Справедливых» (неоиллюминаты), сегодня можно увидеть в Британском Музее…

  8. Если нации не будут жить высшими, бескорыстными идеями и высшими целями служения человечеству, а только будут служить одним своим «интересам», то погибнут эти нации несомненно, окоченеют, обессилеют и умрут. — ДФМ

  9. к Достоевскому пришёл в гости Суворин, это редактор самой влиятельной тогда газеты «Новое время». Говорили они о политической ситуации, о взрыве в Зимнем дворце. Достоевский сказал:

    » Вся беда в том, что общество, не то, чтобы одобряет, оно не знает: как ко всему этому относиться. Представьте себе, что мы с Вами стоим у витрины магазина Дециаро ( это магазин, в котором тогда продавали картины ). И слышим за спиной разговор – разговаривают двое, они взволнованы, и не соизмеряют обстоятельства с громкостью речи. И мы слышим, что сейчас Зимний дворец будет взорван. Вот Вы обратитесь в полицию?»

    » Я, например, – говорит Достоевский, – не побежал бы. – И я не побежал бы. – ответил автору «Бесов» редактор проправительственной газеты.»

Добавить комментарий

Your email address will not be published.