Tag archive

спецслужбы

Brexit — взрыв без разрыва?

in Crisis · Economics · Europe · Euroskepticism · GERMANY · GREAT BRITAIN · Money · Nation · NATO 2016 · Politics · RU · USA 114 views / 6 comments

Baltics      Germany   Great-Britain        Europe    Russia         USA    

GEOMETR.IT      Deutsche Welle

*То, как НАТО работает с Грузией, может быть применено к Британии.-Это, если сравнивать хрен с пальцем…

Несмотря на экономические риски, которые может повлечь за собой выход Великобритании из ЕС, он вряд ли повлияет на ситуацию с безопасностью в Европе, полагает глава берлинского Global Public Policy Institute Торстен Беннер.

Многие из тех, кто горячо поддерживает Brexit, в своих фантазиях рисуют армию ЕС у самых британских границ. Одновременно появились обнадеживающие предпосылки на более тесное европейское сотрудничество в области обороны и безопасности.

Само собой, противники объединенной Европы будут ликовать. Как и его союзники-правопопулисты от «Национального фронда» до «Альтернативы для Германии», Путин надеется на дальнейший развал ЕС и рассчитывает использовать его в своих целях.

1   —  Out is out  или  Остаться, уходя?

Но не следует ждать ослабления европейской безопасности в долгосрочной перспективе. Здесь действует иная, не рыночная логика. Пусть те, кто останется в ЕС, постараются сделать Brexit более болезненным для британской экономики и ее главного финансового центра — Лондона.

И здесь надежда не только на передислокацию международной деловой активности на континент. Устрашение тоже играет важную роль: последствием выхода из ЕС станет потеря рыночных привилегий. «Уходя, уходи» (Out is out) — такую мантру твердят и министр финансов ФРГ Вольфганг Шойбле, и французский министр экономики Эмманюэль Макрон.

Однако вопросы безопасности решаются иначе. Лондон славится исключительными наработками, касающимися армии, полиции и спецслужб.

Всем членам ЕС ясно: они будут сильнее, сохранив тесное сотрудничество с Великобританией даже после ее отделения. Спецслужбы продолжат кооперацию — независимо от результатов референдума.

Европол и другие европейские органы безопасности отыщут прагматические решения на время переходного периода. Борьба с преступностью и терроризмом не прекратится до тех пор, пока Великобритания — уже не член ЕС — не впишется в новую институциональную структуру. И в этом смысле никуда не уйдет.

2   —   НАТО важнее ЕС и Brexit !?

В военном отношении центральную роль по-прежнему будет играть НАТО, а не ЕС. На следующий день после британского референдума перед НАТО будут стоять все те же угрозы и те же задачи по обеспечению коллективной безопасности.

Сохранит свое действие 5-я статья в уставе альянса. Фрагментация «европейского столпа» не ослабит ядро западного оборонного союза. В конце концов альянс успешно пережил десятилетия вместе с Францией, несмотря на ее «особый статус».

К тому же, обнадеживающим сигналом об улучшении сотрудничества между НАТО и ЕС стало, например, миграционное соглашение между Евросоюзом и Турцией.

«Мы должны вывести нашу совместную работу на более высокий уровень. За последние три месяца мы заключили больше договоров, чем за предыдущие 13 лет», — заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг в мае, когда встречался с главой европейской дипломатии Федерикой Могерини.

Конечно, Brexit повлечет за собой потерю некоторых важных военных возможностей для ЕС. Но даже сейчас европейские военные миссии могут включать партнеров, не входящих в Евросоюз.

То, что сегодня работает в случае с Грузией, завтра может быть применено в случае с Великобританией. Параллельно другие страны ЕС вполне могли бы мобилизировать политическую волю и усилить военную интеграцию.

Скоро будет опубликован стратегический документ ЕС, формулирующий новые цели военного сотрудничества, поддерживаемые, среди прочего, крупнейшей консервативной фракцией в Европарламенте — Европейской народной партией (EVP). Эта фракция также выступает за создание единого штаба военного командования ЕС.

3   —   Выборы в США важнее, чем Brexit ?

Объединение и разделение полномочий, а также общее экономическое пространство будет сохранить трудно.

Но хозяйственные трудности, а также необходимость восполнить управленческо-правовые недостатки создадут необходимое давление, способное повлиять на преодоление национального эгоизма.

Именно с учетом общего экономического пространства в Европе формулирует принципы политики безопасности новая немецкая «Белая книга», официальная публикация которой ожидается в середине июля 2016 года.

Среди них — объединение на основе унифицированного дизайна, руководящая роль ведущих стран в процессе управления, а также производственное разделение на основе базовых возможностей, без учета рабочих мест, создаваемых в периферийных регионах.

«Перед Европой сегодня встает целый ряд серьезнейших вызовов в области безопасности. Великобритании придется столкнуться с ними, не важно, внутри или вне ЕС», — говорится в письме тринадцати высокопоставленных британских военных экс-командиров, опубликованном в начале года изданием The Telegraph.

Это в равной степени относится и ко всей остальной Европе, которая будет вынуждена решать те же вопросы безопасности, даже если Brexit произойдет. Конечно, это было бы куда легче делать без тех политических искажений, что будут вызваны выходом Великобритании из ЕС.

Нет никаких сомнений: Brexit привнесет особые риски в чувствительное политическое поле. Но даже в этом случае ЕС и Великобритания найдут пути и средства, чтобы сохранить тесные связи по обороне и обеспечению безопасности.

Между тем есть определенные основания для того, чтобы европейцы больше беспокоились не о 23 июня, а о 8 ноября, когда в США пройдут президентские выборы.

В случае победы Дональда Трампа риски для безопасности Европы могут оказаться куда выше, чем в результате выхода Великобритании из ЕС.

Торстен Беннер, Александр Дельфинов

http://www.dw.com/ru

GEOMETR.IT

* * *

Партизаны и население

NATO Summit . Points touche! -2

Соотношение сил Германии и СССР на 22.06.1941. Таблицы

NATO Enlargement: Will Warsaw Deliver? -2

Россия. Духовная безопасность. Послевоенные годы

Szczyt NATO w Warszawie – Lepiej nie było

Mołdawia. Od ruchu społecznego do polityki-1

NATO-Gipfel in Warschau ist eine Richtungsdebatte -1

Почему спецслужбам USA не «расшифровать» V.Рutin’а

in Conflicts · Crisis · Economics · Europe · Euroskepticism · EX-USSR · Nation · Person · Politics · Power · Russia · USA · World 136 views / 13 comments

США Россия

GEOMETR.IT National Public Radio  15.03.2016

*Спецслужбы США белозубо лыбятся и кисло признаются: не можем мы…

Офицеры американской разведки приучены решать сложные задачи. Но есть сложные задачи и есть президент России Владимир Путин, действующий таким образом, что даже собственные советники подчас затрудняются предугадать то, что он задумал, утверждает Грегори Тревертон, председатель Национального совета по разведке.

«Путин настолько изолирован, что вероятность того, что он может в чем-то просчитаться и совершить нечто опрометчивое, тревожит меня больше всего, — поясняет Тревертон. — Мне нравится решать головоломки, находить на них ответ, который мы не знаем. И то, как Путин поведет себя, тоже является тайной, возможно, тайной и для самого Путина».

Тревертон не одинок в этом предположении. Отставной адмирал Джеймс Ставридис, командующий силами НАТО в Европе в 2009-2013 гг., говорит об исключительности Путина в том, как мало он дает узнать о себе.

«Конечно, у него есть группа близких советников, но, в конечном итоге, стратегически все решается именно в голове Владимира Путина», — замечает Ставридис.

Это затрудняет для ЦРУ и других разведывательных ведомств, ответственных за слежку за российскими военными и экономическими активами, предвидеть, что Москва предпримет в конфликте в Сирии, напряженных отношениях в Крыму и по широкому спектру других вопросов.

По мнению Ставридиса, одним из факторов, которые делают столь трудной задачей понимание Путина, является та степень контроля, которого он добился за 17 лет в качестве премьер-министра или президента России.

Ставридис указывает, что если вы хотите обнаружить другого такого правителя, обладающего подобной абсолютной властью, вам придется обратить внимание на Северную Корею и Кубу Фиделя Кастро.

Средства шпионажа — прослушивание телефонных звонков, спутниковые снимки и многое другое — иногда могут помочь, но против Путина их трудно применять: он сам опытный разведчик.

Путин был принят в КГБ в 1975 г. и отправлен в Дрезден в Восточной Германии для разведки на Западе в ходе холодной войны. Там он овладел почти безупречным немецким и совершенными навыками.

«Россия всегда имела хорошую контрразведку, и Путин получил отличное обучение, — говорит Джордж Маклафлин, который исполнял обязанности директора ЦРУ в 2004 г. во время первого пребывания Путина на посту президента. — Помощники, которым Путин может довериться, в основном все из КГБ. Внутренний круг президента чрезвычайно сложен для проведения разведки».

Но Маклафлин добавляет, что если нет возможности заглянуть в сознание Путина, можно проанализировать факты, которые он рассматривает, прежде чем начинает действовать: экономические проблемы России из-за санкций или слова Путина, открыто заявляющего о восстановлении России в качестве ведущей мировой державы.

Это должно приниматься во внимание ЦРУ и другими разведывательными ведомствами для понимания ближайших планов российского лидера.

* * *
American intelligence officers are trained to tackle tough targets. But there are tough targets, and then there’s Russian President Vladimir Putin, who plays his cards so closely that it’s hard for his own advisers to divine what he’s thinking, says Gregory Treverton, chairman of the National Intelligence Council.

«Putin is so isolated that the chances that he might miscalculate and do something rash are top of my list for things I worry about,» says Treverton. «I am fond of distinguishing between puzzles — those things that have an answer. And so how Putin is going to behave is presumably a mystery, and probably even a mystery to Putin.»

Treverton is not alone in this view. Retired Adm. James Stavridis, commander of NATO forces from 2009 to 2013, says Putin is exceptional in how little he telegraphs. «He certainly has a cabinet of close advisers,» Stavridis says.»But at the end of the day, the strategic terrain is not on a map somewhere — it’s in between Vladimir Putin’s ears.»

That makes it hard for the CIA and other spy agencies charged with tracking Russian military and economic assets — and with anticipating what Moscow might do next on the conflict in Syria, tensions in Crimea and a wide range of other matters.

Stavridis points to a couple of factors that make Putin such a difficult target. One is the degree of control he has amassed in his 17 years as either prime minister or president of Russia. You have to look to North Korea, Stavridis says, or to Fidel Castro’s long reign in Cuba to find another ruler who wields such absolute power.

The tools of espionage — phone intercepts, satellite imagery and more — can sometimes overcome such disadvantages, but may be of limited use against Putin: He’s a trained spy himself.

Vladimir Putin joined the KGB in 1975, and was sent to Dresden in East Germany in order to spy on the West during the Cold War. There he learned both near-flawless German and near-flawless spycraft.

«Russia has always had a very strong counterintelligence capability, and Putin would be well-schooled in this,» says John McLaughlin, who served as acting director of the CIA in 2004, during Putin’s first stint as president. McLaughlin says the aides in whom Putin might confide are mostly ex-KGB, too. «The inner circle there would be very conscious of how they communicate, conscious of who meets whom. So it’s a tough environment for intelligence.»

But McLauglin adds that if you can’t peer into Putin’s mind, you still can analyze the realities he’s grappling with, which may inform his actions. «In the case of Russia, you would look at the effect of sanctions, which have been very heavy on them,» McLaughlin says. «The fact that the ruble is now at kind of an all-time low, the fact that they have a serious capital-flight problem.»

There’s also the fact that Putin has spoken openly about his overarching goal of re-establishing Russia as a major world power. It’s up to the CIA and other spy agencies to figure out how he plans next to go about it.

Mary Louise Kelly — is national security correspondent for National Public Radio

Her reporting tracks the CIA and other spy agencies, terrorism, wars, and rising nuclear powers. As part of the national security team, she has traveled extensively to investigate foreign policy and military issues. Kelly’s assignments have taken her from the Khyber Pass to mosques in Hamburg, and from grimy Belfast bars to the deserts of Iraq. In addition to reporting, she serves as a guest host for NPR News programs. Her first assignment at NPR was senior editor of the award-winning afternoon newsmagazine, All Things Considered.

Kelly first launched NPR’s intelligence beat in 2004. After one particularly tough trip to Baghdad — so tough she wrote an essay about it for Newsweek — she decided to try trading the spy beat for spy fiction. Her debut espionage novel, Anonymous Sources, was published by Simon and Schuster in 2013. It’s a tale of journalists, spies, and Pakistan’s nuclear security. Her second novel, The Bullet, followed in 2015.

During her spell away from full-time reporting, Kelly’s writing appeared in the New York Times, the Washington Post, Politico, Washingtonian, The Atlantic, and other publications. She also launched and taught a course on national security and journalism at Georgetown University. And she joined The Atlantic as a contributing editor. She continues to hold that role, moderating newsmaker interviews at forums from Aspen to Abu Dhabi.

A Georgia native, Kelly’s first job was pounding the streets as a local political reporter at the Atlanta Journal-Constitution. In 1996, she made the leap to broadcasting, joining the team that launched Public Radio International’s The World. The following year Kelly moved to London to work as a producer for CNN and as a senior producer, host, and reporter for the BBC World Service.

Kelly graduated from Harvard University in 1993 with degrees in government and French language and literature. Two years later, she completed a master’s degree in European Studies at Cambridge University in England

http://www.npr.org/sections/parallels/2016/03/10/469879309/spy-vs-spies-why-deciphering-putin-is-so-hard-for-u-s-intelligence

GEOMETR.IT

*

14 марта. У православных христиан начался самый долгий и строгий Великий пост

2 — Maidan. A word of mouth effect

Брюссель пожал лапу Лукашенко.Что дальше теперь будет?

2 — Moldova’s Time Machine

Moldova. Keep losing the ground

«На западе Украины блокируют российские фуры, потому что дебилы и жадные»

Вильнюс и российские полит. горлопаны — родственники?

Толчки политического землетруса в Словакии могут влупить по Европе

Президентская свора: кто станет господарем Молдовы?

2 — Jakość polskich elit narodowych

Полковник Галина Запорожцева. Украина включена в петлю Мёбиуса. Не вырваться

2 — Ukraine. Ein Paradise der Unzufriedenheit

2 — Europa ohne Grenzen: Mythos und Realität

Латвия. Экономика глубоко булькнет, если не деньги заробитчан и еврофондов

Украина. За что в Одессе судят беременную Лену Глишинскую?

Go to Top