Author

geo_metr

geo_metr has 3813 articles published.

2-The Times от 23 июня 1941 года. Репортаж

in Conflicts 2017 · Europe 2017 · Germany 2017 · Great Britain 2017 · History 2017 · Nation 2017 · Politics 2017 · RU · Russia 2017 · Skepticism 2017 · Ukraine 2017 · Victory Day 2017 18 views / 4 comments

Germany       Great Britain       Europe    Russia      Ukraine  

GEOMETR.IT         urokiistorii.ru

 

* … и католическому клиру найдется масса работы среди одичавших людей

На снимке: Клятва бойцов перед отправкой на фронт. Июнь 1941 г.

( 2 )    Уже 23 июня 1941 британская газета The Times  подготовила  репортаж, авторы которого с поразительной интуицией анализируют причины нападения Германии на СССР, предсказывают стратегию сторон и представляют мнения мировой общественности в ответ на случившееся.

ЦИТАТА:

В Германии… считается, что советская армия, которая… «нетренирована, кое-как вооружена и плохо укомплектована офицерским составом», не может тягаться с военной машиной Третьего рейха. Тем не менее, имеются некоторые опасения по поводу значительного превосходства России в живой силе и огромной территории, а также свойственного всем русским восточного инстинкта самопожертвования.The Times. 23 июня 1941 г. Стр. 4

Первые мнения из Америки

После полуночи американские радиослушатели были потрясены известием о том, что Гитлер объявил войну России. Путаница и нагромождение проблем усугубились. Лишь один из пяти экспертов по Восточной Европе считал такое развитие событий неизбежным, хотя все они его не исключали.

Предварительные оценки таковы, что речь идет о разрешении противоречий в нацистском командовании в пользу насилия в связи со срочной потребностью Германии в доступе к ресурсам России, которые быстрее будет получить путем агрессии, чем с помощью соглашений (как советовал Геринг), а также о пропагандистской выгоде от возвращения к открытому атибольшивизму, как советовал Геббельс.

В первой, околоармейской, группе американских специалистов, по-видимому, господствует мнение, что Россия недостаточно сильна, чтобы продержаться долго. Впрочем, некоторые руководствуются осознанием того, что коммунизм породил глубокое пораженчество, и размышляют о варианте, при котором Советы быстро сдаются и, под властью нового онемеченного руководства, безоговорочно принимают союз с Берлином.

Представители этой группы сомневаются (и об этом говорили некоторые конгрессмены), что поворот Гитлера на Восток даст Соединенным Штатам и, соответственно, Великобритании какое-то значительное «время» на укрепление и координирование сил. Они, тем не менее, признают, что эти выкладки должны пройти проверку практикой. — Корреспондент The Times  в Вашингтоне

Политика США

Нет сомнений, что стремительная и выразительная манифестация мощи Германии вкупе с активным использованием в целях пропаганды того аргумента, что Германия сейчас является «защитником мира» от наступления большевизма, будут направлены против капитулянтов – и здесь [в Северной Америке], и в Южной Америке. Вряд ли это примет большой размах в Соединенных Штатах, а вот какая позиция возобладает к югу от Рио-Гранде – не столь очевидно…

Белый дом и Государственный департамент пока не получили официальной информации о российско-германских событиях и, что не менее важно, вынуждены ждать завтрашнего заседания кабинета министров в Токио, чтобы получить какие-то данные о позиции Японии.

Единственное, что можно с уверенностью сказать заранее, это что политика Америки в общих чертах останется неизменной. Сталин являет собой последний из многочисленных примеров того, какая судьба ждет сторонников политики уступок где бы то ни было. Улучшение отношений Соединенных Штатов с Токио возможно лишь в том случае, если инициатива будет исходить из этого города. — Корреспондент The Times  в Вашингтоне.

Карты Гитлера вскрыты

Свои крупнейшие военные маневры Гитлер начал под аккомпанемент дешевой лжи, которой за пределами Германии и ребенка не проведешь… Словесная кампания, очевидно, готовилась на протяжении месяцев с той же тщательностью, что и компания орудий и танков.

Военное вторжение началось внезапно, в 4 утра, а через полчаса стартовала и словесная кампания. Риббентроп на рассвете вызвал советского посла в Берлине, Деканозова, – точно так же, как прежде вызывал послов и министров других стран, в которые вторгалась Германия.

В тот же ранний час Шуленбург, немецкий посол, посетил Молотова, наркома иностранных дел. Вскоре после 5 утра Геббельс зачитал по радио декларацию Гитлера, включавшую в себя текст ноты, предъявленной Риббентропом советскому послу. Позднее утром на волнах московского радио зазвучал голос Молотова.

Декларация Гитлера в целом оказалась возвратом к национал-социалистической пропаганде, наводнившей весь мир до того, как в августе 1939 года Гитлер и Сталин пожали друг другу руки.

Советское правительство вновь стало «еврейско-большивистской кликой», а советская доктрина (которую Гитлер в 1939 году называл истинно социалистической) вновь стала порочной и варварской и оказалась повинна в том, что Советская Россия докатилась до «голода и хаоса». Молотову в обращении к народам Советского Союза не составило труда разоблачить немецкую ложь…

Некоторые полагали, что немцы выждут еще две недели или даже месяц, чтобы урожай поспел. Но они, похоже, боялись, что русские, как только станет известно о нападении Германии, подожгут амбары или посевы на корню. Они нанесли удар сейчас, когда из-за погоды зерновые в большинстве западных регионов России еще слишком неспелые, чтобы их жечь.

Столь часто критикуемые британские источники по праву заслуживают слов похвалы. Британские газеты в последние несколько недель писали о развитии кризиса с осторожность, однако фактически приходившая информация не оставляла почвы для сомнений в намерениях Гитлера.

Даже в Америке публиковавшиеся сообщения считали преувеличенными. Официальные новостные агентства Советского Союза называли их исходящими от «сил, враждебных и Германии, и Советскому Союзу», но как минимум за 10 дней сомнений в неизбежности войны не оставалось.

Еще 1 ноября прошлого года The Times в конфиденциальном порядке получила запись разговора, который несколькими неделями ранее состоялся у Гитлера с отцом Одо, также известным как Карл Вюртембергский. Гитлер тогда использовал те же формулировки, что и во вчерашней декларации:

ЦИТАТА:

«Должен признаться, что тот день, когда я заключил пакт с Москвой, был самым грустным в моей жизни… Но весь мир простит мне это, когда я привезу закованного в кандалы Сталина в Берлин.

Как только мне удастся навести порядок в Англии, мои победоносные армии пойдут на восток, а там, через две или три недели, я буду в Москве. Я верну всю немецкую землю, все территории, на которых живут немцы, Украину, Поволжье, Кавказ, страны Балтии…

Откроется огромное поле для деятельности, и католическому клиру найдется масса работы среди одичавших людей».

Позже Гитлер говорил почти то же самое принцу-регенту Югославии Павлу, а Геринг даже заявил представителям нейтральных стран, что вторжение в Россию состоится в июне. Еще важнее слов были военные приготовления. — Дипломатический корреспондент The Times  

Перевод Олега Мацнева

*  Начало в предыдущем выпуске

http://urokiistorii.ru

GEOMETR.IT

* * *

2017.TOP 15 MARCH

Они ничего не поняли и ничему не научились? Украина – 01.03.2017

Бабель и маркиз де Сад — паровые котлеты Русской революции – 01.03.2017

Заговор Великих Князей – 03.03.2017

Как мы теряли Крым. Воспоминания Турчинова — 10.03.2017

Павел Милюков. Англофил на русском поле – 10.03.2017

Пенсию нужно заработать, но дожить до 60 лет не просто.Свежа украинская мысль! – 10.03.2017

Чем украинские РЕФОРМЫ отличаются от европейских ? – 10.03.2017

Америка. НЕ С ИНТЕЛЛЕКТАМИ придеться иметь дело Московии – 13.03.2017

Что происходило В ФЕВРАЛЕ 1917 года? – 13.03.2017

ЕС. Германия — главный член предложения. Остальные — второстепенные? – 14.03.2017

Генерал разведки и МЗДА УКРАИНСКАЯ – 17.03.2017

Европа — зад Запада. Мюнхен – 31.03.2017

Польша — гнилой скотомогильник. Прощай, подмытая Европа! – 31.03.2017

Как выжить В ЭПОХУ ТРАМПА? – 31.03.2017

Ле Пен в лицо Меркель: МАДАМ, Я ТЕБЯ НЕ ПРИЗНАЮ! – 31.03.2017

* * *

1-The Times от 23 июня 1941 года. Репортаж  28.06.2017

Лучшим не хватает убежденности. Худшие полны энтузиазма. АНГЛИЯ  28.06.2017

Gefährliche Friedensbewegung  28.06.2017

G20-Gipfel : keine Wetten mehr  28.06.2017

1. Zostało zastraszanie — mówi prof. Leszek Balcerowicz  28.06.2017

Storing weapons in space  28.06.2017

Greek recipe for resquing EU  28.06.2017

 

GEOMETR.IT

1941.Немецкие солдаты в первые дни войны.

in Balkans · Baltics · Belarus · Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · EX-USSR · GERMANY · HISTORY · Industry · Moldova · Nation · Person · Politics · POLSKA · RU · Russia · Ukraine · VICTORY DAY · Video 167 views / 28 comments

Balkans    Baltics    Belarus     Danube        Germany   Great-Britain  Europe     Ex-USSR      Moldova   Polska       Ukraine     

GEOMETR.IT

*На немецкой фотографии плотная конная колонна пересекает мост в России, лето 1941 года.

1v

1   —   Немецкие танки выстраиваются для нападения на открытой местности, что было характерно для первой фазы боевых действий на Восточном фронте в июле 1941.

2v

2   —   Месторасположение оператора и отсутствие единообразного вооружения среди членов отряда позволяет предположить, что этот залп противотанковой пушки по советской бронетехнике можно датировать концом июня — началом июля 1941.

3v

3   —   Немецкая армия оставалась двухуровневой, имея в наличие современные танковые соединения и гренадерские подразделения из прошлой войны. На фотографии немецкая конница пересекает мост в России, лето 1941 года.

4v

4   —   Широкие российские реки оказались менее надежной преградой, чем надеялись защитники. На фотографии немецкие войска на резиновых лодках переправляются через Днепр в июле.

5v

5   —   В России в 1941 году немцы выигрывали сражение за сражением так же как до этого в Польше в 1939 и Франции и Нидерландах в 1940 году при помощи эффективной авиационной поддержки. На этом снимке показан замаскированный русский аэродром под «градом бомб».

6v

6   —   Марш в глубину России, сентябрь 1941. Большинство немецких солдат так же как их отцы и деды шли в бой пешком или на конном транспорте.

7v

7   —   Стремительные немецкие танковые удары создали огромные «котлы», в которые попало множество армейских частей: по немецким данным на 11 июля насчитывалось уже более 400 тысяч военнопленных.

8v

8   —   Нарва, расположенная на берегу Финского залива, была свидетелем русского поражения от шведской армии Карла XII в 1700 году. На фотографии немецкая пехота проходит под старыми укреплениями, сентябрь 1941.

9v 10v

9-10   —   Украинские крестьяне исполняют приказы немецких солдат. Большая часть населения областей захваченных немцами не восприняли происходящее как избавление от советского ига и неспособность немцев признать этот факт, была их главным политическим и стратегическим провалом.

11v

11   —   На этой фотографии сделанной в январе 1942 года гражданские лица, расстрелянные немцами на школьном дворе в Ростове-на-Дону.

12v

12   —   Немецкая оккупация была жесткой и помогла оттолкнуть массу народа первоначально приветствовавших немцев. На этой фотографии без даты найденной у пленного немецкого солдата мы видим, как немецкий офицер вешает арестованного.

13v

13   —   Нация в состоянии войны: московские комсомольцы копают противотанковые рвы на окраинах российской столицы.

14v

14   —   Немецкие военнопленные, захваченные во время зимнего наступления

GEOMETR.IT

1. Партизаны и население

in Balkans · Baltics · Belarus · Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · EX-USSR · GERMANY · HISTORY · Industry · Moldova · Nation · Person · Politics · POLSKA · RU · Russia · Ukraine · VICTORY DAY 78 views / 36 comments

Balkans    Baltics    Belarus     Danube      Germany   Great-Britain      Europe      Ex-USSR      Moldova  Polska    Ukraine

GEOMETR.IT    militera.org

*…под видом партизан чинят издевательства над населением, тем самым отталкивают население от партизан.

В первые месяцы войны подавляющее большинство населения на оккупированной территории Советского Союза оказалось в состоянии подавленности и растерянности. Люди вели себя настороженно и выжидательно.

«Большая часть населения, — отмечалось в донесении партизанского отдела политуправления Ленинградского фронта от 5 сентября 1941 г., — в силу репрессий, распространения немцами провокационных слухов и не имея сведений о действительном положении на фронте, с затаенной злобой и под страхом смерти выполняют волю немецких захватчиков»1.

Источники рисуют довольно пеструю картину настроения людей, внезапно оказавшихся в зоне оккупации. Так, в дневнике немецкого солдата, найденном в начале 1942 г., отмечалось:

«В Лозовой (Харьковская область. — В. П.) имели контакт с русским населением. Очень многих никак нельзя было разуверить в том, что большевизм в конце концов одержит победу. Другие не знали, в какую краску перекраситься.

И, наконец, некоторые настроены были очень дружелюбно к немцам и желали, чтобы большевики были подальше. Происходило ли это от убеждений или от страха, я не знаю»2.

Согласно немецким данным, к началу 1942 г. 60 421 советских граждан поступили на службу к оккупантам в качестве полицаев, сельских старост, мелких чиновников органов управления фашистского режима и т. д.3 К апрелю 1944 г. их численность увеличилась до 191 166 человек4.

В этой обстановке положение партизан было сложным. Наиболее уверенно и благоприятно чувствовали себя те партизанские отряды, которые опирались на жителей близлежащих сел и черпали в них людские ресурсы.

1p

Основной костяк их состоял из колхозников, представителей сельской интеллигенции, рабочих и служащих предприятий и учреждений районных центров. Большинство из них были связаны давней дружбой или родственными отношениями5.

Местные партизанские отряды создавались на протяжении всей войны, повсеместно и непрерывно до полного изгнания захватчиков. Они составляли основную, наиболее многочисленную и эффективную силу всех партизанских формирований.

Намного сложнее было наладить прочные связи с населением отрядам и группам, прибывшим из-за линии фронта. Учитывая это обстоятельство, в их состав включались лица, ранее проживавшие в районе предстоящих действий.

Случалось и так, что партизаны, опасаясь раскрытия месторасположения отряда или проникновения в него шпионов, самоизолировались от местного населения. Это неотвратимо приводило к свертыванию их боевой деятельности и в конечном счете к гибели отряда.

О таких фактах, например, в ноябре 1941 г. сообщал в Калининский обком ВКП(б) инструктор обкома А. Д. Хрусталев:

«Не имея опыта партизанской борьбы, а отчасти по боязни, некоторые отряды не имеют связи с населением в районе действий отряда.

Местами население и понятия не имеет о существовании партизан, тогда как при хорошей постановке связи с населением отряду легче действовать в тылу врага.

Как следствие плохой связи с населением некоторые отряды в своем составе не имеют ни одного колхозника, не принимают из-за боязни, что эти люди могут выдать отряд врагу.

Целый ряд отрядов слабо, не активно действуют, часто отсиживаются в лесах или ведут только разведку. Это происходит или по неумению или прямо в результате проявления трусости отдельных руководителей.

Такие отряды чаще всего разваливаются и бесславно кончают свое существование. Разваливаются они из-за отсутствия продовольствия или в результате безделья»6.

Как правило, в таких отрядах не проводилась политическая и воспитательная работа среди партизан, отсутствовала дисциплина, что неизбежно приводило к проявлению самоуправства в отношении мирных жителей, мародерства и произвола вплоть до необоснованных расстрелов7.

Проявление насилия и откровенного разбоя отталкивало население от партизан. Партийные органы и руководство отрядов принимали самые решительные и строгие меры по их искоренению.

«Неправильное отношение к населению, мародерство и прочие обиды должны считаться тягчайшим преступлением, — указывал 3 марта 1943 г. начальник Центрального штаба партизанского движения П. К. Пономаренко в письме комиссару объединенных партизанских отрядов южных и юго-западных районов Орловской области. — Имейте в виду, что немцы считают очень действенным средством засылку в партизанские отряды своих агентов, которые под видом партизан чинят издевательства над населением и тем самым отталкивают население от партизан.

Проявление антибольшевистского отношения к населению нужно жесточайше карать»8.

Сохранившиеся документы свидетельствуют, что к нарушителям советской законности, уличенным в мародерстве, насилии и произволе над мирными жителями, применялись самые строгие меры воздействия — вплоть до расстрела.

В районах активных партизанских действий сельское население в силу безжалостных законов войны нередко оказывалось в самом центре развернувшихся боев и становилось невольной жертвой огня с обеих сторон. Более того, озлобленные безуспешным исходом очередной карательной операции против партизан, гитлеровцы всю ярость безудержного гнева обрушивали на мирных жителей.

К сожалению, поводом для репрессий служили также малозначительные боевые акции и диверсии партизан вблизи населенных пунктов.

Так, в ноябре 1941 г. в деревне Успенка Черниговской области партизанскими разведчиками был ранен немецкий солдат. Наутро гитлеровцы расстреляли нескольких жителей и забрали 75 человек в качестве заложников.

В деревне Кутейниково партизаны перерезали в двух местах телефонные провода, что можно было бы сделать и на значительном удалении от населенного пункта.

На следующий день каратели сожгли несколько домов, а проживавших в них колхозников расстреляли. В селе Троицкое была сожжена порожняя автомашина, а находившийся рядом склад с боеприпасами оказался нетронутым. И опять последовала расправа над мирным населением9.

Малоэффективная тактика «мелких уколов» партизан вблизи населенных пунктов, оплачиваемая большой кровью стариков, женщин и детей, вызывала справедливое недовольство местных жителей. Опытные командиры отрядов и рядовые партизаны при выборе объекта для нападения учитывали и безопасность населения.

Было бы ошибочно считать, что население покорно и безответно реагировало на карательные акции оккупантов, не предпринимало мер к самосохранению и выживанию. По инициативе самих жителей во многих населенных пунктах создавались отряды и группы самообороны, в которые входили пожилые мужчины, женщины и подростки. Вооружались они собранным на полях сражений оружием.

В зависимости от величины населенного пункта численность групп самообороны колебалась от полутора десятков до ста человек. Во главе самооборонцев стояли командир и политрук, имевшие непосредственную связь с ближайшим партизанским отрядом.

Инициативу мирных жителей по организации самообороны населенных пунктов активно поддерживали партийные органы и командование партизанских отрядов. Они оказывали им помощь в овладении различного вида оружия и в обучении военному делу.

В ряде районов издавались специальные инструкции по организации отрядов и групп самообороны, в которых разъяснялись их задачи, способы организации обороны населенных пунктов, порядок взаимодействия с партизанскими отрядами10.

Многие бойцы отрядов и групп самообороны вместе с партизанами участвовали в операциях по разрушению железных и шоссейных дорог, линий связи, в сборе разведывательной информации о противнике.

Они несли караульную и дозорную службу, заготавливали продовольствие и фураж, оборудовали подпольные госпитали и лечебные пункты для раненых и больных партизан, ухаживали за ними.

Группы самообороны, располагавшиеся на границе партизанских краев (так назывались освобожденные от противника обширные территории), являлись своеобразными дозорными постами партизан.

Они своевременно оповещали командование отрядов о появлении карательных войск, их численности, вооружении, направлении движения. До подхода партизан группы самообороны нередко вступали в единоборство с оккупантами и самоотверженно защищали свои жилища11.

*   Окончание в следующем выпуске

Пережогин Виталий Афанасьевич, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института российской истории РАН. — Отечественная история. 1997, № 6

ЛИТЕРАТУРА :

1 ЦАМО, ф. 217, оп. 1217, д. 20, л. 183.

2 Там же. ф. 232, оп. 612, д. 99, л. 121.

3 Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. Stuttgart, 1983. Bd. 4. S. 1061.

4 Зюзин Е. И. Малоизвестные страницы войны. М., 1990. С. 51.

5 См., напр.: ЦАОДМ, ф. 1870, оп. 1, д. 4, л. 60; Клятву верности сдержали: Партизанское Подмосковье в документах и материалах. М., 1982. С. 203; Калининская правда. 1969. 18 июля; ЦАМО, ф. 15, оп. 178359, д. 1, л. 524.

6 ЦАМО, ф. 213, оп. 2016, д. 8. л. 93.

7 См., напр.: РЦХИДНИ, ф. 69, оп. 1, д. 1109, л. 1.

8 Там же. д. 1112, л. 84,85.

9 ЦАМО, ф. 229. оп. 213, д. 41, л. 223.

10 Партизаны Брянщины: Сб. документов и материалов. Тула, 1970. С. 128.

11 См. ЦАМО, ф. 202, оп. 36, д. 147, л. 422; Залесский А. И. В партизанских краях и зонах. М., 1962. С. 132, 133.

http://militera.org

GEOMETR.IT

Без сговора с Британией немцы не напали бы на СССР

in Balkans · Baltics · Belarus · Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · EX-USSR · HISTORY · Industry · Moldova · Nation · Person · Politics · POLSKA · RU · Ukraine · VICTORY DAY 167 views / 30 comments

Balkans   Baltics   Belarus     Danube        Germany   Great-Britain        Europe      Ex-USSR      Moldova  Polska     Ukraine     

GEOMETR.IT   накануне.ру

*1938год.Отдали немцам Чехословакию и они вышли на границу СССР.Сегодня НАТО тоже вышла на границу с Россией.Кровь истории возвращается?

Сегодня, в День памяти и скорби, мы должны понимать, что сама дата 22 июня несет в себе всю сложность политических взаимоотношений накануне Великой Отечественной войны.

1   —   Во-первых, 22 июня должно было стать провокацией и вынудить советскую сторону напасть первой, тогда для всего западного мира было бы удобнее считать, что Советский Союз – агрессор, и не помогать ему в войне с Гитлером.

И только выдержка советского командования и умелое балансирование между приказами о бездействии в случае провокации и о готовности встать на защиту границ при реальном наступлении фашистов решили исход дела.

2   —   Второй момент – сама дата начала войны, которую мы отодвигали, как могли, чтобы успеть подготовиться, сплотиться. Если бы Великая Отечественная война началась даже на месяц ранее – мы могли не выдержать натиска.

Об этом и многом другом рассказал в интервью Накануне.RU историк и публицист Андрей Фурсов.

Вопрос: Всем известно, что советское руководство опасалось провокаций. Как можно объяснить его поведение в первые часы нападения Гитлера?

Андрей Фурсов: Сталин прекрасно знал о том, что будет нападение, но он также прекрасно знал и еще одну вещь – дело в том, что в 1937 г. Рузвельт заявил, что если Германия нападет на Советский Союз, то США будут помогать СССР, а если Советский Союз нападет на Германию, или позволит себя спровоцировать, то в таком случае США будут помогать Германии.

17 апреля 1941 г. Конгресс США принял соответствующее решение, которое зафиксировало эти слова Рузвельта в качестве официальной позиции США, поэтому для Гитлера было очень важно спровоцировать Сталина на какие-то действия, которые можно было бы представить миру – прежде всего, Соединенным Штатам Америки – как агрессивные действия Советского Союза.

Но Сталин сделал, в свою очередь, все, чтобы на эту провокацию не поддаться. И более того, есть знаменитое заявление ТАСС от 14 июня, в котором извещалось, что публикуемые за рубежом сообщения о приближающейся войне между СССР и Германией не имеют оснований.

И обычно наши малообразованные, плохо знающие историю антисталинисты это квалифицируют, как глупость Сталина, как холуйство перед Гитлером.

Но дело в том, что заявление ТАСС от 14 июня было адресовано не Гитлеру, а оно было адресовано Рузвельту – Сталин показывал, что он не поддается на провокации.

Поддаться на провокации — значило бы поставить себя заведомо в ситуацию поражения, потому что если бы Советский Союз признали агрессором, то США оказались бы на стороне Германии, Британская империя тут же прекратила бы войну с Третьим Рейхом, и против Советского Союза оказался бы практически весь мир.

Соотношение военного потенциала в этой ситуации (если говорить о мире в целом) — оказалось бы таким: только 14% у СССР, а все остальное – его противники. Поэтому поддаваться на провокацию нельзя было ни в коем случае.

Вопрос: Но нельзя и сказать, что Сталин вел себя совершенно беспечно в преддверии войны. Еще 18 июня 1941 г. Сталин разрешил привести войска Первого стратегического эшелона в полную боевую готовность?

Андрей Фурсов: Он не просто «разрешил», он отдал приказ это сделать. Вообще все разговоры о том, что «Сталин ничего не делал», «Сталин ничего не знал» – это разговоры людей, которые либо малосведущие, плохо знают историю, либо это злонамеренная ложь.

Вопрос: Да, с 90-х годов говорят, что такая недальновидная политика привела к огромным потерям, на протяжении нескольких недель командиры получали приказы не поддаваться на провокации. К каким потерям это привело?

Андрей Фурсов: Командиры получали приказ не поддаваться на провокации, но была в то же время директива номер №1, которую специально уже после смерти Сталина изменили – а есть факсимильные варианты директивы №2, и эту директиву №1 в июне [1941] публикуют.

Там Сталин говорил о том, что в случае, если немцы пересекут границу, нужно нанести удар и отбросить противника за пределы границы.

Но военные перестраховывались, они этого не сделали, хотя и не все вели себя таким образом. Потому – повторюсь – все разговоры о том, что Сталин вообще ничего не делал, ничего не знал и занял «выжидательную позицию» — это абсолютная глупость.

Вопрос: Не все знакомы с трактовкой начала войны со стороны Германии, я имею в виду заявление Шуленбурга о том, что Германия в силу нетерпимой угрозы для себя из-за концентрации наших войск вынуждена принять контрмеры и наступить. Это что, тоже был пассаж для США?

Андрей Фурсов: Ну, конечно, немцам нужен был повод для того, чтобы нанести удар, но нужно сказать, что без договоренностей с Великобританией Гитлер никогда бы не нанес этот удар.

Переговоры Гесса, которые, несмотря на все разговоры о том, что он был арестован, когда перелетел в Англию 8 мая, на самом деле шли очень давно, и Сталин об этом знал по разведканалам.

И, видимо, то, что британцы обещали Гитлеру, позволило ему начать снимать войска с Западного фронта и перебрасывать их на советско-германскую границу. Неслучайно, что все документы о делах Гесса в Лондоне не раз были перезасекречены до середины 21 века.

Вопрос: Странная политика США – сами американцы информировали Сталина – они перехватили шифровку – что Гитлер собирается напасть на Советский Союз?

Андрей Фурсов: Ну, они предупреждали, с одной стороны, с другой – все оставалось в силе – что Советский Союз может и выступить «агрессором», но за это его «накажут».

Вообще нужно сказать, что Гитлер был ключевой фигурой, как для стратегии США, так и для британцев.

После того, как в 1929 г. директор Центробанка Англии Монтегю Норман закрыл Британскую Империю от внешнего мира, то есть он закрыл Британскую империю от США, а еще точнее — закрыл зону Ротшильдов от зоны Рокфеллеров — главной задачей США стало разрушение Британской империи.

И разрушить Британскую империю должен был Гитлер, а Сталин должен был нанести удар уже победоносному Гитлеру и решить для Штатов эту проблему. Британский план заключался в другом – Гитлер должен был разгромить Советский Союз, а потом получить удар в спину от западных демократий.

Потому Гитлер был ключевой фигурой, как в британском, так и в американском планах.

Главное для США было не допустить войны между Советским Союзом и Германией раньше определенного срока, но в мае-июне 1941 г. британцы американский план сорвали.

Вопрос: Есть такая трактовка событий Второй мировой войны – что 1 сентября 1939 г. между Германией и Польшей возник обычный двусторонний европейский конфликт, который стал перерастать во всеевропейскую войну лишь 3 сентября 1939 г., когда Англия, а за ней Франция объявили войну Германии.

То есть, строго говоря, Вторую мировую войну начала Англия 3 сентября 1939 г.? Так ли это?

Андрей Фурсов: Вы знаете, по моему мнению, Вторую мировую войну 28 сентября 1938 г. начала объединенная Европа – это произошло в Мюнхене, когда европейские страны подарили Гитлеру часть Чехословакии.

И было ясно, что он этой частью не удовлетворится, а будет двигаться дальше. И Черчилль это прекрасно понимал с начала мировой войны.

Дело в том, что Мюнхенский сговор – это не просто подарок Гитлеру (ему подарили Чехословакию с ее военно-промышленным потенциалом), повторяю, что Гитлер получил Судетскую область в сентябре 1938 г. – это было только начало.

И все это прекрасно понимали.

Дело в том, что до середины сентября немецкие генералы планировали свержение, отстранение Гитлера от власти и – если повезет – его физическое уничтожение.

Они были не в курсе планов европейских верхушек, и полагали, что Гитлер действительно всерьез собирается воевать с Чехословакией, чехословацкая армия – это один миллион человек, 34 дивизии, а наступать немцам пришлось бы в лесисто-холмистой местности.

Вообще обычное соотношение наступающих и обороняющихся 3:1, но в лесисто-холмистой местности, тем более где полно дотов, это соотношение удваивается, то есть 6:1 – у немцев этого не было.

Немецкие генералы полагали, что Гитлер тащит страну к катастрофе, и они решили его свергнуть. Они поставили об этом в известность британцев, и британцы сделали все, чтобы этот заговор не осуществился, потому что Гитлер был нужен британцам для войны с Советским Союзом, и они сделали несколько вещей.

Гитлер в это время находился в Альпах и должен был вернуться в Берлин 14 сентября — так вот к нему и отправили Чемберлена, чтобы он переговорами задержал Гитлера, а Черчилль отправил письмо Фон Клейсту – немецкому военному.

Это письмо существует в открытом доступе, и Черчилль написал буквально следующее: что ни в коем случае не надо свергать Гитлера, надо дать ему начать войну, и не стоит беспокоиться насчет того, что произойдет в первые три-четыре месяца, нужно думать о том, что произойдет через 3-4 года, когда Гитлер «порезвится», и западные демократии сломают ему хребет.

При этом Черчилль писал в самом начале, что, когда сухопутные войска Германии или авиация пересекут границу с Чехословакией — это будет возобновление Первой мировой войны. То есть Черчилль прекрасно понимал, что нападение на Чехословакию — это и есть мировая война.

Но [Британии] Гитлера нужно было подтолкнуть к этому, чтобы он двигался на Советский Союз, поэтому началом Второй мировой войны считать надо 28 сентября 1938 г., когда Англия, Франция и Италия отдали Гитлеру Чехословакию, чтобы он подошел близко к советской границе – это было протоНАТО, по сути дела, такой ударный кулак против Советского Союза.

Советско-германский договор от 23 августа 1939 г. сорвал этот план и разрушил это протоНАТО, именно поэтому Запад никак не может простить Советскому Союзу и лично Сталину этот договор и кричит о том, что именно он открыл путь ко Второй мировой войне – это чушь, путь ко Второй мировой войне открыл Мюнхен 28 сентября 1938 г.

Вопрос: Англия долгое время активно поощряла восточную политику Гитлера, приветствуя его усилия по превращению Германии в «бастион Запада против большевизма»?

Андрей Фурсов: Англия не просто приветствовала, британцы вели с 1929 г. Гитлера к власти, и главной задачей британцев было толкнуть Гитлера на Советский Союз.

Вопрос: А зачем же Гитлер тогда начал бомбить Лондон?

Андрей Фурсов: Дело вот в чем – он попытался «соскочить с крючка». Он сделал следующее – Чехию превратил в протекторат Богемии и Моравии.

А Совакию, которая непосредственно входила уже в близость к советской границе – он провозгласил независимым государством и заявил, что гарантирует независимость этого государства лично.

И британцы поняли, что с Советским Союзом в ближайшее время он воевать не собирается.

Тогда британцы скомандовали своим сателлитам – Польше – надавить на Гитлера, поляки потребовали у Гитлера, чтобы он Словакию отдал им в качестве протектората, Гитлер этого не сделал, у него было контртребование к полякам – Данцигский коридор.

И Гитлер хорошо понял, что если не решить польскую проблему, британцы будут его шантажировать.

А для того, чтобы решить польскую проблему и дальше готовиться к войне еще несколько лет – нужно договариваться с Советским Союзом, что и было сделано. Я хочу напомнить, что после того, как Великобритания объявила войну Гитлеру, началась так называемая «странная война» — практически год военных действий не было.

И вообще, если говорить по-честному, то британцы начали серьезно воевать с Гитлером в 1942 г. После того, как Рузвельт пригрозил Черчиллю, что если британцы не начнут активных действий против Германии, то золотой запас Великобритании, который был перевезен в США – так и останется в США.

Вопрос: Чего и хотели США – разрушить Великобританию любым способом?

Андрей Фурсов: Если быть точнее — разрушить Британскую империю и Французскую колониальную империю.

Кстати, Аллен Даллес откровенно говорил, что главная задача – разрушить Британскую Империю, а Вторая мировая война была очень интересная.

У нее было два «дна»: первый уровень – это СССР и англосаксы воюют против Гитлера, а вторая – это США и Советский Союз делают все для разрушения Британской империи, что и было сделано.

Вопрос: Если вернуться к дате 22 июня, то она сама по себе – это уже победа? Ведь если бы началась война раньше, нам было бы сложнее ее выдержать, если бы поддались на провокацию – просто нас прижали бы со всех сторон?

Андрей Фурсов: Да, это, безусловно, наша победа, мы выиграли время. И когда мы говорим о серьезных поражениях Красной армии летом 1941 г., то нужно помнить, что практически за очень небольшой срок немцы победили и Францию, и взяли почти всю Европу.

И то, что Красная армия не дала Гитлеру осуществить блицкриг, это уже к середине сентября, по сути дела, означало, что победить Гитлер не сможет.

Гитлер мог выиграть войну с Советским Союзом только в том случае, если бы эта война длилась три месяца – дальше у Гитлера средств для войны не было. Вообще удивительно, что Германия продержалась до 1945 г., имея против себя США, которые давали в 1944 г. 50% мирового продукта, и доблестную РККА.

А то, что немцы продержались до 1945 г., говорит о том, что они очень неплохо воевали. Но то, что Гитлер не смог победить в течение лета и первой половины сентября – это ставило крест на его победе.

Некоторые генералы немецкие уже в середине сентября говорили о том, что война не будет выиграна, они хорошо понимали ситуацию.

Кстати, Гитлер в середине сентября сказал, что, если бы он знал, что не вся Красная армия сосредоточена на советско-германской границе, и что у русских три эшелона обороны, то он никогда бы не напал на Советский Союз.

И тут возникает вопрос — а кто же тогда сообщил это Гитлеру, что вся Красная армия находится на границе, и что у русских только один эшелон?

А сообщил ему это генерал Канарис, начальник военной разведки Германии, который, как минимум с 1939 г., уже работал на англичан.

Вопрос: Поэтому правильно, что Сталин не верил английской разведке?

Андрей Фурсов: Правильно, и нашей разведке тоже. Все говорят, что Зорге предупреждал, что 22 июня немцы нападут.

Я всегда в таких случаях спрашиваю — ведь опубликованы эти послания Зорге, вы читали все послания Зорге? Да, Зорге писал, что немцы нападут 22 июня.

И в то же время он писал – немцы нападут после окончания войны с Великобританией.

И как говорят историки, которые занимались архивами, была пачка донесений у Сталина, что немцы нападут 20-22 июня, но в три раза больше была пачка донесений, что немцы нападут позже.

И, кроме того, было несколько сообщений, что вот уже 15 мая немцы нападут. Но немцы не нападали.

И когда идет поток противоречивой информации, здесь очень трудно разобраться.

Разведка – это очень хитрое дело. Можно сказать только одно — что политически советское руководство было абсолютно готово к войне, а вот этот бардак первых двух месяцев войны, когда было допущено много ошибок – это уже проблема военных, Сталину нельзя предъявлять счет за ошибки военных.

Но повторю – то, что Красная армия не позволила себя разгромить до конца лета, по сути — это решило исход войны.

Уже после этого Гитлер мог играть только на «ничью».

Вопрос: Вы говорите, что Сталину нельзя предъявлять счет за ошибки военных – а как же те самые «чистки» перед войной, которые он проводил, и, как принято говорить после перестройки, «обезглавил армию»?

Андрей Фурсов: Знаете, это один из мифов – насчет «чисток», да, действительно был арестован целый ряд военных.

Но те, кто говорят об этом, сознательно смешивают две вещи: дают в цифрах репрессии, включая тех людей, которые уволены были из армии, которые по возрасту ушли, которые умерли. То есть на самом деле цифры значительно меньше.

Кроме того, во время «бериевской оттепели» 25% арестованных вернулись домой – например, Рокоссовский. Поэтому говорить о том, что – как это было во времена Хрущева – Сталин ослабил армию репрессиями – нельзя, надо посмотреть, кого арестовывали.

Арестовывали деятелей гражданской войны, которые шашкой умели махать, но это были вовсе не современные военные. Кто были реальными победителями в войне? В войне были реальными победителями те начальники, которые выдвинулись именно во время нее, ведь генералы всегда готовятся к той войне, которая прошла.

Вопрос: Но есть и другая сторона, которая оправдывает чистки – у нас напрочь отсутствовала «пятая колонна»?

Андрей Фурсов: Об этом, кстати, говорил Черчилль – колоссальной победой Сталина было то, что была уничтожена «пятная колонна», кроме того, помимо уничтожения «пятой колонны», нещадно уничтожалась, фактически ликвидировалась немецкая агентура в Советском Союзе.

Я не говорю уже об агентах влияния – их просто не было.

В этом отношении – опять же, это политическая подготовка к войне – все было сделано очень грамотно.

накануне.ру

GEOMETR.IT

1-The Times от 23 июня 1941 года. Репортаж

in Conflicts 2017 · Europe 2017 · Germany 2017 · Great Britain 2017 · History 2017 · Nation 2017 · RU · Russia 2017 · Skepticism 2017 · Ukraine 2017 · Victory Day 2017 16 views / 0 comments

Germany       Great Britain       Europe    Russia      Ukraine  

GEOMETR.IT         urokiistorii.ru

 

* Но весь мир простит мне это, когда я привезу закованного в кандалы Сталина в Берлин.

На фото: ополченцы Кировского завода в Ленинграде получают оружие. Июнь 1941 г.

( 1 )     Уже 23 июня 1941 британская газета The Times  подготовила  репортаж, авторы которого с поразительной интуицией анализируют причины нападения Германии на СССР, предсказывают стратегию сторон и представляют мнения мировой общественности в ответ на случившееся.

ЦИТАТА:

В Германии… считается, что советская армия, которая… «нетренирована, кое-как вооружена и плохо укомплектована офицерским составом», не может тягаться с военной машиной Третьего рейха. Тем не менее, имеются некоторые опасения по поводу значительного превосходства России в живой силе и огромной территории, а также свойственного всем русским восточного инстинкта самопожертвования.The Times. 23 июня 1941 г. Стр. 4

Вчера рано утром немецкие войска начали наступление на Россию. На юге немецкие и румынские силы вошли в Бессарабию, а на севере немцы и финны, как сообщается, ведут наступление в направлении Ленинграда.

Одновременно «Люфтваффе» предприняли серию налетов на советские аэродромы. Бомбардировкам подверглись Киев, Севастополь и другие города России. На данный момент известия о боях приходят почти исключительно из немецких источников.

Нарком иностранных дел Молотов объявил о немецком вторжении в радиообращении.

Нарком иностранных дел Молотов назвал вторжение совершенно ничем не спровоцированным «разбойничьим нападением» со стороны «кровожадных фашистских правителей» Германии.

ЦИТАТА:

Немецкое верховное командование вчера заявило:   «Сегодня [в воскресенье] рано утром на советско-российской [sic] границе начались бои. Попытка русских совершить пролет над Восточной Пруссией была отбита, [нарушители понесли] большие потери. Немецкие истребители сбили множество красных бомбардировщиков».

Немецкое новостное агентство вчера вечером сообщило (по данным British United Press), что соединения немецких самолетов в течение вчерашнего дня волнами атаковали аэродромы, позиции ПВО и места сосредоточения живой силы, а также оборонительные сооружения как на территории России, так и в оккупированных ею странах…

В течение дня берлинское радио передавало свидетельства тех, кто, как сообщалось, стал свидетелем первых немецких воздушных налетов на русские аэродромы. [Экипажам] самолетов был дан приказ уничтожать аэродромы в Латвии, Литве и Эстонии. Возвращавшиеся [с задания] пилоты докладывали о полном успехе.

Корреспондент в немецкой армии, ведущей наступление на Россию, вчера передавал в Берлин, что в ходе немецкой атаки огонь был открыт по всей линии фронта. Затем немецкие солдаты, экипированные по последнему слову техники, разгромили первые советские позиции. В течение нескольких минут немцы захватили пограничные пункты и взяли первых пленных с российской стороны. В городах и селах вдоль советской границы повсюду горел свет. Затемнения не было.

Берлинское радио, якобы цитируя очевидцев, вчера заявило, что немецким войскам, форсировавшим реку Буг под сильным заградительным огнем, удалось создать плацдарм и сильно продвинуться на российскую территорию. Сообщалось, что русские не оказали существенного сопротивления по берегам реки.

Надежды и промахи нацистов

В Германии Россию традиционно презирают как неуклюжего монстра. Считается, что советская армия, которая, как показала финская кампания, «нетренирована, кое-как вооружена и плохо укомплектована офицерским составом», не может тягаться с военной машиной Третьего рейха.

Тем не менее, имеются некоторые опасения по поводу значительного превосходства России в живой силе и огромной территории, а также свойственного всем русским восточного инстинкта самопожертвования. Чувствуется, что из-за этих факторов схватка может затянуться. С другой стороны, некоторые надеются, что из-за хронического недовольства большевизмом в массах может произойти дезинтеграция страны.

Об истинных причинах, по которым Гитлер начал войну, можно со всей очевидностью судить по заявлению, циркулировавшему в нацистских кругах с января, согласно которому вторжение в Россию должно быть совершено не позже июня, поскольку в это время на Украине начинается жатва.

Военные неоднократно указывали на то, что запаса цветных металлов, прежде всего меди, Германии не хватит и до конца этого года. Смазки, промышленных жиров и масел уже почти не осталось. Для того, чтобы одержать в этом году решительную победу, необходимо крайне экономно расходовать топливо.  — Спец. корр. The Times на немецкой границе

Плохая погода

Действительно, плохая погода привела к сбою в сельскохозяйственном календаре по всей Европе, и во многих основных товарах Германии ощущается сильный недостаток… Вся Европа сейчас отказывает Германии в поставках продовольствия, поскольку Германия, и без того практически всем сильно задолжавшая, не поставляет машинное оборудование, железо, сталь, уголь и кокс, которые обещала в качестве платы.

После недавних событий на Балканах немецкие военные эксперты склонны думать, что уровень производства в России тоже нестабилен. Они высказывают опасения, что, если конфликт с Россией не будет быстротечным, острым и решительным, в этом году Рейх лишится всех поставок российского зерна и нефтепродуктов.

Задача ускорения поставок в следующем году станет почти непосильной, поскольку, ввиду усиления американской помощи Великобритании, Германия будет полностью зависеть от снабжения из России. Также есть опасения, что русские на долгие годы подорвут производительность бакинского бассейна.

По московскому радио, которое цитирует Рейтер, вчера вечером объявили, что Верховный Совет СССР объявил всеобщую мобилизацию в 14 военных округах, покрывающих практически всю европейскую часть России и многие другие части страны. Призыву подлежат все, кто родился между 1905 и 1918 годами включительно. На западе России, в Крыму и на Дальнем Востоке было введено военное положение.

Вчера в Москве лихорадочно сносили деревянные постройки (об этом говорится в сообщении British United Press). Впервые эта мера был принята несколько недель назад. Такие постройки составляют весьма значительную часть российской столицы, где из дерева строят как бедные, так и более дорогие дома. В городе введено затемнение, службам противовоздушной обороны приказано подготовить газозащищенные убежища. Подготовлены дополнительные пожарные гидранты. — Спец. корр. The Times на немецкой границе.

* Окончание в следующем выпуске

Перевод Олега Мацнева

http://urokiistorii.ru

GEOMETR.IT

* * *

2017.TOP 15 MARCH

Они ничего не поняли и ничему не научились? Украина – 01.03.2017

Бабель и маркиз де Сад — паровые котлеты Русской революции – 01.03.2017

Заговор Великих Князей – 03.03.2017

Как мы теряли Крым. Воспоминания Турчинова — 10.03.2017

Павел Милюков. Англофил на русском поле – 10.03.2017

Пенсию нужно заработать, но дожить до 60 лет не просто.Свежа украинская мысль! – 10.03.2017

Чем украинские РЕФОРМЫ отличаются от европейских ? – 10.03.2017

Америка. НЕ С ИНТЕЛЛЕКТАМИ придеться иметь дело Московии – 13.03.2017

Что происходило В ФЕВРАЛЕ 1917 года? – 13.03.2017

ЕС. Германия — главный член предложения. Остальные — второстепенные? – 14.03.2017

Генерал разведки и МЗДА УКРАИНСКАЯ – 17.03.2017

Европа — зад Запада. Мюнхен – 31.03.2017

Польша — гнилой скотомогильник. Прощай, подмытая Европа! – 31.03.2017

Как выжить В ЭПОХУ ТРАМПА? – 31.03.2017

Ле Пен в лицо Меркель: МАДАМ, Я ТЕБЯ НЕ ПРИЗНАЮ! – 31.03.2017

* * *

БАЛКАНЫ. Что такое «сербский стул»?  27.06.2017

Романтик, фейку ПОД ЮБКУ ЛУЧШЕ не заглядывай  27.06.2017

Powtórka z historii?  27.06.2017

Wolne Głosy  27.06.2017

Beyond Fortress Europe 27.06.2017

Kafkaeske Zeiten  27.06.2017

George Friedman about Chaos&Crisis  27.06.2017

EU aus emanzipatorischer Sicht  27.06.2017

GEOMETR.IT

1. РУЗВЕЛЬТ называл госдеп скопищем русофобов

in Conflicts 2017 · Europe 2017 · Germany 2017 · History 2017 · Nation 2017 · Politics 2017 · RU · Russia 2017 · Skepticism 2017 · USA 2017 · Victory Day 2017 · YOUTUBE 2017 52 views / 16 comments

Balkans     Belarus       Danube        Germany       Great Britain       Europe                      Russia          USA        World         Ex-USSR  

GEOMETR.IT              business-gazeta.ru

 

* Бывший секретарь ЦК КПСС:  почему Вторая мировая началась в 1931 г.  Какова роль англосаксов?

YOUTUBE 2017 — Политика Черчилля до Фултонской речи. В.М.Фалин

На снимке: Cкульптурная группа. Здание немецкого посольства. 1913 г.Ф.Линкхорст

(1  )   «Уже в начале ХХ века для России планировали войну на два фронта», говорит известный государственный деятель СССР, дипломат, историк и эксперт-международник Валентин Фалин. В интервью он рассказал о малоизвестных фактах начала Второй мировой, докладе минобороны США, в котором нападение Гитлера трактовали как «дар Провидения», о документах, которые Сталин хранил в кабинете до конца жизни. 

В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА ДЛЯ РОССИИ ПЛАНИРОВАЛИ ВОЙНУ НА ДВА ФРОНТА

По сей день продолжается обсуждение: насколько руководство СССР к моменту нападения гитлеровской Германии на СССР адекватно оценивало ситуацию. Какую оценку этому могли бы дать сегодня вы?

— Прежде чем ответить на этот, нужно задать другой вопрос — а когда началась Вторая мировая война? Мы до сих пор подыгрываем версии, которую нам навязывают враги СССР и России о том, что она началась с нападения Германии на Польшу.

Здесь надо бы обратить внимание на три документа.

ПЕРВЫЙ ДОКУМЕНТ.

Это обращение к американскому народу Рузвельта 9 декабря 1941 года в связи с нападением Японии на Перл-Харбор. Он констатировал, что два потока агрессии слились в мировой пожар.

1931 год нападение Японии на Китай без объявления войны.

1935 год нападение Италии на Абиссинию без объявления войны.

Аннексия Германией Австрии без объявления войны.

Нападение Германии на Польшу в 1939 без объявления войны.

Нападение Германии на СССР в июне 1941 года без объявления войны.

Нападение Японии на США без объявления войны.

Рузвельт назвал все это звеньями одной цепи. Какой еще нужен авторитет? Почему мы, вопреки фактам, железным фактам, держимся той линии, что начало войны — это нападение Германии на Польшу?

ВТОРОЙ  ДОКУМЕНТ.

В 1946 году в апреле — мае состоялась заключительная сессия ассамблеи Лиги наций, на которой выступал глава британской делегации Филипп Ноэль-Бейкер. Он открыл свое выступление словами:

«Как все мы знаем, Вторая мировая война началась 15 лет назад нападением Японии на Китай».

ТРЕТИЙ ДОКУМЕНТ.

Сошлюсь еще на Стимсона, военного министра Рузвельта и госсекретаря в администрации Гувера, который в своих мемуарах пишет:

«Траектория Второй мировой войны началась на рельсах Мукдена».

То есть нападением Японии на Китай. Следовательно, мы должны посмотреть, как развивались события до нападения Германии на СССР и кто задавал тон в кузнице вулкана, где готовился удар по Советской России.

* Траектория Второй мировой войны началась на рельсах Мукдена», то есть нападением Японии на Китай

Понимало ли советское руководство все эти обстоятельства?

— Почему Сталин в 1926 — 1927 годах принял решение кончать с НЭПом? В Локарно состоялась конференция, на которой с Германии, по сути, снималось ярмо, напяленное Версальским договором.

 Веймарскую республику приняли в Лигу наций с расчетом, что она ввяжется в подготовку враждебных Советскому Союзу акций.

Наша разведка докладывала это советскому руководству. Сталин решил, что НЭП не обеспечивает нужного темпа индустриализации и повышения обороноспособности страны, чтобы отразить агрессию с Запада и с Востока. 

Что касается угроз с Востока. В 1923 году Япония на кабальных для нас условиях вывела свои оккупационные войска с Северного Сахалина.

Тогда же на совещании военной верхушки с участием императора в Токио было принято решение готовить полномасштабную войну против СССР и одновременно, между прочим, против США.

Первый план удара по СССР датируется именно 1923 годом.

Была ли координация этих планов нападений на СССР с Востока и Запада?

— Естественно. И тут надо иметь в виду ту роль, которую играла Британия. Все враждебные планы Альбиона в отношении России и СССР предполагали одновременные удары с Востока и Запада.

Например, Первая мировая война. Ее начальная концепция датируется 1898 годом. Именно тогда британский министр колоний Джозеф Чемберлен предложил Вильгельму Второму «объединить две ветви одной расы», с тем чтобы совместными усилиями запереть Россию в Балтийском и Черном морях.

Одновременно Лондон включился в активную подготовку удара Японии по позициям России на Дальнем Востоке. Альянс с рейхом не состоялся из-за завышенных аппетитов Берлина: Вильгельм требовал уравнивания с Британией на морях.

У нас редко обращают внимание на то, что Россия именно в 1898 году — связано это было или нет с соответствующими донесениями русской разведки — выступила с предложением созвать международную конференцию на предмет замораживания военных расходов и численности вооруженных сил на том уровне, на каком они в тот момент находились и, что чрезвычайно важно, предотвращения милитаризации науки. 

На состоявшейся в Гааге конференции основные предложения России были отвергнуты. Что касается науки, то российское предложение было охарактеризовано как пригодное «лишь для диких племен».

Осечка со сплетением «двух ветвей одной расы» не обескуражила Великобританию. С немцами не получилось, зато активизировалось обхаживание Токио.

Англичане строили на своих верфях военный японский флот, который в 1904 году нападет на Россию. Финансировал это строительство банкир Джейкоб Шифф, эмигрировавший в конце 80-х годов XIX века в США, когда по декрету Александра Третьего в России возводилась «полоса отчуждения» для евреев.

В 1893 году по инициативе Шиффа сенат США принял решение, запрещавшее предоставление кредитов России.

Это решение было подтверждено во время Первой мировой войны. Затем еще раз в марте 1945 года в ответ на обещание Рузвельта, данное в Ялте Сталину, рассмотреть предоставления кредитов для восстановления разрушенных хозяйственных объектов.

Итак, фактически уже в начале ХХ века для России планировали войну на два фронта. Напала Япония, а когда был убит эрц-герцог Фердинанд и у Германии и Австрии появился предлог потеснить Россию, англичане склоняли Берлин к так называемой войне четырех — Сербия, Россия, Австрия, Германия.

 * До конца жизни Сталин хранил документ запись беседы Черчилля с внуком Бисмарка, в котором Черчилль предлагает с помощью санкций, сходных с сегодняшними, не допустить попадания в СССР передовых технологий.

До конца жизни Сталин хранил в своем рабочем шкафу документ — запись беседы Черчилля с внуком Бисмарка, первым секретарем посольства Германии в Лондоне. Запись датирована 20 октября 1930 года.

Черчилль говорил, что немцы — «недоумки». Вместо того чтобы сосредоточиться на разгроме России, они втянулись также в войну с Францией.Дальше он развивает идеи, как остановить индустриализацию СССР, оставить его аграрной страной, как с помощью санкций, сходных с сегодняшними, не допустить попадания в СССР передовых технологий.

ОКРУЖИТЬ РОССИЮ ЖЕЛЕЗНЫМ ЗАНАВЕСОМ

Продолжала ли Англия разделять эти идеи уже и после прихода Гитлера к власти, когда стала понятна сущность Третьего Рейха?

— Мы знаем, какую роль сыграли в приходе к власти Гитлера американские монополии. О роли Англии в становлении Третьего Рейха пока известно меньше.  В 1932 году планировалась встреча Черчилля с Гитлером.

Ее организовывали сын будущего премьера Рэндольф и Ганфштенгль, курировавший по заданию Вашингтона нацистского предводителя. Но Гитлер по какой-то причине в условленное место не прибыл, что, однако, не изменило отношения Черчилля к его личности на тот момент.

В 1934 году Черчилль сказал: какими бы путями Гитлер не пришел к власти, его имя прочно займет место в истории.

В подходах к актуальным проблемам того времени у англичан и нацистов было достаточно совпадений. В 1933 году была озвучена идея «пакта четырех» Англия, Франция, Германия, Италия наделялись правом вершить все европейские дела, невзирая на интересы «лимитрофов», а также СССР и США.

Авторство «пакта» по сию пору приписывается Италии. В действительности инициатором квартета являлся идеолог нацистской партии и ближайший сподвижник Гитлера Розенберг. В дневнике он записал, что эта мысль запала ему в голову еще в 1932 году. Случайно или нет, но именно в 1932 году был установлен контакт между Розенбергом и британской разведкой.

Обращает на себя внимание, что многое из того, что сегодня происходит на Украине, совпадает с планами, разрабатывавшимися в свое время лично Розенбергом.

Не лишне будет приметить и такой момент. Помимо удара с Запада и Востока по Советскому Союзу, Розенберга занимала тема уязвимости СССР с юга, в особенности со стороны Афганистана. В этой стране нацистская разведка была особенно активной, а после крушения Третьего Рейха вся немецкая агентура в этом регионе перешла в руки ЦРУ. 

Без понимания взаимосвязи и взаимообусловленности событий и сегодня трудно составить достоверную картину.

*   Обращает на себя внимание, что многое из того, что сегодня происходит на Украине, совпадает с планами, разрабатывавшимися в свое время лично Розенбергом.

Что было из этой информации доступно Сталину?

— Советская разведка работала весьма продуктивно. Основные сегменты в раскладе сил и назревавших осложнений Сталину были известны. Другой вопрос — какие выводы он делал и насколько СССР был способен материально и политически ответить на вызовы?

Если бы не мировой экономический кризис 1929 года, смешавший все приоритеты капиталистических держав, мировая война могла бы начаться на рубеже 20 — 30-х годов.

Вспомним, как рассматривалось на Западе версальское мирное урегулирование. Вот слова французского премьер-министра Клемансо:

«Этот договор, как и все остальные договоры, есть и не может быть ничем иным, как продолжением войны».

Маршал Фош, руководивший Вооруженными силами Франции, сказал в 1919 году: «Версальский договор это не мир, а перемирие на 20 лет».

Тот же Клемансо заявлял, что надо окружить Россию железным занавесом, дабы большевизм не угрожал европейской цивилизации.

Французские документы того периода в основном рассекречены, а США и Англия обещали открыть доступ к ключевым материалам предвоенной и военной поры лишь к 2045 году. Пока же их архивариусы занимаются «утруской и усушкой» документов. В этом контексте особую ценность приобретают донесения разведки. С частью из них мне выпал жребий ознакомиться.

*   Еще нарком иностранных дел Чичерин на Генуэзской конференции вносил предложения считать безопасность в Европе и мире единой системой, неделимой и равноправной.

Валентин Михайлович ФАЛИН  — дипломат, политический и общественный деятель, спичрайтер Громыко и Хрущёва. Член ЦК КПСС, народный депутат СССР.  Доктор исторических наук. Лауреат Государственной премии СССР. Дипломат, германист, историк, политический и общественный деятель.

https://www.business-gazeta.ru

*  Публикация не является редакционной статьёй и отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Продолжение публикации в следующем выпуске.

GEOMETR.IT

* * *

2017.TOP 15 MARCH

Они ничего не поняли и ничему не научились? Украина – 01.03.2017

Бабель и маркиз де Сад — паровые котлеты Русской революции – 01.03.2017

Заговор Великих Князей – 03.03.2017

Как мы теряли Крым. Воспоминания Турчинова — 10.03.2017

Павел Милюков. Англофил на русском поле – 10.03.2017

Пенсию нужно заработать, но дожить до 60 лет не просто.Свежа украинская мысль! – 10.03.2017

Чем украинские РЕФОРМЫ отличаются от европейских ? – 10.03.2017

Америка. НЕ С ИНТЕЛЛЕКТАМИ придеться иметь дело Московии – 13.03.2017

Что происходило В ФЕВРАЛЕ 1917 года? – 13.03.2017

ЕС. Германия — главный член предложения. Остальные — второстепенные? – 14.03.2017

Генерал разведки и МЗДА УКРАИНСКАЯ – 17.03.2017

Европа — зад Запада. Мюнхен – 31.03.2017

Польша — гнилой скотомогильник. Прощай, подмытая Европа! – 31.03.2017

Как выжить В ЭПОХУ ТРАМПА? – 31.03.2017

Ле Пен в лицо Меркель: МАДАМ, Я ТЕБЯ НЕ ПРИЗНАЮ! – 31.03.2017

* * *

МЕРКЕЛЬ — это тень одной забавной фрау, удлинённая на 16 лет?  19.06.2017

Польша + Украина = это двойной коктейль Оруэлла  19.06.2017

Философ Сократ о Евросоюзе: здесь много вещей, которые НАМ НЕ НУЖНЫ19.06.2017

Как в Америке показывают Россию. TV19.06.2017

Доступ к самому спорному человеку через его собственные слова. Фильм о Путине  19.06.2017

Osłabia stosunki Berlina z Waszyngtonem  19.06.2017

O UKRAINIE I „wrota do Europy”  19.06.2017

Europa-Debatte um eine Facette reicher  19.06.2017

Ein Chance für Europa  19.06.2017

Eurozone: reform or die  19.06.2017

Behind the Brexit vote  19.06.2017

GEOMETR.IT

22 июня 1941 года. Почасовая хроника первого дня войны

in Balkans · Baltics · Belarus · Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · EX-USSR · GERMANY · HISTORY · Industry · Moldova · Nation · Person · Politics · POLSKA · RU · Russia · Ukraine · VICTORY DAY 105 views / 15 comments

Balkans   Baltics   Belarus    Danube   Germany   Great-Britain        Europe      Ex-USSR      Moldova   Polska       Ukraine   

GEOMETR.IT   snob.ru

Последовательно, по часам проследим, как начиналась самый  трагический для России  день

1K

23 июня, 00.00

В ночных радионовостях впервые появляется сводка главного командования Советской армии:

«С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Черного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими. Во второй половине дня германские войска встретились с передовыми частями полевых войск Красной Армии.

После ожесточенных боев противник был отбит с большими потерями. Только в Гродненском и Кристынопольском направлениях противнику удалось достичь незначительных тактических успехов и занять местечки Кальвария, Стоянув и Цехановец (первые два в 15 км и последнее в 10 км от границы).

Авиация противника атаковала ряд наших аэродромов и населенных пунктов, но всюду встретила решительный отпор наших истребителей и зенитной артиллерии, наносивших большие потери противнику. Нами сбито 65 самолетов противника».

Известно, что за первый день войны войска вермахта продвинулись по всей границе на 50-60 км вглубь территории СССР.

22 июня, 23.50

Главный Военный совет РККА рассылает в войска директиву, приказывающую с утра 23 июня нанести прорвавшимся на территорию СССР группировкам врага решительные контрудары. В большинстве своем исполнение этих директив приведет только к еще большим потерям и ухудшит положение вступивших в войну частей армии.

22 июня, 23.00

Премьер министр Великобритании Уинстон Черчилль выступает с радиообращением, в котором обещает СССР всю помощь, которую сможет дать Великобритания:

«За последние 25 лет никто не был более последовательным противником коммунизма, чем я. Я не возьму обратно ни одного слова, которое я сказал о нем. Но все это бледнеет перед развертывающимся сейчас зрелищем. Прошлое с его преступлениями, безумствами и трагедиями исчезает. …

Я должен заявить о решении правительства его величества, и я уверен, что с этим решением согласятся в свое время великие доминионы, ибо мы должны высказаться сразу же, без единого дня задержки. Я должен сделать заявление, но можете ли вы сомневаться в том, какова будет наша политика? У нас лишь одна-единственная неизменная цель.

Мы полны решимости уничтожить Гитлера и все следы нацистского режима. Ничто не сможет отвратить нас от этого, ничто. Мы никогда не станем договариваться, мы никогда не вступим в переговоры с Гитлером или с кем-либо из его шайки.

Мы будем сражаться с ним на суше, мы будем сражаться с ним на море, мы будем сражаться с ним в воздухе, пока, с божьей помощью, не избавим землю от самой тени его и не освободим народы от его ига.

Любой человек или государство, которые борются против нацизма, получат нашу помощь. Любой человек или государство, которые идут с Гитлером, — наши враги… Такова наша политика, таково наше заявление. Отсюда следует, что мы окажем России и русскому народу всю помощь, какую только сможем.

Мы обратимся ко всем нашим друзьям и союзникам во всех частях света с призывом придерживаться такого же курса и проводить его так же стойко и неуклонно до конца, как это будем делать мы…

Это не классовая война, а война, в которую втянуты вся Британская империя и Содружество наций, без различия расы, вероисповедания или партии. Не мне говорить о действиях Соединенных Штатов, но я скажу, что если Гитлер воображает, будто его нападение на Советскую Россию вызовет малейшее расхождение в целях или ослабление усилий великих демократий, которые решили уничтожить его, то он глубоко заблуждается. Напротив, это еще больше укрепит и поощрит наши усилия спасти человечество от его тирании. Это укрепит, а не ослабит нашу решимость и наши возможности».

22 июня, 21.00

Нарком обороны Семен Тимошенко подписывает директиву об авиационных ударах на 100-150 км вглубь Германии, приказывает бомбить Кенигсберг и Данциг. Эти бомбардировки действительно случились, но через два дня, 24 июня.

22 июня, 16.45

Кремль покинули последние посетители Сталина: Берия, Молотов и Ворошилов. В эти сутки больше никто со Сталиным не встречался и никакой связи с ним практически не было.

22 июня, 15.00

В документах зафиксированы первые зверства фашистских войск на захваченной только что территории. Немцы, наступая, ворвались в деревню Альбинга Клайпедского района Литвы. Солдаты ограбили и сожгли все дома. Жителей — 42 человека — согнали в сарай и заперли.

В течение дня  фашисты убили несколько человек — забили насмерть или застрелили. На следующее утро началось планомерное уничтожение людей. Группами крестьян выводили из сарая и хладнокровно расстреливали. Вначале всех мужчин, потом очередь дошла до женщин и детей. Пытавшихся бежать в лес расстреливали в спину.

22 июня, 14.00

Италия объявляет войну СССР. Точнее, министр иностранных дел Чиано сообщает послу СССР  в Италии Горелкину, что война объявлена с 5.30 утра. «Ввиду сложившейся ситуации, в связи с тем, что Германия объявила войну СССР, Италия, как союзница Германии и как член Тройственного пакта, также объявляет войну Советскому Союзу с момента вступления германских войск на советскую территорию, т.е. с 5.30 22 июня». На самом деле и итальянские, и румынские части атаковали советские границы вместе с немецкими союзниками с первых минут войны.

22 июня, 12.00

Нарком иностранных дел Молотов выступает по советскому радио с речью о начале войны. «Советское правительство и его глава тов. Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора.

Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то, что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло пред’явить ни одной претензии к СССР по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей… (полный текст речи) Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».

Так о начале войны узнала вся страна. Именно в этом выступлении, в первый же день, война была названа Отечественной, — была проведена параллель с Отечественной войной 1812 года. Почти сразу на призывные пункты отправились резервисты — военнообязанные, которые оставались в запасе и не служили в мирное время. Вскоре началась запись добровольцев.

22 июня, 10.00

В Прибалтийский военный округ приходит приказ о выведении национальных корпусов Красной армии за пределы прифронтовой зоны, вглубь страны. Литовские, латышские и эстонские национальные корпуса были созданы за год до того, по приказу Сталина, после оккупации стран Прибалтики. Теперь этим частям не доверяют.

Немецкая авиация наносит сокрушительные удары по авиабазам СССР. За первые часы войны на 66 базах были уничтожены 1200 самолетов, большинство из них — более 800 — прямо на земле. Поэтому многие летчики остались в живых и авиация была постепенно восстановлена, в том числе за счет переоборудованных гражданских самолетов.

При этом первый немецкий самолет был уничтожен в воздушном бою в первый час войны. Всего немцы потеряли 22 июня около 300 самолетов — самые большие потери за день за всю войну.

22 июня, 09.30

Сталин подтверждает подписание указов о проведении мобилизации, введении военного положения в европейской части СССР, указ о военных трибуналах, а также об образовании Ставки Главного командования. Подписывает указы Михаил Калинин, как председатель президиума Верховного совета СССР. Мобилизации подлежали все военнообязанные, родившиеся с 1905 по 1918 год включительно.

22 июня, 08.00

Риббентроп проводит пресс-конференцию для немецких и иностранных журналистов, где заявляет, что фюрер решил принять меры, чтобы оградить Германию от советской угрозы.

В Кремле Молотов и Сталин работают над черновиком речи Молотова о начале войны. В половину девятого утра приезжают Жуков и Тимошенко с проектом указа президиума Верховного совета СССР о всеобщей мобилизации.

22 июня, 07.30

Геббельс выступает по немецкому радио с заявлением о начале военной операции против СССР. В том числе он произносит: «В то время, когда Германия ведет войну с англосаксами, Советский союз не выполняет своих обязательств, и фюрер расценивает это как удар в спину немецкому народу. Поэтому немецкие войска только что перешли границу».

22 июня, 07.15

Появляется первый приказ военного времени, подписанный Тимошенко, но одобренный Сталиным. Этот приказ предписывал ВВС СССР разрушить всю авиацию противника и разрешал авиации преодолевать границу на 100 км. Сухопутные войска получили приказ остановить вторжение и перейти в наступление по всем фронтам, затем перейти к сражениям на вражеской территории.

Этот приказ, и без того мало связанный с происходящим на границе, войска получают не сразу и не все. Связь с приграничными зонами налажена плохо, периодически Главный штаб теряет контроль над происходящим. Немцы к этому моменту бомбят аэродромы вместе с самолетами, не успевшими подняться в воздух. Но, пока многие подразделения, по-прежнему, согласно Директиве №1, не поддаются на провокации, рассредотачиваются и маскируются, на отдельных участках войска переходят в контрнаступление.

Так 41-я стрелковая дивизия отбила нападение, зашла на территорию противника на 3 км и остановила движение пяти дивизий вермахта. 5-я танковая дивизия все 22 июня не пропускала танковую дивизию немцев группы армии «Север» около города Алитуса, где находилась переправа через Неман, важнейшая стратегическая точка для продвижения немцев в глубь страны. Только 23 июня советская дивизия была разбита авианалетом.

22 июня, 06.00

В Берлине Риббентроп вызывает к себе посла СССР в Германии Владимира Деканозова и первого секретаря посольства Валентина Бережкова и сообщает им о начале войны: «Враждебное отношение Советского правительства и концентрация советских войск на восточной границе Германии, представляющая серьезную угрозу, вынудили правительство Третьего рейха принять военные контрмеры».

2K

*   Берлин. Пресс-конференция, на которой Риббентроп объявил о войне Германии против СССР

При этом, сделав официальное заявление, Риббентроп догоняет Деканозова на пороге и быстро говорит ему: «Скажите в Москве, я был против». Послы возвращаются в советскую резиденцию. Связь с Москвой оборвана, здание окружено частями СС. Все, что им остается — уничтожать документы.Немецкие генералы докладывают Гитлеру о первых успехах.

22 июня, 05.30

В Кремль прибывает посол Шуленбург. Он официально сообщает о начале войны Германии с СССР, слово в слово повторяя телеграмму Риббентропа: «СССР сосредоточил на германской границе все свои войска в полной боевой готовности. Таким образом, советское правительство нарушило договоры с Германией и намерено с тыла атаковать Германию, в то время как она борется за свое существование.

Фюрер поэтому приказал германским вооруженным силам противостоять этой угрозе всеми имеющимися в их распоряжении средствами». Молотов возвращается к Сталину и пересказывает свой разговор, добавляя: «Мы это не заслужили». Сталин надолго замолкает в кресле, затем произносит: «Враг будет разбит по всей линии фронта».

22 июня, 04.10

Западный и Прибалтийский особые округа доложили о начале боевых действий немецких войск на сухопутных участках. На приграничную территорию СССР вторглись 4 миллиона солдат Германии и союзников. В боях были задействованы 3350 танков, 7000 различных орудий и 2000 самолетов.

Тем не менее, Сталин, принимая в 4.30 утра Жукова и Тимошенко, по-прежнему настаивает, что Гитлер, скорее всего, ничего не знает о начале военной операции. «Надо вступить в контакт с Берлином», — говорит он. Молотов вызывает посла Шуленбурга.

В 04.15 начинается трагическая оборона Брестской крепости — одного из главных форпостов Западной границы СССР, крепости, где за год до того прошел совместный парад войск СССР и Германии в честь захвата и раздела Польши.

Войска, занимавшие крепость, были совершенно не готовы к бою — кроме прочего, во всех западных приграничных округах примерно в 2 часа ночи произошел обрыв связи, которая была восстановлена около половины четвертого утра. К тому моменту, когда в Брестскую крепость дошло сообщение о Директиве №1, то есть о приведении войск в боевую готовность, уже началось нападение немцев. В крепости в этот момент дислоцировались 8 стрелковых и 1 разведывательный батальон, 3 артиллерийских дивизиона и еще несколько отрядов, всего около 11 тысяч человек, а также 300 семей военнослужащих.

И хотя по всем инструкциям отряды должны были в случае боевых действий выйти за территорию Брестской крепости и вести боевые действия вокруг Бреста, прорваться за пределы крепости им не удалось. Но и немецким войскам крепость они не уступили. Осада Брестской крепости продолжалась до конца июля 1941 года. В итоге более 6000 военных и их семей были взяты в плен, столько же погибло.

22 июня, 03.40

В 3.40 утра нарком обороны Тимошенко приказывает начальнику Генштаба Жукову позвонить Сталину на Ближнюю дачу, чтобы сообщить о начале агрессии со стороны Германии. Жуков с трудом заставил дежурного офицера разбудить Сталина. Тот выслушал Жукова и велел ему вместе с Тимошенко прибыть в Кремль, предварительно позвонив Поскребышеву, чтобы тот собрал Политбюро.

К этому моменту бомбардировкам уже подверглись Рига, Виндава, Либава, Шауляй, Каунас, Вильнюс, Гродно, Лида, Волковыск, Брест, Кобрин, Слоним, Барановичи, Бобруйск, Житомир, Киев, Севастополь и многие другие города, железнодорожные узлы, аэродромы, военно-морские базы СССР.

Командующий Прибалтийским округом генерал Кузнецов доложил о налете на Каунас и другие города.

22 июня, 03.33

Начальник штаба Киевского округа генерал Пуркаев доложил о налете авиации на города Украины.

22 июня, 03.30

Начальник штаба Западного округа генерал Климовских доложил о налете вражеской авиации на города Белоруссии.

В 03.15 командующий Черноморским флотом адмирал Октябрьский позвонил Жукову и сообщил, что немецкая авиация бомбит Севастополь. Повесив трубку, Октябрьский сказал, что «в Москве не верят, что Севастополь бомбят», но отдал приказ открыть ответный артиллерийский огонь.

Командующий военно-морским флотом адмирал Кузнецов после получения Декларации №1 не только привел флот в боевую готовность, но и приказал вступать в боевые действия. Поэтому флот пострадал 22 июня менее всех остальных родов войск. Донесения начинают поступать с разницей в две-три минуты. Все они о бомбежках городов, в том числе Минска и Киева.

22 июня, 03.12

Раздаются первые залпы немецкой артиллерии. Следующие 45 минут вторжение идет вдоль всей границы. Начинаются мощнейший артиллерийский обстрел, бомбежки городов, затем — переход границы сухопутными войсками. Мосты через практически все, большие и малые, реки на границе захвачены. Пограничные заставы разгромлены, некоторые из них еще до начала операции специальными диверсионными группами.

22 июня, 03.00

Посол Германии в СССР Шуленбург получает секретную телеграмму от министра иностранных дел Германии Иоахима фон Риббентропа с подробным разъяснением, что он должен сказать, сообщая о начале войны советскому правительству. Телеграмма начинается со слов:

«Прошу Вас немедленно информировать господина Молотова о том, что у Вас есть для него срочное сообщение и что Вы поэтому хотели бы немедленно посетить его. Затем, пожалуйста, сделайте господину Молотову следующее заявление».

В телеграмме Коминтерн обвиняется в подрывной деятельности, Советское правительство — в поддержке Коминтерна, говорится о большевизации Европы, о заключении советско-югославского договора о дружбе и сотрудничестве и о скоплении войск на границе с Германией.

22 июня, 0.30

Начальник Генерального штаба Георгий Жуков докладывает Сталину о донесении Лискова. Сталин вызывает его и наркома обороны Семена Тимошенко в Кремль. К ним присоединяется нарком иностранных дел Вячеслав Молотов. Сталин отказывается верить в донесение и утверждает, что перебежчик появился не случайно.

Но Жуков и Тимошенко настаивают. У них на руках подготовленная директива о приведении войск в боевую готовность. Сталин говорит:

«Рано. Не надо поддаваться на провокации». При этом еще 16 июня из Берлина было донесение: «Все военные мероприятия Германии по подготовке вооруженного выступления против СССР полностью закончены и удар можно ожидать в любое время». Сталин запросил подтверждение, но война началась раньше.

К часу ночи Жукову и Тимошенко удалось убедить Сталина выпустить Директиву №1. Она содержала приказ привести войска в боевую готовность, но при этом не поддаваться на провокации и «никаких других мероприятий без особых распоряжений не проводить».

Именно эта директива в результате стала основным приказом на первую половину дня 22 июня. В результате многие части Советской армии не оказывали сопротивления вермахту до момента прямого нападения именно на них. Сталин утверждает, а Тимошенко подписывает декларацию. Сталин уезжает на ближнюю дачу в Кунцево.

22 июня, 00.00

Через границу в районе Бреста проезжает пассажирский поезд «Берлин-Москва». В обратном направлении двигаются составы с продовольствием и промышленными товарами — обеспечивая поставки, согласно договорам между странами. В это же время советскими пограничниками задержаны солдаты, которые должны были захватить мосты: через реку Нарев, железнодорожный на дороге Белосток–Чижов и автомобильный на трассе Белосток–Бельск.

21 июня, 21.00

Пограничниками задержан перебежчик с немецкой стороны, столяр из Кольберга Альфред Лисков, который ушел из расположения своей части и переплыл Буг. Он сообщил, что около 4 утра немецкая армия перейдет в наступление. Переводчика нашли не сразу, поэтому его сообщение передали в главный штаб Георгию Жукову только около полуночи.

Альфред Лисков стал героем начала войны, про него писали в газетах, он стал активным деятелем Коминтерна, затем предположительно расстрелян НКВД в 1942 году. Он был третьим за этот день перебежчиком, сообщавшем о начале военной операции.

21 июня, 20.00

Послу Германии в СССР графу Шуленбургу заявлен протест о многочисленных нарушениях государственной границы СССР немецкими самолетами. Разговор между Молотовым и Шуленбургом происходит странный.

Молотов задает вопросы о самолетах, пересекающих границу, Шуленбург в ответ говорит, что и советские самолеты оказываются на чужой территории регулярно. Молотов задает несколько вопросов про осложнения советско-германских отношений. Шуленбург говорит, что совершенно не в курсе, так как ему из Берлина ничего не сообщают.

Наконец, на вопрос про отозванных сотрудников германского посольства (к 21 июня часть посольских работников вернулись в Германию) Шуленбург отвечает — это все незначительные фигуры, не входящие в состав основного дипломатического корпуса.

21 июня, 19.00 мск

По ряду источников именно в это время Адольф Гитлер подписывает приказ о немедленном приведении в действие плана «Барбаросса», согласно которому СССР должен быть оккупирован в течение 2-3 ближайших месяцев. К границе к этому моменту стянуты 190 немецких дивизий.

При этом формально у СССР преимущество: хотя на границе 170 дивизий, но в три раза больше танков и в полтора — самолетов. Все армии вторжения вермахта, которые к тому моменту были стянуты к границе СССР, получили приказ о начале операции еще в 13.00 по берлинскому времени.

С этого момента немецкие войска начинают выходить на исходные позиции вдоль границы. Ночью 22 июня они должны начать наступление по трем генеральным направлениям: Север (Ленинградское), Центр (Московское) и Юг (Киевское).

Планировался молниеносный разгром основных сил Красной Армии западнее рек Днепр и Западная Двина, в дальнейшем намечалось захватить Москву, Ленинград и Донбасс с последующим выходом на линию Архангельск — Волга — Астрахань.

Операцию «Барбаросса» немецкие генералы под руководством Паулюса разрабатывали с 21 июля 1940 года. План операции был полностью готов и утвержден директивой Верховного главнокомандующего Вермахта № 21 от 18 декабря 1940 года.

Мария Шубина

https://snob.ru

GEOMETR.IT

* * *

Завтра была война. Б.Васильев. Отрывок

Россия. Духовная безопасность. Послевоенные годы

План Жукова от 15 мая 1941 года

2.Почему чехи не воевали с немцами, но вышли победителями.1938

О дате начала Второй мировой. Ответ газете Die Welt

NATO-Gipfel in Warschau oder Kriegstreiben

A war game named Anaconda

NATO-Lehre und noch mehr in Polen

NATO Summit 2016: No Money No Honey

Речь Молотова о начале Великой Отечественной

in Balkans · Baltics · Belarus · Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · EX-USSR · GERMANY · HISTORY · Industry · Moldova · Nation · Person · Politics · POLSKA · RU · Russia · Ukraine · VICTORY DAY 149 views / 27 comments

Balkans    Baltics    Belarus   Danube      Germany     Great Britain        Europe      Ex-USSR      Moldova       Polska        Ukraine      

GEOMETR.IT  staroeradio.ru

 

*Радио.22.06.1941 г. Выступление зам. председателя Совета народных комиссаров СССР и наркома иностранных дел тов. В.М. Молотова.

http://www.staroeradio.ru

1

Граждане и гражданки Советского Союза!

Советское правительство и его глава тов. Сталин поручили мне сделать следующее заявление:

Сегодня, в 4 часа утра, без пред’явления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без об’явления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города — Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек. Налеты вражеских самолетов и артиллерийский обстрел были совершены также с румынской и финляндской территории.

Это неслыханное нападение на нашу страну является беспримерным в истории цивилизованных народов вероломством. Нападение на нашу страну произведено, несмотря на то, что между СССР и Германией заключен договор о ненападении и Советское правительство со всей добросовестностью выполняло все условия этого договора.

Нападение на нашу страну совершено, несмотря на то, что за все время действия этого договора германское правительство ни разу не могло пред’явить ни одной претензии к СССР по выполнению договора. Вся ответственность за это разбойничье нападение на Советский Союз целиком и полностью падает на германских фашистских правителей.

Уже после совершившегося нападения германский посол в Москве Шуленбург в 5 часов 30 минут утра сделал мне, как Народному Комиссару Иностранных Дел, заявление от имени своего правительства о том, что германское правительство решило выступить с войной против СССР в связи с сосредоточением частей Красной Армии у восточной германской границы.

В ответ на это мною от имени Советского правительства было заявлено, что до последней минуты германское правительство не пред’являло никаких претензий к Советскому правительству, что Германия совершила нападение на СССР, несмотря на миролюбивую позицию Советского Союза, и что тем самым фашистская Германия является нападающей стороной.

По поручению правительства Советского Союза я должен также заявить, что ни в одном пункте наши войска и наша авиация не допустили нарушения границы и поэтому сделанное сегодня утром заявление румынского радио, что якобы советская авиация обстреляла румынские аэродромы, является сплошной ложью и провокацией.

Такой же ложью и провокацией является вся сегодняшняя декларация Гитлера, пытающегося задним числом состряпать обвинительный материал насчет несоблюдения Советским Союзом советско-германского пакта.

Теперь, когда нападение на Советский Союз уже совершилось, Советским правительством дан нашим войскам приказ — отбить разбойничье нападение и изгнать германские войска с территории нашей родины.

Эта война навязана нам не германским народом, не германскими рабочими, крестьянами и интеллигенцией, страдания которых мы хорошо понимаем, а кликой кровожадных фашистских правителей Германии, поработивших французов, чехов, поляков, сербов, Норвегию, Бельгию, Данию, Голландию, Грецию и другие народы.

Правительство Советского Союза выражает непоколебимую уверенность в том, что наши доблестные армия и флот и смелые соколы Советской авиации с честью выполнят долг перед родиной, перед советским народом, и нанесут сокрушительный удар агрессору.

Не первый раз нашему народу приходится иметь дело с нападающим зазнавшимся врагом. В свое время на поход Наполеона в Россию наш народ ответил отечественной войной и Наполеон потерпел поражение, пришел к своему краху. То же будет и с зазнавшимся Гитлером, об’явившим новый поход против нашей страны. Красная Армия и весь наш народ вновь поведут победоносную отечественную войну за родину, за честь, за свободу.

Правительство Советского Союза выражает твердую уверенность в том, что все население нашей страны, все рабочие, крестьяне и интеллигенция, мужчины и женщины отнесутся с должным сознанием к своим обязанностям, к своему труду.

Весь наш народ теперь должен быть сплочен и един, как никогда. Каждый из нас должен требовать от себя и от других дисциплины, организованности, самоотверженности, достойной настоящего советского патриота, чтобы обеспечить все нужды Красной Армии, флота и авиации, чтобы обеспечить победу над врагом.

Правительство призывает вас, граждане и гражданки Советского Союза, еще теснее сплотить свои ряды вокруг нашей славной большевистской партии, вокруг нашего Советского правительства, вокруг нашего великого вождя тов. Сталина.

Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами.

http://sovmusic.ru

GEOMETR.IT

1. Почему чехи не воевали с немцами, но вышли победителями.1938

in Conflicts · Crisis · Danube · Europe · Euroskepticism · GERMANY · GREAT BRITAIN · Nation · Person · Politics · Power · RU · Russia · VICTORY DAY 179 views / 36 comments

 Danube        Germany   Great-Britain     Europe    Чехия    Словакия   Богемия  Моравия     Австрия

GEOMETR.IT         zlyerusskie.com

 

*Мюнхен. Сговор как реальный  ход событий,   которые тупо впёрлись в Чехию

Вопреки расхожим утверждениям о «всеевропейском» характере Второй мировой войны, далеко не все европейские государства приняли в ней участие напрямую (косвенно, разумеется, все).

С нейтралами – государствами Иберийского полуострова, Швейцарией и Швецией – всё понятно, эти ребята в конфликте мировой вненациональной финансовой олигархии с германскими нацистами участвовать не желали, обе стороны им были одинаково чужды, единственное, что их заботило – своевременная оплата за поставленные обеим сторонам конфликта товары.

Хлопцы делали свой маленький бизнес на чужом горе и страдании – в чём их можно винить? Бизнес есть бизнес, ничего личного…

Но была в Европе ещё одна страна, которая, де-факто всю войну оставаясь нейтральной – тем не менее, умудрилась не только пролезть в число победителей, но и получить от этой победы немалую прибыль – причём с ОБЕИХ сторон той вселенской битвы!

Я говорю о Чехии.

Как известно, средневековая независимая Чехия (со всеми её королями – Пшемыслами, Вацлавами и Карлами) утратила свой суверенитет и перешла под руку австрийских Габсбургов в самом начале Тридцатилетней войны, после битвы у Белой горы в 1620 году – на триста лет сделавшись частью Австрии.

Впрочем, и до этого территория Чехии входила в западноевропейское политическое пространство – достаточно сказать, что один из её королей, Ян I Люксембург, погиб в знаменитой битве при Кресси в 1346 году (во время франко-английской Столетней войны), сражаясь на стороне французов.

Словакии же, как суверенного государства словацкого народа, вообще никогда не существовало – эта территория с конца IX века была частью Венгерского королевства, и как часть этого королевства, она вошла в состав Австрии – чтобы затем, вместе с ним же, в 1867 году получить автономию (государство официально стало называться Австро-Венгрия).

Но в 1918 году небольшая горстка амбициозных австрийских политиков чешской национальности решила, что с помощью Антанты они забацают себе своё собственное государство.

4a

*   Одной Чехии им показалось мало, и поэтому ими была измыслена некая «Чехословакия» – доселе никем не виданное и не слыханное государствообразование.

Политические руководители Антанты благосклонно встретили рождение Чехословацкого национального совета, созданного в разгар войны Томашем Масариком, Эвардом Бенешем и Миланом Штефаником в Париже – куда оные политические деятели Австро-Венгрии благоразумно свинтили накануне и в первые месяцы войны.

28 октября 1918 года Чехословацкий национальный совет (к тому времени уже признанный Францией, Италией и Великобританией, и имевший в своих руках – чисто номинально, разумеется – вооруженную силу в лице «чехословацких легионов») объявил о независимости Чехословакии.

А 30 октября Словацкий национальный совет заявил об отделении Словакии от Венгрии.

Понятно, что оба эти «Совета» были мутными лавочками из случайных людей, которых никто никогда не выбирал.   Но в момент крушения старого мира десяток ловких авантюристов могут, при наличии определенной воли, беспредельной наглости и безграничного честолюбия, свернуть горы – история Февральской революции тому наглядный пример.

К тому же эти люди яростно махали перед толпой бумагами о признании их конторы со стороны Антанты – что, в общем-то, и было на тот момент подлинным ярлыком на княжение в де-факто ставших бесхозными австрийских владениях.

Главные «мятежники» и «ниспровергатели» «австрийского гнета» – Масарик и Бенеш – прибыли в Прагу уже после произошедшего низложения Габсбургов, что, впрочем, ничуть не помешало им по-хозяйски занять кабинеты в Граде.

Масарик объявил себя президентом, Бенеш – министром иностранных дел. Поскольку за спинами этих людей маячили штыки Антанты – шансы всех остальных претендентов на Главное кресло в Пражском Граде автоматически уменьшались до нуля.

Официально Томаш Гарриг Масарик возглавил Чехословакию только 29 февраля 1920 года – но это уже не имело никакого значения. Имело значение лишь то, что тщанием его и его министра иностранных дел Эдварда Бенеша на Версальской мирной конференции были официально закреплены и утверждены границы Чехословакии – именно те границы, которые через двадцать лет станут причиной её гибели…

Надо сказать, что в Версале Бенеш проявил завидную нахрапистость и беспредельную наглость – в итоге его тщанием Чехословакия стала весьма многонациональным государством:

 – 46 % её населения составляли чехи, 13 % -–словаки, 28 % – немцы, 8 % – венгры, и по 3 % –  украинцы и евреи.

 И уже с начала двадцатых годов в новорожденном государстве начались межнациональные распри – причем не только по линии раздела «славяне – не-славяне», но и между чешской и словацкой частью этого детища Антанты.

Впрочем, словацкий сепаратизм Прага ещё могла удерживать в рамках – а вот немецкий уже никак. И дело даже не в том, что словацкое радикальное движение ни в коей мере не могло рассчитывать на серьезную помощь извне – в отличие от немецкого.

4b

*    В 1935 году Судето-немецкая партия успешно выступила на парламентских выборах (получив голоса 60 % немецкого населения и получила 44 депутатских мандатов из 300. 

Главная проблема была в том, что немцы, в отличии от словаков, с самого зарождения самостоятельного чехословацкого государства были в нем ЧУЖИМИ, и никакой необходимости в поддержании оного государства в состоянии активной жизнедеятельности не видели.

Результатом этой поистине генетической несовместимости стало создание 2 октября 1933 года бывшим учителем гимнастики Конрадом Генлейном со товарищи Судетско-немецкого патриотического фронта – который очень быстро, буквально за два с половиной года, стал ведущей политической силой судетских немцев.

В 1935 году созданная на базе вышеуказанного фронта Судето-немецкая партия успешно выступила на общегосударственных парламентских выборах (получив голоса 60 % немецкого населения), опередила все «чехословацкие» партии и получила 44 депутатских мандатов из 300 возможных.

И хотя поначалу судетские немцы не говорили вслух об ирреденте – но общие настроения в их среде с каждым месяцем всё больше и больше склонялись к отделению от Чехословакии и присоединению к Третьему рейху.

Тем более, что ЧСР продолжала корчится в муках экономического кризиса, с пребыванием изрядной части немцев в тисках безработицы и нищеты – тогда как в Германии с этими проблемами власть успешно боролась и деятельно повышала общий уровень жизни своих подданных.

Окончание в следующем выпуске

Александр Усовский

http://zlyerusskie.com

GEOMETR.IT

* * *

Где «острый галлский ум» в вашей неупругой мягкой силе?

Szczyt NATO 2016– historia zatoczyła koło -1

НАТО 2016.Свинячая пря визжит в ветренных головах

NATO-Gipfel: . „No Action, Talk Only“

Die Welt: почему Франция угрожает Европе?

NATO will become irrelevant

NATO Summit — the“arc of crisis” -1

What to expect in Warsaw-2

Завтра была война. Борис Васильев

in Conflicts · Crisis · Culture · Europe · Euroskepticism · GERMANY · Nation · Philosophy · Power · RU · Russia · USA · VICTORY DAY 232 views / 39 comments

Russia      Balkans   Baltics     Belarus     Danube        Germany   Great-Britain       Europe      Ex-USSR    Moldova   Polska    Ukraine   USA     World  

GEOMETR.IT      serann.ru

*Я часами смотрю на выцветшую фотографию, на тех, кого нет на этой земле. Ведь никто же не хотел умирать…

 Annotation.   Я, Васильев Борис Львович, родился 21 мая 1924 года в семье командира Красной Армии в городе Смоленске…» — это начальные строки автобиографии.

            Пролог

            От нашего класса у меня остались воспоминания и одна фотография. Групповой портрет с классным руководителем в центре, девочками вокруг и мальчиками по краям.

Фотография поблекла, а поскольку фотограф старательно наводил на преподавателя, то края, смазанные еще при съемке, сейчас окончательно расплылись; иногда мне кажется, что расплылись они потому, что мальчики нашего класса давно отошли в небытие, так и не успев повзрослеть, и черты их растворило время.

x

*   Выпускные экзамены в июне 1941 года

На фотографии мы были 7 «Б». После экзаменов Искра Полякова потащила нас в фотоателье на проспекте Революции: она вообще любила проворачивать всяческие мероприятия.

— Мы сфотографируемся после седьмого, а потом после десятого, — ораторствовала она. — Представляете, как будет интересно рассматривать фотографии, когда мы станем старенькими бабушками и дедушками!

Мы набились в тесный «предбанник»; перед нами спешили увековечиться три молодые пары, старушка с внучатами и отделение чубатых донцов. Они сидели в ряд, одинаково картинно опираясь о шашки, и в упор разглядывали наших девочек бесстыжими казачьими глазами. Искре это не понравилось; она тут же договорилась, что нас позовут, когда подойдет очередь, и увела весь класс в соседний сквер.

И там, чтобы мы не разбежались, не подрались или, не дай бог, не потоптали газонов, объявила себя Пифией. Лена завязала ей глаза, и Искра начала вещать. Она была щедрой пророчицей: каждого ожидала куча детей и вагон счастья.

— Ты подаришь людям новое лекарство.

— Твой третий сын будет гениальным поэтом.

— Ты построишь самый красивый в мире Дворец пионеров.

Да, это были прекрасные предсказания. Жаль только, что посетить фотоателье второй раз нам не пришлось, дедушками стали всего двое, да и бабушек оказалось куда меньше, чем девочек на фотографии 7 «Б».

Когда мы однажды пришли на традиционный сбор школы, весь наш класс уместился в одном ряду. Из сорока пяти человек, закончивших когда-то 7 «Б», до седых волос дожило девятнадцать. Выяснив это, мы больше не появлялись на традиционных сборах, где так шумно гремела музыка и так весело встречались те, кто был младше нас. Они громко говорили, пели, смеялись, а нам хотелось молчать. А если и говорить, то…

— Ну как твой осколок? Все еще лезет?

— Лезет, проклятый. Частями.

— Значит, одна двоих вырастила?

— Бабы, как выяснилось, существа двужильные.

— Сердце, братцы, что-то того.

— Толстеешь, вот и того.

— Ты бы протез смазал, что ли. Скрипит, спасу нет.

— А ведь мы — самое малочисленное поколение земли.

— Это заметно. Особенно нам, матерям-одиночкам.

— Поколение, не знавшее юности, не узнает и старости. Любопытная деталь?

— Главное, оптимистичная.

— Может, помолчим? Тошно вас слушать…

С соседних рядов доносилось радостное: «А помнишь? Помнишь?», а мы не могли вспоминать вслух. Мы вспоминали про себя, и поэтому так часто над нашим рядом повисало согласное молчание.

Мне почему-то и сейчас не хочется вспоминать, как мы убегали с уроков, курили в котельной и устраивали толкотню в раздевалке, чтобы хоть на миг прикоснуться к той, которую любили настолько тайно, что не признавались в этом самим себе. Я часами смотрю на выцветшую фотографию, на уже расплывшиеся лица тех, кого нет на этой земле: я хочу понять. Ведь никто же не хотел умирать, правда?

c

А мы и не знали, что за порогом нашего класса дежурила смерть. Мы были молоды, а незнания молодости восполняются верой в собственное бессмертие. Но из всех мальчиков, что смотрят на меня с фотографии, в живых осталось четверо.

Как молоды мы были.

Наша компания тогда была небольшой: три девочки и трое ребят — я, Пашка Остапчук да Валька Александров.

Собирались мы всегда у Зиночки Коваленко, потому что у Зиночки была отдельная комната, родители с утра пропадали на работе, и мы чувствовали себя вольготно. Зиночка очень любила Искру Полякову, дружила с Леночкой Боковой; мы с Пашкой усиленно занимались спортом, считались «надеждой школы», а увалень Александров был признанным изобретателем.

Пашка числился влюбленным в Леночку, я безнадежно вздыхал по Зине Коваленко, а Валька увлекался только собственными идеями, равно как Искра собственной деятельностью.

Мы ходили в кино, читали вслух те книги, которые Искра объявляла достойными, делали вместе уроки и — болтали. О книгах и фильмах, о друзьях и недругах, о дрейфе «Седова», об интербригадах, о Финляндии, о войне в Западной Европе и просто так, ни о чем.

Иногда в нашей компании появлялись еще двое. Одного мы встречали приветливо, а второго откровенно не любили.

В каждом классе есть свой тихий отличник, над которым все потешаются, но которого чтут как достопримечательность и решительно защищают от нападок посторонних. У нас того тихаря звали Вовиком Храмовым: чуть ли не в первом классе он объявил, что зовут его не Владимиром и даже не Вовой, а именно Вовиком, да так Вовиком и остался. Приятелей у него не было, друзей тем более, и он любил «прислониться» к нам.

Придет, сядет в уголке и сидит весь вечер, не раскрывая рта, — одни уши торчат выше головы. Он стригся под машинку и поэтому обладал особо выразительными ушами. Вовик прочитал уйму книг и умел решать самые заковыристые задачи; мы уважали его за эти качества и за то, что его присутствие никому не мешало.

А вот Сашку Стамескина, которого иногда притаскивала Искра, мы не жаловали. Он был из отпетой компании, ругался как ломовой. Но Искре вздумалось его перевоспитывать, и Сашка стал появляться не только в подворотнях.

А мы с Пашкой так часто дрались с ним и с его приятелями, что забыть этого уже не могли: у меня, например, сам собой начинал ныть выбитый лично им зуб, когда я обнаруживал Сашку на горизонте. Тут уж не до приятельских улыбок, но Искра сказала, что будет так, и мы терпели.

Зиночкины родители поощряли наши сборища. Семья у них была с девичьим уклоном. Зиночка родилась последней, сестры ее уже вышли замуж и покинули отчий кров. В семье главной была мама: выяснив численный перевес, папа быстро сдал позиции. Мы редко видели его, поскольку возвращался он обычно к ночи, но если случалось прийти раньше, то непременно заглядывал в Зиночкнну комнату и всегда приятно удивлялся:

— А, молодежь? Здравствуйте, здравствуйте. Ну, что новенького?

Насчет новенького специалистом была Искра. Она обладала изумительной способностью поддерживать разговор.

— Как вы рассматриваете заключение Договора о ненападении с фашистской Германией?

v

Зинин папа никак это не рассматривал. Он неуверенно пожимал плечами я виновато улыбался. Мы с Пашкой считали, что он навеки запуган прекрасной половиной человечества. Правда, Искра чаще всего задавала вопросы, ответы на которые знала назубок.

— Я рассматриваю это как большую победу советской дипломатии. Мы связали руки самому агрессивному государству мира.

— Правильно, — говорил Зинин папа. — Это ты верно рассудила. А вот у нас сегодня случай был: заготовки подали не той марки стали…

Жизнь цеха была ему близка и понятна, и он говорил о ней совсем не так, как о политике. Он размахивал руками, смеялся и сердился, вставал и бегал по комнате, наступая нам на ноги. Но мы не любили слушать его цеховые новости: нас куда больше интересовали спорт, авиация и кино. А Зинин папа всю жизнь точил какие-то железные болванки; мы слушали с жестоким юношеским равнодушием. Папа рано или поздно улавливал его и смущался.

— Ну, это мелочь, конечно. Надо шире смотреть, я понимаю.

— Какой-то он у меня безответный, — сокрушалась Зина.-Никак не могу его перевоспитать, прямо беда.

— Родимые пятна, — авторитетно рассуждала Искра. — Люди, которые родились при ужасающем гнете царизма, очень долго ощущают в себе скованность воли и страх перед будущим.

Искра умела объяснять, а Зиночка — слушать. Она каждого слушала по-разному, но зато всем существом, словно не только слышала, но и видела, осязала и обоняла одновременно. Она была очень любопытна и чересчур общительна, почему ее не все и не всегда посвящали в свои секреты, но любили бывать в их семье с девичьим уклоном.

Наверное, поэтому здесь было по-особому уютно, по-особому приветливо и по-особому тихо. Папа и мама разговаривали негромко, поскольку кричать было не на кого. Здесь вечно что-то стирали и крахмалили, чистили и вытряхивали, жарили и парили и непременно пекли пироги.

Они были из дешевой темной муки; я до сих пор помню их вкус и до сих пор убежден, что никогда не ел ничего вкуснее этих пирогов с картошкой. Мы пили чай с дешевыми карамельками, лопали пироги и болтали. А Валька шлялся по квартире и смотрел, чего бы изобрести.

— А если я к водопроводному крану примусную горелку присобачу?

— Чтобы чай был с керосином?

— Нет, чтобы подогревать. Чиркнешь спичкой, труба прогреется, и вода станет горячей.

— Ну, собачь,-соглашалась Зина.

Валька что-то пристраивал, грохотал, дырявил стены и гнул трубу. Ничего путного у него никогда не выходило, но Искра считала, что важна сама идея.

— У Эдисона тоже не все получалось.

— Может, мне Вальку разок за уши поднять? — предлагал Пашка. — Эдисона один раз подняли, и он сразу стал великим изобретателем.

Пашка и вправду мог поднять Вальку за уши: он был очень силен. Влезал по канату, согнув ноги пистолетом, делал стояку на руках и лихо вертел на турнике «солнце». Это требовало усиленных тренировок, и книг Пашка не читал, но любил слушать, когда их читали другие. А так как чаще всего читала Лена Бокова, то Пашка слушал не столько ушами, сколько глазами, он начал дружить с Леной еще с пятого класса и был постоянен в своих симпатиях и занятиях.

Искра тоже неплохо читала, но уж очень любила растолковывать прочитанное, и мы предпочитали Лену, если предполагалось читать нечто особенно интересное. А читали мы тогда много, потому что телевизоров еще не изобрели и даже дешевое дневное кино было нам не по карману.

b

А еще мы с детства играли в то, чем жили сами. Классы соревновались не за отметки или проценты, а за честь написать письмо папанинцам или именоваться «чкаловским», за право побывать на открытии нового цеха завода или выделить делегацию для встречи испанских детей.

Я попал однажды в такую делегацию, потому что победил на стометровке, а Искра — как круглая отличница и общественница. Мы принесли с этой встречи ненависть к фашизму, переполненные сердца и по четыре апельсина. И торжественно съели эти апельсины всем классом: каждому досталось по полторы дольки и немножко кожуры. И я сегодня помню особый запах этих апельсинов.

И еще я помню, как горевал, что не смогу помочь челюскинцам, потому что мой самолет совершил вынужденную посадку где-то в Якутии, гак и не долетев до ледового лагеря. Самую настоящую посадку: я получил «плохо», не выучив стихотворения. Потом-то я его выучил: «Да, были люди в наше время…»

А дело заключалось в том, что на стене класса висела огромная самодельная карта и каждый ученик имел свой собственный самолет. Отличная оценка давала пятьсот километров, но я получил «плохо», и мой самолет был снят с полета. И «плохо» было не просто в школьном журнале: плохо было мне самому и немного — чуть-чуть! — челюскинцам, которых я так подвел.

А карту выдумала Искра.

Улыбнись мне, товарищ. Я забыл, как ты улыбался, извини. Я теперь намного старше тебя, у меня масса дел, я оброс хлопотами, как корабль ракушками. По ночам я все чаще и чаще слышу всхлипы собственного сердца: оно уморилось. Устало болеть.

Я стал седым, и мне порой уступают место в общественном транспорте. Уступают юноши и девушки, очень похожие на вас, ребята. И тогда я думаю, что не дай им Бог повторить вашу судьбу. А если это все же случится, то дай им Бог стать такими же.

Между вами, вчерашними, и ими, сегодняшними, лежит не просто поколение. Мы твердо знали, что будет война, а они убеждены, что ее не будет. И это прекрасно: они свободнее нас. Жаль только, что свобода эта порой оборачивается безмятежностью…

В девятом классе Валентина Андроновна предложила нам тему свободного сочинения «Кем я хочу стать?». И все ребята написали, что они хотят стать командирами Красной Армии. Даже Вовик Храмов пожелал быть танкистом, чем вызвал бурю восторга. Да, мы искренне хотели, чтобы судьба наша была суровой. Мы сами избирали ее, мечтая об армии, авиации и флоте: мы считали себя мужчинами, а более мужских профессий тогда не существовало.

В этом смысле мне повезло. Я догнал в росте своего отца уже в восьмом классе, а поскольку он был кадровым командиром Красной Армии, то его старая форма перешла ко мне. Гимнастерка и галифе, сапоги и командирский ремень, шинель и буденовка из темно-серого сукна. Я надел эти прекрасные вещи в один замечательный день и не снимал их целых пятнадцать лет. Пока не демобилизовался. Форма тогда уже была иной, но содержание ее не изменилось: она по-прежнему осталась одеждой моего поколения. Самой красивой и самой модной.

Мне люто завидовали все ребята. И даже Искра Полякова.

— Конечно, она мне немного велика, — сказала Искра, примерив мою гимнастерку. — Но до чего же в ней уютно. Особенно, если потуже затянуться ремнем.

Я часто вспоминаю эти слова, потому что в них — ощущение времени. Мы все стремились затянуться потуже, точно каждое мгновение нас ожидал строй, точно от одного нашего вида зависела готовность этого общего строя к боям и победам. Мы были молоды, но жаждали не личного счастья, а личного подвига.

n

Мы не знали, что подвиг надо сначала посеять и вырастить. Что зреет он медленно, незримо наливаясь силой, чтобы однажды взорваться ослепительным пламенем, сполохи которого еще долго светят грядущим поколениям. Мы не знали, но это знали наши отцы и матери, прошедшие яростный огонь революции.

Кажется, ни у кого из нас не было в доме ванной. Впрочем, нет, одна квартира была с ванной, но об этом после. Мы ходили в баню обычно втроем: я, Валька и Пашка. Пашка драил наши спины отчаянно жесткой мочалкой, а потом долго блаженствовал в парной. Он требовал невыносимого жара, мы с Валькой поддавали этот жар, но сами сидели внизу. А Пашка издевался над нами с самой верхней полки.

— Здравствуйте, молодежь.

Как-то в парную, стыдливо прикрываясь шайкой, бочком проскользнул Андрей Иванович Коваленко-отец Зиночки. В голом виде он был еще мельче, еще неказистее.

— Жарковато у вас.

— Да разве это жар?-презрительно заорал сверху Пашка.-Это же субтропики! Это же Анапа сплошная! А ну, Валька, поддай еще!

— Борькина очередь, — объявил Валька. — Борька, поддай.

— Стоит ли? — робко спросил Коваленко.

— Стоит! — отрезал я. — Пар костей не ломит.

— Это кому как,-тихо улыбнулся Андрей Иванович.

И тут я шарахнул полную шайку на каменку. Пар взорвался с треском. Пашка восторженно взвыл, а Коваленко вздохнул. Постоял немного, подумал, взял свою шайку, повернулся и вышел.

Повернулся…

Я и сейчас помню эту исколотую штыками, исполосованную ножами и шашками спину в сплошных узловатых шрамах. Там не было живого места — все занимал этот сине-багровый автограф гражданской войны.

А вот мать Искры вышла из той же гражданской иной. Не знаю, были ли у нее шрамы на теле, но на душе были, это я понял позже. Такие же, как на спине у отца Зиночки.

Мать Искры — я забыл, как ее звали, и теперь уже никто не напомнит мне этого — часто выступала в школах, техникумах, в колхозах и на заводах. Говорила резко и коротко, точно командуя, и мы ее побаивались.

— Революция продолжается, запомните. И будет продолжаться, пока мы не сломим сопротивление классовых врагов. Готовьтесь к борьбе. Суровой и беспощадной.

А может, все это мне только кажется? Я старею, с каждым днем все дальше отступая от того времени, и уже не сама действительность, а лишь представление о ней сегодня властвует надо мной. Может быть, но я хочу избежать того, что диктует мне возраст. Я хочу вернуться в те дни, стать молодым и наивным…

*   *   *

…   За чаем вспоминали о Вике. Вспоминали живую — с первого класса — и говорили, перебивая друг друга, дополняя и досказывая. Люберецкий молчал, но слушал жадно, ловя каждое слово. И вздохнул:

— Какой тяжелый год!

Все примолкли. А Зиночка сказала, как всегда, невпопад:

— Знаете почему? Потому что високосный. Следующий будет счастливым, вот увидите!

Следующим был тысяча девятьсот сорок первый.
 Эпилог 

 …   Через сорок лет я трясся в поезде, мчавшемся в родной город. Внизу со свистом храпел Валька Александров, а будить его не имело смысла: Валька горел в танке и спалил не только уши, но и собственную глотку. Впрочем, профессия у него молчаливая: вот уж сколько лет часы ремонтирует. Эх, Эдисон, Эдисон! Это мы его в школе Эдисоном звали, и Искра считала, что он станет великим изобретателем…

m

Искра. Искра Полякова, атаман в юбке, староста 9 «Б», героиня подполья, живая легенда, с которой я учился, спорил, ходил на каток, которую преданно ждал у подъезда, когда с горизонта исчез Сашка Стамескин, первая любовь Искры. И последняя: у Искры не могло быть ничего второго. Ни любви, ни школьных отметок, ни места в жизни. Только погибнуть ей выпало не первой из нашего класса: первым погиб Артем.

Тут я не выдержал Валькиных завываний и сполз на пол. В темноте натянул брюки и выскользнул в грохочущий коридор купейного вагона. Было что-то около четырех, но у окна маячила грузная фигура.

— Не спишь, литраб?

Пашка Остапчук. В школе за ним остроумия не водилось: он умел ловко вертеть на турнике «солнце» да преданно любить Леночку Бокову. Война отняла у Пашки ногу и спорт, и к Леночке он не вернулся, хотя она ждала его до Победы, а Пашку ранило на Днепре.

— Свидание с юностью через сорок лет: и хочется, и колется, и поезд наш ушел. Потому и не спится, верно, литраб? А тут еще Эдисон рычит, как самосвал.

Пашку лихорадило от предстоящей встречи с городом, школой и Леной. Поскрипывая протезом, он метался по коридору и говорил. Про Днепр и 9 «Б», про Лену, к которой так и не нашел мужества вернуться инвалидом, и про санитарку из госпиталя, что пригрела, утешила, а потом и детей ему нарожала.

Он словно уговаривал себя, что верная жена его нисколько не хуже той юной, мечтавшей о сцене девочки, которая назло Пашке вышла в сорок шестом замуж, а через пять лет овдовела.

Как раз в тот год мы приехали на открытие мемориальной доски в школе: так уж получилось, что с войны мы не вернулись в родной город. Я жил в Москве, Остапчук с Александровым по иным местам, и из всех парней нашего класса в родном городе остался только Сашка Стамескин. Виноват, Александр Авдеевич Стамескин, директор крупнейшего авиазавода, лауреат, депутат и прочая и прочая.

Павел болтал про фронт вперемежку со спортом. Александров хрипел, свистел и рычал, а я вспоминал город, знакомых, наш класс, и нашу школу, и нашего директора Николая Григорьевича Ромахина, чьей связной в подполье была Искра. В тот единственный раз, когда мы, уцелевшие, по личной просьбе директора приехали на открытие, он сам зачитывал имена погибших перед замершим строем выживших.

— Девятый «Б», — сказал он, и голос его сорвался, изменил ему, и дальше Николай Григорьевич кричал фамилии, все усиливая и усиливая крик. — Герой Советского Союза летчик-истребитель Георгий Ландыс. Жора Ландыс. Марки собирал.

Артем… Артем Шефер. Из школы его выгнали за принципиальность, и он доказал ее, принципиальность свою, доказал! Когда провод перебило, он сам себя взорвал вместе с мостом. Просторная у него могила, у Артема нашего!.. Владимир Храмов, Вовик, отличник наш, тихий самый. Его даже в переменки и не видно было и не слышно. На Кубани лег возле сорокапятки своей. Ни шагу назад не сделал. Ни шагу!.. Искра… По… По…

Он так и не смог выговорить фамилии своей связной, губы запрыгали и побелели. Женщины бросились к нему, стали усаживать, поить водой. Он сесть отказался, а воду выпил, и мы слышали, как стучали о стекло его зубы. Потом он вытер слезы и тихо сказал:

— Жалко что? Жалко, команды у нас нет, чтоб на коленях слушали.

,

Мы без всякой команды стали на колени. Весь зал — бывшие ученики, сегодняшние школьники и учителя, инвалиды, вдовы, сироты, одинокие — все как один. И Николай Григорьевич начал почти шепотом.

— Искра, Искра Полякова, Искорка наша. А как маму ее звали, не знаю, а только гестаповцы ее на два часа раньше доченьки повесили. Так и висели рядышком — Искра Полякова и товарищ Полякова, мать и дочь. — Он помолчал, горестно качал головой и вдруг, шагнув, поднял кулак и крикнул на весь зал: -А подполье жило! Жило и било гадов! И мстило за Искорку и маму ее, жестоко мстило!

Его било и трясло, и не знаю, что случилось бы тогда с нашим Ромахиным, если бы не Зина. И, постарев, она не повзрослела: шагнула вдруг к нему, взяв за руки своих взрослых сыновей:

— А это — мои ребята, Николай Григорьевич. Старший -Артем, а младший-Жорка. Правда, похожи на тех, на наших?

Бывший директор обнял ее парней, склоняя к себе их головы, и прошептал:

— Как две капли воды…

Через полгода, в начале пятьдесят второго, Николай Григорьевич умер.

Я был в командировке, на похороны не попал и больше не ездил на школьные сборы. Павел тоже, а Валентин ездил. Нечасто, правда, раз в два-три года. Встречался с теми, кто уцелел на фронте или выжил в оккупации, ходил в гости, гонял чаи с доживающими свой невеселый век мамами и стареющими одноклассницами, смотрел бесконечные альбомы, слушал рассказы и всем чинил часы.

И самое точное время в городе было у бывших учеников когда-то горестно знаменитого 9 «Б». Самое точное.

a

Завтра была война. Б.Васильев. Отрывок

http://www.serann.ru

GEOMETR.IT

* * *

NATO Summit 2016: Three reasons of nosedive

Почему чехи не воевали с немцами, но вышли победителями.1938

NATO will become irrelevant- 2

Россия. Духовная безопасность. Послевоенные годы.

Szczyt NATO 2016– historia zatoczyła koło -2

Gipfel in Warschau: „28 für 28“ stimmt nicht mehr -1

NATO Summit — the“arc of crisis” -2

1 2 3 382
Go to Top