ПЕРЕД НАМИ ЧЕТЫРЕ ПИСТОЛЕТА. Кто стреляет в Университет?

in Culture 2019 · Europe 2019 · History 2019 · Nation 2019 · Person 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · YOUTUBE 2019 178 views / 16 comments
          
71% посетителей прочитало эту публикацию

Balkans Danube Germany Europe Russia

GEOMETR.IT

 

* Я с раздражением заметила, что пистолет Гаврилы Принципа, стрелявший в Сараево-1914, ничем не заменишь. Куратор ответил: четыре европейских музея утверждают, что только пистолет из их экспозиции – настоящий…

YOUTUBE 2019 Franz Ferdinand Assassination. 2013.

YOUTUBE 2019 1914 Тайные интриги и убийство эрцгерцога Фердинанда. 2012.

ВUDAPEST. Intellectual Freedom and Its New Enemies – The World War I exhibit at the House of European History in Brussels offers visitors an arresting sight. In a simple yet dramatic gesture, the museum has placed the pistol used in the June 1914 assassination of Archduke Franz Ferdinand in a glass-paneled cabinet right in the center of the room.

The tour guide informed our group that, following much heated debate, the museum had agreed to change the objects on display from time to time, so that different countries could exhibit their most precious historical relics.

But when I peevishly remarked that the pistol Gavrilo Princip used in Sarajevo is irreplaceable, the curator replied that four European museums claim to have the authentic pistol on display.

БУДАПЕШТ. ВUDAPEST. Intellectual Freedom and Its New Enemies  – Выставка на тему Первой мировой войны в Доме европейской истории в Брюсселе предлагает посетителям захватывающее зрелище.

Музей использовал простой, но драматичный жест – разместил прямо в центре комнаты в стеклянной витрине пистолет, которым якобы был убит эрцгерц Франца Фердинанда в июне 1914 года.

YOUTUBE 2019 1914 Тайные интриги и убийство эрцгерцога Фердинанда. 2012.

Экскурсовод сообщил нашей группе, что после долгих споров музей согласился время от времени менять экспонаты, чтобы разные страны могли выставлять свои самые ценные исторические реликвии.

Но когда я с раздражением заметила, что пистолет Гаврилы Принципа, использованный в Сараево, ничем не заменишь. Куратор ответил: четыре европейских музея утверждают, что только пистолет из их экспозиции – настоящий.

Как бы я ни уважала и защищала многообразие европейских национальных традиций, но лишь один пистолет, а не четыре, положил начало Первой мировой войне. Мы не можем проявлять плюрализм и инклюзивность, когда исторические факты диктуют единственный правильный ответ на вопрос.

И такие вопросы должны решаться специалистами, имеющими серьезную подготовку по истории данной эпохи, а не политически ангажированными людьми.

Такой взгляд может показаться самоочевидным. Но уже в нескольких европейских странах над учеными, их институтами и легитимностью самих научных знаний нависла угроза.

Свободно избранные правительства не так давно заблокировали финансовую поддержку исследовательских проектов без официального объяснения (Болгария), исключили образовательные программы из списка аккредитованных университетских предметов (Венгрия) и даже ликвидировали целые дисциплины (Польша).

Эти правительства игнорируют многовековые университетские традиции, считавшиеся незыблемыми даже в коммунистическую эпоху. Но власти, стоящие за подобными решениями, не заинтересованы в установлении исторических или научных фактов. И они готовы критиковать, высмеивать или даже запугивать тех, кто уже получил такие знания или желает это сделать.

Однако у нас нет оснований подозревать зачинщиков этих атак в невежестве, необразованности и неуважении к знаниям. Высокопоставленные члены венгерского правительства, которые вынудили Центрально-Европейский университет, основанный финансистом Джорджем Соросом, переехать в Вену и запретили гендерные исследования, ранее получали стипендии от Фонда открытого общества Сороса для обучения в Оксфорде, Нью-Йорке и других местах.

Это высокообразованные люди, которые знают, что знание – сила, имеют ясные цели и используют в своих интересах тот факт, что образование в Евросоюзе находится в компетенции национальных правительств, а не брюссельских учреждений.

Эти правительства хотят создать систему образования, при которой только государство решает, какие области исследований необходимы и социально важны. В перспективе они, вероятно, также хотят, чтобы государство закрепило за сторонниками его политической линии право производить и передавать знания.

Другими словами, доступ к знаниям перестанет быть гражданским правом. Политическая благонадежность будет определять, кто и что может преподавать и изучать о стране и ее прошлом.

Это будет означать контрдемократизацию высшего образования и науки в целом и вербовку экспертов для обслуживания задач, антидемократических в самом широком смысле слова. Чтобы предотвратить последнее, мы должны противостоять первому.

Демократическая научная политика строится на том принципе, что доступ к науке – неотъемлемое право человека. Кроме того, она основана на справедливом положении, что качество знаний, добытых в демократической исследовательской атмосфере, выше, чем произведенных теми, кто стал экспертом благодаря политическим связям.

Многие вопросы в области социальных и гуманитарных наук имеют конкретные ответы. В конечном счете мы должны принять вердикты экспертов, посвятивших всю свою карьеру данной конкретной проблеме, а не тех, у кого есть политические предпочтения.

Поэтому мы должны бороться с тревожной тенденцией европейских правительств присваивать себе право решать научные вопросы и назначать своих сторонников в качестве арбитров истины.

YOUTUBE 2019 Franz Ferdinand Assassination. 2013.

И мы должны усомниться в том, место ли среди европейских университетов и исследовательских институтов новым идеологически ангажированным правительственным исследовательским институтам и университетам, созданным в некоторых из этих стран.

Условия интеллектуального климата для социологов и других ученых в Европе носят все более угнетающий характер. Нельзя оставлять их в одиночестве защищать демократическое стремление к знаниям от тех, кто по указке правительства решает, какой именно пистолет стрелял в Сараево.

*

We must, therefore, fight the disturbing trend of European governments giving themselves the right to decide scientific questions, and appointing loyal supporters to act as arbiters of truth. And we should question whether the new, ideologically-based governmental research institutes and universities in some of these countries have a rightful place in the network of European universities and research institutions.

Social scientists and other academics across ex-communist Europe are once again working in an increasingly oppressive intellectual climate. It must not be up to them alone to defend the democratic quest for knowledge against those who would decide by government decree which pistol was fired in Sarajevo.

 

 

Andrea Pető

is a professor in the Department of Gender Studies at Central European University and a Doctor of Science of the Hungarian Academy of Sciences. In 2018, she was awarded the All European Academies Madame de Stal Prize for Cultural Values.

Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. – Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

PropaganITdą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.

16 Comments

  1. Автор считает, что эксперты могут определить, из какого оружия выстрелил эрцгерцог. Это неправда. Они могут только расследовать заявления о происхождении.

  2. оружие, которое видел автор, было тем, которое хранилось у австрийских иезуитов, которые были близки к семье Габсбургов.

  3. сейчас нет никакого способа доказать, что вне всяких сомнений ответственность за это преступление в 1914 несет только он один – но это для ЕС не имеет большого значения

  4. Мы ценим экспертов за то, что они могут сделать здесь и сейчас. Таким образом, они могут зарабатывать на жизнь ведь адвокаты защиты будут платить им, чтобы убедить присяжных в том, что дело обвинения неверно.

  5. бессвязная болтовня таких экспертов в качестве свидетелей заставит жюри игнорировать их показания

  6. Академия не имеет привилегированной монополии на экспертизу. Это Рынок, который чаще всего имеет лучший механизм стимулирования или процесс принятия решений.

  7. Автор говорит: Многие вопросы в области социальных и гуманитарных наук имеют прямые ответы. Но ответы могут быть тактическими или иметь стратегическую составляющую. Даже в позитивной экономике мы находим непредсказуемость и понятие корреляции равновесия.

  8. Автор считает, что в конечном счете, мы должны принять вердикты экспертов, посвятивших свою карьеру какой-то конкретной проблеме, а не тех, кто имеет политические взгляды. Это неверная доктрина ведь тот факт, что гендерные исследования имеют политический упор, не означает что мы должны полностью их игнорировать ведь они могут случайно сказать что-то разумное.

  9. мы не должны окончательно принимать вердикт эксперта, который посвятил свою карьеру определенной проблеме, потому что его суждение продукт узкой полосы познания.

  10. Ни одно европейское правительство в настоящее время окончательно не дает себе право решать научные вопросы. Однако опыт показывает, что даже если они это сделают, это не будет иметь большого значения.

  11. независимо от того, кто финансирует бесполезные курсы, рано или поздно студенты голосуют ногами против своей неудачи.

  12. У китайцев есть пословица. Студенты наук смотрят свысока на студентов искусств. Студенты искусств смотрят свысока на студентов-политиков. Политологи смотрят свысока на своих учителей.

  13. Боюсь, гендерные исследования не считаются научными почти всеми. Эксперты в гендерных исследованиях не согласны друг с другом, и ни один здравомыслящий человек не согласен ни с одним из них.

  14. то, что верно для гендерных исследований, еще более верно для антропологии и этнографии ведь Польша, Украина потеряли большой процент своего населения, потому что нацистская расовая наука помогла сформировать совершенно злой и безумный тип мышления

  15. Почему автор говорит, что правительства игнорируют многовековые университетские традиции, которые уважались даже в коммунистическую эпоху? Действительно ли она верит, что академики имели автономию до падения Берлинской стены?

Добавить комментарий

Your email address will not be published.