1. Венесуэла. Нефть.Ни один идеал не стоит такого гнусного унижения

in America Latina 2019 · Crisis 2019 · Economics 2019 · Finance · Finance 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 150 views / 15 comments
          
73% посетителей прочитало эту публикацию

AMERICA LATINA Europe Russia USA World

GEOMETR.IT rodon.org

 

* Она схватила полковника за ворот рубашки и с силой тряхнула его. – “Скажи, что мы будем есть?” Полковнику понадобилось прожить ровно семьдесят пять лет, чтобы дожить до этого мгновения. И он почувствовал себя непобедимым, когда четко и ясно ответил: “Дерьмо.” Маркес

YOUTUBE 2019 ВЕНЕСУЭЛА. Все дело в нефти. Мировой рынок решается здесь. 06.02.2019

Венесуэла – страна не последняя и довольно большая, но уж точно не относится к числу мировых и даже региональных флагманов. Политические потрясения там начались давно, и их эскалация неожиданностью не стала. Наличие нефтяного потенциала делает ее фактором, влияющим на глобальную конъюнктуру, но далеко не главным.

И все же решение Хуана Гуайдо провозгласить себя президентом вызвало реакцию по всему миру и поставило многие страны перед выбором.

Исход коллизии непредсказуем, он станет равнодействующей разных векторов и, возможно, покажет, в каком направлении развивается сегодня мировая ситуация.

( 01 )

Пласты времени

Венесуэльский конфликт интересен тем, что к нему можно приложить много разных лекал – каждое из них подойдет, но способно вместить лишь часть картины.

Классическая рамка – ресурсная страна с неравномерным распределением богатства и очень давними традициями социального расслоения. Проблема господства аристократической элиты над бедными народными массами типична для всей Латинской Америки, но в Венесуэле она исторически была особенно ярко выражена.

Взлет Уго Чавеса в конце ХХ века стал ответом на накопившиеся социально-политические дисбалансы. Харизматичный десантник, поддержанный широкими слоями населения, стал предвестием бунта «базы» против «верхов», ставшего 20 лет спустя общемировым феноменом. В этом плане забавно, что Чавес и Трамп – явления одного порядка, хотя и диаметрально противоположного происхождения.

Успех Чавеса был особенно примечателен тем, что он не следовал за уже наметившимся трендом, а, по существу, его предопределил. Венесуэла подтолкнула левый поворот в Латинской Америке, хотя в мире тогда, казалось бы, безоговорочно доминировали неолиберальные воззрения.

В общем, возникновение «боливарианского социализма» отсылает к середине ХХ века, когда национально-освободительные прорывы и социально-экономические эксперименты перекроили карту мира. Правда, в 60–70-е годы прошлого столетия единомышленники Чавеса опирались на военно-политическую и экономическую мощь одной из сверхдержав.

Венесуэла же на момент начала социалистического эксперимента могла рассчитывать лишь на ограниченную поддержку России, занимавшейся восстановлением себя самой.

Сценарий развития «венесуэльского чуда» тоже повторил более ранние образцы. Сочетание социалистических методов управления экономикой с большими нефтяными доходами и пробудившимися геополитическими амбициями надувало пузырь, обреченный рано или поздно лопнуть.

Тем более что из-за ранней смерти Уго Чавеса руководство страной легло на плечи Николаса Мадуро, качественно менее яркого и более слабого политика. О скором конце режима чавистов заговорили еще в 2012-м, когда стало известно, что Чавес смертельно болен. Ну а традиционные элиты, естественно, готовились к реваншу.

Тут, однако, возникли другие обстоятельства. Мир вступил в период, сравнимый с холодной войной. Россия и США уходили во все более глубокий конфликт, напоминающий противостояние второй половины ХХ века. Международный контекст при этом был совсем иным.

В 2000-е Венесуэла представляла для России прежде всего экономическую возможность. Под аккомпанемент объятий с Чавесом и речей о противостоянии гегемонизму Москва обеспечивала себе участие в разработке ресурсов Южной Америки и расширение рынка сбыта вооружений.

Но в 2010-е геополитическая и идеологическая конкуренция с Вашингтоном стала играть все более заметную роль. Поддержка лояльного режима (а Венесуэла демонстрировала стопроцентную лояльность – даже признала Абхазию и Южную Осетию) стала делом принципа. Наличие же друга под боком у врага ободряло на фоне американской активности на территории бывшего СССР.

То, что происходит в Каракасе сейчас, – это сплав классики / от доктрины Монро до вмешательств 1960–1980-х / с приемами «цветных революций» прошлого десятилетия.

Помощник президента США по нацбезопасности Джон Болтон, отвечая на вопрос журналистов, почему Белый дом клеймит диктатора Мадуро, но не проводит аналогичный курс в отношении Турции, России или Китая, ответил четко: «Тот факт, что Венесуэла находится в нашем полушарии, возлагает на нас особую ответственность, и я думаю, что президент ее очень явственно ощущает».

Олицетворением преемственности стал и новый специальный посланник Белого дома Элиотт Абрамс. Он – опытный госслужащий, который в свое время был вовлечен в дело «Иран – контрас», отвечал за поддержку военного правительства в Сальвадоре, прославившегося репрессиями против левых, а также занимал пост заместителя госсекретаря в 2002 году, когда была предпринята попытка свержения Чавеса, к которой приложили руку США. В общем, курс недвусмысленный.

Еще один пласт – опыт «цветных революций» начала XXI века, когда продвижение демократии считалось безальтернативным сценарием. Этот тип социально-политических изменений предусматривает наличие обязательного внешнего арбитра, чей вердикт относительно легитимности власти окончателен.

В наиболее чистом виде это сработало в Сербии в 2000-м, а также на Украине в 2004-м «оранжевая революция». В Венесуэле события развиваются схожим образом, но в упрощенной форме – лидеру оппозиции просто дана команда заявить о своих правах, и эти права немедленно признаны Вашингтоном и группой его ближайших единомышленников.

В общем, в случае с Венесуэлой мы можем одновременно наблюдать несколько типов хорошо знакомых оппозиций.

Классово-идеологическая в двух вариантах – социализм от низов против капитализма от элиты, а также продвижение либеральной демократии против самобытного авторитаризма.

Геополитическая тоже в двух вариантах: защита своей сферы влияния со стороны Соединенных Штатов и конкуренция Москва–Вашингтон в духе холодной войны.

Исход каждой из коллизий обычно можно предугадать. Но как быть, когда все сразу? Чем закончится?

Почему все может пойти не так?

Начать стоит с того, что воссоздание идеологии «сфер влияния» выглядит сегодня откровенным анахронизмом. Многие крупные страны склонны к такому видению мира – Россия, кстати, здесь в первых рядах – помните сферу «привилегированных интересов», о которых заявил Дмитрий Медведев в августе 2008-го?.

Франция, конечно, воспринимает таким образом Африку, да и в США, как мы видим, подобное мышление актуально. Однако звучит это крайне несовременно и не находит отклика ни в самих «сферах», ни среди важных игроков.

В мире, где все более заметную роль играют бывшие объекты колониализма (Китай, Индия, крупные незападные страны), рассуждения в неоколониальном духе вызывают диссонанс.

То есть, конечно, сами действия такого рода со стороны грандов никто и никогда не отменит, но легитимировать и морально обосновать их невозможно. В этом смысле расцвет либеральной глобализации (конец 1980-х – середина 2010-х) давал гораздо большее пространство.

Эгоистические интересы ведущих стран «растворялись» в феномене общего стирания границ и доминирования универсалистской западной идеологии.

Последнее, кстати, помогало и эффективно противодействовать попыткам «нелиберальных» стран осуществлять политическую экспансию – «неправильная сторона истории», да и всё. Но этот период заканчивается. На фоне фрагментации глобального политико-экономического поля и роста меркантилистских настроений ведущих экономик апеллировать к универсальным идейным ценностям довольно странно.

Даже если отвлечься от морально-правовой стороны дела, формирующееся устройство мира предусматривает тягу всех государств к свободе взаимодействия. Время жестких замкнутых альянсов проходит, наступает период ситуативного выбора партнеров. И это опять же не располагает к закрытым «сферам влияния», которые, получается, можно навязывать исключительно силой.

Федор Лукьянов

* 01 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: rodon.org

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

15 Comments

  1. Есть ощущение, что Китай не готов отстаивать свои интересы, при этом явно понимает свои уязвимости. Это такой большой «падальщик». Китай, латиноамериканские соседи, Британия и ЕС начали отстаивать свои позиции, руководствуясь частными интересами и предубеждениями.

  2. только Венесуэла способна решить свои проблемы — вмешательство извне не сработает – Мадуро, в свою очередь, предупредил, что Вашингтон может столкнуться со вторым Вьетнамом.

  3. Как только Гуаидо объявил себя временно исполняющим обязанности президента, вроде как смещая «старого коррумпированного революционера» Мадуро, в ситуацию тут же вмешалось мировое сообщество.

  4. советник президента США по национальной безопасности Болтон пригрозил венесуэльскому правительству серьёзными последствиями в том случае, если Гуаидо пострадает или же сторонники оппозиции подвергнутся нападению

  5. четыре альтернативы, с которыми столкнулись венесуэльцы – 1 – они могут и дальше продолжать держаться за Мадуро, надеясь на то, что ситуация тем или иным образом улучшится; 2 – власть на неопределённый срок захватят местные военные; 3 – конфликтующие стороны могут договориться о демократической передаче власти, а затем – свободные выборы; 4 – венесуэльцы могут столкнуться с гражданской войной или иностранной интервенцией.

  6. в 1913 году Вудро Вильсон торжественно заявил: я не собираюсь учить южноамериканские республики выбирать хороших людей \ более чем столетие спустя этот урок нужно заново усвоить: навязывание решений извне не работает

  7. прямой интервенции США не хотят просто её планирование или словесное допущение служит поддержкой сторонников Гуайдо и США хотели бы смещения Мадуро силами самих венесуэльцев, рассчитывая в том числе на предательство армии но военные понимают, что Гуайдо они в качестве долгих союзников и партнёров не нужны.

  8. Венесуэла проходит тест на наличие причины дальнейшего существования – это второй раз в истории с момента своей независимости.

  9. вмешательство на Украине стоило совсем ничего, а результат очень даже “эффективный” а в Венесуэлу стоимость вмешательства совсем не 17 мрд.

  10. трампу мстят за поломанные трансатлантическое и транстихоокеанское “партнёрства” = но трамп ломает игрушки либеральных финанистов-глобалистов, а они, в свою очередь, будут ломать его игрушки – всё, как в настоящей песочнице.

  11. возможно, Китаю и России здесь даже не придётся в ответ дестабилизировать Бразилию и Колумбию, воспрещая вероятность интервенции = высший пилотаж – сделать это руками глобалистских элит.

  12. в венесуэле “финансисты” мстить Дональду не будут – венесуэлку жрать они будут вместе и очень будут визжать, если кто вдруг попробует её у них изо рта выдрать теперь даже обиженные и заброшенные Доником европейские столпы глобализЬма дружно прут на слабого Мадуру как в лучшие годы не нарушая строя тевтонской свиньи.

  13. Мы наблюдаем артистические позы, которые принимает банкрот. Надо отдать должное вашингтонскому политическому театру: несмотря на голую задницу долгов более 21 триллиона ведут себя как повелители- если вашингтонским клоунам Мадуро даст твёрдый отпор, как Асад, то США опять проиграют. США – страна надувания щёк и всяких понтов.
    == Все, кто счи

  14. Все, кто считает Венесуэлу нахлебником, должны понять: Чавес пришёл к власти в 1999 году, когда нефть стоила 8 долларов за баррель, ВОСЕМЬ! Сейчас она стоит 70! Кто организовал резкий подъём цен на нефть в начале 2000-х годов? Чавес. Ведь именно Венесуэла в своё время была среди основателей организации стран-экспортёров нефти (ОПЕК), которая регулирует эти цены. В 2008 году нефть упала в цене со 140 долларов за баррель до 38, и Россия мгновенно оказалась ввергнута в кризис. Кто тогда помог поднять цены опять до уровня 100 долларов за баррель?

  15. США очень бояться появление в Латинской Америке подобие “Ирана”. Вот и принимают превентивные меры.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

Latest from

Go to Top