Tag archive

национализм

2. Европа колется на Восток и Запад?

in Conflicts 2018 · Economics 2018 · Europe 2018 · Germany 2018 · Macron 2018 · Merkel 2018 · Nation 2018 · Orban 2018 · Person · Politics 2018 · Putin 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · The Best · USA 2018 · YOUTUBE 2018 26 views / 16 comments

Balkans       Baltic         Danube        Germany       Europe       Russia    Ukraine     Polska
GEOMETR.IT    https://interaffairs.ru/news/printable/19692

* ЕСоюз — это объединение по принципу общих эконом. интересов или общих ценностей?

Тем более, что «в качестве обоснования сокращения субсидий некоторым странам уже открыто называется неприятие ими либеральных ценностей». В ответ, ведущие страны  ЦВЕ  «недвусмысленно говорят Брюсселю: мы — не ваши колонии».

В этих условиях,  «Баталия Восточной и Западной Европы угрожает затормозить, а то и вовсе обнулить полтора десятилетия интеграционных процессов, а в более широком смысле ставит вопрос: ЕС — это объединение по принципу общих экономических интересов или общих ценностей?»

Вместе с тем, вопрос о выходе Польши, Чехии или Венгрии из ЕС на повестке дня не стоит. Для этого нет объективных причин. Нынешние лидеры стран ЦВЕ в значительной степени обязаны своей популярностью высоким показателям экономического роста, ключевыми факторами которых являются дотации ЕС и иностранные инвестиции.

Членство в Евросоюзе очень выгодно восточно-европейцам, поскольку они получают от Брюсселя больше, чем отдают. Особенно, когда речь идет о вопросах политической и экономической безопасности.

Формальная принадлежность к «Западу», одним из главных символов которой является Шенген, также очень важна для подавляющего большинства граждан этих государств с психологической и мировоззренческой точки зрения.

ЕС также не откажется от восточноевропейских членов, поскольку экономические выгоды от инвестиций в растущие экономики, а также доходы от экспорта в страны Центральной и Восточной Европы – один из главных источников роста для всего Союза.

Кроме того, опыт последних лет показал, что с проблемами «румынской коррупции», «венгерского авторитаризма», «польских нападок на суды» и пограничных споров, наподобие словенско-хорватского, «гораздо проще бороться, когда страна уже включена в общеевропейские структуры», уверен Максим Саморуков из российского «Центра Карнеги».

Проблема в том, что Брюссель, как представляется, выбрал весьма рискованную в нынешних условиях стратегию, призванную «вернуть Союзу уверенность в себе» — через новое расширение.

В феврале 2018 президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер обнародовал стратегию присоединения к ЕС до 2025 года, по меньшей мере, некоторых из шести государств Западных Балкан.

По замыслу Брюсселя, прием новых членов должен убедить остальных в необходимости отказа от привилегий для отдельных стран, а также делегировать больше полномочий «центру».

Речь идет о принятии решений не на основе консенсуса, а большинством, а также о выработке механизмов контроля за соблюдением общих правил странами-членами и наказания нарушителей. Конечной же целью являются «наднациональные институты, которые будут постепенно забирать себе ключевые функции от не самых компетентных национальных правительств».

YOUTUBE 2018https://www.youtube.com/watch?v=Qb9wkPsUBE0 — Сначала Нафтогаз судится с Газпромом — потом обижается, что Газпром идет в обход. Виктор Суслов

YOUTUBE 2018https://www.youtube.com/watch?v=Z_7GLvwGRW8 — ЕЕСТЬ ЛИ СОЦИАЛИЗМ В СКАНДИНАВСКИХ СТРАНАХ. Профессор В. ПОПОВ

Однако «энтузиазм по поводу расширения ЕС в значительной степени иссяк», полагают эксперты американского аналитического центра Stratfor. Кроме того, восточноевропейским столицам вряд ли придется по душе реальная цель той модели реформирования Евросоюза, за которую выступают ведущие «старые» члены клуба – минимизировать возможности стран ЦВЕ играть на противоречиях мировых держав.

И даже если правы те, кто полагает, что «в основе всех подобных «игр» всегда лежит стремление выбить из Евросоюза как можно больше финансовых преференций», население Центральной и Восточной Европы испытывает нарастающее беспокойство и раздражение от осознания того, что при продолжении таких тенденций в политике Брюсселя, его мечты о «жизни как на Западе», под эгидой которых приходилось зачастую поступаться национальными интересами, так и не воплотятся в жизнь.

Между тем, для успеха в глобальной конкурентной борьбе необходимо ограничение, а то и сокращение «главного достижения европейского «общества всеобщего благосостояния»» — его социальных систем. Об этом всё громче говорят в старых членах ЕС.

Лишь время покажет, насколько долгосрочный характер носят тенденции, проанализированные выше. Если большинство стран ЦВЕ так и не смогут изжить «узкого ограниченного взгляда», согласно которому их национальные интересы не выходят за рамки государственных границ, то идеи «общеевропейского дома» останутся лишь красивыми лозунгами как для общества, так и для значительной части правящего класса.

Реальная же политика останется на уровне «тактического прагматизма», который будет ориентироваться на те лозунги и идеи, которые в данные момент наиболее востребованы избирателями. Даже если речь идет о евроскептицизме и национал-популизме.

Возможно, в центре и на востоке ЕС сформируется «новый Восточный блок» —  во главе со странами Вишеградской группы (Венгрия, Польша, Чехия, Словакия), но не ограниченный ею. Страны этого «блока» будут продвигать идею «Европы наций»: трансформацию Евросоюза в конфедерацию независимых государств, объединенную общей зоной свободной торговли, а также «еще несколькими наднациональными функциями».

Таким образом, трения между востоком и западом Европейского союза грозят стать его главной головной болью на ближайшие годы. «Пессимисты предсказывают появление ситуативных альянсов внутри ЕС, грозящих парализовать работу его политических институтов», указывает BBC.

Так, инициативу о высылке российских дипломатов в связи с «делом Скрипаля» в конце марта нынешнего года в числе прочих стран-членов ЕС не поддержали Австрия и Словакия.

Это «предвещает еще одно столкновение востока и запада Европы». В целом же можно предположить, что процесс эволюции будущего европейского порядка только начинается и продлится еще несколько десятилетий.

*   Евросовет — высший политический орган Европейского союза, состоящий из глав государств и правительств стран-членов ЕС. Членами Европейского совета являются также его Председатель, избираемый на 2,5 года, и председатель Еврокомиссии.

Андрей Кадомцев,   политолог

* 2 — Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:  https://interaffairs.ru/news/printable/19692

GEOMETR.IT

ПОЛЬША. Доктрина Гедройца — это полит. энурез

in Conflicts 2018 · Economics 2018 · Europe 2018 · Germany 2018 · Giedroyc · Nation 2018 · Person · Politics 2018 · RU · Russia 2018 · Skepticism 2018 · The Best · YOUTUBE 2018 20 views / 0 comments

Baltic         Danube        Germany       Europe       Russia         Polska

GEOMETR.IT

 

*  Уход Киева  под крыло Берлина?  Связи между национал-партиями

YOUTUBE 2018  Как я выступал на Американском местном правительственном заседании

YOUTUBE 2018   Нужно понимать культуру элит других народов. Михаил Делягин

YOUTUBE 2018   Цитаты из романа «Мастер и Маргарита»

YOUTUBE 2018   О подлости англичан и растлении Украины. Андрей Фурсов

YOUTUBE 2018  BEЛИЧAЙШИЙ БЛEФ TPAMПА ИЛИ PA3BEДKA БOEM?

YOUTUBE 2018  Данные о доходах высших чиновников. Валентин Катасонов.

YOUTUBE 2018   БЬЁТ РЕШИТЕЛЬНО И ЖЁСТКО! О стиле Путина

ПОЛЬША.   Зацикленность внешней политики Варшавы на восточном факторе — отношения с постсоветскими республиками за восточной границей Польши — делает «доктрину Гедройца» перманентно актуальной темой для польского экспертного сообщества.

Суть доктрины, озвученной в среде польской эмиграции в 1960-х гг., в том, что Варшава ради собственной геополитической выгоды должна поддерживать антироссийскую направленность суверенитета Украины, Белоруссии и Литвы как непременное условие укрепления польского влияния в регионе.

Даже если это не соответствует прежним представлениям о том, что Украина, Белоруссия и Литва – это польские восточные территории (kresywschodni).

В последнее время всё чаще звучат голоса о необходимости пересмотра данного убеждения как не отвечающего современным реалиям. Призывы к пересмотру и коррекции доктрины вызваны, в первую очередь, событиями на Украине и непрекращающимися польско-украинскими спорами на исторические темы.

   *   Чрезмерная податливость Варшавы  доктрине Гедройца, сформированной в реалиях 1960-1970-х годов прошлого столетия, Польша становится её заложницей в ущерб собственным интересам, позволяя хвосту (Украине, Литве, Белоруссии) вилять собакой.

   *   Чрезмерная податливость Варшавы в рамках данной доктрины приводит к небрежению польской исторической памяти и культурных запросов и прав польской ирреденты на территориях Украины, Белоруссии и Литвы, входивших в состав II Речи Посполитой.

   *   Чрезмерная податливость Варшавы  способствует росту ультра-националистических, вплоть до неонацистских настроений на данных территориях: культ ОУН-УПА на Украине, культ «лесных братьев» в Литве и т.п.; излишне обостряет отношения с Россией.

Доктрина Гедройца содержит противоречие в самой себе. Поддержка антироссийски направленного суверенитета Украины, Белоруссии или Литвы возможна только при установлении в этих постсоветских республиках недемократических националистических режимов.

Соблюдение прав польского населения в этих государствах при таких режимах невозможно, что превращает украинских, белорусских, литовских поляков в заложников «гедройцизма» и подразумевает негласный отказ Польши от защиты соотечественников от давления националистических режимов.

*   Чрезмерная податливость Варшавы  в этом направлении приведёт к тому, что эти режимы начинают жить «своей жизнью», не учитывая пожеланий Польши, и могут поискать других союзников в Европе.

Например, в ситуации с Украиной польские эксперты не исключают вероятности перехода Киева из-под опеки Варшавы под опеку Берлина, учитывая исторические связи между украинским националистическим движением и политикой Германией на востоке.

Идеологических оппонентов доктрины Гедройца условно можно разделить на два направления:   1  —  тех, кто выступает за частичную коррекцию доктрины с учётом текущих геополитических тенденций в Восточной Европе и   2  —  тех, кто требует полного её демонтажа как однозначно вредной для Польши и её региональной политики.

К первому направлению принадлежит большинство политиков правящего лагеря, а также проправительственных экспертов, аналитиков, публицистов и политологов. Следование доктрине Гедройца остаётся внешнеполитическим выбором правящей партии «Право и справедливость» (ПиС), другого внешнеполитического инструментария в отношениях с восточными соседями она не изобрела и не собирается изобретать.

Ко второму направлению принадлежат представители оппозиции, причём, как правило, внепарламентской (1).

   *   Из партий, представленных в парламенте, к таковому относится Национальное движение (Ruch Narodowy) Роберта Винницкого (2), партия «Кукиз-15» во главе с Павлом Кукизом (3) и Союз реальной политики (UniaPolitykiRealnej).

Национальное движение представлено в Сейме своим лидером Робертом Винницким, «Кукиз-15» — 29 представителями, Союз реальной политики – четырьмя. По результатам президентских выборов 2015 г. «Кукиз-15» заняла третье место (21%), на парламентских выборах в том же году – также третье место (9%), что говорит о её влиянии на определённый сегмент избирателей.

Из непарламентской оппозиции противниками «гедройцизма» являются родственная Национальному движению организация «Всепольская молодёжь» (Młodzież Wszechpolska) и Национально-радикальный лагерь (Obóz Narodowo-Radykalny).

В январе 2018 г. соцопросы зафиксировали поддержку Национального  движения среди молодёжи 18-29 лет на уровне 13% (4).

В 2016 г. (более поздних данных нет) поддержка Национально-радикального лагеря составляла 17%, а среди молодёжи 18-24 лет – 38% (5).

В 2017 г.27% молодых поляков придерживались правых взглядов, при этом 31% никак не конкретизировали свои политические предпочтения (6). 7% поляков однозначно идентифицируют себя как националистов, однако только 42% из них поддерживают Национально-радикальный лагерь и «Всепольскую молодёжь».

Выводы: в польском обществе назрел запрос на пересмотр устаревшей доктрины Гедройца. Нет недостатка в интеллектуалах, призывающих к отказу от неё и переходу к холодному прагматизму в отношениях с восточными соседями.

В дальнейшем каждая политическая сила будет прибегать в своей риторике к теме коррекции доктрины либо кардинального её пересмотра, т.к.избежать данного вопроса не удастся.

ПиС — не исключение. Из представленных в парламенте оппозиционных партий главным сторонником взглядов Гедройца является основной конкурент ПиС – партия «Гражданска платформа».

Наименьшей популярностью доктрина Гедройца пользуется в молодёжной среде, наибольшей – у групп населения старше 60 лет.

В ближайшем будущем у взглядов Гедройца будет ещё меньше поклонников из-за роста напряжённости в польско-украинских отношениях вокруг исторических вопросов (культ ОУН-УПА на Украине, оправдание Волынской резни 1943 г., ностальгия по территориальным масштабам II Речи Посполитой) и растущего влияния упомянутых выше непарламентских партий и движений на умы молодёжи.

В польско-украинском историческом споре  ни одна из сторон не в состоянии отказаться от избранных идеологических установок, т.к. и в том, и в другом случае эти установки являются краеугольным камнем в официально предлагаемой версии  идентификации граждан.

 Владислав Гулевич

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:   neweasterneurope.eu  ruchkukiza.pl   medianarodowe.com    wmeritum.pl   wyborcza.pl

* * *

GEOMETR.IT 

Trump. Ветренный мозжечок 17.04.2018

Зачем нацизм превращают в банальность? 17.04.2018

Trump. И даже в области тарифа он впереди планеты всей 17.04.2018

Мачизм и Белый Человек Испуганный  17.04.2018

Pan Soros znają się od wielu lat  17.04.2018

„Musterschüler“ für die NATO  17.04.2018

Is the better politics yet to come?  17.04.2018

The Balkans in a split with the EU 17.04.2018

Die Erschütterungen der Eu¬rokrise  17.04.2018

 GEOMETR.IT 

2. Каталония как цветная долгоиграющая пластинка

in Economics 2017 · Europe 2017 · Nation 2017 · RU · Skepticism 2017 · State 2017 · YOUTUBE 2017 31 views / 5 comments

Europe     

GEOMETR.IT          globalaffairs.ru

 

* Если ты прыгаешь выше головы — держи её руками!

YOUTUBE 2017Каталония. Только Начало.

https://www.youtube.com/watch?v=MckHPrseVkM&t=5s

Это не борьба испанского и каталонского национализмов, а противостояние внутри самой Каталонии. Конфликт между городом и деревней. Между архаикой исторического села и постмодерном  мегаполиса.

(  02  )

Особую роль каталонских университетов сложно переоценить. Среди сторонников радикального индепенденизма особое место занимает Joventut Nacionalista de Catalunya, молодежное отделение парламентской партии Joventuts d’Esquerra Republicana de Catalunya (JERC) , лево-радикальная группа Arran (Корень), студенческий синдикат Sindicat d’Estudiants dels Països Catalans (SEPC).

Формирование политической толпы, исполняющей песни на площади – этап и внешний признак «цветной революции» за каталонскую независимость.

Особый интерес представляет появление новых политических акторов  – родительских комитетов, которые захватывали и удерживали в течение выходных дней, предшествовавших референдуму, школьные помещения для голосования, а также футбольных клубов и их фанатских групп.

Команда «Барселона» выступила за независимость, что возмутило ряд клубов поддержки этой команды из других автономных сообществ. Если учитывать ту роль, которую футбол играет в испанской жизни, это признак больших социальных противоречий.

Популизм шагает по Европе

Базируясь на страхе как краеугольном основании современной политики, популисты заимствуют риторику и правых, и левых, часто вплетая ее самым причудливым и зачастую противоречивым образом в свой дискурс. По мнению профессора мадридского университета Комплутенсе Мария-Хосе Канел, устойчивый нарратив популизма любого толка содержит несколько базовых компонентов:

1 — Идея внешнего врага, который оперирует скрытыми и агрессивными методами.

2 — Идея прямой демократии в обход сложившихся политических институтов, действующих исключительно в интересах истеблишмента (Illiberal democracy VS Liberal non-democracy).

3 — Идея возвращения власти и контроля народу.

4 — Предельно простые решения сложных проблем.

5 — Четко сформулированное послание.

6 — Подмена реальных проблем надуманными и их раздувание.

7 — Недоверие традиционным СМИ, обслуживающих интересы элит.

8 — Наличие харизматичного лидера, эксперта в области коммуникации.

9 — Активное использование новых медиа, гораздо эффективнее традиционных политических партий.

10 — Медиатизация политики и видеократия (videocracy).

В каталонском национальном политическом дискурсе доминирует «пост-правда» и осуществляется контроль радикалами региональных СМИ, в первую очередь на главном телеканале Каталонии TV3, вплоть до сожжения испанской Конституции в прямом эфире.

Введение населения в заблуждение заместителем Пучдемона Ориолем Джункерасом, который заявлял, что выход из состава Испании, не означает выхода из ЕС, а наоборот автоматическое вхождение в него в качестве государства-члена. Риторика, рассчитанная на малограмотное население, не знакомое с европейским правом, понятием о европейском гражданстве, копенгагенскими критериями членства, напоминает ситуацию на Украине, где большинство населения было уверено, что ассоциация с ЕС и членство в нем – суть одно и то же.

Поэтому в Жироне в день провозглашения независимости 27 октября со здания мэрии был снят испанский флаг как символ того, что Каталония больше ей не принадлежит.

Расклад политических сил в Каталонии показывает, что абсолютное большинство в парламенте по-прежнему принадлежит сторонникам независимости: эколого-социалистам Candidatura per Unidat Popular (CUP), альянсу Junts Pel Si, объединившему левую Esquerra Republicana (ERC), наследницу радикальной террористической организации Terra Lliure и антииспанскую, но проевропейскую Partido Democratico Europeo (PDECat).

Другие партии более умеренного толка составляют оппозицию и выступают сторонниками общеиспанского пути Catalunya en Comu (CeC), Partido Socialista (PSC), Ciudadanos (C’s), Partido Popular (PP).

 «Глубокая печаль»

Моральный климат в Каталонии в октябре, несмотря на воодушевление на митингах и демонстрациях, в целом был не очень хорош. Большинство говорит, что Каталония «погрузилась в глубокую печаль».

Раскол между сторонниками независимости (independentistas) и общеиспанского пути (hispanidad) :

 — 40%   каталонцев даже перестали говорить о политике с родственниками и друзьями,   12%   разорвали отношения, столько же покинули беседы в Whatsapp. 58,4%    респондентов считают, что дебаты о независимости негативно сказались на социальном климате.

Более полутора тысяч предприятий покинули Каталонию в связи неопределенными перспективами и неясным правовым статусом в случае объявления независимости. Поскольку рынком крупных каталонских предприятий была и остается вся Испания, они предпочли вывести свои штаб-квартиры в Валенсию и Аликанте.

Крупнейший национальный автопроизводитель Seat, группа Caixa, банк Sabadell ушли из Каталонии в октябре 2017 года. За одну только среду 25 октября, когда еще не было принято решении о введение  в действие ст. 155 и не объявлена независимость, Каталонию покинуло более ста предприятий.

Компромиссным вариантом стало назначение региональных выборов в Каталонии для определения ее дальнейшей судьбы. Но рубикон перейден, и независимость провозглашена.

Возможные варианты судьбы Каталонии

1  —  Индепендентизм

Этот сценарий означает независимость и автоматическую автаркию, которая угрожает превратить провинцию в несостоявшееся государство (failed state) и даже привести к гражданскому противостоянию.

Аналогии с Украиной проводят многие, в том числе ведущий испанский аналитический центр  Instituto Real Elcano в своем докладе «Каталонская независимость: как мы к ней пришли и что делать?».

Еще после референдума о независимости власти Испании приняли решение ввести в Каталонию дополнительные силы Guardia Civil и организовать единый центр управления силовиками в лице полиции, национальной гвардии и каталонских Mossos d’Escuadra.

2  —  Иммобилизм

Текущий сценарий, осуществляемый испанским правительством. Подавление сепаратизма с помощью поэтапного введения статьи 155, тюрьма или эмиграция для лидеров независимости (которым уже подготовили дома в Перпиньяне, во Франции).

Пока все идет по этому сценарию. После голосования в Парламенте Каталонии за выход из состава Испании, испанский сенат ввел в автономии прямое правление из Мадрида, а вечером правительство Испании объявило о роспуске каталонского парламента и назначило новые выборы на 21 декабря 2017 года.

Премьер-министр страны Мариано Рахой, выступая по телевидению, объявил о снятии с должности главы правительства Каталонии Пучдемона и пообещал добиться признания каталонской декларации независимости незаконной.

3  —  Каталанизм или  Третий путь.

Это выбор в пользу общеиспанского пути, но с существенными изменениями в Конституции страны и другими модификациями законодательства в сторону еще большего расширения автономии.

Может показаться, что нынешний кризис – воплощение давнишнего противостояния Мадрида и Барселоны, которое долгое время сублимировалось в соревновании  футбольных команд «Реал» Мадрид и «Барса».

Однако испанское и каталонское общественное мнение единодушно: нынешний кризис – это не борьба испанского и каталонского национализмов .  Это противостояние внутри самой Каталонии, конфликт между городом и селом, между архаикой традиционалистов-сельхозпроизводителей и постмодерном либерального мегаполиса.

Дарья Казаринова – кандидат политических наук,  приглашенный профессор Университета Комплутенсе (Мадрид)

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Начало в предыдущем выпуске. Оригинал размещен по адресу:  http://www.globalaffairs.ru

* * *

GEOMETR.IT

 

USА. Вялое вяканье Рэкса Т.  01.12.2017

1. ТРАМП И СМЕРДЯКОВ  01.12.2017

Хорватский генерал Праляк выпил яд прямо в зале суда в Гааге  01.12.2017

1. Каталония как цветная долгоиграющая пластинка  01.12.2017

Тирасполь. Чернозём неба и мост  01.12.2017

Co dalej z inicjatywą Partnerstwa Wschodniego?  01.12.2017

Islamisierung von Europa  01.12.2017

2. Ukraina. Ustanowienia autonomii 01.12.2017

1. To understand Turkey today  01.12.2017

GEOMETR.IT

1. Каталония как цветная долгоиграющая пластинка

in Conflicts 2017 · Economics 2017 · Europe 2017 · Nation 2017 · RU · Skepticism 2017 · Uncategorized · YOUTUBE 2017 12 views / 15 comments

Europe     

GEOMETR.IT       globalaffairs.ru

 

* Pasaran o no pasaran?

YOUTUBE 2017Каталония. Только Начало 

https://www.youtube.com/watch?v=MckHPrseVkM&t=5s

Это не борьба испанского и каталонского национализмов, а противостояние внутри самой Каталонии. Конфликт между городом и деревней. Между архаикой исторического села и постмодерном  мегаполиса.

(  01  )

Сегодня на наших глазах в Испании разворачивается крупнейший кризис с 1978 года. Он так или иначе затрагивает все страны Европейского союза, в особенности те, которые особенно чувствительны к проблемам политической сецессии, в первую очередь Италию, Бельгию, Великобританию.

Но никто из них так близко не подошол к распаду национального государства.

Президент Владимир Путин в Валдайской речи 2017 г. заявил: каталонский кризис – результат того, что поддержка Европой развала нескольких стран и отделения Косова привела к росту сепаратистских тенденций, но однозначной оценки событий в российских СМИ не просматривается, аналогии и параллели не очевидны.

Многих увлекает эстетика и пафос каталонского национализма, и не случайно ролик с исполнением сторонниками независимости неформального каталонского гимна, песни Луиса Льяха «L’Estaca» обошел российские социальные сети.

 История далекая и близкая

Историческая область Каталония со времен Карла Великого и до XVII века сохраняла свою целостность, а с 1659 г. разделена между Францией (Pays Catalenes – Перпиньян) и Испанией (Catalunya – Барселона). В течение долгого времени в период раннего Средневековья каталонские земли, раньше других регионов освободившиеся от арабского завоевания, оставались границей между христианским и мусульманским миром, образуя т.н. «Испанскую марку».

Примечательно, что понятие марка «в этимологическом отношении имело коннотацию не только границы, но и чего-то маргинального, находящегося на грани нормы».

Именно это имеет в виду лидер каталонского политического движения «Третий путь» (La Trecera Via) Марио Ромеро, когда заявляет, что Каталония – это не про независимость. Это — про анархию.

Еще одно истолкование понятия фронтир – это передовая, авангардная, более продвинутая и предприимчивая часть чего-то большего. Именно так по отношению к Испании воспринимала и воспринимает себя Каталония.

Каталония никогда не имела собственной государственности, но смогла интегрироваться в Королевство Арагон. В 1412 г. компромисс в Каспе (Compromiso Caspe) – пакт, подписанный представителями Арагона и Валенсии, а также герцогством Каталонии об избрании нового короля, заложил основы той политической конфигурации, что легла в основу будущего единого испанского государства: первоначально союза королевств Арагон и Кастилия.

Война за испанское наследство в начале XVIII века привела к отмене каталонской автономии и привилегий. В последующем правители Испании, будь то монархи или каудильо, делали все возможное для размывания национальной идентичности каталонцев, нанося удар в первую очередь по языку.

Однажды Каталония уже попыталась отделиться от Испании, однако в 1871 г. после переговоров с центральным правительством осталась в составе Испанского Королевства, а в 1874 г. мятеж генерала Мартинеса привел к восстановлению династии Бурбонов.  Ввиду этого отношения Бурбонов с Каталонией, Валенсией и Балеарскими островами не сложились изначально.

До сегодняшнего дня это неприятие, мало связанное с собственно стремлением к независимости, сохраняется. Так, Валенсия, никогда не проявлявшая сепаратистских наклонностей, не воспринимает правящий королевский дом.

Испанским монархам наших дней стоило больших усилий стоило улучшить отношения с Балеарскими островами, сделав их местом своей летней резиденции и таким образом продвигая их.

Поэтому бельгийский вариант, когда король Альберт II в период особенно выраженного раскола между фламандцами и валлонцами, грозившего распадом страны, выступил в качестве объединяющей силы «короля всех бельгийцев», для испанской ситуации не подходит принципиально.

Заявления короля Филиппа VI воспринимаются каталонцами в штыки, а роль его носит скорее дестабилизирующий характер, диалог он стимулировать не может. И не потому, что Филипп VI плохой дипломат, а потому, что он принадлежит к династии Бурбонов. И если король Хуан Карлос I в какой-то степени был олицетворением постфранкистского демократического консенсуса, то его вынужденный «уход на пенсию» и передача короны сыну символически перевернул эту страницу истории Испании.

Каталония сильно пострадала во время гражданской войны, воюя против Франко, а после установления диктатуры новым гонениями подвергались язык и в целом каталонская идентичность. Именно поэтому переход Испании к демократии, связанный с концом режима Франко, был во многом сконцентрирован в Каталонии.

Сегодня риторику и эстетику демократизации 1976-1978 гг. активно используют каталонские власти, апеллируя к чувствам молодежи и старшего поколения, в юности участвовавшего в создании постфранкистской Испании. Роль каталонских элит в демократическом консенсусе очень велика. За это Каталония последнее десятилетие просит высокую цену.

В 1978 г. стояла задача перехода от диктатуры к демократии. Поэтому первая задача обусловила вторую – переход к децентрализации. Вообще децентрализация крайне популярна в Европе, в том числе во Франции, где сильны традиции этатизма. В отличие от Франции, в Испании принято считать, что централизованное государство здесь невозможно.

Испанская модель ассиметричной децентрализации

Конституция 1978 г. дала ответ на вопрос об автономии только для Каталонии, Страны Басков и Галисии. Остальные регионы как бы выпадали из конституционного процесса.

Профессор конституционного права университета Севильи Хавьер Перес Ройо называет это «деконституциализацией других автономных сообществ». Асимметрия в степени автономии сообществ была единственным возможным на тот момент вариантом, но в определенной степени оказалась бомбой замедленного действия.

Сегодня Испания – унитарное государство, но по степени автономии Каталония, Галисия и Страна Басков местами превосходят федерацию. Поэтому не вполне уместны аналогии с претензиями на автономию итальянских провинций Ломбардии и Венето: то, на что они только покушаются, в Каталонии уже сорок лет как воплощенная реальность.

В июне 2006 г. в Каталонии состоялся референдум, 74 % участников которого высказались за большую самостоятельность своей автономии и признание каталонцев отдельным народом. В результате изменения Статута Каталония получила большие права в регулировании внутренней жизни, в частности, в налогооблажении, юстиции и миграционной политике.

Тем самым система, предусмотренная консенсусом 1978 г., была нарушена и пройдена невидимая граница, когда децентрализация под влиянием центробежных сил ведет к сецессии.

Хроника событий

В 2009 г. состоялся референдум 169 муниципальных образований, на котором был поставлен довольно иезуитский вопрос: «Вы за то, чтобы Каталония была государством правовым, независимым, демократическим, социальным и интегрированным в Европейский союз?»

(Соотечественники, которые помнят референдум о «сохранении обновленного» Советского Союза в феврале 1991 г., способны оценить изощренное лукавство формулировок. – Ред.).

В 2010 г. прошла массовая манифестация «Мы нация, мы решаем»;    в 2012 г. провозглашена «Свободная территория Каталонии» и состоялась манифестация «Каталония – новое государство Европы»,    в 2013 г. манифестация «Каталонский путь к независимости»,    в  2014 г. – проведены, согласно официальному названию, «не являющиеся референдумом народные консультации относительно политического будущего Каталонии»,    в 2015 г. – плебесцитарные выборы и, наконец, референдум о независимости    1 октября 2017 г.   , обозначаемый в испанском политическом дискурсе как «1-О».

В ответ на нелегальный с точки зрения испанских властей референдум, правительство дало каталонским элитам месяц на размышления, пригрозив ввести в действие статью 155 Конституции.  Чем грозит каталонской правящей элите применение, даже частичное и постепенное,   статьи 155,   о котором договорились Народная партия PP и социалисты PSOE?

Преступления против Конституции караются по разным статьям от 15 до 30 лет лишения свободы. Таким образом,  снижение поддержки правящих каталонских элит вынудили их радикализироваться, действуя методами, схожими с технологиями «цветных революций». В результате отсутствия диалога, несмотря на двухмесячные усилия, ситуация зашла в тупик.

Признаки «цветной революции»

Теория молекулярной революции Грамши и теория ненасильственного протеста Джина Шарпа, на которой основаны политические процессы демонтажа недемократических режимов активно присутствует в дискурсе сторонников независимости. Эти явления получили название «цветной революции», остановимся на тех ее признаках, которые находят отражение в каталонских реалиях.

В «цветных революциях» воздействие на власть осуществляется в особой форме – форме политического шантажа. Президент Карлес Пучдемон до последнего тянул время, сохранял интригу, держал напряжение и требовал гарантий. Никаких намерений к реальному политическому диалогу не демонстрировал.

«Цветная революция» всегда имеет яркую символику. Обилие флагов в окнах каталанских домов много лет поражало воображение туристов. Символика каталанского национализма тиражировалась в коммерческих масштабах.

Еще одним символом новейших событий стала акция «Мы все – Жорди» в поддержку лидеров организации Каталанская национальная ассамблея (ANC) Жорди Санчеса (Jordi Sànchez) и Жорди Куишара (Jordi Cuixart), задержанных в ходе столкновений с полицией 1 октября 2017 года.

Надо заметить, что Jordi (Георгий-победоносец) является покровителем Каталонии, отчасти формируя ее идентичность, многие каталонцы носят это имя, что позволило организаторам акции добиться более массовой поддержки.

Дарья Казаринова – кандидат политических наук,  приглашенный профессор Университета Комплутенсе (Мадрид)

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Продолжение в следующем выпуске. Оригинал размещен по адресу:  http://www.globalaffairs.ru

* * *

GEOMETR.IT

Брюссель. Восточное партнерство «приказало долго жить»? 30.11.2017

50 лет назад Франция отказала Англии  30.11.2017

Triumph der Autokraten.- Триумф автократов. Германия  30.11.2017

Jak negocjować z Niemcami  30.11.2017

Schulz goes Canossa  30.11.2017

Moldova and it`s adventures 30.11.2017

Chaos in der Ukraine  30.11.2017

How the EU broke Ukraine 30.11.2017

GEOMETR.IT

О правлении гетмана Петра Скоропадского в Киеве. Князь Евг. Трубецкой

in Crisis 2017 · Germany 2017 · History 2017 · Nation 2017 · Person 2017 · RU · Russia 2017 · Skepticism 2017 · State 2017 · Ukraine 2017 38 views / 5 comments

Germany    Russia     Ukraine  

GEOMETR.IT          golden-ship.ru

 

 * Рухнул украинский маскарад буржуазии: НЕМЦЫ, ПРЕДАВШИЕ КИЕВ  Петлюре, наглядно показали, что значила ставка на немцев.

На снимке: «Стоит сам Вильгельм, с руками в карманах. А перед ним Скоропадский, как  молодой солдат перед начальством, тянется, держа руки по швам. Великий гетман Украины»

.  .  . От пребывания на Украине у меня осталось впечатление тяжкого сна. Точно вся та действительность, которую я наблюдал, была не подлинною былью, а калейдоскопической сменою фантастических видений, которые быстро появлялись и столь же быстро улетучивались.

Каких только народов я не видал в южной Poccии: и немцев, и австрийцев, и румын, и французов, и греков. Все мелькали и исчезали как призраки. Призраками оказались и народы и все те государственные образования, которые они насаждали; призрачною была самая государственная жизнь…

Первое, что меня поразило на Украине, это неестественное кошмарное видение германской государственности в русской обстановке. Порою бывало испытываешь впечатление, словно Украина стала уголком Германии. Всюду по дорогам немецкие столбы с надписями, с точным обозначением направлений и расстояний — путь на вокзал, в город, в комендатуру, «10 минут ходьбы» и т. п.

А в городах, особенно в Киеве, — все полно германской культурой: и немецкий театр, и немецкий книжный магазин, и немецкий походный книжный магазин, и гастролирующие немецкие актеры, да музыканты. В концертных залах раздавались победные звуки музыки Вагнера. На улицах немецкий говор, множество немок приехавших с голодающей родины покушать хлеба да сахара во вновь завоеванных землях.

Носились тревожные слухи о том, что отныне Крым станет немецким уголком, потому что Крым немцам раз навсегда понравился и они решили не отдавать его назад «русским варварам».

Казалось, все это здание немецкого владычества построено так прочно, как умеют только немцы. Впечатление прочности производили и войска, когда они маршировали: маршировка, смена караулов, вообще военная обрядность у немца носит характер священнодействия.

Но вдруг какая то неуловимая черта вам выдавала, что все это не настоящее, неподлинное, что весь этот внушительный парад чем то глубоко извнутри подточен. Такое впечатление я испытывал, когда видел немецкое взяточничество и воровство…

При министрах состояли особые чиновники, которые переводили по-украински официальные протоколы их заседаний. И министры не могли проверить этой работы, потому что не понимали своего «родного украинского языка». Это не мешало Скоропадскому и Лизогубу говорить речи о том, как «двести лет стонала Украйна под русским игом».

И эти речи свидетельствовали о той, увы, непризрачной действительности, которая в угоду немцам создавала и поддерживала фикции о характерном для русского человека отсутствии чувства собственного достоинства.

То была маленькая доморощенная мечта об украинском гетманском величии, которая примазалась к великодержавной немецкой мечте о «срединной империи».

Я видел яркие образные выражения этого провинциального отражения славы Вильгельма. В Киеве, на углу Крещатика и Лютеранской, была фотография, предательски обнажавшая тайные пружины украинского политического мира.

Приехав в Киев в конце сентября, я видел там в витрине разнообразные портреты гетмана. Один с пером в руке, поднятым над бумагой, с вдохновенным взглядом и морщиной на бессмысленном челе: это гетман в тиши своего кабинета «творит жизнь», пытаясь придать тусклому взору выражение государственной мысли.

На другом портрете стоит сам Вильгельм, с руками в карманах, а перед ним, как робкий молодой солдат перед начальством, тянется, держа руки по швам, тот же великий гетман Украины.

А на третьем — опять гетман, сияющий и довольный между Гинденбургом и Людендорфом.

Прошло два месяца, немцы были разбиты. После заключения перемирия гетман объявил «русскую ориентацию» и попытался задобрить союзников. Тогда в витрине фотографии тоже произошла перемена ориентации. Исчезли и Вильгельм, и Гинденбург, и Людендорф, остался на время гетман наедине со своей государственной мыслью. А с ним рядом — Пуанкарэ, Фош и другие именитые французы с надписью: «Добро пожаловать».

На этом я и расстался с Киевом. Хотелось мне хоть одним глазком заглянуть в витрину фотографии, посмотреть, кем из совдепов заменен был гетман и какая мысль бродила на челе этих вновь пришедших.

*  В сентябре 1918 года гетман Скоропадский ездил в Германию, где встречался с генерал-фельдмаршалом Гинденбургом

.  .  . Было в Киеве и другое яркое символическое изображение гетманского режима — гетманский дворец. Не всякому киевлянину выпадало на долю счастье к нему приближаться: для этого нужно было иметь пропуск от немецких властей; постоянный пропуск был снабжен фотографическом карточкой его обладателя.

Снаружи дворец был окружен двумя цепями караульных. Целый прилегающий к нему квартал был отгорожен немецкими заставами, которые пропускали лишь по предъявлении пропуска. Далее самый дворец был окружен стражей из украинских казаков и сечевиков. Публике позволялось ходить лишь по противоположной стороне улицы.

Случайно мне удалось проникнуть в самую глубь дворца, в его жилые помещения, куда я ходил навещать одного знакомого — родственника гетмана. К величайшему моему удивлению, я увидел там еще третью цепь. Я проходил через длинный коридор со множеством дверей и перед каждой дверью стояли часовые с винтовками — украинцы вперемежку с немцами. «Немного похоже на тюрьму», — говорит мне мой знакомый, — «но ничего не смущайтесь». Сходство было действительно жуткое.

Сочетание двух национальностей было подсказано недоверием: гетман, видимо, не полагался на своих и, безопасности ради, перемешал их с немцами. Он имел на это основания.

Когда после франко-германского перемирия осовдепившиеся немцы отказались караулить гетманский дворец и на Киев стал двигаться Петлюра, среди украинской стражи дворца возник заговор — попытка убить гетмана. В конце концов все три железные цепи, окружавшие и ограждавшие верховного блюстителя Украйны, оказались призрачными.

Как только немцы перестали ему покровительствовать, он упал как зрелый плод, и Украина подпала под другую, тоже фиктивную власть Петлюры, которая через несколько недель была вынуждена уступить свое место власти большевиков.

Интересна та общественная атмосфера, которая дала жизнь призрачному гетманскому владычеству. В кругах, наиболее сочувствующих гетманской власти, господствовало настроение, которое может быть точно охарактеризовано как интернационализм справа. Это были испуганные обыватели, которые чувствовали себя гораздо ближе к немецкому буржую, чем к русской демократии, и в сущности вдохновлялись лозунгом: «Буржуи всех стран, соединяйтесь». Я знаю лиц, которые откровенно в этом признавались.

Их страх перед революцией был куда сильнее их русского национального чувства, а их украинский «национализм» был лишь последствием упадка их русского патриотизма. Этот интернационализм, переряженный в синий жупан, был просто-напросто ставкой на немца и ничем другим.

Если бы дело происходило в другом месте, где немцам нужно было бы насаждать другие национальности, те же люди с такой же легкостью признали бы себя грузинами, финляндцами или еще чем-нибудь другим. И в Киеве, и в Одессе среди высокопоставленных «бывших людей» я часто наблюдал эту гнетущую атмосферу буржуазной деморализации.

Эти люди драпировались красивым и с виду соблазнительным лозунгом «борьба против большевиков во что бы то ни стало» и при этом подразумевали, что она должна вестись какою угодно ценою, если нужно, ценой единой России.

Упадок духа, безграничное неверие в Poccию было тут преобладающим настроением. Перепуганные и уставшие, они решили, что Россия все равно погибла, каковы бы ни были усилия для ее восстановления. Остается, стало быть, спасать порядок, жизнь и имущество. Если нужно, можно пожертвовать для этого Poccией, ставшей «Совдепией». Отсюда сделка с немцами, спасавшими порядок в отдельных русских областях ценою расчленения России, да унизительный украинский маскарад Скоропадского и Лизогуба.

Не малочисленные и бессильные «украинцы» создали Украину, а pyccкие люди, цеплявшиеся за немцев, как утопающее за соломинку. Эти несчастные, малодушно отрекавшиеся от Родины, не чувствовали глубины этого мирового провала, куда вслед за Poccией должна была быть втянута Германия.. Только после перемирия, непосредственно перед уходом германских войск обнаружилось все невероятное легкомыслие этой ставки на немцев.

Когда началось наступление Петлюры на Киев, оказалось, что для его защиты гетман располагает двумя тысячами добровольцев при одном орудии. С величайшим трудом удалось раздобыть у немцев еще двенадцать орудий. А всего на украинскую державу числилось не более 15.000 «сечевиков», которые к тому же перешли почти целиком на сторону Петлюры.

Оно и не удивительно: маскарада ради Скоропадский и его министры подбирали в эти войска офицеров с «украинской ориентацией»; в угоду немцам офицеры с «русской ориентацией» на службу не принимались. И вот в тот день, когда в угоду союзникам тот же Скоропадский был вынужден высказаться за «единую и неделимую Poccию», он был жестоко наказан собственными ставленниками. Он был побежден ничтожеством Петлюры, потому что сам он оказался еще ничтожнее.

В минуту опасности обнаружилась беспредельная бездарность да нравственное убожество гетмана и его окружающих. Все спрашивали, где же его войска, что делало в течение стольких месяцев военное министерство. На заседании совета государственного объединения я слышал из уст министра внутренних дел И. А. Кистяковского, что военный министр был явный изменник, что вместо организации военных сил он занимался организацией бесчисленных штабов, да переводом командных возгласов с русского на украинский язык. Это преступное бездействие оправдывалось «препятствиями со стороны немцев». Но от одного из немногих порядочных членов украинского правительства я слышал определенное заявление и по этому поводу: по его словам немцы действительно вставляли палки в колеса, но непреодолимых препятствий все таки не делали; армию было вполне можно и должно набрать и обучить за этот срок.

Как бы то ни было, армии в нужную минуту не оказалось. Защита Киева и гетмана была волею судеб вверена немногочисленным добровольческим отрядам, по отношению к которым, к тому же, Скоропадский играл двусмысленную роль. Штаб генерала гр. Келлера имел в руках положительные доказательства, что через головы армии из гетманского дворца велись какие то тайные переговоры с Петлюрой.

Была еще характерная для облика Скоропадского подробность. Защитники Киева терпели недостаток в автомобилях; а в это время на дворе гетманского дворца бездействовали три автомобиля, приготовленные на всякий случай на предмет возможного бегства гетмана и его семьи. В эти критические минуты его «государственная мысль» не поднималась выше забот о самосохранении.

Выросшая на почве буржуазной деморализации, гетманская власть сама стала источником деморализации. Когда гетман отстранил от командования войсками генерала графа Келлера только потому, что этот прямой и честный человек был ему неудобен, когда разнеслась в рядах весть о тайных переговорах Скоропадского с Петлюрой, добровольцы стали задаваться вопросом:

Для кого и для чего они жертвуют жизнью — ради России или ради гетмана, который, быть может, их предаст. Иные говорили: да стоит ли сражаться при таких условиях?

Было и начало заговора; среди офицеров была партия, которая требовала низвержения Скоропадского и передачи полноты власти графу Келлеру.

Возможно, что слухи были преувеличены. В чем заключались переговоры гетмана с Петлюрой, мы не знаем, и обвинения в «предательстве» остаются недоказанными. Но какое доверие мог внушить человек, который сначала в угоду немцам заявлял, что Украина двести лет стонала под «русским игом», а потом в угоду французам вздумал выступить в роли вождя в борьбе за единую Poccию. Неудивительно, что дело окончилось катастрофою.

Рухнул украинский маскарад русской буржуазии:.

Немцы, предавшие Киев Петлюре, наглядно показали, что значила ставка на немцев.

ТРУБЕЦКОЙ Евгений Николаевич (1863 — 1920) — русский религиозный философ, участник Белого Движения на Юге России. На образ мышления Трубецкого сильное влияние оказала близость Троице-Сергиевой лавры.

Отрывки из воспоминаний. Полный текст см. здесь — http://www.golden-ship.ru

*  Публикация не является редакционной статьёй и отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора.

GEOMETR.IT

* * *

2017.TOP 15 MARCH

Они ничего не поняли и ничему не научились? Украина – 01.03.2017

Бабель и маркиз де Сад — паровые котлеты Русской революции – 01.03.2017

Заговор Великих Князей – 03.03.2017

Как мы теряли Крым. Воспоминания Турчинова — 10.03.2017

Павел Милюков. Англофил на русском поле – 10.03.2017

Пенсию нужно заработать, но дожить до 60 лет не просто.Свежа украинская мысль! – 10.03.2017

Чем украинские РЕФОРМЫ отличаются от европейских ? – 10.03.2017

Америка. НЕ С ИНТЕЛЛЕКТАМИ придеться иметь дело Московии – 13.03.2017

Что происходило В ФЕВРАЛЕ 1917 года? – 13.03.2017

ЕС. Германия — главный член предложения. Остальные — второстепенные? – 14.03.2017

Генерал разведки и МЗДА УКРАИНСКАЯ – 17.03.2017

Европа — зад Запада. Мюнхен – 31.03.2017

Польша — гнилой скотомогильник. Прощай, подмытая Европа! – 31.03.2017

Как выжить В ЭПОХУ ТРАМПА? – 31.03.2017

Ле Пен в лицо Меркель: МАДАМ, Я ТЕБЯ НЕ ПРИЗНАЮ! – 31.03.2017

* * *

США. Элиты душат страну и людей  19.05.2017

АПОСТОЛ. Седьмая серия  19.05.2017

Андрей Платонов. Товарищ, нам пора перестать говорить — мы всё понимаем  19.05.2017

Украина.Запрет соцсетей.Залізом по склу.Мовою оригіналу  19.05.2017

Ein Interview zu sogenannten Verschwörungstheorien  19.05.2017

Hungary: «good/bad cop strategy»  19.05.2017

Die 2030-Agenda für nachhaltige Entwicklung  19.05.2017

Views from the Capitals: Working with Macron  19.05.2017

GEOMETR.IT

Украина — это Россия. Гетман Скоропадский. 1918 год

in Crisis 2017 · Germany 2017 · History 2017 · Nation 2017 · Person 2017 · RU · Russia 2017 · Skepticism 2017 · State 2017 · Ukraine 2017 52 views / 6 comments

Germany    Russia     Ukraine  

GEOMETR.IT

http://svpressa.ru

 

* Украина. Этот национализм, наряженный в синий жупан, был просто тупой ставкой на немцев и ничем другим

Исполнилось 99 лет со дня переворота, устроенного  гетманом Павлом Скоропадским в Киеве.

По иронии судьбы, жизнь главы «украинской державы» Павла Скоропадского и началась, и завершилась в Германии. Будущий гетман появился на свет в 1873 году в немецком городе Висбаден в непростой семье. Его отец был полковником в отставке, бывшим кавалергардом и родственником гетмана Ивана Скоропадского, который возглавлял Запорожское войско во времена Петра I и выступал против предателя Мазепы.

Военная карьера юного Павла была предопределена заранее. После окончания Пажеского корпуса он стал корнетом Кавалергардского полка, где на должности полкового адъютанта дослужился до звания штабс-ротмистра. На время Русско-японской войны перевелся в действующую армию, в состав Забайкальского казачьего войска, став, в конце концов, адъютантом главнокомандующего Николая Линевича и заслужив шесть орденов.

*   Гетман Павел Скоропадский. 1919

После войны карьера Скоропадского резко пошла вверх. В 1905 году его назначили командиром кавалергардского лейб-эскадрона, в 1906-ом — произвели в полковники, в 1910-ом — перевели на должность командира драгунского полка. Через полгода Павел Петрович стал командующим одного из самых престижных подразделений империи — лейб-гвардии Конным полком. Год спустя — был произведен в генерал-майоры.

В Первую мировую Скоропадский уже руководил дивизией и корпусом, заслужив в 1916-ом погоны генерал-лейтенанта. Решающую роль в его дальнейшей судьбе сыграл генерал Лавр Корнилов (ставший в 1917 году Верховным главнокомандующим), в голову которому пришла идея создать в российской армии «национальные формирования». Скоропадскому Корнилов поручил сформировать «украинский корпус», ставший в руках будущего гетмана мощным оружием…

Нужно сказать, что все происходившее в Российской империи в 1917 году вряд ли вызывало у Скоропадского чувство поддержки. Аристократ из старинного дворянского рода, крупный землевладелец и один из богатейших людей на территории Украины определенно не симпатизировал партиям социалистического толка. Что большевикам, что членам киевской Центральной Рады.

Однако после Октябрьской Революции бывший кавалергард все же поддержал «киевские власти». Вмешательство генерала в политику привело к резкому росту его личного рейтинга среди местных помещиков и зажиточных крестьян.

Скоропадский не стеснялся высказывать свое «фэ» сформированному из дилетантов правительству так называемой Украиной народной республики, а в конце 1917-го он и вовсе подал в отставку, избавившись от ответственности за окончательный развал армии.

Весной 1918-го «власти» УНР передали Украину под германскую оккупацию, однако сами немцы оценивали возможность сторонников Центральной рады управлять хоть чем-то, крайне скептически.

График 1. УКРАИНА. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ПОЛОЖЕНИЕ. 2014 ГОД.

29 апреля прошел «Всеукраинский съезд хлеборобов», участники которого объявили «гетманом Украины» Скоропадского. Германские войска эту идею горячо поддержали и помогли разогнать УНР. Начался период «Украинской державы» или, иначе, гетманата Павла Скоропадского. Историки оценивают деятельность гетмана противоречиво.

1  —  С одной стороны, при нем на Украине установилось временное спокойствие, начали расти основные экономические показатели, была создана академия наук.

2  —  С другой Украина оказалась под длительной вражеской оккупацией, из нее вывозилось продовольствие, оставшиеся без содержания «гетманские» войска беззастенчиво грабили мирное население.

Осенью 1918 года профессиональный военный Скоропадской уже прекрасно понимал, что песенка немцев и австро-венгров — спета, и падение империй — всего лишь вопрос времени. Исходя из этого, он начал выбирать новый вектор развития.

Здесь следует отметить, что «самостийники» (особенно левые) Скоропадскому были глубоко антипатичны. Поэтому при решении кадровых вопросов он делал ставку на проверенные «имперские» кадры, в результате чего и в правительстве, и в силовых структурах сформировалась мощная российско-монархическая партия.

Что же касается условно «международных» отношений, то Скоропадскому легче всего было выстраивать их с такими же царскими генералами, как и он сам. В результате определение новых союзников свелось к выбору между Антоном Деникиным и Петром Красновым. Последний (в том числе, благодаря прогерманской ориентации) показался Скоропадскому ближе. Тем более что гетман активно сотрудничал с дончаками Краснова еще с лета 1918 года, передавая им с оставшихся на Украине складов самолеты, бомбы, винтовки, пулеметы и снаряды.

В ноябре 1918-го Скоропадский пошел на крайние меры и предложил Краснову заняться восстановлением России, в состав которой, естественно, должна была входить и Украина.

Пока на Дону рассуждали над предложениями киевского союзника, Скоропадский решил действовать и издал «Грамоту о Федерации Украины с Россией», официально определявшую статус Украины, как автономии.

К этому времени «гетманский трон» под Скоропадским зашатался. Спасаясь от наступления отрядов УНР, он покинул Киев под видом раненного немецкого военного и бежал на Запад. Войска Краснова наступление сил УНР на Восток заблокировали, став, в частности, у них на пути в Донбассе. Но дальше дончаки не пошли.

На значительной части современных украинских земель была установлена петлюровская «Директория». Продержалась она всего несколько месяцев. Территория Украины превратилась в поле боя между большевиками, Деникиным и Антантой.

Скоропадский же в это время спокойно жил в Германии. Немецкие власти даже установили для него крупную пенсию. Впоследствии, он близко общался с Германом Герингом, но на нацистов, во всяком случае, открыто, не работал.

По версии одних историков, он отказался работать на Гитлера, по мнению других — наци сами скептически оценивали политические возможности находившегося в почтенном возрасте генерала и искали себе людей помоложе.

Несмотря на то, что Павел Петрович придумал некую «Украинскую Державу», воспринимать его увлечение идеей «украинства» всерьез — просто смешно. В 1917 году Корнилов, сам того не желая, подсказал Скоропадскому средство, позволившее ему хоть на время из постоянно берущего под козырек военного-исполнителя, стать самостоятельной политической фигурой. И Скоропадский этой идеей воспользовался.

Когда же союзные Скоропадскому немцы в конце 1918-го стали собирать чемоданы, генерал попытался лично восстановить статус-кво и воплотить в жизнь свои мысли о том, что «Украина это Россия», отбросив в сторону никому не нужные инструменты фейковой украинской идентичности.

Смею предположить, что глубоко в душе верность этого тезиса осознают все украинские лидеры по сей день, и, отстаивая «незалежность», они или тешат свои личные амбиции, или отрабатывают программу, написанную далеко за рубежом…

Станислав Княжан

*  Публикация не является редакционной статьёй и отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора

GEOMETR.IT

* * *

2017.TOP 15 MARCH

Они ничего не поняли и ничему не научились? Украина – 01.03.2017

Бабель и маркиз де Сад — паровые котлеты Русской революции – 01.03.2017

Заговор Великих Князей – 03.03.2017

Как мы теряли Крым. Воспоминания Турчинова — 10.03.2017

Павел Милюков. Англофил на русском поле – 10.03.2017

Пенсию нужно заработать, но дожить до 60 лет не просто.Свежа украинская мысль! – 10.03.2017

Чем украинские РЕФОРМЫ отличаются от европейских ? – 10.03.2017

Америка. НЕ С ИНТЕЛЛЕКТАМИ придеться иметь дело Московии – 13.03.2017

Что происходило В ФЕВРАЛЕ 1917 года? – 13.03.2017

ЕС. Германия — главный член предложения. Остальные — второстепенные? – 14.03.2017

Генерал разведки и МЗДА УКРАИНСКАЯ – 17.03.2017

Европа — зад Запада. Мюнхен – 31.03.2017

Польша — гнилой скотомогильник. Прощай, подмытая Европа! – 31.03.2017

Как выжить В ЭПОХУ ТРАМПА? – 31.03.2017

Ле Пен в лицо Меркель: МАДАМ, Я ТЕБЯ НЕ ПРИЗНАЮ! – 31.03.2017

* * *

США. Элиты душат страну и людей  19.05.2017

АПОСТОЛ. Седьмая серия  19.05.2017

Андрей Платонов. Товарищ, нам пора перестать говорить — мы всё понимаем  19.05.2017

Украина.Запрет соцсетей.Залізом по склу.Мовою оригіналу  19.05.2017

Ein Interview zu sogenannten Verschwörungstheorien  19.05.2017

Hungary: «good/bad cop strategy»  19.05.2017

Die 2030-Agenda für nachhaltige Entwicklung  19.05.2017

Views from the Capitals: Working with Macron  19.05.2017

GEOMETR.IT

Вопреки либералам, мир движется в сторону национализма. Восстание

in Balkans · Baltics · Conflicts · Crisis · Economics · Europe · Euroskepticism · GERMANY · GREAT BRITAIN · Nation · Person · Politics · RU · Russia 37 views / 10 comments

Balkans   Baltics Europe  Germany   Great-Britain  Russia

* Информ. война начата слабыми ЕС-элитами.Она блокирует обсуждение национал. ценностей и их взаимодействие

12dsa

* Смотрите инфографику: Страны, которые вслед за Великобританией могут покинуть ЕС

О том, что современный миропорядок переживает глубокий кризис, не говорит сегодня только ленивый. Авторитет США, державы – «гаранта» глобального либерализма, продолжает падать. Соответственно, растут и претензии со стороны различных участников миропорядка.

Ворчат союзники по НАТО – Франция, Италия, Греция и другие.

Недовольны ещё не столь давно входившие в блок Варшавского договора, а ныне новые союзники по атлантическому альянсу в Восточной Европе.

Осложнились отношения США с традиционными союзниками на Ближнем Востоке, включая Израиль и Саудовскую Аравию.

Резко усилилась критика со стороны России, Китая и ряда растущих держав с возросшими экономическими, политическими и военными запросами. Этот список стран, безусловно, может быть продолжен.

Тем не менее современный миропорядок до сих пор правомерно определять как либеральный и американоцентричный. В нём сохраняются военно-политическое и финансово-экономическое доминирование США, относительная торгово-инвестиционная открытость и господство идеологии либеральной демократии и свободного рынка (идеологию, впрочем, не следует путать с практикой).

Важно и то, что основные участники миропорядка выступают не столько за его радикальную трансформацию, сколько за обновление и высвобождение в нём большего для себя долевого участия – доступа к технологиям, ресурсам, рынкам, организациям, а также более полного учёта их экономических и военно-политических интересов.

«Гарант» миропорядка, однако, делиться властью не склонен и продолжает считать, что недовольные никуда от статус-кво не денутся.

Либерализм проявляется не как создание новых, более гибких норм миропорядка, а как упорное навязывание всего, что выгодно США – односторонние решения и ориентация на абсолютное превосходство в военно-технологической, экономической и иных сферах.

Отчасти с этой позицией США связано нарастание тенденций к дестабилизации миропорядка. Яркие проявления такой дестабилизации – взрывной рост терроризма, в том числе в наиболее благополучных частях мира, новый виток насилия на Ближнем Востоке, начавшийся с Brexit распад Евросоюза, тлеющий, но готовый вспыхнуть с новой силой конфликт на Украине и угрожающее выйти из-под контроля политическое противостояние России и НАТО, Китая и США.

Среди проявлений кризиса миропорядка обращает на себя внимание и феномен восстания ценностей, в частности противопоставление современных либерально-ценностных норм Запада ценностям традиционным.

Стремясь ответить ещё недавно полагавшимся на силу примера, а ныне использующим мощное идеологическое давление США, незападные державы активно формируют и продвигают свои ценностные ориентиры, включающие традиционную семью, сильное государство, патриотизм и независимую внешнюю политику (суверенитет).

Пока эти ценности не получили идеологического оформления и не находятся в непримиримой оппозиции к ценностям либерально-западным. Ведь немало поборников традиционных ценностей проживают на Западе, и они отнюдь не разделены территориально-политическими границами.

Речь пока не идёт о противостоянии, подобном периоду холодной войны, когда одна сторона исходила из неизбежности исчезновения другой как условия своего собственного развития.

 Скорее, происходящее – из области мобилизации национальных чувств и национально-популистской реакции полупериферийных элит на возросший эгоизм глобального центра. Вопреки предсказаниям либералов, мир активно движется в сторону национализма.

В связи с этим возникает ряд немаловажных вопросов.

*   Каковы основные пружины восстания ценностей?

*   Выступают ли их основными агентами элиты или уже следует говорить о подключении масс?

*   Сколько может продлиться восстание традиционных ценностей?

*   Главный: переживёт ли подъём ценностей нынешний изрядно ослабленный либеральный миропорядок?

В восстании ценностей выявились две стороны, иногда определяемые как конструктивный национализм и деструктивный популизм.

1   —   Первая связана с поиском механизмов адаптации к глобальным процессам и в идеале могла бы привести к международному взаимодействию на основе принципов диалога и политического согласования интересов. Такая адаптация подразумевает творческое использование исторически сложившихся базовых ценностей.

Например, в России ценности уважения к семье, национального достоинства, справедливости власти, права быть державой и опорой миропорядка сформировались и были выражены культурной элитой достаточно давно, но сегодня должны быть сформулированы заново, причём не столько в целях противостояния «тлетворному» Западу, сколько для нахождения модели национального развития.

На Западе же речь должна идти о расширении базы поддержки принципов открытости, национального достоинства и уважения основных прав личности, даже если либерализм должен будет противопоставлен сложившейся практике американоцентризма.

Либеральный миропорядок имеет шанс сохраниться лишь в том случае, если в этом будут заинтересованы основные мировые державы.

Такая заинтересованность имеется, а некоторые, подобно Фариду Закария, считают даже, что миропорядок останется либеральным и без участия в нём США.

2   —   Другая сторона восстания ценностей менее привлекательна и связана не с позитивным, а с негативным самоутверждением на основе противостояния иному. Как в западном, так и российском медийно-пропагандистском и политическом сообществе немало примеров такого самоутверждения.

*   Одни претендуют на «универсальность» своих ценностей.

*   Другие настаивают на их «уникальности».

Но и те, и другие исходят из своего превосходства перед другими. Здесь – простор для политиканства и кликушества, превращающих разговор о ценностях в дурной агитпроп.  Вторая сторона сегодня доминирует над первой.

Разговор о ценностях подменяется утверждением узко политических целей, что чревато продолжением распада основных принципов либерального миропорядка.

Мировые элиты активно используют терминологию ценностей, но в действительности борются за власть.

 Развернувшаяся сегодня информационная война была начата слабеющими западными элитами, затем подхвачена за их пределами и продолжает блокировать содержательное обсуждение национальных ценностей и возможностей их взаимодействия.

Язык противостояния уже начал получать массовую поддержку. Популизм находится на подъёме не только за пределами западного мира, но в Европе и США. Однако должные выводы пока, увы, не сделаны.

За так и не осмысленным Grexit последовал Brexit, за навязыванием смены режимов – гражданская война в Сирии, за пренебрежением интересами России – конфликт на Украине.

Далее за Brexit могут прийти новые проявления евронационализма, за нестабильностью Ближнего Востока и Украины – расширение сфер асимметричного насилия, а за политическим столкновением крупных держав – военная конфронтация.

Необходимы новые политические решения, проникнутые пониманием важности сохранения основ миропорядка и обеспечивающие взаимное уважение интересов, исторически сложившихся ценностей и сфер влияния.

Заведший в тупик эгоизм мировых элит должен теперь стать основой поиска выхода. Ведь инстинкт выживания не менее силён, чем жажда власти и наживы.

Андрей Цыганков

GEOMETR.IT

* * *

Soros und Moldawien. Plötzliche Liebe

O wojnie łacińskiej

Молдова — пиджак, который лопнул подмышкой. Чуешь пот?

Moldova. Plahotniuc is not a saint -2

Moldova. Talk or be silent forever -2

Moldova. A shot guide- 1

 

3 — Геополитика — это новая Европа или новое дерьмо?

in Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · GERMANY · GREAT BRITAIN · Nation · Person · Philosophy · Politics · Power · Russia · USA · World 183 views / 33 comments

Danube     Germany,   Great Britain,    Europe,   Polska,   Russia,    USA,    World

GEOMETR.IT         http://ukrrudprom.ua

*Весь мир достижим — нажатие кнопки может поразить цель повсюду. Значит понятие геополитики  потеряло смысл?

Но вернемся в 1919 год. В России идет великая война между деспотией и демократией. И надо всячески поддержать белых, и тогда Хартлэнд будет частью демократического мира, и демократия установится всюду, а иначе мы стоим перед лицом новых великих потрясений.

Маккиндер принимает активнейшее участие в Версальской конференции. В отличие от Хаусхофера, он все-таки профессор победившей страны. И именно он является одним из тех, кто обосновал идею создания пояса государств между советской Россией (в хартлэнде явно победила диктатура) и Германией.

Потому что Германия, которая еще вчера была диктатурой, и Россия, если они объединятся — тогда для внешнего полумесяца будет совсем плохо!

Он вводит даже новое понятие “стратегический хартлэнд”. Есть великий хартлэнд — Россия. Центральная же Европа — бывшая Австро-Венгрия и Германия — это “стратегический хартлэнд”. Вот они должны быть разделены группой слабых государств, которые полностью союзны великим государствам внешнего полумесяца.

Так, собственно, и складывается эта картина. Он противник Советского Союза, он остается сторонником России, но не советской. Для него демократия имеет огромное значение. И он теперь учит, что между морем и сушей, между хартлэндом и полумесяцем, может быть или война или сотрудничество.

Мы не можем, говорит он, измениться, мы диктатурами не станем. Он уже вводит эту категорию воли, потому что понятно, что диктатура и демократия, это уже не категории естества земли, а категория человеческой воли.

В отличие от немецких геополитиков и Челлена, он вводит свободный волевой принцип. Это вообще особенность англосаксов.

И, наконец, в 1943 году, на пике союза Антигитлеровской коалиции, Маккиндер пишет свою последнюю большую работу “Целостный мiр и достижение мира” (“Round world and a achievement of peace”).

1943 год позволял надеяться,  на Западе многие в это верили, что Сталин пойдет путем либерализации. Он пишет, что если произойдет внутреннее перерождение большевизма, даже не в полную демократию, а в страну с элементами демократии, тогда постепенно восстановится целостность мира, и войны надолго уйдут.

Но если, победив Германию (а в 1943 году он, безусловно, верит, что Германия будет побеждена), Сталин утвердит свою власть, да еще и не только над своей страной, но и над “стратегическим хартлэндом”, Центральной Европой, то тогда Маккиндер предсказывает двуполярный мир, и тяжелое противостояние, которое чревато новой войной. В 1947 году Маккиндер умирает, а его предсказания во многом осуществляются.

V.

Хочу только сказать, что целый ряд людей выступали решительно против геополитики, считали геополитику и тогда, и позже абсолютно надуманной. Это — крупнейший французский ученый Ив Лакост, издатель журнала “Геродот”, утверждавший, что геополитика — это фантом, чепуха.

Русский ученый Сергей Васильевич Утехин, который стал человеком второй эмиграции, во время войны, был угнан в Германию и там остался, потом закончил Кильский университет, потом переехал в Соединенные Штаты, преподавал в Лондоне, в Лондонской школе экономики и политики. Он тоже считал геополитику лженаукой и не поленился об этом написать.

Появления стратегической авиации с конца 30-х годов заставило английских геополитиков идти к теории целостного мира. Маккиндер успел написать книгу о целостном мире. Через несколько лет (еще Маккиндер успел увидеть) появилось ядерное оружие. А потом появились средства доставки.

И уж какой теперь хартлэнд? Какие полумесяцы? Очевидно, что весь мир достижим от Антарктиды до Арктики, и нажатие кнопки может поразить любую цель повсюду. То есть понятие геополитических регионов потеряло всякий смысл.

Челлен и Ратцель исходили из того, что флот, пусть и паровой, в Арктику не войдет, потому что там лед. К России с других сторон не подплывешь. Да и почти немыслимо поставить под контроль столь огромный кусок труднодостижимой суши.

А теперь все это неважно. Все можно уничтожить с воздуха. Новые средства ведения войны привели к тому, что можно многократно уничтожить мир с помощью ядерного оружия. И все разговоры об ограниченных целях тоже потеряли свой смысл.

Как бы ни объяснять мир, очевидно, что послевоенная Европа дала ярчайший в истории пример нового типа сложения надгосударственных отношений. Это не господство, не imperium, это сотрудничество. Взаимовыгодное содружество — commonwealth.

Пережив ужасы войны, зная все неуспехи, все недостатки системы установления мира после Первой мировой войны, Европа пошла по совершенно другому пути — созданию единого надгосударственного образования.

В 1925 году в Локарно был провозглашен принцип незыблемости границ. Люди, которые его провозгласили, получили свои Нобелевские премии, но все это очень быстро рухнуло — через 12 лет.

А теперь этот принцип действует в Европе с 1945 г., постепенно все более укрепляясь и расширяясь. То есть, современная Европа показала пример невиданного изменения сознания. Физическая воля осталась у европейцев той же, как у всех людей — жажда обладания, жажда расширения, националистические чувства.

Они остались. Они кое-кем движут. Социологические опросы показывают, что такие люди есть, и где-то 1/8, 1/10 населения думает так.

Но большинство под влиянием своей высшей воли изменило отношение к реальности. Поэтому Европа нынешнюю Франко-Германскую границу по Рейну, веками заливавшуюся кровью, теперь просто не видет. Поезда, машины пересекают ее без остановки.

Люди перестали соперничать на уровне государств, государства перестали соперничать как личности. Это исчезло. Государства как форма существования людей остались. Французы устроили себя не так, как немцы. Шведы — не так, как итальянцы. Но государства как личности, которые соперничают и борются друг с другом, этого больше нет.

И вот это нам здесь, в России, очень важно понять: что геополитика — это прельщение XIX века, которое привело, совершенно очевидно, к двум мировым войнам. Две мировые войны теоретически были обоснованы как раз учеными-геополитиками. Ратцелем вначале, Хаусхофером позже.

Если кто-то говорит, что жизненное пространство германской нации не совпадает с ее нынешними границами, он рискует попасть на три года в тюрьму. То есть, государство теперь не является умом нации, а государство в лице своего народа стоит на страже мира.

VI.

И, наконец, самое последнее. Почему же в России, и не только в России, в послекоммунистической Европе, идеи геополитики стали модными. В старой России, политика определялась многими факторами и, в первую очередь, принципом безопасности. Для России безопасным фактором было то, что лучше вступить в союз с Англией и Францией, чем с Германией.

Никакой тут  геополитики не было ни на йоту. Это был вопрос безопасности, расчета, практического интереса.

Почему такой был выбор у России, это тема особого разговора. Но когда победил в России большевизм, тогда большевизм и Коминтерн противопоставили себя всему миру как новая идеология. Не случайно у нас на гербе советском изобразили земной шар с наложенным на него серпом и молотом.

Советская Россия воспринималась как первое государство победившего коммунизма, а дальше он пойдет распространяться по всему миру. В СССР идея борьбы за мировое господство приобрела внешне социально-классовое звучание. Хотя, на самом деле, ничего социального и классового в ней не было.

Но формально до конца советской власти, до 1991 года, борьба советского блока с демократическими государствами была борьбой двух идеологий. Передовой советской идеологии, как здесь ее считали, и “отсталой” буржуазной.

И вот, “отсталая” буржуазная — победила. “Передовая” же советская вдохновляет теперь только чудаков. А ненависть к победившему “миру капитала” осталась. Так же, как у немцев после Первой мировой войны осталась ненависть к победившему миру Антанты — отсюда идея панрегионов Хаусхофера и всё подобное.

Но ведь не объяснишь нынешнюю борьбу России с Западом тем (вернувшись к советским понятиям) что Россия Путина, Тимченко и Абрамовича — это Россия победившего рабочего класса! Никто же так не скажет. Поэтому надо нынешнее противостояние России всему миру как-то обосновать по-иному.

Надо этой новой “холодной войне” дать новое “объективное” обоснование. Ее нельзя, как в советское время, назвать войной двух идеологий, хотя это и очень удобно: одна  прогрессивная, другая реакционная.

Но, должен вам сказать, что у этой глупой геополитики, у нее есть сегодняшнее продолжение и на Западе. Одним из ее наиболее видных и у нас воспеваемых представителей является Эмерик Шопран. Он депутат от “Национального фронта” в Европейском парламенте. Человек, который много лет преподавал политическую географию.

Но сам он говорил, что преподает геополитику. Наконец, его выгнали отовсюду, потому что он стал говорить, что американцы сами подорвали небоскребы в 2001 году, что они спонсируют ИГИЛ…

Но при том и утверждал, что существует противоборство хартлэнда и периферии, он вспоминает идеи и Маккиндера, и Хаусхофера, и говорит, что надо объединиться Франции, Германии и России против Соединенных Штатов и Великобритании. И самое великое событие в области геополитики, говорит Шопран, которое произошло с распада Советского Союза, это приход к власти Путина в России. Такое есть…

Геополитика — это прельщение, это соблазн. И сутью этого соблазна является ненависть к другому и отрицание человеческого лица у человека. То есть, на самом деле, отрицание человеческой свободы.

Потому что, пытаясь навязать естественнонаучный закон человеческому обществу, геополитики отрицают за человеком, за обществом как совокупностью людей, способность своей свободной воли контролировать, определять и направлять свои естественные желания.

Геополитика расчеловечивает человека, так же как и расовая теория, и марксизм в его классическом изводе. Она подчиняет человека неким внешним совокупностям, делает свободу осознанной необходимостью, т.е. детерминирует человека. Я надеюсь, что …

http://ukrrudprom.ua

GEOMETR.IT

2 — Геополитика — это новая Европа или новое дерьмо?

in Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · GERMANY · GREAT BRITAIN · Nation · Person · Philosophy · Politics · POLSKA · Power · Russia · USA 70 views / 18 comments

Danube     Germany,   Great Britain,    Europe,   Polska,   Russia,    USA,    World

GEOMETR.IT         http://ukrrudprom.ua

*Человеку и пренебрежение им. Любое государство болезненнее переживает потерю территории, чем эмиграцию населения.

“Геополитика учит нас, — продолжает Челлен, — что современное государство подчинено действию закона географической индивидуализации, чей идеал — естественная земля в качестве тела государства” (с.196). Слово “закон” он употребляет не в публицистическом, а в абсолютно строгом смысле слова. То есть, тело государства это земля, и политика подчинена этому.

Не политики управляют страной ради каких-то целей, плохих или хороших, а сама земля диктует человеку-политику, как ему надо управлять. Если он эту диктовку слышит и воспринимает, то  тогда все происходит успешно. Если не слышит и не воспринимает, тогда все происходит, в конечном счете, плохо.

Челлен развивает идеи Ратцеля в том смысле, что человек — лишь объект, а не мастер, не субъект: “Индивид — это не мастер, а инструмент. Нация, а не индивид является подлинным героем истории” (с.185). Вот — позиция Челлена.

Как специалист в области географии, он говорит об оптимальных границах. Например, идеально, с его точки зрения, островное государство, потому что оно наименее уязвимо. Вот, Великобритания или Соединенные Штаты, которые фактически являются островным государством, или Япония. Это идеальная форма.

Если у государства есть сухопутные границы, они должны быть как можно менее проницаемы, чтобы государство могло их легко защищать. Лучше всего — горы или непроходимые пустыни. Он даже говорит о таких деталях, как  крутизна склонов  гор.

Например, Рудные горы, Судеты, которые, как вы помните, сейчас лежат между Чехией и Германией, а тогда они лежали между Австро-Венгрией и Германией. И он говорит, что Судеты, как граница, выгоднее Австрии, чем Германии, потому что Австрию склон защищает лучше, он более крутой, чем Германию, у который пологий противоположный склон.

То есть, это учение о границе. Он говорит о том, что ради экономического процветания каждая нация должна стремиться иметь главную реку от истока до устья.

Это, конечно, камень в огород Голландии. Потом последователь  Челлена, немецкий геополитик Карл Хаусхофер, будет  называть голландцев не иначе как “низовые немцы”, так как они живут в низовьях Рейна. Внутренние реки в Германии это Рейн и Эльба, а в Австрии это Дунай.

Книга “Государство как форма жизни” написана Челленом в 1916 году. Только что свершившееся завоевание австрийской армией Сербии и Румынии естественно для Австрии — Naturgebiete этих стран должен быть включен в австрийскую речную систему. Как всё просто!

III.

Есть еще один момент, который есть у Ратцеля, но у Челлена, как представителя нейтрального государства он звучит особенно парадоксально: все со всеми воюют, естественное состояние наций и государств это состояние войны или состояние конфронтации, потому что каждый борется со своими соседями за жизненное пространство.

К человеку отношение пренебрежительное. “Любое государство значительно болезненнее переживает потерю территории, — пишет Челлен, — чем эмиграцию населения”.

Уезжают, пусть уедут миллионы людей, главное, чтобы границы не изменились в худшую сторону. Война. Мир в состоянии войны. Так же, как Дарвин говорил о том, что животные сражаются за территорию охоты, за территорию выпаса, также и люди сражаются.

Он был уверен, что Германия делает правое дело, и на Востоке ее ждут огромные территории, но ему дано было увидеть, что все это закончилось очень печально, и в 1922 году он умер, увидев конец германской ост-политик.

Челлен разбирает, что такое нация. Ведь нация — это душа государства. Челлен убедился, что восточная политика Германии абсолютно провалилась. Но наука не оказалась бесплодной.

После Челлена его знамя подхватывают два человека. В Германии это Карл Хаусхофер(1869 — 1946), а в Англии это Хэлфорд Джон Маккиндер (1861 — 1947). Причем, Маккиндер отталкивается, по всей видимости, непосредственно от Ратцеля. С Челленом они работают одновременно.

Но обратимся сначала к Хаусхоферу. Он военный, он никакой не профессионал,  не ученый в отличие от Челлена или Маккиндера — профессора политической географии Оксфорда. Он — военный дипломат, занимался переговорами с японцами в 1908 году.

Воевал всю войну, после войны, естественно, как и все немцы-националисты, сильно пристукнутый Веймарским синдромом, Карл Хаусхофер выдвигает совершенно фантастическую теорию, подчеркивая, что он ученик Ратцеля и очень почитает Челлена.

Он выходит за пределы нации. Нация его уже не интересует. Его интересует доминирование того или иного народа в мире или, по крайней мере, в части мира. Он выдвигает теорию “панрегионов”.

Панрегионы — это регионы, которые делят на сегменты всю землю — и северное, и южное ее полушария. Один регион располагается в двух полушариях. Причем, в северном полушарии это метрополия, а в южном это колонии, сырьевой придаток.

1   —   Америка — это один панрегион, причем все Соединенные Штаты это его центр, а Южная Америка, Латинская Америка это его сырьевой придаток. Он готов даже Англию отдать Америке.

2   —   Второй панрегион — это Европа. Там уж понятно, кто должен быть хозяином.

Ни один, кстати, геополитик не говорит, что хозяином должен быть кто-то другой, не его страна, не его народ! Я не знаю ни одного немецкого геополитика, который бы говорил, что хозяином должны быть русские, или ни одного английского, который говорит, что хозяином должны быть немцы. Все себя считают хозяевами и научно это обосновывают.

Это, кстати говоря, признак того, что геополитика — псевдонаука. То есть, наука служит обоснованием амбиций, а не амбиции смиряются холодным научным знанием.

Панрегион Европы распространяется на Ближний Восток, на Россию и на Африку. Это все должно подчиняться Германии.

3   —   А третий панрегион — это Япония, и, соответственно, все, что вокруг нее, включая русскую Сибирь.

4   —   Потом, когда после Рапалло началось сближение Веймарской, а потом нацистской Германии с Советским Союзом, он решил и для России выделить кусок. Сделал четвертый панрегион. Из-за этого Хаусхофера жутко любят наши геополитики. Он выделяет четвертый панрегион. Это Россия и ее “подбрюшье” — Индия и Персия.

Надо сказать, что Карл Хаусхофер человек, очень сильно себя замаравший политически. Он очень рано сближается с национал-социалистами, еще в 1920-21 годах. Его учеником является Рудольф Гесс. Гесс сделает Хаусхофера профессором Мюнхенского университета в 1933 году, когда нацисты придут к власти, а сам Гесс станет министром.

А в 1920 Хаусхофер — просто преподаватель Мюнхенского университета, и у него учится Гесс. Гесс его знакомит с Гитлером. Когда проваливается “Пивной путч” 9 ноября 1923 года, книжки в тюрьму Гитлеру и Гессу носит Хаусхофер. Сочинение Гитлера “Mine Kampf” во многом написано под влиянием Хаусхофера.

Но Хаусхофер очень недоволен своим новым учеником. Дело в том, что в “Mine Kampf” Гитлер отказывается от притязаний на колонии. Он говорит, что вообще вся эта колониальная система нам не нужна. Она отвлекает германскую нацию, она нужна евреям, торговцам, тем, кто делает нечестный капитал.

Честный капитал делает bauer, крестьянин, тот, кто работает на земле, рабочий, который работает на заводе. Поэтому “нам надо, — он говорит, — замириться с Западом”, естественно, вернув земли, которые потеряла Германия после Первой мировой войны, и осваивать Восток.

Вот это “Drang nach Osten” опять получает обоснование — “То, — пишет Гитлер в “Mein Kampf”, — что 600 лет назад прекратили делать немцы, переориентировав свою политику на Запад и Юг, было ошибкой. Мы должны вновь ее обратить на Восток”. И завоевание России в “Mein Kampf” формулируется абсолютно недвусмысленно, с предельной ясностью.

Это очень не нравится Хаусхоферу. Хаусхофер колониалист, ему нравятся колонии. Ему хочется иметь Германскую империю. Он говорит: “Я не захочу снова получить Циндао (это бывшая немецкая колония на полуострове Шаньдун в Китае), потому что Япония имеет на нее право. Но — наш Камерун, наше Того, наша Восточная и Юго-Западная  Африка — все это должно быть наше”.

И то, что Гитлер в “Mine Kampf” отказывается от этого, ему очень не нравится. Он считает, что Гитлер плохой ученик, недоучка. “Он ничего не понимает”, — говорит он строго о Гитлере. Но он продолжает их учить, им объяснять. И в итоге, Гитлер, вы знаете, изменил свою позицию. Когда он приходит к власти, требование колоний постоянно звучит.

И когда смотришь его последнюю работу, она опубликована по-русски, — “Континентальный блок центральной Европы, Евразии и Японии”, то видишь, что России уделяется в ней очень большое место, а Сталин всячески расхваливается. Это работа 1940 начала 1941 года. Он потом был недоволен, что Гитлер начал войну с Россией, он считал, что это — ошибка, гибельная ошибка.

С Хаусхофером произошли печальные вещи. Его любимый сын Альбрехт стал одним из соратников графа фон Штауффенберга, и после 20 июля 1944 года был казнен. Сам Хаусхофер последние восемь месяцев Третьего Рейха провел в Дахау.

Хаусхофер уже убедился к 1944 году, как все-таки человек культурный и умный, что Гитлер действительно плохой ученик, что его “геополитические ошибки” привели Германию к гибели. Главной ошибкой Гитлера он считал нападение на Россию. Союз со Сталиным, полагал Хаусхофер, Гитлеру надо было всячески укреплять, создавать континентальный блок.

Поэтому, когда пришли союзники, и он оказался в западной зоне оккупации, 13 марта 1946 года, он совершает харакири (он очень любил японцев и хорошо знал их обычаи еще со времени своей военно-дипломатической миссии в Японию в 1908 г.).

Жена его принимает смертельную дозу яда, а он вспарывает себе живот. Вот так заканчивает свою жизнь 78-летний профессор геополитики. Я думаю, что, хотя человека всегда жалко, в этом есть символ этой нетерпимой, шовинистической и абсолютно ложной по своим посылкам немецкой геополитики от Ратцеля до Хаусхофера.

IV.

Иначе складывается английская геополитика. Ее признанным главным идеологом является профессор Халфорд Джон Маккиндер. Профессор Маккиндер в конце XIX начале XX века был настоящим певцом Британской империи. Он ее бесконечно любил. Он видел, как она росла. Не забудем, что к Империи только что присоединены Оранжевая Республика и Трансвааль.

То есть, империя растет, становится все более могущественной, и в 1904 году он пишет свою первую солидную работу — “The Geographical Pivot of History”, в которой вводит основные понятия своей науки. Он говорит о географической оси мира. Географическая ось как основание истории.

И в этой книге он говорит, что мир распадается на три зоны. Позднее он использует слово “heartland”, но пока он говорит об этой Оси. Но термин “heartland”  принадлежит ему. Именно то же самое он будет называть потом хартлэндом — сердцевина мира, центральная область.

В 1904 году heartland — это, в основном, Российская империя и то, что вокруг нее. Это страна очень опасная, пишет Маккиндер, потому что она практически не может быть подчинена силами морских государств.

Он строит модель так:

1  —   heartland — это Российская империя и чуть-чуть для приличия вокруг нее.   2  —  Дальше “вокруг” хартлэнда  —  “внутренний полумесяц” —  континентальная Европа,  передний Восток, Африка к северу от Сахары. Естественно, Индия, Индокитай и Китай. Туда он  включает русский Дальний Восток.    3  —   А потом — “внешний полумесяц” —  Америка Северная и Южная,  Африка к югу от Сахары, Великобритания, Австралия, Новая Зеландия, Океания и Япония.

Вот, собственно говоря, настоящая война (опять же, обратим внимание, война, соперничество!) идет между внешним полумесяцем и хартлэндом. А внутренний полумесяц это поле боя.

И он доказывает на примерах истории, начиная с великого переселения народов, или даже раньше, что heartland постоянно пытается завоевать этот внешний полумесяц. А внешний полумесяц то завоевывается, то освобождается.

В качестве экспансионистов Хартлэнда выступают и гунны, и монголы, и турки (тюрки Алтая), и русские. В 1904 году смысл всей этой чуднóй модели, заключается в том, что этот внутренний полумесяц должна контролировать одна сильная морская держава с помощью тех сухопутных сил, которые дает ей этот внутренний полумесяц.

Догадайтесь, какая держава? Конечно, Британская империя. Это 1904 год. Именно Маккиндеру принадлежит термин “superpower” (сверхдержава), это не Советский Союз, которого тогда еще не было, и не Российская империя, и не Соединенные Штаты, которые тогда только росли. Это — Британская империя. “The British Empire is the only superpower”.

То, что только что сказал президент Обама о Соединенных Штатах, то за 110 лет до него сказал профессор Маккиндер о Британской империи.

Есть еще один элемент геополитики, предложенный Ратцелем. Это — автаркия. Настоящее государство как личность должно быть самодостаточно. “Так же как любой крупный капитал стремится к росту, — пишет Рудольф Челлен, — любое крупное государство стремится к росту”.

Хартлэнд Маккиндера — самодостаточный. Там огромное количество ресурсов, там плодороднейшая земля, русские черноземы, он может жить без нас и постоянно нападать на нас. А мы его достичь не можем. Да, пытались в Крымскую войну,  но чего мы достигли? Мы все объединились — Франция, Англия, Турция — и чего мы достигли? Ничего. Ну, постреляли в Крыму, постреляли в Петропавловск-Камчатский, Соловки, Кронштадт. Ну и что? Россия при царе Николае I была слаба, но мы ничего не смогли сделать.

Вот он, Хартлэнд, какой! Никак до него не дотянешься. Поэтому он очень опасен. Сейчас, пишет Маккиндер в 1904 году, там строятся железные дороги, которые позволяют отсталому Хартлэнду легко перебрасывать войска к своим границам, и все наши завоевания в Индии, на Переднем Востоке, да и страны Европы, — всё ставится под удар. Вот такова его первая работа.

Но жизнь меняется. В 1907 году подписан пакт Антанты. Россия, Англия и Франция вступают в Первую мировую войну. Маккиндер все это видит, переживает и начинает любить Россию. Сердцу не прикажешь!

Его любовь доходит до такой силы, что в 1919 году, когда в России идет гражданская война, именно его, к огромной его радости Британское правительство назначает Верховным комиссаром Великобритании при Вооруженных Силах Юга России, т.е. при генерале Деникине.

Именно тогда, в 1919 году он публикует свою вторую книгу “Демократические идеалы и реальность”. Его старая модель остается в силе. Но в Хартлэнде идет бой за весь мир, потому что тот, кто владеет хартлэндом, владеет внутренним полумесяцем. А тот, кто владеет внутренним полумесяцем, владеет всем миром.

Это — классическая схема Маккиндера. Почему он так выдумал, не знаю. Но так он красиво сказал, и русским геополитикам это нравится.

продолжение читайте в следующем выпуске.

http://ukrrudprom.ua

GEOMETR.IT

1 — Геополитика — это новая Европа или новое дерьмо?

in Conflicts · Crisis · Danube · Economics · Europe · Euroskepticism · GERMANY · GREAT BRITAIN · Nation · Person · Philosophy · Politics · POLSKA · Power · Russia · USA 159 views / 30 comments

Danube     Germany   Great Britain    Europe  Polska   Russia    USA    World

GEOMETR.IT         http://ukrrudprom.ua

*Не надо думать, что геополитика — просто чепуха. Геополитика — это прельщение ума и отвлекающий соблазн.

I.

Геополитика, как и каждый из нас, имеет двух дедушек. Эти два дедушки — европейский романтизм и гегельянская философия. Надо вам сказать, что гегельянская философия и романтизм, это не только не одно и то же, но даже во многом вещи противоположные.

1   —   Романтизм предлагает, в отличие от просвещения, идею нации как некой коллективной личности. Нации в ее протяжении  от момента ее сложения, а он может быть как угодно далеко в прошлом. Вот эта нация как протяженная в истории личность — это порождение романтизма, который как реакция на Великую Французскую революцию, появляется в Европе в конце XVIII — начале XIX века.

Великая Французская революция, в общем-то, кульминация и максимальное воплощение идеи просвещения. Романтизм возникает и как антитеза наполеоновским войнам — излету Революции.

Именно тогда, зимой 1807-1808  года, национальный романтизм, выкристаллизовался в Германии, в знаменитых “Речах к немецкой нации” И.Г.Фихте. Четырнадцать речей произнесены Фихте, когда Первая Германская империя была раздавлена Наполеоном. Немецкий народ был возрожден словом великого философа. Нация как коллективный субъект. Это — первая идея.

2   —   Вторая идея гегелевская заключалась в том, что у истории есть цель. И эта цель: соединение Абсолютной идеи, которая существует до времени, с познанием ее и, соответственно, осуществлением ее в деятельности людей. У  истории есть цель, в телеологии истории это цель — познание Абсолютного духа человеком, и, таким образом, сознательное соединение Духа и человека в одно.

В этой гегелевской позиции был, конечно, богословский нонсенс: богословие предполагает, что Бог не познаваем, но Гегель этим не смущался. Он совсем не чувствовал себя связанным христианской догматикой, даже протестантской.

3   —    Cоциальный дарвинизм отличается от идей Дарвина тем, что он переносит на человеческое общество то, что свойственно природе — человек так же борется существование: слабейшие погибают — сильнейшие выживают.

Но тем и интересен национализм, что он это распространяет на нации, на те самые коллективные личности, которые выработал романтизм. Нации это в первую очередь —  активные субъекты, которые борются за место под солнцем, подобно отдельным людям. Вот это и есть национализм.

*   С национализмом сопряжена идея того, что каждый народ, каждая нация, больше своих отдельных представителей, что люди есть лишь объекты нации, что коллективное больше суммы индивидуальностей. И при том, каждое коллективное борется с другим коллективным. Теория Николая Яковлевича Данилевского — классический пример такого национализма в России.

При этом особенность социального дарвинизма в том, что человек ничем не отличается от животного: животное борется за существование, человек борется за существование; животное ради выживания не пренебрегает ничем, человек ради выживания не пренебрегает ничем.

В этом постулате национализм, да и не только национализм, являясь ребенком XIX века, исходит из теории обезбоженного мира, мира без души, в котором существенна только плоть.

Так вот, национализм фактически отрицает гномическую волю, то есть то, что связано с познанием, связано с волевым устремлением. Он говорит, что коллективные субъекты подчинены законам животного мира — естественным законам, законам борьбы за существование.

И все разумное — то, как лучше бороться за существование. Не как законней устроить свою жизнь, а как лучше, как умелей распространять себя.

*      С этим связано поведение второго родителя геополитики- неогегельянства. Неогегельянство, или так называемое левое гегельянство, в первую очередь, связано с именем Огюста Конта, ученика Гегеля, который отвергает, как он сам говорил “его религиозные бредни” . Все это Контом отвергается. Должна быть земная религия, религия великих людей.

А знаменитую гегелевскую триаду: магия — религия — самопознание в Духе, он заменяет на элементарную позицию: наука — это познание мира. Человек так же подвластен естественным законам мира, как и все остальное. Человек так же подчинен законам, надо эти законы просто узнать. Познаваемость Огюст Конт взял у Гегеля, но перенес ее от Духа к миру. Вот как возникает подоснова для геополитики.

II.

Человеком, который создает геополитику, правда ещё не называя ее этим именем, является немецкий ученый Фридрих Ратцель. Фридрих Ратцель в конце XIX века пишет книгу “Антропогеография”. Антропогеография и станет вскоре именоваться геополитикой.  В 1901 году, за три года до смерти, Ратцель пишет знаменитую статью под названием “Lebensraum” — жизненное пространство.

Он доказывает, следуя всем параметрам выдуманной им Антропогеографии, что нация это не высшая форма коллективного человеческого субъекта, как полагал Фихте, как думали романтики. Высшая форма коллективного человеческого субъекта — это государство.

И борьбу ведут не нации, а государства. А нация — это, если угодно, душа государства. Но государство это ее оформляющий дух. А земля (Ратцель же географ) это плоть государства. Не нация это личность, а государство это личность. А нация — элемент личности. Так государства борются друг с другом за свое существование

Есть высшие и низшие народы. Высшие народы более развиты, низшие — менее развиты. Соответственно, есть государства высших народов, скажем, Германия немцев, и государства менее развитых народов — Россия русских (Данилевский, понятно, утверждал обратное).

Есть и совсем неразвитые народы, своих государств не создавшие, обреченные быть частью европейских империй. И высшие народы должны управлять низшими народами, и каждое государство стремится создать для своего тела, то есть, географически, максимально приемлемую форму.

Он говорит о том, что тело государства строится на двух принципах. На естестве границы и естестве области. Естество границы — это внешнее обрамление государства.

Оно должно быть достаточно большим, чтобы все представители этой нации жили в довольстве. Оно должно быть безопасным, то есть граница должна проходить безопасным, географически обусловленным образом.

И должно включать в себя территории Naturgebiete, внутреннюю область, которая обеспечивала бы народу, населению, максимальное благополучие.

…Все это звучит, на первый взгляд, даже красиво. Но с точки зрения теории познания, той самой гносеологии, в этих рассуждениях — заведомая ошибка. Потому что субъект должен обладать собственным Эго. Ведь субъект предполагает воление.

Где Эго государства? В чем Эго государства? Ну, конечно, в личностях, его составляющих, в людях. Где личность государства и народа минус личности людей? Нет такой личности. Каждый человек — личность, безусловно. А почему государство — особая личность? Государство — это сумма волений людей, являющихся гражданами этого государства.

Да, государство и нация могут  быть исторически обусловлены волениями уже умерших людей. Мы же получаем формы жизни не с неба, мы получаем их от предков. Но все равно это воления отдельных людей. Поэтому романтическая и почти приемлемая идея народа как личности, в поэтическом, шиллеровском, шатобриановском смысле, так можно, наверное, сказать: “Родина — мать” и так далее, когда идея эта становится элементом научного познания.

А неогегельянство это научное познание (это теория Конта, что высший этап развития — это познание научное), она тут же обессмысливается. Никакая наука личность ни в государстве, ни в народе, помимо составляющих его субъектов —  людей, выявить не может.

Забегая чуть-чуть вперед, скажу, что одухотворявшиеся геополитикой политики XX века, одухотворявшиеся этой идеей народы никогда не довольствовались коллективной абстрактной аморфной личностью государства, они объявляли личностью государства, а личностью народа обїявляли личность вождя.

Категория вождя, фюрера, Leiter’a или как русские фашисты и младороссы говорили — “главы”, эта категория человеческой личности.

Такой крупнейший попутчик нацизма, и придворный нацистский юрист №1, как Карл Шмитт, умнейший человек, но служивший дьяволу, он прямо говорил, что “коллективная воля государства себя являет волей фюрера”.

Муссолини скажет, вернее, это скажет Джентиле, а Муссолини это подхватит, итальянские фашисты скажут: “Человек — ничто, государство — все”. Забывая элементарный арифметический факт: сумма нулей не дает единицу, сумма нулей дает ноль всегда. Но это немного позже. Просто мы должны помнить, что все эти вещи имеют свое происхождение, свою природу.

Наиболее талантливым последователем Ратцеля являлся Рудольф Челлéн, известный географ, который возглавлял кафедру политической географии Упсальского университета. Хотя геополитика как наука появляется у Ратцеля,  впервые это слово произнесено как раз Рудольфом Челленом в его статье, опубликованной в газете “Гётеборгс Афтонблад” в марте 1901 г.

Швед, человек, симпатизировавший Германии очень, мечтавший о нордическом единстве, бывший моральным союзником Германии в Первой мировой войне, но при том верный гражданин своей страны, подданный шведского короля.

Не забудем, что в начале ХХ века Германия находилась в состоянии полной эйфории. В течение одного поколения она объединилась при Бисмарке, разгромила Францию, своего извечного врага, который во времена Фихте завоевывал Германию, а теперь она его разгромила, унизила и присоединила Эльзас и Лотарингию. Германия — мощнейшая страна мира, обгоняющая старую “сверхдержаву” XIX столетия — Англию. Германия растет, поэтому для нее идея жизненного пространства совершенно естественна с точки зрения социального дарвинизма.

И уже Ратцель указывает на Восток: жизненное пространство на Востоке — Lebensraum im Osten. На Западе все заполнено, там народы плотно заселили землю, там можно говорить лишь о некоем объединении одноплеменных народов, не более того. Для Германии все это очень актуально.

А для Швеции все ровно наоборот. Швеция свое величие уже имела в прошлом. Когда-то она владела всей Скандинавией и всеми берегами Балтийского моря. Все закончилось. Швеция потеряла в 1905 году Норвегию, после этого осталось то, что есть и сейчас. На глазах у Челлена произошло отпадение Норвегии, для шведов очень болезненное. И упсальскому профессору политической географии надо было как-то все это объяснить.

И вот, живя в Швеции, все растерявшей: и Финляндию, и южный берег Балтийского моря, и Норвегию, Челлен формулирует учение о двух видах наций. О нации, которая растет, и нации, которая не растет. Нация, которая растет, должна обязательно завоевывать. А нация, которая не растет, должна обживать то, что у нее есть, и не потерять то, что осталось.

Это совершенно новая точка зрения. Мирная геополитика. Но эта мирная геополитика, это только такой штрих, имеющий отношение к Швеции. Потому что действительно маленькое население, особенно тогда, большая территория, надо ее обживать. Потеряла все Швеция, потому что она росла, не сообразуясь со своим населением. А Германия растет правильно.

Что же касается войны в принципе, то Челлен ее поддерживает полностью. Его книга, которая очень характерно названа, она есть в русском переводе,Рудольфом Челленом  “Государство как форма жизни”. В этой книге он пишет:

“Война служит экспериментальным полем как для геополитики, так и для всей политики в целом. Генеральные штабы должны более подходить на учреждения науки, по крайней мере, такой ее отрасли, как государствоведение” (с.113).

То есть, геополитика — это, в общем, война. Даже то, что он говорит о Швеции, это ведь тоже война, только наоборот: надо не отдать то, что уже есть, а это освоить и, естественно, защитить военными средствами.

продолжение читайте в следующем выпуске.

http://ukrrudprom.ua

GEOMETR.IT

Go to Top