Author

geo_metr - page 4

geo_metr has 3813 articles published.

2. H. James. Три средних пальца нашей Либерал-Экономике

in Crisis 2018 · Europe 2018 · Finance 2018 · Person · Politics 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · USA 2018 · YOUTUBE 2018 29 views / 0 comments

Europe       Russia        USA        World    

GEOMETR.IT    project-syndicate.org

 

* Мне нравится завтракать и читать газеты в баре — это единственное  противоядие от реальности.

Reimagining Security and Rethinking  Economics.    Economic and financial issues nowadays tend to be discussed in intellectual silos, by specialists who give little mind to security concerns or the interplay between national and international objectives.

But sooner or later, economists will realize that global security demands a new approach, just as it did in the interwar period.

ПРИНСТОН – Сейчас, когда мир стоит на пороге торговой войны и возрастает вероятность того, что Запад может оказаться в состоянии реальной войны, нам будет весьма полезно переосмыслить уроки межвоенного периода.

…   2  —  Вторая глобальная проблема – это искусственный интеллект (сокращённо ИИ) и его прогнозируемое революционное влияние на рынок труда. Впрочем, искусственный интеллект угрожает не только занятости, но и безопасности, поскольку многие технологии, которые государства используют для защиты населения и сдерживания агрессии, станут бессмысленными.

    (  02  )

Неудивительно, что крупные державы, такие как США и Китай, уже начали гонку за доминирование в сфере ИИ и других технологий больших данных. Продолжая эту гонку, они будут вести всё более опасную и нестабильную игру, в которой каждый новый технологический поворот может привести к фундаментальным изменениям в политике, обесценивая прежние методы обороны.

YOUTUBE 2018 КАК Я ВЫСТУПАЛ НА АМЕРИКАНСКОМ местном правительственном заседании

YOUTUBE 2018 Нужно понимать культуру ЭЛИТ ДРУГИХ НАРОДОВ. ПОЛЬША.. Михаил Делягин

YOUTUBE 2018 Фильм «ВИЙ». Андрей Фурсов

YOUTUBE 2018 Цитаты из романа «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

  3  —  Третья проблема – это денежная революция, вызванная технологиями распределённого учёта (например, блокчейн), с которым связаны перспективы появления негосударственных валют.

После Бреттон-Вудса валютное доминирование стало формой власти, особенно для США. Но альтернативные виды денег создают для правительств и негосударственных игроков новые способы утверждения своей власти или обхода существующих властных структур.

Криптовалюты, подобные биткойну, уже оказывают серьёзное воздействие на рынки, а в будущем они могут полностью изменить финансовые отношения, на которых базируются современные индустриальные общества.

   *   В этой новой политической географии Китай, Россия, Индия и другие страны воспринимают каждую из данных угроз как шанс для формирования будущего глобализации на собственных условиях. Их представления о будущем могут весьма отличаться от модели конца XX века.

Например, Китай рассматривает технологии ИИ как инструмент для перестройки политической организации путём введения тотального надзора и диктуемого государством образа мыслей.

*   Заменив индивидуализм коллективизмом, Китай может направить глобальную политику на совершенно антилиберальный путь.

 

YOUTUBE 2018 БЬЁТ РЕШИТЕЛЬНО И ЖЁСТКО! О стиле Путина

YOUTUBE 2018 ДАННЫЕ О ДОХОДАХ ВЫСШИХ ЧИНОВНИКОВ. Валентин Катасонов.

YOUTUBE 2018 Сначало НАФТОГАЗ судится с Газпромом — потом обижается: ГАЗПРОМ идет в обход! Виктор Суслов

YOUTUBE 2018 BEЛИЧAЙШИЙ БЛEФ TPAMПА ИЛИ PA3BEДKA БOEM?

YOUTUBE 2018 О ПОДЛОСТИ АНГЛИЧАН и растлении Хрущёвым Украины. Андрей Фурсов

К счастью, существуют альтернативные пути движения вперёд. Переосмысляя проблемы экономики и безопасности, мы должны будем выработать такие подходы, которые смогут способствовать инновациям в рамках скоординированного обсуждения будущих социальных и политических механизмов.

Нам необходимо использовать человеческое воображение и изобретательность не только для создания новых технологий, но и для создания систем, которые будут управлять этими технологиями.

Наилучшим будет такое будущее, в котором правительства и транснациональные корпорации не контролируют всю информацию. Это означает, что задача заключается в разработке приемлемых для всех решения, основанных на сотрудничестве, а не на уничтожении конкурирующих взглядов.

Harold James

is Professor of History and International Affairs at Princeton University and a senior fellow at the Center for International Governance Innovation. A specialist on German economic history and on globalization, he is a co-author of the new book The Euro and The Battle of Ideas, and the author of The Creation and Destruction of Value: The Globalization Cycle, Krupp: A History of the Legendary German Firm, and Making the European Monetary Union.

* 2 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:     project-syndicate.org

* * *

GEOMETR.IT 

Немцы не знают этого о своих правителях-нацистах? 23.04.2018

James. Три средних пальца нашей Либерал-Экономике 23.04.2018

Что делать, когда идёт игра без правил? 23.04.2018

Черное зеркало. Контроль за частной жизнью? 23.04.2018

D.Rodrik. Что останавливает левых? 23.04.2018

ЗАПАД. Винегрет и Таблицы Брадиса 23.04.2018

Gefährlicher Protektionismus für Europa 23.04.2018

Regierung nicht in der Lage sei 23.04.2018

Is Moldova still on float ?  23.04.2018

Political dissonance  23.04.2018

 GEOMETR.IT

2. Что делать, когда идёт игра без правил?

in Crisis 2018 · Europe 2018 · Finance 2018 · Putin 2018 · RU · Skepticism 2018 · The Best · Trump 2018 · USA 2018 · YOUTUBE 2018 37 views / 0 comments

Europe       Russia     USA        World

GEOMETR.IT   Фонд стратегической культуры

 

*Не садись играть без царя в голове, и без туза в рукаве

Российские активы на Западе могут перестать быть российскими. Что делать, когда против России идёт игра без правил?

Активно обсуждается ряд заявлений западных чиновников и политиков о возможном аресте активов российского происхождения, находящихся за пределами РФ. Тема не новая.  Но после решения Вашингтона и его союзников о высылке российских дипломатов она приобрела острую актуальность.

Согласиться с теми, кто оценивают такого рода экономическую санкцию как маловероятную, я не могу, как не могу согласиться с тем аргументом, что Дональд Трамп, Тереза Мэй и другие западные государственные деятели – люди благоразумные.

Я о непоследовательности действий Трампа в сфере экономики пишу регулярно. Хочу лишь добавить, что действия Трампа могут в ближайшее время спровоцировать вторую волну мирового финансового кризиса (первая имела место в 2007-2009 гг.) и мировую торговую войну.

   (  02  )

В значительной мере отсутствие у денежных властей России реальной картины о масштабах заграничных активов российского происхождения обусловлено тем, что в середине 2000-х годов в российский закон о валютном регулировании и валютном контроле были внесены такие поправки, которые упростили возможности нелегального вывода капитала.

YOUTUBE 2018 КАК Я ВЫСТУПАЛ НА АМЕРИКАНСКОМ местном правительственном заседании

YOUTUBE 2018 Нужно понимать культуру ЭЛИТ ДРУГИХ НАРОДОВ. ПОЛЬША.. Михаил Делягин

YOUTUBE 2018 Фильм «ВИЙ». Андрей Фурсов

YOUTUBE 2018 Цитаты из романа «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Если в России происходила либерализация контроля над трансграничным движением капитала, то на Западе, наоборот, происходило ужесточение. Толчок этому дали события 11 сентября 2001 года.

Российские олигархи и чиновники-клептоманы полагали, что если контроля нет на «выходе» (из России), то его не будет и на «входе» (в различных «тихих заводях»).

Это иллюзия. Входной контроль был, и он постоянно ужесточался. Финансовая разведка и другие спецслужбы США наладили работу по отслеживанию притока иностранного капитала не только на территорию собственного государства, но и в другие страны. Об этой работе и тесных связях американских спецслужб с ФРС, с системой СВИФТ, с финансовыми регуляторами США и Европы я уже писал.

Подготовка «кремлёвского доклада» явилась лишь видимой частью не афишируемой деятельности западных спецслужб по отслеживанию нелегальных потоков капитала из России.

Возвращаясь к теме возможной заморозки международных резервов, хочу отметить, что она может быть произведена не в лоб, а окольно. Банк России управляет своими зарубежными активами, используя информационно-коммуникационную систему СВИФТ.

Вашингтон может добиться от одноименного общества СВИФТ блокировки операций российских банков через указанную систему (как он сумел это сделать в 2012 году в отношении Ирана).

В этом случае противник убьёт сразу несколько зайцев: парализует все расчёты и платежи, связанные с внешней торговлей, кредитными и иными международными коммерческими операциями российских банков и компаний, а заодно лишит Банк России доступа к управлению своими резервами. Фактически это будет означать их заморозку.

YOUTUBE 2018 О ПОДЛОСТИ АНГЛИЧАН и растлении Хрущёвым Украины. Андрей Фурсов

a href=»http://geometr.it/youtube-2/»>YOUTUBE 2018 Сначало НАФТОГАЗ судится с Газпромом — потом обижается: ГАЗПРОМ идет в обход! Виктор Суслов

YOUTUBE 2018 BEЛИЧAЙШИЙ БЛEФ TPAMПА ИЛИ PA3BEДKA БOEM?

YOUTUBE 2018 БЬЁТ РЕШИТЕЛЬНО И ЖЁСТКО! О стиле Путина

YOUTUBE 2018 ДАННЫЕ О ДОХОДАХ ВЫСШИХ ЧИНОВНИКОВ. Валентин Катасонов.

.

Можно также организовать такое замораживание, которое не будет выглядеть экономической санкцией, а будет квалифицироваться как «акция, связанная с разрешением коммерческих споров». Яркий пример, такой акции – замораживание зарубежных активов Казахстана в связи со спором между этим государством и предпринимателем из Молдавии по имени Анатолий Стати.

Анатолий Стати в 2000-е годы стал добиваться от правительства Казахстана «сатисфакции» в виде компенсации ущерба, понесенного в результате сотрудничества с данным государством (в сфере нефтяного бизнеса). Первоначально сумма претензий не выходила за пределы 0,5 млрд. долл. По мере развития событий сумма стала увеличиваться, и сфера спора вышла далеко за пределы Казахстана.

Анатолий Стати (фигура достаточно загадочная) стал подавать иски в международные суды. В прошлом году они уже достигли планки в 4 млрд. долл. По решениям разных международных и национальных судов начался процесс блокирования активов казахского происхождения на территории ряда европейских государств – Бельгии, Швеции, Люксембурга, Нидерландов.

Апогеем этой истории стало блокирование в декабре 2017 года средств Национального фонда Казахстана (суверенного фонда) в дочерней структуре американского банка Bank of New York Mellon, действующей в юрисдикции Голландии. Сумма блокирования превысила 22 млрд. долл., что эквивалентно 40% всех средств Национального фонда Казахстана.

Что ещё удивительнее: сумма заблокированных средств превысила максимально фигурировавшую в исках сумму в 5,5 раза. Образно выражаясь, сумма иска может быть на один рубль (доллар, евро), а сумма блокируемых средств – на тысячу.

Астана полагала, что возникло «недоразумение», которое будет разрешено. Уже прошли три месяца 2018 года, а средства Национального фонда Казахстана (НФК) остаются замороженными. История с деньгами НФК – наглядное пособие для тех в России, кто думает, что «всё обойдётся».

Кстати, иные уверяют, что России не страшны заморозки её международных резервов, поскольку большая часть их представляет собой не банковские депозиты, а ценные бумаги (прежде всего, казначейские облигации и векселя США). Мол, бумаги находятся у нас, они анонимны, их арестовать нельзя.

Бумаги, составляющие международные резервы, к сведению таких «оптимистов», находятся в депозитариях в Европе и США, и они (депозитарии) имеют систему двойных ключей. Из тех 22 млрд. долл. активов НФК, которые пребывают в замороженном состоянии, по данным Астаны, половина приходится на векселя казначейства США.

Лучше учиться на чужих ошибках. Сегодня ещё кое-что можно сделать. Завтра о триллионных активах российского происхождения за рубежом можно будет забыть.

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ,   Фонд стратегической культуры

* 2 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:  Фонд стратегической культуры

* * *

GEOMETR.IT 

Немцы не знают этого о своих правителях-нацистах? 23.04.2018

  1. James. Три средних пальца нашей Либерал-Экономике 23.04.2018

Что делать, когда идёт игра без правил? 23.04.2018

Черное зеркало. Контроль за частной жизнью? 23.04.2018

D.Rodrik. Что останавливает левых? 23.04.2018

ЗАПАД. Винегрет и Таблицы Брадиса 23.04.2018

Gefährlicher Protektionismus für Europa 23.04.2018

Regierung nicht in der Lage sei 23.04.2018

Is Moldova still on float ?  23.04.2018

Political dissonance  23.04.2018

 GEOMETR.IT

1. Schizophren: pardon my french

in Conflicts 2018 · Crisis 2018 · DE · Economics 2018 · Europe 2018 · Germany 2018 · Great Britain 2018 · History 2018 · Nation 2018 · Politics 2018 · Skepticism 2018 · The Best 51 views / 4 comments

Danube      Germany     Great Britain    Europe     FRANCE

GEOMETR.IT  ipg-journal.de

 

   * Emmanuel Macron ist ein Jahr im Amt und geht in der Europapolitik ein hohes Risiko ein. Denn Deutschland spielt nicht mit.

Vor einem Jahr wurde Emmanuel Macron mit einem ambitionierten Reformprogramm gewählt: Innenpolitische Reformen sollen die französische Wirtschaft und das Sozialsystem tiefgreifend ändern; die EU möchte er mit großen Schritten in der Verteidigungs-, Währungs- und Migrationspolitik voranbringen. Während die Strukturreformen des französischen Sozial- und Wirtschaftssystems in die Wege geleitet wurden, blieb der große Wurf in der Europapolitik bisher aus.

Das liegt nicht nur an der unerwartet langen Regierungsbildung in Berlin, sondern auch an einem Verharren deutscher Politik in alten Denkmustern. Emmanuel Macron geht mit seiner politischen Agenda ein hohes Risiko ein, aber Deutschland bewegt sich bisher kaum.

Das deutsche Verhältnis zu Frankreich wirkt zurzeit – pardon my french – schizophren:

Selten war die Unterstützung für einen französischen Präsidenten über (fast) alle Parteigrenzen so groß wie heute. Bekenntnisse zu den deutsch-französischen Beziehungen haben an Ernsthaftigkeit gewonnen und brechen öfters aus den eingeübten Ritualen aus.

Deutlich wurde das im Januar anlässlich des 55-jährigen Jubiläums des Elysée-Vertrags, als erstmals Abgeordnete des jeweils anderen Parlaments an Plenardebatten im Bundestag und der Assemblée nationale teilnahmen. Macrons Vorstoß zu einem neuen Elysée-Vertrag wird in Berlin mit so großem Einsatz verfolgt, dass die Beziehung zum Nachbarland einen zentralen Platz im Koalitionsvertrag bekommen hat.

Macron dient den Deutschen als Projektionsfläche.

Und dennoch stoßen seine Vorhaben für Europa in großen Teilen der Bundesregierung und der Öffentlichkeit auf Ablehnung. Das Titelbild des Spiegels nach der französischen Wahl illustriert Deutschlands Zerrissenheit angesichts des „teuren Freunds“ Macron.

Konnte man in Wahlkampfzeiten noch vermuten, dass viele deutsche Politiker die Frage nach mehr Ausgaben für die EU möglichst aus der öffentlichen Debatte fernhalten wollten, zeigt sich heute, dass die Vorbehalte in der Politik reell und hartnäckig sind.

Macron dient den Deutschen als Projektionsfläche, auf der jeder etwas von seinen eigenen Ideen abbilden kann: Für Pro-Europäer sind Stichworte wie „die Sorbonne-Rede“ Ausdruck der großen Sehnsucht nach mehr Idealismus und ein bisschen Pathos in der Europadebatte.

Nur wenige Monate nach seinem Amtsantritt erhielt der französische Präsident bereits den Aachener Karlspreis für seine „kraftvolle Vision eines neuen Europas“. Bei Sozialdemokraten und Grünen rufen Anklänge an eine Bewegung „von unten“, die sie in En Marche verkörpert sehen, und die Idee von europaweiten Bürgerkonsultationen Begeisterung hervor.

Liberale und Konservative dagegen schätzen besonders seinen innenpolitischen Reformkurs, hatte doch vor allem Deutschland die von der Europäischen Kommission empfohlenen Strukturreformen lange angemahnt.

Auch die restriktivere Migrationspolitik findet bei ihnen Anklang. Jeder pickt sich also das heraus, was ihm am besten in eigene Denkmuster passt und ignoriert dabei andere Bereiche, die das komplexe Bild des französischen Präsidenten ausmachen.

Reformen an zwei Fronten

Aus seinen ambitionierten Vorhaben hat Emmanuel Macron nie ein Geheimnis gemacht, auch im Wahlkampf nicht. Vom Arbeitsrecht über die Fiskalpolitik und das Bildungssystem bis hin zur Arbeitslosenversicherung: Wenn es nach ihm geht, darf kein Element des französischen Wohlfahrtstaats unberührt bleiben.

Bereits im September, ein paar Monate nach der Präsidentschaftswahl, wurde eine Arbeitsmarktreform verabschiedet, die u. a. den Kündigungsschutz lockert und Branchen- und Betriebsvereinbarungen stärkt. In der Fiskalpolitik wurden die Arbeitnehmerabgaben gesenkt und der allgemeine Sozialbeitrag (CSG) erhöht, was bei Rentnern für Unmut sorgt. Die Reform der öffentlichen Bahngesellschaft SNCF – die seit Jahrzehnten als nicht reformierbar gilt – ist noch nicht verabschiedet, und schon steht die Reform der Ausbildung und der Arbeitslosenversicherung an der Tagesordnung des Kabinetts.

hrend sich das innenpolitische Reformtempo beschleunigt, passierte in der Europapolitik wenig. Zwar wurde die EU-Entsenderichtlinie überarbeitet – ein Kernthema in der französischen Europa-Debatte – und die 27 Mitgliedsstaaten einigten sich auf eine permanente Zusammenarbeit in der Verteidigungspolitik (Pesco).

Doch es sind sehr bescheidene Ergebnisse  gemessen an Macrons Forderungen für ein „souveränes Europa“, beispielsweise in Bezug auf ein Budget der Eurozone, eine gemeinsame EU-Asylbehörde und eine europäische Staatsanwaltschaft zur Terrorismusbekämpfung. Für den französischen Präsidenten ist der Stillstand in Europa insofern ein Problem, als die innen- und die europapolitischen Reformen als untrennbare Elemente gelten, deren Erfolg sich gegenseitig bedingt.

Nicht immer ist der Berliner Politik klar, welch großes Risiko Macron mit seiner gewollten „Transformation“ eingeht.

Einerseits sollen Strukturreformen im Land von der Seriosität der Regierung zeugen und Frankreichs Glaubwürdigkeit auf der europäischen Bühne – in erster Linie in Deutschland – wiederherstellen. Paris will sich als zuverlässiger Partner präsentieren, der seine Verpflichtungen einhält, und dadurch einen legitimen Anspruch auf eine Führungsrolle in der EU hat.

Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt ausschließlich den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. Beginnen Sie in der vorherigen Ausgabe. Das Original ist verfügbar unter:  ipg-journal.de

* * *

GEOMETR.IT 

Немцы не знают этого о своих правителях-нацистах? 23.04.2018

James. Три средних пальца нашей Либерал-Экономике 23.04.2018

Что делать, когда идёт игра без правил? 23.04.2018

Черное зеркало. Контроль за частной жизнью? 23.04.2018

D.Rodrik. Что останавливает левых? 23.04.2018

ЗАПАД. Винегрет и Таблицы Брадиса 23.04.2018

Gefährlicher Protektionismus für Europa 23.04.2018

Regierung nicht in der Lage sei 23.04.2018

Is Moldova still on float ?  23.04.2018

Political dissonance  23.04.2018

 GEOMETR.IT

 

THe Today’s Tale of Two Citiesretains

in Crisis 2018 · Culture 2018 · EN · Europe 2018 · Faith · History 2018 · Literature 2018 · Nation 2018 · Person · Politics 2018 · Skepticism 2018 · The Best 56 views / 4 comments

Danube      Germany     Great Britain  Europe     USA     World     Ex-USSR   

GEOMETR.IT project-syndicate.org

 

   * The material and moral progress made possible by the Enlightenment is evident across a wide range of metrics, from human rights to life expectancy.

MADRID – The opening line of Charles Dickens’s A Tale of Two Citiesretains its universality to this day. “It was the best of times, it was the worst of times,” Dickens writes, “it was the age of wisdom, it was the age of foolishness, … it was the spring of hope, it was the winter of despair.”

Dickens’s classic novel, set in London and Paris during the French Revolution, decries both the social injustices of the despotic ancien régime and the excesses of the French revolutionaries. When asked his opinion of the French Revolution almost two centuries later, former Chinese Premier Zhou Enlai reportedly answered that it was “too early to say.” That quip – though possibly the result of a misunderstanding – perfectly captures Dickens’s own ambivalence about the period of which he wrote.

The Enlightenment ideals that inspired the French to rise up against Louis XVI also drove the American Revolution. And both were set against the backdrop of another sea change: the onset of industrialization. The combination of more liberal political regimes and transformational scientific advances inaugurated the most prosperous period in the history of humankind.

The late British economist Angus Maddison once estimated that whereas global per capita GDP did not even double between 1 AD and 1820, it increased more than tenfold between 1820 and 2008. And this spectacular growth has been accompanied by equally extraordinary improvements in a wide range of socioeconomic indicators. Global average life expectancy, for example, has risen from 31 to almost 73 years in just two centuries.

Two centuries ago, the science and medical communities had not yet accepted the germ theory of disease, and the smell of beef was commonly thought to cause obesity. Today, such beliefs seem grotesque, owing to rapid progress in our scientific understanding. Not only can we now read the human genome; we are also learning how to edit and write it.

For Harvard psychology professorSteven Pinker, such achievements are signs that “the Enlightenment is working.” Moreover, Pinker argues that more moral progress has been achieved in the last few centuries than most macroeconomic measurements can reflect. For example, he points to the expansion – both geographic and substantive – of protections for individual and collective rights, as well as an overall reduction in violence.

The sheer magnitude of the Enlightenment’s achievements tends to be undervalued, because we are prone to remembering and normalizing catastrophes rather than quotidian improvements.

But while this bias is detrimental to decision-making, so, too, is excessive complacency. After all, there are plenty of reasons – many of which are secondary effects of the Enlightenment – for people to feel uneasy about the future.

In his 2013 book, The Great Escape, Nobel laureate economist Angus Deaton shows how progress in reducing aggregate privation, famine, and premature death over the past 250 years has left many social groups behind. While inequality at the global level has recently been mitigated by the economic rise of countries like China, numerous studies find that inequality within countries has been increasing. In countries such as the United States, broad segments of the population lack access to adequate medical treatments, and even democracy seems to be eroding.

Today’s conventional wisdom links the emergence of populist movements around the world, including the election of President Donald Trump in the US, to the people who have missed out on the benefits of globalization.

Yet many of Trump’s policies – not least slashing taxes for the rich – are intended to perpetuate the privileges of the economic elite. Trump has done very little to address the fears of those who feel left behind, but he is attempting a classic bait-and-switch to disguise this fact. Accordingly, he singles out Chinaas the source of Americans’ economic woes.

The result of Trump’s “America First” approach and fear mongering about all things foreign has been to undermine global cooperation. Nationalism, one of the potentially harmful legacies of the late-eighteenth-century social revolutions, has made a comeback on the heels of rising nativist and xenophobic fears.

Likewise, the Enlightenment’s scientific and technological legacy has not been wholly positive. The theories of Albert Einstein and the discovery of fission in 1938 made nuclear power possible, but also led to the bombings of Hiroshima and Nagasaki, and to the disasters at Chernobyl and Fukushima. Similarly, technological progress has left critical national infrastructure potentially vulnerable to cyberattacks. And, as the 2008 crisis revealed, financial engineering carries many risks of its own.

All of these dangers are accompanied by what is perhaps the greatest threat humanity has ever faced: climate change. The peculiarity of this threat lies in the fact that it has not manifested in the form of a single, sudden shock. Rather, it is a cumulative phenomenon, which we might still be able to mitigate. Just as technological advances got us into this predicament, so might they rescue us from it. After all, technological innovation, along with an international effort to adopt the 1987 Montreal Protocol, is how the world put a stop to the erosion of the ozone layer.

Fortunately, scientific rationality is capable of creating tools to remedy its own excesses. Unfortunately, however, the state of political leadership today may mean that these tools remain unused. The world is in desperate need of leaders who are willing to maximize the benefits of science and technology through collective management and international cooperation. Without such leadership, what is quantifiably the best of times could very well become the worst.

* The publication is not an editorial. It reflects solely the point of view and argumentation of the author. The publication is presented in the presentation. Start in the previous issue. The original is available at: project-syndicate.org

* * *

GEOMETR.IT 

Немцы не знают этого о своих правителях-нацистах? 23.04.2018

James. Три средних пальца нашей Либерал-Экономике 23.04.2018

Что делать, когда идёт игра без правил? 23.04.2018

Черное зеркало. Контроль за частной жизнью? 23.04.2018

D.Rodrik. Что останавливает левых? 23.04.2018

ЗАПАД. Винегрет и Таблицы Брадиса 23.04.2018

Gefährlicher Protektionismus für Europa 23.04.2018

Regierung nicht in der Lage sei 23.04.2018

Is Moldova still on float ?  23.04.2018

Political dissonance  23.04.2018

 GEOMETR.IT

UE:Skutki dla umów

in Conflicts 2018 · Crisis 2018 · Economics 2018 · Europe 2018 · Germany 2018 · Great Britain 2018 · History 2018 · Nation 2018 · PL · Politics 2018 · Skepticism 2018 71 views / 5 comments

Germany     Great Britain  Europe     Ex-USSR  

GEOMETR.IT  pism.pl

    * Trybunał Sprawiedliwości Unii Europejskiej (TSUE) orzekł, że model rozstrzygania sporów na drodze arbitrażu przewidziany w umowie inwestycyjnej między Słowacją i Holandią jest niezgodny z prawem Unii Europejskiej. Wyrok może utrudnić dalsze funkcjonowanie tego typu rozwiązań. Ta sytuacja sprzyja polskim dążeniom do wypowiadania umów o ochronie inwestycji z państwami członkowskimi UE.

Bezprawne klauzule arbitrażowe

Rozstrzygnięta sprawa dotyczyła sporu między holenderską firmą ubezpieczeniową Achmea BV i Słowacją. W 2012 r. trybunał arbitrażowy we Frankfurcie nad Menem, powołany na podstawie dwustronnej umowy inwestycyjnej (Bilateral Investment Treaty – BIT) między Republiką Słowacką a Królestwem Niderlandów, zasądził na rzecz Achmei odszkodowanie w wysokości 22 mln euro. Słowacja zwróciła się z wnioskiem do niemieckich sądów (właściwych ze względu na siedzibę trybunału arbitrażowego) o uchylenie tego orzeczenia jako sprzecznego z prawem UE.

W toku postępowania niemiecki Federalny Trybunał Sprawiedliwości poprosił TSUE o ocenę zgodności z prawem unijnym klauzuli arbitrażowej inwestor–państwo (Investor-State Dispute Settlement – ISDS), zawartej w słowacko-holenderskiej umowie.

Klauzule te służą zabezpieczeniu firm inwestujących za granicą przed nacjonalizacją ich mienia, dyskryminacją bądź wywłaszczeniem. Umożliwiają, z pominięciem krajowego systemu sądownictwa, dochodzenie roszczeń przed niezależnym sądem arbitrażowym od państwa, które wyrządziło im szkodę.

TSUE orzekł, że klauzule ISDS są sprzeczne z Traktatem o funkcjonowaniu Unii Europejskiej (TFUE). Jest tak dlatego, że sądy arbitrażowe nie są elementem systemów sądowniczych państw członkowskich, a ponieważ w swoich orzeczeniach mogą interpretować prawo UE w sposób niepodlegający kontroli Trybunału, ich orzeczenia naruszają zasadę autonomii tego prawa.

Skutki dla umów między państwami UE

Chociaż formalnie wyrok TSUE w sprawie Achmei odnosi się tylko do umowy między Holandią a Słowacją, z uwagi na precedensowy charakter wpłynie też na stosowanie ok. 200 innych BIT-ów między państwami UE, zawierających podobne przepisy. W świetle wyroku utrzymanie tych klauzul w mocy grozi naruszeniem zobowiązań wynikających z prawa Unii. Ten problem dotyka szczególnie państwa, które przystąpiły do UE po 2004 r., gdyż art. 351 TFUE nakazuje eliminację postanowień umów zawartych przed przystąpieniem do Unii, jeśli są niezgodne z unijnymi traktatami.

Wyrok w sprawie Achmei sam z siebie nie prowadzi do unieważnienia klauzul ISDS zawartych w BIT-ach. Stanowi natomiast wyraźny impuls dla państw UE, by doprowadziły do zakończenia obowiązywania wiążących je umów tego typu.

Jest to spójne z wcześniejszymi zaleceniami KE dla państw członkowskich, by wypowiadały wewnątrzunijne BIT-y właśnie ze względu na niezgodność ISDS z prawem UE. Większość z tych umów zawiera jednak postanowienia, które przewidują ich dalsze stosowanie – w zależności od umowy przez kolejne 10–20 lat – do inwestycji dokonanych przed ich wypowiedzeniem. Inwestorzy będą mogli nadal na ich podstawie wszczynać nowe postępowania przeciw państwom.

Skutki, jakie wyrok TSUE wywołuje dla postępowań arbitrażowych, są mniej oczywiste. Pozywane państwa będą powoływać się na wyrok w sprawie Achmei w celu zakwestionowania jurysdykcji trybunałów, przed które je pozwano, i zakończenia postępowań już na wstępnym etapie. Nie oznacza to jednak, że wszystkie trybunały zaakceptują ten argument i odmówią wydawania orzeczeń.

W takiej sytuacji będzie możliwe uchylanie zapadłych orzeczeń arbitrażowych przez sądy krajowe w państwach UE, w których odbywał się arbitraż, np. w Niemczech, z uwagi na niezgodność z klauzulą porządku publicznego. Z kolei sądy w państwach pozwanych będą prawdopodobnie odmawiać wykonania części orzeczeń arbitrażowych, które nie są bezpośrednio skuteczne, kierując się zasadą pierwszeństwa prawa unijnego.

Wówczas państwa te będą mogły narazić się na zarzut łamania prawa międzynarodowego ze względu na niestosowanie wiążących je umów dwustronnych. Pozwane państwa będą musiały zatem wybierać między przestrzeganiem albo prawa UE, albo BIT-ów.

Nie jest jasne, czy w myśl orzeczenia TSUE państwa będą mogły dochodzić od inwestorów zwrotu już wypłaconych wielomilionowych odszkodowań jako nienależnych, gdyż uzyskanych na podstawie przepisów sprzecznych z prawem UE, a także jakie kroki będą mogły podjąć, jeśli inwestorzy odmówią spłaty takich żądań.

Publikacja nie jest redakcyjna. Odzwiercie dla towyłącznie punkt widzenia i argumentację autora. Publikacja zostałaza prezentowana w prezentacji. Zacznij od poprzedniego wydania. Oryginał jest dostępny pod adresem: pism.pl

* * *

GEOMETR.IT 

Немцы не знают этого о своих правителях-нацистах? 23.04.2018

James. Три средних пальца нашей Либерал-Экономике 23.04.2018

Что делать, когда идёт игра без правил? 23.04.2018

Черное зеркало. Контроль за частной жизнью? 23.04.2018

D.Rodrik. Что останавливает левых? 23.04.2018

ЗАПАД. Винегрет и Таблицы Брадиса 23.04.2018

Gefährlicher Protektionismus für Europa 23.04.2018

Regierung nicht in der Lage sei 23.04.2018

Is Moldova still on float ?  23.04.2018

Political dissonance  23.04.2018

 GEOMETR.IT

 

1. H. James. Три средних пальца нашей Либерал-Экономике

in Crisis 2018 · Europe 2018 · Finance 2018 · Politics 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · USA 2018 · YOUTUBE 2018 28 views / 0 comments

Europe       Russia        USA        World    

GEOMETR.IT    project-syndicate.org

 

* Часто мы живем в процессуальном мире — это, когда людей интересует процесс, а не результат. Дж. Буш-мл.

Reimagining Security and Rethinking  Economics.    Economic and financial issues nowadays tend to be discussed in intellectual silos, by specialists who give little mind to security concerns or the interplay between national and international objectives. But sooner or later, economists will realize that global security demands a new approach, just as it did in the interwar period.

ПРИНСТОН – Сейчас, когда мир стоит на пороге торговой войны и возрастает вероятность того, что Запад может оказаться в состоянии реальной войны, нам будет весьма полезно переосмыслить уроки межвоенного периода.

    (  01  )

Причиной многих сегодняшних проблем экономики и безопасности часто называют мировой финансовый кризис 2008 года. Помимо демонстрации недостатков традиционной экономической политики, этот кризис и его последствия ускорили глобальное смещение сил из Атлантического региона в Азиатско-Тихоокеанский.

Одновременно спровоцировав политическое недовольство и подъём движений против истеблишмента на Западе.

YOUTUBE 2018 КАК Я ВЫСТУПАЛ НА АМЕРИКАНСКОМ местном правительственном заседании

YOUTUBE 2018 Нужно понимать культуру ЭЛИТ ДРУГИХ НАРОДОВ. ПОЛЬША.. Михаил Делягин

YOUTUBE 2018 Фильм «ВИЙ». Андрей Фурсов

YOUTUBE 2018 Цитаты из романа «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Точно так же Великую депрессию 1930-х обычно называют причиной сейсмических сдвигов в экономическом мышлении. Принято считать, что политики того времени, поклявшись никогда больше не повторять ошибки, которые вызвали тот кризис, разработали новые меры для преодоления затянувшейся болезни в экономике своих стран.

Последовавшая затем концептуальная и институциональная перестройка экономики обычно ставится в заслугу одной выдающейся личности – британскому экономисту Джону Мейнарду Кейнсу, автору вышедшей в 1936 году книги «Общая теория занятости, процента и денег».

Кейнс также был организатором Бреттон-Вудской конференции 1944 года, которая привела к созданию Всемирного банка, Международного валютного фонда и послевоенного мирового валютного порядка.

По словам Роя Харрода, коллеги и биографа Кейнса, на переговорах в Бреттон-Вудсе к Кейнсу относились чуть ли не как к богу. Но некоторые современники Кейнса, в частности, британский экономист Джоан Робинсон, сомневались в том, что он заслуживал этой славы создателя нового порядка.

Реальная причина популярности кейнсианского мышления заключалась в том, что его метод расчёта совокупного потребления, инвестиций и сбережений оказался бесценным для американского и британского военного планирования во время Второй мировой войны.

YOUTUBE 2018 БЬЁТ РЕШИТЕЛЬНО И ЖЁСТКО! О стиле Путина

YOUTUBE 2018 ДАННЫЕ О ДОХОДАХ ВЫСШИХ ЧИНОВНИКОВ. Валентин Катасонов.

YOUTUBE 2018 Сначало НАФТОГАЗ судится с Газпромом — потом обижается: ГАЗПРОМ идет в обход! Виктор Суслов

YOUTUBE 2018 BEЛИЧAЙШИЙ БЛEФ TPAMПА ИЛИ PA3BEДKA БOEM?

YOUTUBE 2018 О ПОДЛОСТИ АНГЛИЧАН и растлении Хрущёвым Украины. Андрей Фурсов

Благодаря качественной государственной бухгалтерии, правительства смогли лучше использовать ресурсы, перенастраивать производство с гражданских на военные цели, а также сдерживать инфляционное давление, тем самым, поддерживая потребление и предотвращая гражданские беспорядки.

Те же самые инструменты оказались полезны и для переориентации послевоенной экономики на рост потребления домохозяйств. Но важно, что эта революция в экономике, за которой последовало экономическое чудо послевоенной поры, стала продуктом расчётов военного времени, а не раздумий мирной эпохи.

Острые проблемы безопасности и необходимость гарантировать внутреннюю и международную стабильность повысили готовность властей поставить под сомнение давно устоявшиеся экономические представления.

Из этой эпохи можно почерпнуть важные уроки для настоящего. Сегодня многие экономисты жалуются на то, что финансовый кризис так и не привёл к серьёзному переосмыслению традиционных экономических взглядов.

Современные аналоги Кейнса отсутствуют. Экономические и финансовые проблемы обычно обсуждаются в интеллектуально замкнутых кругах специалистами, которые мало думают о проблемах безопасности или о связях между национальными и международными задачами.

Однако, как и в межвоенный период, сегодня существуют угрозы безопасности, из-за которых переосмысление экономических теорий станет необходимым, или даже неизбежным.

Да, финансовый кризис не привёл к полноценному интеллектуальному переосмыслению, но почти нет сомнений, что к этому приведут три масштабных угрозы, поставившие под сомнение либеральный международный порядок после 2016 года.

1  —  Во-первых, это экзистенциальная угроза изменения климата. Она будет иметь глубинные геополитические последствия, особенно в регионах, которые уже сейчас испытывают нехватку воды, а также в тропических странах и прибрежных городах, которые уже сейчас ощущают последствия подъёма уровня моря.

В то же время некоторые страны получат временные преимущества в виде увеличения длительности аграрного сезона и расширения доступа к полезным ископаемым, углеводородам и другим ресурсам в полярных регионах.

В конечном итоге, сокращение объёмов парниковых газов в атмосфере послужит общему благу. Но без международного механизма компенсации тем, кто в наибольшей степени подвергается риску из-за потепления планеты, каждая страна будет по-разному оценивать плюсы и минусы снижения выбросов парниковых газов.

Harold James

is Professor of History and International Affairs at Princeton University and a senior fellow at the Center for International Governance Innovation. A specialist on German economic history and on globalization, he is a co-author of the new book The Euro and The Battle of Ideas, and the author of The Creation and Destruction of Value: The Globalization Cycle, Krupp: A History of the Legendary German Firm, and Making the European Monetary Union.

* 1 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:     project-syndicate.org

* * *

GEOMETR.IT 

Trump. И даже в области тарифа он впреди планеты всей 19.04.2018

Мачизм и Белый Человек Испуганный  19.04.2018

США. Лжи сладкопевчий удод 19.04.2018

Зачем нацизм превращают в банальность? 19.04.2018

Status quo der EU  19.04.2018

СЕРБИЯ. Пресса Балкан под контролем ex-chief ЦРУ 19.04.2018

Trump. Ветренный мозжечок 19.04.2018

Запад спускает воздух как СТАРЫЙ НИППЕЛЬ  19.04.2018

 GEOMETR.IT

1. Что делать, когда идёт игра без правил?

in Crisis 2018 · Europe 2018 · Finance 2018 · Putin 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · The Best · Trump 2018 · USA 2018 · YOUTUBE 2018 35 views / 0 comments

Europe       Russia     USA        World  

GEOMETR.IT      Фонд стратегической культуры

 

* Зачем играть в выдуманные игры, когда на свете так много настоящих ?

Российские активы на Западе могут перестать быть российскими. Что делать, когда против России идёт игра без правил?

Активно обсуждается ряд заявлений западных чиновников и политиков о возможном аресте активов российского происхождения, находящихся за пределами РФ. Тема не новая.  Но после решения Вашингтона и его союзников о высылке российских дипломатов она приобрела острую актуальность.

Согласиться с теми, кто оценивают такого рода экономическую санкцию как маловероятную, я не могу, как не могу согласиться с тем аргументом, что Дональд Трамп, Тереза Мэй и другие западные государственные деятели – люди благоразумные.

Я о непоследовательности действий Трампа в сфере экономики пишу регулярно. Хочу лишь добавить, что действия Трампа могут в ближайшее время спровоцировать вторую волну мирового финансового кризиса (первая имела место в 2007-2009 гг.) и мировую торговую войну.

      (  01  )

И, как показывает история ХХ века, наиболее «эффективным» способом преодоления кризиса и достижения победы в торговой войне (с точки зрения финансовой олигархии) оказывается всё та же «горячая» мировая война.

Для России недопустимо строить свою экономическую политику на том допущении, что её оппоненты проявят благоразумие.

YOUTUBE 2018 КАК Я ВЫСТУПАЛ НА АМЕРИКАНСКОМ местном правительственном заседании

YOUTUBE 2018 Нужно понимать культуру ЭЛИТ ДРУГИХ НАРОДОВ. ПОЛЬША.. Михаил Делягин

YOUTUBE 2018 Фильм «ВИЙ». Андрей Фурсов

YOUTUBE 2018 Цитаты из романа «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Недавно в российских СМИ появился ещё один аргумент в пользу того, что заморозка активов нам не страшна: мол, есть чем ответить. Оказывается, «в ответ» мы можем не платить по своим долгам. Действительно, внешние долги России весьма внушительны.

По данным Банка России, на 1 января 2018 года они в совокупности составили 518,9 млрд. долл. Приведу для справки основные компоненты этой суммарной цифры по секторам (млрд. долл.): органы государственного управления – 55,8; Центробанк – 14,5; банки – 103,4; прочие сектора экономики – 345,2.

А теперь обратимся к статистике международных резервов Российской Федерации, которые бывшие партнёры, а ныне оппоненты (или противники?) РФ грозятся заморозить и даже конфисковать.

На 1 января 2018 г., по данным Банка России, они были равны 432,7 млрд. долл. В их составе имеется монетарное золото, которое оценивается в 76,7 млрд. долл. Остальное – иностранная валюта в разных формах, всего 356,0 млрд. долл.

Золото арестовать невозможно, а вот валюта резервов действительно находится под дамокловым мечом санкций. Оптимисты, правда, утверждают, что баланс в нашу пользу: внешние долги РФ превышают валютные резервы в 1,46 раза.

Но это только на бумаге. Авторы подобных «оптимистичных» сценариев исходят из того, что обмен ударами будет вестись по каким-то правилам. Однако сама по себе заморозка резервов – уже это нарушение всяких правил

Ибо официальные международные резервы страны обладают высочайшим иммунитетом, их заморозка, арест, конфискация и иное ограничение прав государства по владению, распоряжению и управлению ими возможны лишь по решению Совета Безопасности ООН. Такого решения быть не может.

Началась игра без правил, и она будет вестись по широком фронту. Я имею в виду, что могут быть задействованы все зарубежные активы и обязательства противоборствующих сторон (а не только официальные валютные резервы и обязательства по иностранным кредитам и займам). А тут картина выглядит уже по-другому.

Возьмём статистические данные Банка России по международной инвестиционной позиции (МИП) РФ. Под МИП понимается соотношение зарубежных активов страны и её обязательств перед остальным миром. И в активах, и в обязательствах учитываются прямые инвестиции, портфельные инвестиции, производные финансовые инструменты, а также «прочие» инвестиции (банковские кредиты, займы в виде размещения долговых бумаг, торговые кредиты и т.д.).

По состоянию на 1 октября 2017 года зарубежные активы Российской Федерации составили 1.322,8 млрд. долл. Обязательства перед нерезидентами (остальным миром) были равны 1.051,8 млрд. долл.

Разница между активами и обязательствами (чистая международная инвестиционная позиция) составила плюс 271,0 млрд. долл.

Это означает, что, если начнётся тотальная заморозка (или конфискация) российских активов по всему миру, чистый проигрыш РФ составит 271 млрд. долл. Кстати, ещё на 1 января 2017 года чистая МИП России была равна 222 млрд. долл.

За девять месяцев прошлого года, когда международная атмосфера продолжала накаляться, Россия «подставилась» ещё почти на полсотни миллиардов долларов.

Вашингтон, Лондон, Брюссель безусловно будут добиваться в этой экономической войне того, чтобы все страны провели заморозку российских активов. Ряд стран от этого уклонятся.

YOUTUBE 2018 БЬЁТ РЕШИТЕЛЬНО И ЖЁСТКО! О стиле Путина

YOUTUBE 2018 ДАННЫЕ О ДОХОДАХ ВЫСШИХ ЧИНОВНИКОВ. Валентин Катасонов.

a href=»http://geometr.it/youtube-2/»>YOUTUBE 2018 Сначало НАФТОГАЗ судится с Газпромом — потом обижается: ГАЗПРОМ идет в обход! Виктор Суслов

YOUTUBE 2018 BEЛИЧAЙШИЙ БЛEФ TPAMПА ИЛИ PA3BEДKA БOEM?

YOUTUBE 2018 О ПОДЛОСТИ АНГЛИЧАН и растлении Хрущёвым Украины. Андрей Фурсов

Но если брать балансы зарубежных активов и обязательств России не со всеми странами мира, а с Соединёнными Штатами, Великобританией, Германией, Францией, Канадой, Австралией и некоторыми другими, то они сложатся не в нашу пользу.

К сожалению, таких двухсторонних балансов Банк России не рассчитывает, но по отдельным фрагментам тоже можно сделать заключение.

На 1 октября 2017 года накопленные прямые инвестиции из России в США составили 7,61 млрд. долл. А прямые инвестиции из США в Россию на тот же момент – только 3,21 млрд. долл. Возможный чистый проигрыш на этом участке экономической войны – 4,4 млрд. долл.

Все цифры, которые я привёл (статистика Банка России) – лишь верхняя часть айсберга. Банк России в своих статистических сводках фиксирует только легальное перемещение капитала через границу. А все мы хорошо знаем, что значительная часть капитала перемещается нелегально.

И вектор такого движения – из России за её пределы: либо в чёрные офшорные юрисдикции, либо в Великобританию, Швейцарию, США, Нидерланды, Люксембург и другие белые офшоры.

Имеется множество экспертных оценок масштабов нелегального вывоза капитала из России. Наиболее известными являются оценки американской исследовательской организации Global Financial Integrity (GFI).

По её данным, Россия находится на втором месте в мире по масштабам нелегального вывода средств за рубеж (на первом – Китай). Общий объём такого вывоза капитала в десятилетний период 2004-2013 гг. составил 1,05 трлн. долл. В среднем на год – 105 млрд. долл.

Если этот среднегодовой показатель экстраполировать на весь период существования Российской Федерации (1992-2017 гг.), то мы получим общую сумму нелегального вывоза капитала из России, равную примерно 2,5 трлн. долл.

Даже исходя из очень консервативных оценок доходности активов российского происхождения, которые были сформированы за четверть века за пределами страны, получим сумму около 1 трлн. долл.

Таким образом, зарубежные активы российского происхождения, сформировавшиеся в результате нелегального вывоза капитала, можно оценить (как минимум) в 3,5 трлн. долл.

Плюс к этому 1,3 трлн. долл. легальных зарубежных активов российского происхождения. Итого все зарубежные активы российского происхождения – 4,8 трлн. долл. И это на фоне иностранных активов, находящихся в российской юрисдикции, равных примерно 1 трлн. долл.

Получается, что чистая международная инвестиционная позиция России не 271 млрд. долл., как утверждает Центробанк, а 3,8 трлн. долл. Читатель понимает, с каким счётом может закончиться раунд войны по взаимной заморозке активов.

ВАЛЕНТИН КАТАСОНОВ,   Фонд стратегической культуры

* 1 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:  Фонд стратегической культуры

1. Черное зеркало. Контроль за частной жизнью?

in Conflicts 2018 · Europe 2018 · Nation 2018 · Person · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · The Best · USA 2018 · YOUTUBE 2018 92 views / 8 comments

Germany       Europe       Russia      USA        World      

GEOMETR.IT     hightech.fm

 

* 2013 год. Прослушка телефона канцлера Германии А. Меркель  с офиса посольства США в Берлине. Скандал

Помимо невинных и полезных применений, таких как борьба с вредителями, поиск новых лекарств и написание шуточных текстов,  алгоритмы Искусственного Интеллекта и Машинного Обучения начали массово использоваться, в первую очередь, для наблюдения за людьми.

 Этот тренд стал особо заметен во второй половине 2017 года. Как в лучших антиутопиях XX века, присутствие «Большого брата» подается как необходимая мера по повышению безопасности и борьбе с терроризмом.

   (  01  )

Америка уже располагает обширной базой данных с фотографиями 117 млн граждан. Китай вообще перестал стесняться и собирает не только фотографии, но и ДНК своих жителей.

Сколько подобных случаев пока еще просто скрыто под грифом секретности, можно только догадываться. И если не забывать, что данные — это «новая нефть», станет очевидным, что слежка за частной жизнью целых наций обещает многомиллиардные прибыли тем, кто сможет этим правильно воспользоваться.

Уже не первое десятилетие жители больших городов попадают на записи камер видеонаблюдения, которые фиксируют почти каждый шаг. Но до сегодняшнего дня мы знали, что эту видеозапись будут просматривать только в том случае, если случится что-то противозаконное.

YOUTUBE 2018 КАК Я ВЫСТУПАЛ НА АМЕРИКАНСКОМ местном правительственном заседании

YOUTUBE 2018 Нужно понимать культуру ЭЛИТ ДРУГИХ НАРОДОВ. ПОЛЬША.. Михаил Делягин

YOUTUBE 2018 Фильм «ВИЙ». Андрей Фурсов

YOUTUBE 2018 Цитаты из романа «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Но с появлением ИИ, который способен проанализировать каждое видео, распознать на нем каждого человека, связать его изображение с аккаунтами в социальных сетях и хранить эту информацию бесконечно долго, идея о защищенности частной жизни попадает под сомнение.

В теории, если не пользоваться общественным транспортом, не бывать в центре города и не ходить в супермаркеты, от камер можно скрыться даже жителю мегаполиса. А уж если уехать из города, то и подавно: в маленьких поселках все камеры местные жители знают наперечет, а в особенно глухих местах даже нет интернета, чтобы данные с этих камер куда-то передать.

Но на практике скрыться от камер уже сегодня гораздо сложнее, чем мы думаем. Недавно на рынке появилась камера на основе ИИ под названием DNNCam, которая может работать без интернета и практически «не убиваема», а также миниатюрная камера Caply размером с флешку.

Вполне вероятно, что нас ждет будущее по сценарию фильма «Сфера», в котором повсюду установлены мини-камеры, которые можно просто приклеить к дереву или стене.

   *   Характерно, что кульминацией фильма стал эпизод, когда во время очередной презентации пользователи «Сферы» сначала находят преступницу за 10 минут.   Но затем, когда они пытаются найти обычного человека без аккаунта в социальных сетях, он погибает в автокатастрофе, пытаясь скрыться от камер, установленных на дронах.

Но камеры, установленные повсюду, представляют собой только часть проблемы. Серьезнее то, что уже появился гораздо более простой способ получать изображение с улиц: высокоточные спутниковые данные.

Например, спутники компании DigitalGlobe могут фотографировать объекты на поверхности Земли в мельчайших деталях. Система способна разглядеть даже книгу на столе.

   *  В прошлом году DigitalGlobe заключила партнерское соглашение с Amazon, подразделением ЦРУ CosmiQ Works и Nvidia.

Все они вложат громадные средства, чтобы обучить ИИ распознавать объекты и лица на спутниковых снимках. Мрачный прогноз «Сферы» на фоне этого — детская страшилка.

YOUTUBE 2018   О СТИЛЕ ПУТИНА: БЬЁТ ЖЕСТКО!  Я. Кедми

YOUTUBE 2018    ДАННЫЕ О ДОХОДАХ ВЫСШИХ ЧИНОВНИКОВ.  В. Катасонов.

YOUTUBE 2018   Сначала НАФТОГАЗ судится с Газпромом, а потом обижается, что ГАЗПРОМ строит обходные пути. В. Суслов

YOUTUBE 2018 BEЛИЧAЙШИЙ БЛEФ TPAMПА ИЛИ PA3BEДKA БOEM?

YOUTUBE 2018 О ПОДЛОСТИ АНГЛИЧАН и растлении Хрущёвым Украины. Андрей Фурсов

Казалось бы, раз вопрос стоит настолько остро, почему бы жителям мегаполисов просто не носить головные уборы, солнечные очки или медицинские маски, как в Азии? Закрывают же автолюбители свои номера от камер, снимающих нарушения ПДД. Но все не так просто. Благодаря новым технологиям человека можно опознать и другими способами.

Например, ученые из Университета Центральной Флориды и Университета Карнеги-Меллон разработали технологию, которая может идентифицировать человека не по лицу целиком, а по его отдельным частям — глазам, носу или рту.

Разработка ученых решила проблему «закрытого лица», когда для распознавания есть помехи, например, если лицо закрыто рукой, что было особенно сложным, так как рука и лицо похожи по цвету и текстуре. А ученые из Гонконгского баптистского университета научили ИИ распознавать человека по движениям губ.

Но даже если человеку удастся полностью скрыть лицо от камер, система все равно его распознает. В Китае создали метод, способный идентифицировать человека по походке с 50 метров за долю секунды. Благодаря технологии анализа в реальном времени обнаружить человека можно даже в большой толпе.

Но и это еще не все. Стартап Evolv Technology разработал микроволновые сканеры с ИИ, которые могут досматривать людей без их ведома, пока они просто проходят мимо. Теоретически разработка предназначена для аэропортов, чтобы экономить время пассажиров, но нет никакой гарантии, что ее не будут использовать для контроля за гражданами.

Угрозу конфиденциальности несут не только привычные меры наблюдения в общественных местах. Благодаря «удобным» технологиям сбываются самые худшие опасения в духе Замятина и Оруэлла о тотальном контроле над людьми прямо у них дома.

Умные звонки и умные замки расскажут, кто и когда посещал квартиру, IoT-счетчики выдадут количество израсходованных воды и электричества, а виртуальные помощники сохранят на своих серверах улики.

Например, умная камера Kuna Systems с помощью ИИ непрерывно оценивает все, что находится в ее поле зрения. Устройство умеет распознавать подозрительное поведение и призвано защитить владельца от краж.

Артем Никитин

* 1 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:   https://hightech.fm/2018/01/13/big-brother

2. D.Rodrik. Что останавливает левых?

in Economics 2018 · Europe 2018 · Macron 2018 · May 2018 · Merkel 2018 · Nation 2018 · Person · Putin 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · Trump 2018 · USA 2018 · YOUTUBE 2018 23 views / 6 comments

Balkans       Baltic         Danube        Germany       Europe     USA      

GEOMETR.IT project-syndicate.org

 

* Представления о том, что правительство может и должно делать, не являются неизменными

Whats Been Stopping the Left? Dani Rodrik. — If progressive political parties had pursued a bolder agenda in the face of widening inequality and deepening economic anxiety, perhaps the rise of right-wing, nativist political movements might have been averted. So why didn’t they?

Кембридж, США – Почему демократические политические системы не cреагировали вовремя на источники недовольства, которым успешно воспользовались авторитарные популисты: рост неравенства и экономические трудности, падение ощущаемого социального статуса, раскол между элитами и рядовыми гражданами?

   (  02  )

Политики левого центра вместо разработки убедительной альтернативы полностью увлеклись этими новыми идеями. Новые демократы Клинтона и новые лейбористы Тони Блэра действовали как лидеры глобализации.

Французские социалисты необъяснимым образом превратились в сторонников ослабления контроля за международным движением капитала. Их единственным отличием от правых являлись обещания сладких пилюль в виде повышения расходов на социальные программы и образование, но они редко становилось реальностью.

Французский экономист Тома Пикетти недавно задокументировал интересную трансформацию в социальной базе левых партий.

До конца 1960-х годов бедные в основном голосовали за левые партии, в то время как богатые голосовали за правых. Но затем левые партии попали под контроль хорошо образованной элиты, которую Пикетти называет «левыми браминами», отличая их от класса «коммерсантов», чьи члены продолжали голосовать за правые партии.

YOUTUBE 2018 Сначало НАФТОГАЗ судится с Газпромом — потом обижается: ГАЗПРОМ идет в обход! Виктор Суслов

YOUTUBE 2018 BEЛИЧAЙШИЙ БЛEФ TPAMПА ИЛИ PA3BEДKA БOEM?

Пикетти доказывает, что такое раздвоение элиты изолировало политическую систему от спроса на перераспределение доходов.

«Левые брамины» отрицательно относятся к перераспределению, потому что они верят в меритократию, то есть в мир, где усилия вознаграждаются, а низкие доходы весьма вероятно являются следствием недостаточности усилий, а не невезения.

Эти идеи о том, как функционирует мир, повлияли и на избирателей, не входящих в элиту, приглушив спрос на перераспределение доходов.

Вопреки выводам модели Мелцера-Ричарда рядовые американские избиратели не выглядят очень заинтересованными в повышении верхних маржинальных ставок налогов или в увеличении социальных платежей; причём даже в тех случаях, когда она понимают – и обеспокоены – резким ростом неравенства.

Этот явный парадокс объясняется очень низким уровнем доверия избирателей к правительству и его способности решить проблему неравенства.

Группа экономистов выяснила, что респонденты, которых сначала спрашивали о лоббистах и финансовой поддержке, предоставленной государством Уолл-стрит, демонстрируют значительно более низкий уровень поддержки мер, направленных на борьбу с бедностью.

В целом доверие к правительству снижалось в США, начиная с 1960-х годов, несмотря на отдельные взлёты и падения. Аналогичные тенденции наблюдаются и во многих европейских странах, особенно в южной Европе.

Это означает, что прогрессивным политикам, выступающим за активную роль правительства в изменении экономических возможностей людей, предстоит очень трудная борьба за избирателей. Страхом проиграть эту битву, возможно, объясняется робость реакции левых сил.

Впрочем, главный вывод из последних исследований заключается в следующем: представления о том, что правительство может и должно делать, не являются неизменными.

Эти представления меняются под воздействием аргументов, опыта и изменившихся обстоятельств. Данный вывод относится и к элитам, и к не элитам.

Однако прогрессивные левые, способные противостоят националистической политике, должны будут предложить не только хорошую политику, но и убедительные идеи.

Dani Rodrik —

 — Writing for PS since 1998. Dani Rodrik is Professor of International Political Economy at Harvard Universitys John F. Kennedy School of Government. He is the author of The Globalization Paradox: Democracy and the Future of the World Economy, Economics Rules: The Rights and Wrongs of the Dismal Science, and, most recently, Straight Talk on Trade: Ideas for a Sane World Economy.

*  2 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:  project-syndicate.org

* * *

GEOMETR.IT 

Trump. И даже в области тарифа он впреди планеты всей 19.04.2018

Мачизм и Белый Человек Испуганный  19.04.2018

США. Лжи сладкопевчий удод 19.04.2018

Зачем нацизм превращают в банальность? 19.04.2018

Status quo der EU  19.04.2018

СЕРБИЯ. Пресса Балкан под контролем ex-chief ЦРУ 19.04.2018

Trump. Ветренный мозжечок 19.04.2018

Запад спускает воздух как СТАРЫЙ НИППЕЛЬ  19.04.2018

 GEOMETR.IT

2. Gefährlicher Protektionismus für Europa

in Balkans 2018 · Baltics 2018 · Crisis 2018 · DE · Economics 2018 · Europe 2018 · EX-USSR · Germany 2018 · Great Britain 2018 · Nation 2018 · NATO 2018 · USA 2018 71 views / 5 comments

Germany     Great Britain  Europe        USA      Polska

GEOMETR.IT  dgap.org

 

   * Der Beschluss von US-Präsident Donald Trump, Stahl- und Aluminiumzölle zu verhängen, birgt große Risiken für Europa und das globale Handelssystem 

Makroökonomische Risiken für Europa Makroökonomische Auswirkungen des amerikanischen Protektionismus sind zu erwarten. Antworten mehrere Staaten auf die Erhebung von Zöllen durch die USA mit reziproken Zöllen, so dass sich eine Spirale an Handelsbeschränkungen ergibt, dann würde dies zu einem umfassenden Handelskrieg führen.

Die OECD prognostiziert in einem solchen Fall und bei umfassenden gegenseitigen Zöllen von 10 Prozent eine Reduzierung des globalen Handelsvolumens um sechs Prozent und einen Rückgang des realen BIPs um jeweils rund zwei Prozent für China, die USA, und die EU14. Diese Prognosen beziehen jedoch die temporären Störungseffekte für globale Wertschöpfungsketten, durch welche Produktionskosten und Preise bei der Einführung von Zöllen exponentiell steigen könnten, und umfassende politische Eskalationen sowie die resultierende Unsicherheit der Märkte nur begrenzt in ihre Berechnungen ein.

Sollte es zum Handelskrieg kommen, würde die Inflation in den USA aufgrund der Importabhängigkeit ihrer Produktion stärker zunehmen, als bisher auf den Finanzmärkten eingepreist wurde. Die Federal Reserve unter der neuen Führung von Jerome Powell müsste dann die Zinsen deutlich schneller und stärker anheben. Da die Fed der globale Impulsgeber für Finanzzyklen ist, stiege der Druck auf die Europäische Zentralbank (EZB), ihre Zinsen ebenfalls schneller anzuziehen.

Die generelle politische Unsicherheit, die von Donald Trumps Politik ausgeht, die weltweite Angst vor einem Handelskrieg und die steigende Staatsverschuldung der USA könnten zudem dafür sorgen, dass der Dollarkurs noch länger niedrig bleibt. Für die europäischen Exporteure droht dann der Verlust von Wettbewerbsfähigkeit, denn die USA sind derwichtigste Handelspartner und Exportmarkt der EU. Die EZB geriete infolgedessen in die Zwickmühle. Denn mit ihrer lockeren Geldpolitik leistet sie nach wie vor einen substantiellen Beitrag zur wirtschaftlichen Erholung und Stabilität der Eurozone.

Bisher konnten sich die Euro-Staaten nicht zu den umfassenden institutionellen Reformen, beispielsweise zur dauerhaften Entkopplung von Staatsfinanzen und der Bankenwirtschaft, durchringen15, mit der sie die europäische Finanzstabilität sichern könnten. Umgekehrt könnte die Fed angesichts der erhöhten Inflations-Aussichten auch überreagieren und durch eine zu starke Zinserhöhung einen Abschwung einleiten.

Eine Rezession in den USA gilt während der Amtszeit Trumps nicht nur als möglich, sondern sogar als wahrscheinlich. Eine Konjunkturkrise in den USA, deren Staatsverschuldung durch die Steuerreform deutlich ansteigen wird und die deswegen nur wenig fiskalischen Spielraum zum Abfedern eines Nachfragerückgangs haben, würde die globale Wirtschaft und die exportorientierten europäischen Volkswirtschaften vor ein massives Problem stellen.

Die Fed und die EZB müssen Strategien zum Ausstieg aus der ultralockeren Geldpolitik finden, die sie seit der globalen Finanzkrise verfolgen. Im Falle der Eskalation eines Handelskonflikts könnte die feine Balance, die die Zentralbanken dabei finden müssen, ausgehebelt werden. Mit der Unsicherheit ist auch die lange abwesende Volatilität an die Finanzmärkte zurückgekehrt und lässt Regulierungsbehörden, Politiker und Zentralbanken wieder stärker auf die Stabilität der Märkte und einzelner Finanzinstitute blicken.

Auch hier könnte die amerikanische Politik mit Deregulierungsmaßnahmen, wie der teilweisen Zurücknahme des Dodd-Frank Act von 2010, eine kommende Rezession potentiell verstärken. Aufgrund der hohen Integration transatlantischer Finanzmärkte können diese Schocks auf die europäischen Märkte übertragen werden.

Folgen für das multilaterale globale Freihandelssystem Die amerikanischen Zölle gefährden das globale Handelssystem und die WTO. Diese leben davon, dass Konflikte über nationale Maßnahmen vor einem Schiedsgericht mit geregelten Möglichkeiten für Gegenmaßnahmen ausgetragen werden. Bei der Klärung der Frage, ob die Zölle auf Stahl und Aluminium wirklich für die nationale Sicherheit der USA erforderlich sind, ist jedoch jede mögliche Entscheidung mit großen Risiken verbunden.

Ein Einspruch gegen die US-Zölle mit dem Ziel einer förmlichen Klärung durch die WTO könnte die Institution auf Dauer lähmen und das liberale Handelssystem zerbrechen lassen. Sollte beispielsweise China Klage bei der WTO gegen die amerikanischen Zölle einreichen und Recht erhalten, wären die USA aufgrund ihrer WTO-Mitgliedschaft verpflichtet, diese Zölle aufzuheben. Aus ihrer eigenen Sicht würden ihnen damit Maßnahmen zum Schutz der nationalen Sicherheit verwehrt.

Das Risiko ist groß, dass Präsident Trump in einer solchen Situation mit Unterstützung seiner Wählerbasis und konservativer Republikaner die Mitgliedschaft der USA in der WTO aufkündigt. Verlässt jedoch die größte Volkswirtschaft der Welt die WTO, wären ein Fortbestand der Organisation gefährdet und die Folgen für den internationalen Handel unabsehbar. Würden jedoch die USA vor der WTO Recht bekommen, hätte die Handelsorganisation damit einen äußerst riskanten Präzedenzfall geschaffen, der die protektionistische Anwendung auch für andere Staaten legitimieren würde17.

Es bestünde dann die Gefahr einer globalen Abwärtsspirale, die in Handelskriegen enden könnte. Die Alternative zu diesen beiden möglichen Ausgängen eines WTO-Verfahrens ist, dass sich jedes Land der „LoseLose“-Situation einer förmlichen Beschwerde bewusst ist und kein Land Beschwerde einreicht. Dies würde jedoch indizieren, dass die WTO und das regelbasierte Handelssystem die aktuellen Probleme der internationalen Handelspolitik nicht lösen können.

Die EU muss sich im Angesicht dieser potentiellen Eskalation, die sie nicht vollständig beeinflussen kann, zwei Fragen stellen: Wie weit darf die bilaterale Eskalation mit den USA als Antwort auf Stahlzölle gehen? Und zweitens, inwiefern sollte die EU über Alternativen zur amerikanischen Führung im globalen Handelssystem nachdenken und welche offensichtlichen Dilemmata muss sie dabei berücksichtigen?

Aussichten für Europa

Die EU wurde vorübergehend von den Stahl- und Aluminiumzöllen ausgenommen, diese stehen aber weiterhin als Druckmittel der Trump-Regierung gegen die EU im Raum. Die Europäische Union hat bis zuletzt mit einer Liste von Gegenmaßnahmen gedroht, die im Falle eines tatsächlichen Eintretens der US-Zölle auch zur Anwendung kommen soll.

Europa tut gut daran, sich diesen Spielraum zu bewahren und seine Interessen gegenüber den USA durchzusetzen. Eine schnelle und harte Reaktion der EU ist jederzeit aufgrund der guten Vorbereitung der Europäischen Kommission möglich. Sie wäre auch notwendig, um handelspolitisch glaubwürdig zu bleiben.

Dazu gehört eine Klage gegen die amerikanischen Strafzölle bei der WTO, Gegenzölle auf Stahl und Aluminium zum Schutz vor einer Marktschwemme und zeitlich gestufte Vergeltungsmaßnamen im Wert von 5,5 Milliarden Euro.

Zudem würden Zölle gegen Bourbon Whiskey, Blue Jeans, Harley-Davidson sowie eine Reihe von landwirtschaftlichen Produkten gehören, die die Wählerbasis Trumps und führender Republikaner treffen würden18. Die US-Administration hat kürzlich fünf Kriterien zur Gewährung einer Ausnahme festgelegt:

Erstens muss das entsprechende Land seine Stahl- und Aluminiumexporte in die USA auf dem Niveau von 2017 einfrieren.

Zweitens muss es aktive Gegenmaßnahmen zu Chinas marktverzerrenden Praktiken umsetzen.

Drittens soll das Land am G20 Global Steel Forum kooperativer gegenüber den USA und konfrontativer gegenüber China auftreten.

Viertens verlangen die USA eine verstärkte Kooperation im Hinblick auf WTO-Klagen gegen China.

Fünftes soll das Land seine Kooperation in der Verteidigungspolitik mit den USA ausbauen.

Zu welchem Umfang diese Konditionen erfüllt werden müssen, bleibt aber weiterhin unklar. Aber selbst unter Berücksichtigung dieser Kriterien sollte der EU klar sein, dass sie wahrscheinlich keine dauerhafte Ausnahme von Zöllen erhält, ohne den USA auf einem weiteren Feld entgegenzukommen. Während viele Beobachter darauf hinweisen, dass das eigentliche Ziel der Stahl- und Aluminiumzölle China sei, lassen die bereits bestehenden, viel massiveren US-Zölle auf chinesischen Stahl den Schluss zu, dass die EU nicht zufällig ins Visier Donald Trumps geriet und eben doch ein Hauptadressat ist.

Das Weiße Haus will unter anderem die Erfüllung der Ausgabenziele für die NATO-Verteidigung von zwei Prozent des BIPs seitens der europäischen Staaten und eine Reduzierung des Außenhandelsdefizits der USA erreichen. Zu letzterem gehört auch die Forderung Trumps nach einer Anpassung der europäischen Zölle für Automobile, die mit 10 Prozent viel höher liegen als in den USA mit 2,5 Prozent.

Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt ausschließlich den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. Beginnen Sie in der vorherigen Ausgabe. Das Original ist verfügbar unter:dgap.org

 

* * *

GEOMETR.IT 

Trump. И даже в области тарифа он впреди планеты всей 19.04.2018

Мачизм и Белый Человек Испуганный  19.04.2018

США. Лжи сладкопевчий удод 19.04.2018

Зачем нацизм превращают в банальность? 19.04.2018

Status quo der EU  19.04.2018

СЕРБИЯ. Пресса Балкан под контролем ex-chief ЦРУ 19.04.2018

Trump. Ветренный мозжечок 19.04.2018

Запад спускает воздух как СТАРЫЙ НИППЕЛЬ  19.04.2018

 GEOMETR.IT

Go to Top