1. Литовец: есть сто способов украсть бизнес в Украине

in Conflicts 2017 · Economics 2017 · Europe 2017 · Finance 2017 · Industry · RU · Skepticism 2017 · State 2017 · Ukraine 2017 · YOUTUBE 2017 71 views / 5 comments
          
85% посетителей прочитало эту публикацию

Europe            Ukraine       Ex-USSR   

GEOMETR.IT       112.ua

 

* Революция – карьерный взлет революционеров на народном горе

YOUTUBE 2017 –      Всё что нажито непосильным трудом

YOUTUBE 2017 – Почему после Оранжевой революции был рост экономики Украины, а после Майдана нет. – А. Охрименко

Экс-министр экономического развития и торговли Украины Айварас Абромавичус рассказывает о том, что необходимо сделать для качественных изменений в этой стране.

(  01  )

112.ua  –  Хорошо приходить во власть богатым человеком, не зависеть от зарплаты, а просто работать на страну?

– Есть очень много преимуществ людей из частного сектора, которые приходят в государственный сектор. Тот же самый Майкл Блумберг, мэр Нью-Йорка, говорит, что городом, министерством, страной нужно управлять, как корпорацией: по привлечению талантов, по удержанию талантов, по мотивации людей, по фокусированию на задачах и целях, а не на процессе.

Но… Я был министром ровно 500 дней потом подал в отставку. Когда мы пришли работать, обещано было одно. Руководители страны высказывались, что работаем по-другому, что министры сами себе назначают заместителей и ключевых сотрудников. По этой формуле двигались долго, отбиваясь от всяких “ходунов”…

Но в конце концов ситуация вышла из-под контроля в тот момент, когда в мое управление перешел “Нафтогаз”. Это был декабрь 2015 года, и я помню, положил руку на мое плечо министр топлива и энергетики Демчишин и говорит: “Ты думаешь, что это твоя победа? Твои проблемы начинаются как раз с этого момента”.

В моем ведомстве с нуля сделали реформу ProZorro. Я расчистил путь для Нефедова, Стародубцева.Уволил сумасшедших злодеев, которые которые числились в штате, зарабатывали деньги на закрывании глаз по тендерам. Уволил 700 людей (ровно половину), а 240 новых, прогрессивных, молодых – привел.

К ключевому персоналу было три ключевых требования: ты не был на госслужбе до Майдана; ты получил образование на Западе или работал в западных компаниях; никаких связей с олигархатом или ярко выраженного российского connection.

Люди пришли. Я сделал из своего министерства самого привлекательного работодателя на тот момент в Киеве. Все рвались, тысячами. И в итоге имеем первый наблюдательный совет за всю историю Украины в НАК “Нафтогазе”.

Всех трех независимых директоров назначил я. В Швеции 45 госкомпаний – 345 независимых директоров. И по дерегуляции много чего сделано: разного вида лицензии, сертификаты отменены.

Восемнадцать департаментов и пять замов (ключевые люди) – 80% новых людей. Но трагедия страны, что такие ребята сидят на скамейке запасных, им дают второстепенные задачи. В Литве, Эстонии, Швеции такие ребята востребованы. Их вытаскивают из частного бизнеса, чтобы они работали на государство. У нас говорят: вы не востребованы на данном этапе развития страны       .

– Наверху идет саботаж реформ?

– Я думаю, наверху нет храбрости идти такими темпами, какими мы должны идти, и наверху преобладает мнение, что можно сделать чуть-чуть, а чуть-чуть сачковать. Но так это не работает.

Поэтому я во время своей отставки сказал, что сейчас, в зависимости от следующих кадровых решений, мы или в двух шагах от прорыва, или в двух шагах от провала. Но Украина, как всегда, выбрала средний путь: вместо революционного прорыва она выбрала средний путь эволюционного развития.

Превалирует мнение, что нужно страной, министерствами, отдельными ведомствами управлять по принципу “твердой руки”.  Такие люди нас тянут в 20-й век, а не в 22-й. Структура управления в самых успешных компаниях совсем другая. Плоская, горизонтальная структура, где ты нанимаешь самых умных людей и не говоришь, что им делать, а они тебе говорят, что делать.

У каждого правильного чиновника есть стратегия, и чтоб никто не сказал, что у него нет стратегии, он обязательно напишет с какими-то консультантами толстую стратегию. Она лежит. Никто ее не читает, но он говорит: у меня стратегия есть. Но в реальности мы смотрим не на 3-5 лет, а до следующей сессии ВР, до следующего заседания Кабмина. Вот наш горизонт планирования.

– Сколько вы, как министр, получали?

– Я получал на 99,9% меньше, чем я получал до этого. Моя базовая зарплата в Украине, в шведской компании, составляла 30 тыс. долл. плюс достаточно серьезные бонусы потом. А я пришел на 300 долл. работать и считал, что деньги не самое важное.

Хотя всем нам сказали, что в течение шести месяцев будет прозрачный фонд заработной платы, где будут платить по 5 тыс. долл., потому что, считаю, в Украине за такую должность должны платить премию. Но не платили.

Поэтому мы сгруппировали все государственные компании в четыре категории. В самой большой категории было 8 компаний, и там назначили зарплаты руководителям в размере до 1,5 млн долл. в год. Из них 25% – это фиксированная заработная плата, 75% – зависит от результата.

– Как складывались ваши отношения с президентом?

– До того, как я пришел, я ездил по миру и рассказывал, что происходит в Восточной Европе. Это был мой бизнес: поднимать деньги и дальше их инвестировать. Ближний Восток – самые большие фонды в мире, Северная Америка, континентальная Европа.

Когда я увидел, какие люди пришли после Майдана во власть, я сказал: “Это команда мечты”. Я придерживался этой мысли первые несколько месяцев, считал, что Яценюк – самый одаренный политик во всем восточно-европейском пространстве: умный, быстро схватывающий и т. д.

Например, ездили в Париж, и президент у философа Бернарда Леви дома в присутствии Ротшильдов и владельцев СМИ с бокалом шампанского в начале своей речи говорит: “Вы знаете, какие люди у меня работают? Такие, как Айварас, лучший финансист Восточной Европы. Я ему говорю, хватит работать на себя, работай на страну. И он сказал: да”. Сильная такая речь была, но трагедия всей этой ситуации была в том, что по возвращении домой я этой поддержки не чувствовал уже в большинстве случаев.

– С Яценюком легко работалось?

– Это все так менялось. Сначала – великолепнейше. Но потом его энтузиазм пропал, он стал труднее доступен. Считаю, что он сделал несколько серьезных, мощных вещей, но свой ум не направил в правильное русло, хотя мог сделать еще больше. Я с Гройсманом не работал. Но считаю, что Гройсман больше опирается на советы, больше прислушивается к другим. И такой стиль управления мне более близок.

– В чем суть вашего конфликта с Игорем Кононенко?

– После того как “Нафтогаз” перешел ко мне, Пасишник принес полный комплект документов, написал, что он в команде Кононенко, что это согласовано наверху, “подавай быстрее, не ждем, пока сменится правительство”.

В преддверии этого была неприятная ситуация, когда у меня была государственная охрана, и охрану сняли, оповестив об этом в течение шести часов. Это было как раз в тот момент, когда я в серьезных масштабах боролся с серьезнейшими схемами по “Укрнафте” и дисконту продажи нефти (закрыл “Укрресурсы”, которые 14 лет существовали и финансировали политические партии).

Охранники из “Альфы” СБУ пришли ко мне и сказали, что такого не было за 25 лет независимости, и это значит что-то плохое, ты должен вывезти семью за границу. Проблемы только шли по нарастающей.

Я понимал,  что наступаю на чужие деньги. В первые дни, когда мы начали работать, собрали всех министров и других людей из “спецназа реформ”, и нам досконально показали, где, сколько и по какой схеме воруют в наших ведомствах, то есть посылали сигнал, что “мы этого не будем толерировать”.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Продолжение в следующем выпуске. Оригинал размещен по адресу:  https://112.ua

* * *

GEOMETR.IT

1.Каталония. Театрального эффекта ради? Блеянье газетных баранов  08.11.2017

Европа, дайошь политику, основанную на реальности!  08.11.2017

Войди в эту комнату, ты увидишь там следующую дверь. Европа  08.11.2017

Вопрос Столыпина: Америке нужны великие потрясения?  08.11.2017

GEOMETR.IT

5 Comments

  1. узкий специалист подобен ФЛЮСУ – литовец не знает кто такой козьма прутков а это ведь о нем литовце этом 200 лет назад великий эпиграмист и баснетворец козьма тихо сказал = он – не более чем ФЛЮС ГНОЙНЫЙ!!!

  2. Когда 18 февраля 2014 ушло оружие с львовских оружеек ( кстати , дело заочно амнистировано ) мой коллега сказал , что ” ..сейчас бабахнет и уже навсегда…” Снял всё , что мог и со всех с кого мог , и свалил – молодец ! – украина удачно опущена , никто не хочет вести дела с украиной кроме явных аферистов . Какой уж тут подъём ?

  3. все верно, т.е. кто камлают про рост после “оранжевого”, делают обычную логическую ошибку, подменяя понятия, ведь после, не всегда значит вследствии

  4. смотрим данные МВФ по процентному изменению ВВП Украины = = 2003 + 9,517 % 2004 + 11,795 % 2006 + 7,571 % 2007 + 8,216 % 2010 + 0,261 % 2011 + 5,466 % 2012 + 0,239 % 2013 – 0,027 %

    Итого: Из 8 лет только 1 год был в “минус”, остальные 7 в “плюс”. Совокупный рост экономики Украины при Януковиче составил 51 %. (считались проценты на проценты)
    Если посчитать остальные года с 2000 по 2015, то есть те, в которых Янукович не был в управлении экономикой Украины, то: без Януковича за 8 лет минус 8 % ВВП Украины, а при Януковиче плюс 51 % за 8 лет.

  5. что Россия, что Украина это периферия мировой экономики – растет мировая экономика и какие то инвестиции перепадают и нам, экспорт растет – как только мировая экономика замедляется, сразу из наших стран деньги в первую очередь выводятся, сразу валятся цены на сырье и мы опять сдуваемся = судьба экономически зависимых от внешних рынков стран.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.