Tag archive

смысловая граница

Молдавская ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ. Почему вдруг она стала «никакой»?

in Crisis · Culture · Economics · Europe · Euroskepticism · EX-USSR · Moldova · Nation · Politics · RU · Russia · Video 241 views / 18 comments

Europe      Ex-USSR      Moldova   Russia         USA  

GEOMETR.IT rabkor.ru

*Геополитический выбор существует только в головах идиотов. Общество может выжить только сопротивляясь государству.

Вместо первого звонка – растерянность на лицах. Вместо учителей и одноклассников – закрытые двери

Обратите внимание на забавные заявления: Гимпу о том, что «Додона нужно ликвидировать», Лянкэ, что Додон «предатель», на выпады Крылова- неталантливый юмор.

Молдова. Предлагаем вашему вниманию отрывок из книги Василе Ерну «Бессарабская интеллигенция сегодня: интервью, дискуссии, полемики о Бессарабии прошлой и настоящей». Наш собеседник — Марк Ткачук, член Центрального Комитета ПКРМ, бывший: депутат парламента и советник президента Республики Молдова.

*   *   *

—  Почему политический проект Республики Молдова зашел в тупик? Перед нами очень бедное население, экономический, социальный и политический коллапс.

Общество разрывается всякими геополитическими чаяниями, никто не ищет внутренних ресурсов, чтобы сделать из Молдовы государство.

Что с нами произошло?

—   Как это ни странно, молдавский политический проект — это самый достоверный политический проект на постсоветском пространстве.

Я имею в виду, что у этого проекта, в отличие от всех остальных бывших советских республик, не было ни единого шанса на выживание. Не было ни нефти, ни газа, ни иных полезных ископаемых, не было светлой и мыслящей интеллигенции.

Более того, Молдова оказалась одним из немногих государств, в котором приватизация промышленности привела не к появлению частных индустриальных компаний, а к тотальному уничтожению промышленности и всеобщей деиндустриализации.

Там, где двадцать пять лет назад размещались высокоэффективные и наукоемкие предприятия, сейчас находятся крытые рынки и офисные центры.

Более того, сейчас уже можно говорить и о том, что произошла тотальная дискредитация всех государственных институтов и структур: парламента, президента, политических партий, юстиции, выборов. Об этом говорят все социологические опросы.

И, тем не менее, в отличие от прочих постсоветских стран, в Молдавии все происходит по-настоящему. Тут нет ни единого шанса на фальшь, на искаженную картину реальности. Именно тут, в Молдове, раньше прочих мест и территорий становятся ясными некоторые вещи.

1  —  О том, что всякие там переходные периоды не более чем болтовня.

2  —  О том, что весь период последних двадцати пяти лет был периодом демодернизации и деградации.

3  —  О том, что геополитический выбор существует только в головах идиотов.

4  —  О том, что общество может выживать не только с опорой на государство, но часто сопротивляясь государству.

5  —  О том, что некоторые идеи выговариваются до конца до такой степени, что кожей ощущается самая что ни на есть прагматическая потребность в новой картине мира.

Молдова пока еще жива. Хотя она раньше всех переплыла постсоветский Стикс. Молдова жива как общество, ищущее свое подлинное молдавское государство. Государство, в котором можно дышать и развиваться.

Государство, способное по своей органике и институтам быть огромным шагом новизны. Особенно в сравнении с тем государственно-политическим ширпотребом, в которое обрядили бывшие советские республики в 1991 году.

—  Я, например, принадлежу к последнему поколению интеллигенции «на задворках Империи», как я это называю. Как ты сам себя видишь в интеллектуальном пейзаже Бессарабии?

— В начале 90-х мне казалось, что мы все — ну те, кто остались в Бессарабии, и кто при этом не принял ценности и радости нового мира, — этакие «последние римляне». Подобно Боэцию при дворе Теодориха в Равенне. Лишние люди у порога очередного средневековья, несущие тяжелый и бесполезный багаж советской античности.

Теперь я думаю иначе. Все-таки тут точнее твое определение: «контрабандисты и переводчики в пограничной зоне». Причем граница эта не только между пространственными мирами — Востоком и Западом, Балканами и Причерноморьем, романской и славянской культурами.

Это граница не только хронологическая, во времени — между прошлым и будущим.

Самое главное, это — смысловая граница. Именно тут, где-то в наших местах, пересекаются все эти смыслы, порождая целый круг, настоящую плеяду людей, являющихся суверенными носителями именно такой, новой, идейной амальгамы.

Людей, способных видеть в пограничье, в пересекающихся мирах и смыслах то, чего не видно в метрополии этих миров. «Великое видится на расстоянии», а смыслы глубже понимаются только на границе, у своих собственных границ.

—  У этой «интеллигенции периферии Империи» есть отличительные особенности.  Мы должны уметь провозить «контрабанду», чтобы переносить определенные ценности/идеи из одного пространства в другое.

Мы должны быть умелыми «таможенниками», чтобы упорядочить движение этих ценностей. Мы должны  сделать понятными разные схемы интерпретаций…

Как ты смотришь на современную историю «бессарабской интеллигенции»?

—   Я думаю, что бессарабские интеллектуалы должны осознать, что «говорят прозой». То есть перестать стесняться того, что находятся на границе нескольких периферий, а ощутить несомненное превосходство этого положения.

Когда некоторым из них хочется быть бóльшими румынами, чем жители Вранчи, или русскими в большей мере, чем в Воронеже или Ростове, — они смотрятся жалко и провинциально.

Понять, что именно тут, на этом небольшом клочке земли всегда шел напряженный диалог диаметрально противоположных цивилизаций, что именно тут всегда отыскивалось золотое сечение смыслов этих цивилизаций, что ты способен их чувствовать, переиначивать и транслировать, — это гигантский шаг новизны.

У просвещённого класса этой земли весьма занятное будущее.

—   Мы постоянно оказываемся в ловушке: «про анти», «Россия Румыния», «Азия ЕС», и т.д. Как нам избавиться от этой дилеммы, на мой взгляд ложной, как выбраться из ловушки, которая вгоняет нас в навязчивые состояния и отнимает все силы. Кто виноват и что делать?

—   Безусловно, возвращение геополитики — это колоссальный регресс, тяжелая консервативная реакция. Вместо конкуренции идей — конкуренция территорий, опирающаяся на доктрины былого величия и штампы-погремушки типа «Россия всегда», «Запад никогда», «Америка, как правило», ну и так далее.

Возвращение геополитики — это все равно что в экономике мы бы вернулись к идеям физиократов конца XVIII века, считавших, что почва и земля — это главный производительный ресурс, не имевших ни малейшего представления о таких категориях, как «труд и капитал».

Но это случилось. И геополитика — вещь азартная, она особенно глубоко провоцирует в тебе звериные инстинкты борьбы за собственный прайд, за границы, нарисованные фломастером на бумаге.

Что делать? — Не играть в эти игры! Как бы азартны они ни были. Помнить, что большинство любого народа — это старики, женщины и дети, а они-то всегда классные! И всегда нуждаются в нашей защите!

На отталкивании, противопоставлении, попытках искать и находить линии вечных конфликтов (в духе Самюэля Хантингтона) построить ничего нельзя.

Понять ничего нельзя. Увидеть ничего нельзя.

Я убежден, что интеллектуальный долг состоит в том, чтобы культивировать идеи более сложные, требующие большего напряжения, больших затрат специфической энергии мозга. Я говорю об идеях человеческого единства, братства и солидарности.

http://rabkor.ru

GEOMETR.IT

  * * *

2. Латвия.Для Сороса это великая честь.Его сравняли с… Газмановым!

Россия должна принять ЕС как он есть. ЕС должен принять Россию как она есть

Moldova. 2015. Доходы нотариусов в 10 раз выше средних доходов экономики страны

Молдова. Ремонт дороги на Джурджулешты. Договор с румынами порвали в клочья

Старому Таллину это не приснилось

1. Латвия.Для Сороса это великая честь.Его сравняли с… Газмановым!

Go to Top