2. Вергилий: Я ВИЖУ ТИБР, ПОЛНЫЙ КРОВИ

in Crisis 2018 · Europe 2018 · Fursov 2018 · Germany 2018 · Nation 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · YOUTUBE 2018 34 views / 0 comments
          
76% посетителей прочитало эту публикацию

Balkans       Baltic   Germany       Europe     Polska      Danube

GEOMETR.IT   cont.ws    andreyfursov.ru

 

* Нам нравится эта работа — называть вещи своими острыми, но реальными именами. Карл Маркс

YOUTUBE 2018   Земли Бывшей ГДР — Последний Оплот Германского Духа. Сентябрь 2018.

Сто лет назад   Освальд Шпенглер   опубликовал свою знаменитую книгу   Закат западного мира,   более известную как Закат Европы. Шпенглер реагировал на крушение в ходе и в результате мировой войны того, что Карл Поланьи назвал цивилизацией XIX века.

(  02  )

Теперь мы знаем, что в 1918 г. закат только начинался. Его дальнейшими вехами стали:

— 1945 г., когда Европа прекратила играть роль геополитического (геоисторического) субъекта и оказалась поделена на зоны влияния, как когда-то и предупреждал Наполеон, между Россией и США;

— 1968 г., когда так называемая студенческая революция, а точнее, то, что скрывалось за ней, нанесла страшный удар по сохранявшимся европейским ценностям, резко ускорив процесс американизации, деевропеизации Европы и превращения Запада в Постзапад.

—  Финальную точку в виде большой грязной кляксы ставит так называемый миграционный кризис 2015 г.

Так называемый — поскольку, по мнению ряда экспертов, он в значительно большей степени похож на хорошо спланированную и подготовленную сетевую военно-политическую операцию.

*

В 1973 г. во Франции вышел роман писателя и путешественника   Жана Распая Лагерь святош — “Le Camp des saints”.    Он быстро стал бестселлером. В романе описывается массовая миграция из Третьего мира, которая накрывает Европу, и прежде всего Францию.

Специфическим спусковым крючком обвальной миграции становится заявление бельгийского правительства о том, что оно готово принять нуждающихся детей из Третьего мира. Ну чем не предвосхищение послания бабушки Ангелы?

В романе бельгийская инициатива тоже провоцирует кризис. Его началом становятся события в Калькутте, где толпы матерей сметают ворота бельгийского консульства, затаптывают консула и требуют немедленной отправки детей в Европу. Бельгийцы пытаются отыграть назад — но поздно.

Вскоре у индийской толпы появляется лидер-мессия, уродливый калека, который призывает всех плыть на лодках в Европу и осуществлять мирный захват — никто не осмелится стрелять в женщин и детей.

И вот армада плывёт — долго. Наконец после многих месяцев пути она появляется у южного побережья Франции. Бльшая часть жителей района, где высаживаются мигранты, в ужасе. Однако кое-кто радуется.

В романе есть следующий эпизод. Старый высококультурный профессор в своём доме слушает Моцарта как раз в момент высадки пришельцев. Местное население бежит, и профессор думает, что остался один.

В этот момент в его дом вламывается молодой француз типа хиппи и начинает глумиться над стариком, говоря, что его время, его культура и его страна кончились, и прославляя новую страну, которую создадут на месте Франции пришельцы из Третьего мира и такие французы, как этот студент.

Профессор не спорит с вторгнувшимся: Да, то, что мой мир не доживёт до утра, более чем вероятно, но я собираюсь полностью насладиться его последними мгновениями. С этими словами он достаёт револьвер и убивает наглеца.

Между тем, столкнувшись с мирным ненасильственным наступлением мигрантов, все госструктуры Франции оказываются беспомощными. Ни политики, ни военные не хотят брать на себя ответственность жёсткого решения проблемы — а иного нет.

В то же время известные медиафигуры приветствуют высадившихся и требуют, чтобы власти приняли их. Роман заканчивается тем, что Франция капитулирует, принимает высадившийся миллион, и понятно, какова позиция автора: впустить пришельцев, чужих — значит уничтожить французов, их культуру, их мораль.

Несмотря на то, что книга Распая стартовала как бестселлер, очень быстро вокруг неё возник заговор молчания. То, что Лагерь святош был переведён на несколько европейских языков и к 2006 г. в Европе вышло 500 тыс. экземпляров, — это заслуга антимиграционных организаций, которые оплатили издание.

В 1985 г. Распай вернулся к теме миграции в статье, написанной для   Le Figaro   Magazine   в соавторстве с уважаемым демографом    Жан-Фернаном Дюмоном.   Статью   Будет ли Франция французской в 2015 году?   напечатали на первой странице и сопроводили рисунком: Марианна (национальный символ Франции) в чадре.

На Распая и его соавтора обрушился вал критики растревоженного крысятника правительственных чиновников и проплаченных учёных.

Жоржина Дюфуа, министр общественных дел, назвала статью отголоском нацистских теорий; министр культуры Жак Ланг определил статью как смешную и гротескную, а Лё Фигаро Магазин он обвинил как орган расистской пропаганды.

 Тогдашний премьер-министр Франции Лоран Фабиус не нашёл ничего лучше, как начать  убеждать всех в том, что иммигранты вносят большой вклад в богатство Франции .

Но ведь Распай и Дюмон писали не о доступных пониманию Фабиуса приземлённых вещах вроде богатства, а о чём-то более серьёзном.

Критики статьи, понимая, что их аргументация носит эмоционально-пропагандистский характер, должны были противопоставить ей хоть что-то реальное, но с этим выходило плохо.

Та же Дюфуа попыталась опровергнуть оценку Распая и Дюмона, согласно которым во Францию каждый год прибывало 59 тыс. мигрантов, — и села в лужу: статистика за 1989 г. дала ещё большую цифру — 62 тыс. Время показало правоту писателя и демографа: в 2006 г. Франция приняла 193 тыс. мигрантов, в 2013-м — уже 235 тыс.

В том же 1985 г. в предисловии к переизданию Лагеря святош Распай написал, что его предсказания о гибели западной цивилизации оказались верны. Распай относится к тому редкому, вымирающему типу высококультурных и обладающих напряжённым цивилизационным и этнорасовым сознанием европейцев, которые помнят предупреждение Стефана Цвейга:

всё, что вы любите, даже если речь идёт о величайшей цивилизации в истории, может быть сметено и уничтожено теми, кто не достоин этого.

То есть агрессивными чужими, добавлю я.

В июне 1991 г. 66-летний писатель опубликовал в газете Фигаро статью Родина, преданная республикой. Международная лига борьбы против расизма и антисемитизма попыталась подать на него в суд, однако суд отклонил иск.

Символично, что в один из дней 2001 г. в 4 часа утра лодка с 1500 курдами-беженцами из Ирака пристала к южному берегу Франции. Высадившись, курды бросились стучать в двери местных жителей, чтобы те их впустили.

Всё это происходило всего лишь в 50 метрах от того дома, где в 1972 г. в течение 18 месяцев Распай писал свой пророческий роман. Нынешняя европейская реальность не просто соответствует пророчеству, но во многом перевыполнила его.

И последний штрих. После выхода в отставку известного антикоммуниста и антисоветчика директора (1970—1981 гг.) французской спецслужбы SDECE   Александра де Маранша просочилась информация, что ещё в середине 1970-х годов он участвовал в секретных переговорах представителей Западной Европы с королём Марокко Хасаном II.

Речь шла ни много ни мало о строительстве под Гибралтарским проливом тоннеля, который должен облегчить доставку мигрантов из Северной и Тропической Африки в Европу. Переговоры ни к чему не привели, ничего не было построено, но тем не менее мигранты на рубеже ХХ—XXI вв. затопили Европу и безо всякого тоннеля.

Пока что это не огнём и мечом, но точно Потоп, и не видно в Европе героев типа   пана Володыевского, способного защитить её своей саблей, или    Яна Собеского, отогнавшего турок от стен Вены в 1683 г.

В данном контексте, однако, важно другое: уже в 1970-е годы сильные мира сего планировали миграционный поток из Третьего мира в Европу.

Зачем? И только ли дело в экономике?

Экономическая потребность в мигрантах возникла после Второй мировой войны. В Великобритании Акт об иммиграции был принят в 1948 г., и в том же году в страну на корабле Empire Windrush прибыли первые мигранты из Вест-Индии. Никто не предполагал, во что это выльется.

А когда — в 1960-е — вылилось, оказалось, что понимания, как решать вопрос, нет; британское правительство просто не знало, что делать с миграцией.

К концу 1960-х ситуация обострилась до того, что в апреле 1968 г. 75% опрошенных британцев высказались за ужесточение контроля над иммиграцией, а вскоре эта цифра выросла до 83%.

* 01- Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:  cont.ws    andreyfursov.ru

* * *

Il Giornale. Политическая ЕUROPЕ вместо Запада, под USA крашенного?  31.08.2018

2 ВЫШЕГРАД. ЗАДУМЧИВЫЙ БРОДИТ ЖИРАФ 31.08.2018

Август 1914 г. Этого лета больше не будет… 31.08.2018

Чехия и Восточное Партнерство. Смотря в Лицо Его Умершее 31.08.2018

The 27 years of independence of Moldova 31.08.2018

Об отличии русской цивилизации и английских колоний. 1853 г. 31.08.2018

Они всунут Т. в Апокаллипсис. ПОД КАКИМ ГАРНИРОМ?  31.08.2018

GEOMETR.IT  

Добавить комментарий

Your email address will not be published.