2. TRUMP — Это Гамлет, Принц Датский?

2. TRUMP — Это Гамлет, Принц Датский?
ЭТУ ПУБЛИКАЦИЮ ПРОЧИТАЛИ  90%  ПОСЕТИТЕЛЕЙ.

2. TRUMP — Это Гамлет, Принц Датский?

   Europe       Russia      USA        World 

GEOMETR.IT

 

* Наша история повторяется — все возвращается на место преступления.

YOUTUBE 2018  Моцарт и Сальери. «Все говорят, нет правды на земле. Но правды нет и выше…»

В более спокойные времена летом на международной арене наступало затишье своего рода политические каникулы. Сейчас странно даже ждать паузы события развиваются быстро и случаются кучно.

   (  02 )

Правые и левые отчасти смыкаются именно в теме защиты ценностей и образа жизни, хотя исходят из противоположной логики. Консерваторы за традицию, которой грозят мусульмане, а либералы — за свободу, которой угрожают они же.

Трамп убежден в собственной правоте, в своем роде он настоящий миссионер, что полностью соответствует американской политической традиции. А переполох, им производимый, связан с тем, что миссия, которой он привержен, заключается в разрушении того, что строили его предшественники на президентском посту последние пару десятилетий,— системы глобального американского лидерства в условиях неолиберальной глобализации.

Трамп — не причина изменений, а их следствие. Американский курс после холодной войны исчерпал себя и политически, и экономически — издержки от того, чтобы «управлять миром» не то чтобы превысили дивиденды (доминирование все равно весьма выгодная вещь), но стали очевидными.

 Появление новых глобальных конкурентов, прежде всего Китая, подвело черту под временем, когда власть в открытом мире обходилась относительно дешево.

Уход от лидерства не означает отказа от доминирования. Как написал недавно видный теоретик международных отношений Барри Позен, «хотя администрация Трампа перечеркнула многие столпы либерального интернационализма, но ее курс в сфере безопасности остается последовательно гегемонистским».

Критикуя происходящий переход, Позен, однако, признает: нельзя исключить, что нелиберальная гегемония окажется более устойчивой, «чем ее либеральная кузина».

Снижения цены гегемонии Трамп и его единомышленники хотят добиться фрагментацией системы международных отношений за счет гораздо более высокой степени закрытости на разных уровнях.

Протекционизм в широком понимании — от введения пошлин на конкурирующие товары и услуги до барьеров на пути притока людей другой культуры и традиции — главная установка «популистов».

Идейные приверженцы трампизма говорят о том, что их лидер — при всех очевидных недостатках этой личности — едва ли не последний шанс Америки и Запада в целом развернуть катастрофическое, на их взгляд, размывание идентичности «Абендланда». Еще чуть-чуть — и все, будет поздно, волна поглотит.

Парадокс всеобщей реакции на Трампа заключается в том, что его идеология нисколько не чужда американской политической традиции. Более того, такие подходы преобладали большую часть американской истории, если посмотреть на весь период существования Соединенных Штатов.

Ощущение себя «градом на холме», заложенное в основу политической самоидентификации Америки, может ведь реализовываться двумя способами:

1  —  через активное навязывание истины миру (как в последние три десятилетия) либо посредством замыкания в себе и  2  —  «сияния» всем остальным в роли путеводного, но не вполне доступного маяка.

Последний способ был прежде более свойствен американской политике. Довольно символично, что Трамп стал президентом США спустя ровно 100 лет после того, как президент Вудро Вильсон совершил революцию в американской внешней политике — добился вступления страны в Первую мировую войну.

Это стало первым шагом к тому самому глобальному лидерству, апофеоз которого настал в конце ХХ века.

Судьба Вильсона вообще может оказаться очень любопытным прообразом судьбы Трампа. Президент, предвосхитивший основную канву внешней политики Соединенных Штатов на десятилетия вперед, оказался в тот момент не понят собственным правящим классом, и конгрессмены провалили вступление США в Лигу наций, придуманную Вильсоном.

Президентство закончилось неудачно, зато по прошествии времени Вудро Вильсон оказался в ряду наиболее выдающихся реформаторов американской истории.

Чего добьется Трамп (по своим заявкам — анти-Вильсон), тоже неизвестно. Степень внутриполитического ожесточения в Америке беспрецедентна, а личная ненависть к постояльцу Белого дома крайне остра в истеблишменте и интеллектуальных кругах.

Но так же, как Вильсон открыл ворота в новую политическую реальность, запустил следующий политический цикл, Трамп тоже стал рубежом, отделяющим прежний курс от нового. Легко вообразить, что после него президентом — через два с половиной или через шесть с половиной лет — станет политик совсем другого типа и имиджа.

Усталость общества от экстравагантности неизбежно наступит.

Но другой президент уже не сможет, а скорее всего и не захочет демонтировать ту реальность, которую столь решительно созидает сейчас Дональд Трамп. Другой стиль — да, другое содержание — а зачем?

Трамп выполнит всю грязную работу, аккумулирует все возмущение и сойдет с политической арены, оставив своего преемника в завидной позиции примирителя и строителя консенсуса.

Но уже на новых основаниях. И в новом мире.

Федор Лукьянов

* 2 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

* * *

GEOMETR.IT  

Как Месси, Роналду и Неймар бегут налогов 11.07.2018

6 июля 1918 года. 100 лет мятежу левых эсеров 11.07.2018

Trump и Twitter. Лексический Анализ 11.07.2018

ФУТБОЛ — Моральный Эквивалент Войны? 11.07.2018

TRUMP — ЭТО ГАМЛЕТ, ПРИНЦ ДАТСКИЙ? 11.07.2018

Cолдат Швейк: Warum sich die Tschechen nach Russland sehnen?  11.07.2018

Путин и Трамп. Что он Гекубе? Что ему Гекуба?  11.07.2018

Diverging trajectories of Eastern Europe 11.07.2018

Conventional wisdom for the EU  11.07.2018

O wzroście nastrojów  11.07.2018

GEOMETR.IT  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.