1. France. МИШЕЛЬ, SOUMISSION – ЭТО ПОКОРНОСТЬ?

in Conflicts 2018 · Crisis 2018 · France 2018 · Literature 2018 · Nation 2018 · Philosophy · Politics 2018 · Skepticism 2018 · The Best 83 views / 11 comments
          
74% посетителей прочитало эту публикацию

Europe     France   Russia     USA        World

GEOMETR.IT     imhoclub.by

 

*  У Рима было богатство, сила, знатность, легионы и Гораций, куртизанки и изящество. В катакомбах толпились бедняки. И они победили. “Уединенное”. В.В. Розанов

YOUTUBE 2018 MICHEL HOUELLEBECQ. INTERVIEW ” SOUMISSION ” SON LIVRE. Рolmique . 2015

Мишель Уэльбек об Артуре Шопенгауэре

Роман Мишеля Уэльбека «Покорность», одного из наиболее проницательных европейских писателей. До сих пор неясно, как перевести название. Лингвисты спорят: «Подчинение»? «Послушание»? «Покорность»?  Мишель,  Soumission – Это Покорность?

Это и антиутопия, и политическая сатира, и рефлексия французского интеллектуала, по заведенной привычке устало вглядывающегося в последние отблески европейского заката, перед тем как наступит одна бесконечная арабская ночь.

Взгляд с палубы тонущего корабля, когда уже нет ни сил, ни времени не то что на спасительную шлюпку, но даже на финальную истерику с проклятиями и страшными пророчествами. Нет сил даже на самый обычный человеческий прощальный жест. Одно только еле слышное шевеление губами и шуршание книг …

*

С тех пор как Мишель Уэльбек, Michelle Houellebecq, добился успеха, его не читают, а просматривают, выискивая в книгах пикантные фрагменты, некорректные фразы и намеки, которые могут стать поводом для скандала, а лучше всего для судебного иска.

YOUTUBE 2018 MICHEL HOUELLEBECQ. INTERVIEW ” SOUMISSION ” SON LIVRE. Рolmique . 2015

Иски в его адрес подавались неоднократно.  От нанесения ущерба репутации (хозяин одного теннисного корта, узнав, что он и его корт фигурируют в романе, подал иск), до обвинения в фашизме и исламофобии.  Например, за роман «Платформа» и высказывание Уэльбека об исламе.

Сам Мишель Уэльбек — очень сложный и противоречивый автор. Он и философ, и романист, и поэт. Поклонник Шопенгауэра, Леопарди и Бодлера, знаток биологии и физики, специалист в вопросах религии.

Однако книга Уэльбека далека от страшных прогнозов, на которые падки последнее время пессимисты. Все произойдет более спокойно, буднично и цивилизованно. Ведь многие перемены в истории происходили именно так.

Как писал Эрик Доддс, практика дробления истории на «периоды» или «эпохи» часто лишена основания. Никаких «периодов» в истории нет, это плавно текущий непрерывный поток, где день следует за днем.

После некой смены власти, войн и революций, еще в течение долгого времени большинство людей продолжает думать и чувствовать так, как они это делали ранее, а приспособление к новой ситуации происходит постепенно.

Итак, сюжет романа следующий: в 2020 году в политическом спектре Франции будут две основные силы: «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен и партия «Братья мусульмане» во главе с Мухаммедом Бен Абасом. Оба кандидата выйдут во второй тур на президентских выборах.

Чтобы не допустить к власти националистов, либералы, социалисты, демократы и многочисленные французские мусульмане поддержат кандидата мусульманина. После его победы будет установлен исламский режим, впрочем, далеко не кровожадный, а сам президент будет именоваться «просвещенным правителем». Повествование ведется от лица главного героя, университетского профессора.

После прихода к власти мусульмане постепенно устанавливают свои порядки, в том числе и в сфере образования. Устанавливаются законы шариата, граждане не мусульмане получают статус «диммий», с ограниченными правами.

Женщины больше не преподают и сильно ограничены в получении знаний, девушки начинают одеваться скромно и закрыто, ограничивается и мужская сексуальная свобода, во многих университетах и школах воспитывать и преподавать могут только мусульмане.

Бен Абас сильно сокращает финансирование образования, которое становится обязательным только до 12 лет, а дальше все зависит от личного выбора человека и его финансовых возможностей.

Уэльбек и раньше открыто писал:

   *     класс интеллектуалов, который существует в сфере образования, СМИ и массовой культуры за счет налогоплательщиков является паразитом и прямым виновником общественной деградации.

Прекращается любая поддержка крупных корпораций, снижаются налоги для мелких предпринимателей и ремесленников, социальные пособия по уходу за детьми выплачиваются только в том случае, если женщина не работает, в результате чего невиданно падает безработица, поскольку «гендер» как таковой выпадает из экономических отношений.

Националисты в книге изображены скорее нейтрально. Наоборот,  Ле Пен представлена как величественная фигура, не лишенная трагизма. По ходу романа многие поборники европейских традиций и консерватизма переходят в ислам, поскольку не желают быть «под властью феминизма и атеизма».

Также начинается массовый «исход» евреев из Франции под нажимом исламистов, в том числе туда уезжает и подруга главного героя.

Во внешней политике Франция возвращается к зеркальному империализму периода де Голля.  «Европейский союз» перемещается на Юг, в него входят Марокко, Тунис, Алжир и прочие государства. Обостряются отношения с США и Израилем.

Отдельная тема в книге — это демографическая политика и евгеника. Узаконивается полигамная семья, запрещаются аборты, внебрачные связи, устанавливается фактическое сексуальное неравенство и иерархия у мужчин.

Европейские мужчины оказываются тут не в лучшем положении, уступая представителям южных народов. Абас утверждает, что «ислам завоюет мир через лоно женщины и даже Китай и Индия в конечном итоге проиграют, поскольку тоже поражены материалистической заразой», «кто контролирует рождение детей, тот контролирует будущее и положит конец истории» и т.д.

В любом случае одной из главных мыслей романа является то, что действенным средством против либерализма и постмодернизма по-прежнему остается возврат к естественной иерархии общества.

Возврат к естественной иерархии общества?   К религиозному мировоззрению и традиционным ценностям?

    Я включил звук: Марин Ле Пен уже давно закончила свою речь, но все комментарии посвящены были в основном ей. Из них я узнал, что лидер «Национального фронта» призвала выйти в среду на многолюдную демонстрацию и проследовать по Елисейским Полям.

Она совершенно не собиралась запрашивать разрешение в префектуре, заранее уведомив власти, что даже в случае запрета демонстрация состоится — «во что бы то ни стало».

Она увенчала свое обращение цитатой из Декларации прав человека 1793 года: «Когда правительство нарушает права народа, восстание для народа и для каждой его части есть его священнейшее право и неотложнейшая обязанность».

Слово «восстание» вызвало, само собой, многочисленные отклики и, кто бы мог подумать, даже побудило Франсуа Олланда нарушить затянувшееся молчание. По истечении двух катастрофических пятилетних мандатов уходящий президент, обязанный своим переизбранием лишь прискорбной стратегии, способствовавшей подъему «Национального фронта», уже практически не высказывался публично, и большая часть СМИ, судя по всему, вообще забыла о его существовании. Когда на крыльце Елисейского дворца в присутствии десятка журналистов он отрекомендовался «последним бастионом республиканского порядка», раздались смешки, пусть мимолетные, но вполне внятные.

Минут через десять выступил с заявлением премьер-министр. Он побагровел, на лбу вздулись вены, казалось, его вот-вот хватит удар; всякий, кто поставит себя выше демократической законности, предостерег он, окажется вне закона, и обращаться с ним будут соответственно.

В общем, единственным, кто сохранил хладнокровие, оказался Мохамед Бен Аббес — он поднял голос в защиту права на свободу собраний, предложив Марин Ле Пен устроить дебаты о светском характере государства.

Это, по мнению большинства обозревателей, было весьма ловким ходом, поскольку она вряд ли пошла бы на это, а он, таким образом, особо не утруждаясь, представал человеком умеренных взглядов, склонным к диалогу.”   Мишель Уэльбек.

Возврат к естественной иерархии общества?   К религиозному мировоззрению и традиционным ценностям?  Какой этап сейчас происходит в Европе? Есть разные ответы.

“Франция, как и другие западноевропейские страны, уже давно дрейфовала к гражданской войне, это было очевидно; просто еще несколько дней назад я был убежден, что французы в большинстве своем — люди безропотные и апатичные, наверняка по той причине, что я сам довольно безропотен и апатичен. Я ошибся.”  Мишель Уэльбек.

Антон ДЕНИСОВ

*  01 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:    imhoclub.by

* * *

FEAR. FEAR. Трамп в Белом доме. По книге R. Woodward`a 24.09.2018

THE WEST. Есть ли у Европы Воля к Выживанию? 24.09.2018

ЕВРОПА и Членовредительство Её 24.09.2018

Ребята, Евросоюз — это 28 козлов отпущения! 24.09.2018

Тriangle Москва-Стамбул-Будапешт или ТРЕУХ?  24.09.2018

Немецкая Тюрьма — это Соленная Свинячья Голова 24.09.2018

АНТИФА КАК ФА? 24.09.2018

Trudności po bałkańsku  24.09.2018

GEOMETR.IT

11 Comments

  1. Уэльбек и раньше открыто писал о том, что класс интеллектуалов, который существует в сфере образования, СМИ и массовой культуры за счет налогоплательщиков является паразитом и прямым виновником общественной деградации – в книге прекращается любая поддержка крупных корпораций, снижаются налоги для мелких предпринимателей и ремесленников, социальные пособия по уходу за детьми выплачиваются только в том случае, если женщина не работает, в результате чего невиданно падает безработица, поскольку гендер как таковой выпадает из экономических отношений.

  2. националисты в книге изображены скорее нейтрально, а Ле Пен представлена как величественная фигура, не лишенная трагизма – по ходу романа многие поборники европейских традиций и консерватизма переходят в ислам, поскольку не желают быть под властью феминизма и атеизма.

  3. во внешней политике Франция возвращается к зеркальному империализму периода де Голля и перемещается Европейский союз на Юг, в него входят Марокко, Тунис, Алжир и прочие государства. Обостряются отношения с США и Израилем.

  4. Европейские мужчины оказываются тут не в лучшем положении, уступая представителям южных народов – ислам утверждает, что ислам завоюет мир через лоно женщины и даже Китай и Индия в конечном итоге проиграют, поскольку тоже поражены материалистической заразой, кто контролирует рождение детей, тот контролирует будущее и положит конец истории и т.д.

  5. нужно заметить, что Мишель Уэльбек не является ни белым националистом, ни борцом за европейскую идентичность, а лишь холодным, нейтральным наблюдателем, обличающим пороки современного западного общества, беспристрастным летописцем постепенного падения европейской цивилизации

  6. Европа капитулирует из-за апатии, постмодернистских утопий, изнеженности и нигилизма – Эмиль Чоран много лет назад писал о том, что европейцы, господствовавшие на обоих полушариях, постепенно стали всемирным посмешищем, что им уготована участь париев, дряхлых, слабосильных рабов – он так же утверждал, что только русские, последние белые люди, возможно, избегнут этой участи, или, как всегда, придут к финалу последними — но это другая тема для разговора.

  7. Тацит тоже взирал на ужасы и пороки современного ему общества вблизи, осуждал их, но, вместе с тем и смаковал, варился в них, был ими заворожен.

  8. Реален ли приход к власти происламских сил? Сейчас мусульмане в Европе не имеют своих политических партий, а являются электоратом левых, вроде Соцпартии Франции, но все может измениться. Сколько таких людей понадобится, приехавших как беженцы или родившихся уже в Европе и живущих в атмосфере достатка и толерантности, сколько еще актов кровавого устрашения будет совершено для того, чтобы сломить сопротивление французов?

  9. Джихад издревле предполагал три этапа завоевания новых территорий. 1 – Вначале страна с немусульманским населением называется Дар ас-сульх (временный мир). Прибывшие мусульмане, первоначально являясь меньшинством, образуют общины, закрепляются, начинают проповеди и активное обращение прозелитов. 2 – Затем, когда их влияние, сила и численность в этой стране возрастает, она провозглашается Дар аль-Харб (зоной войны). Больше не нужно мириться с местными порядками и культурой, можно отбросить благоразумие и вести боевые действия против неверных, если те отказываются перейти в новую веру добровольно. 3 – Затем, после победы, устанавливается Дар аль-Ислам (царство ислама), где действует закон Шариата и мусульманам принадлежит политическая власть. Иудеи и христиане получают подчиненное положение, а атеисты и язычники подвергаются репрессиям. Эту войну можно понимать как в прямом смысле, так и в символическом, с поправкой на современность.

  10. Какой этап сейчас происходит в Европе? Есть разные ответы. В любом случае одной из главных мыслей романа является то, что действенным средством против либерализма и постмодернизма по-прежнему остается возврат к естественной иерархии общества, к религиозному мировоззрению и традиционным ценностям. Но вернется ли Европа к своим собственным традициям или вынуждена будет покорно принять чужие — покажет время.

  11. есть прозаики, художники слова, которые боготворят не само слово – носитель информации, а целый литературный текст, как средоточие гармонии этого самого слова и бытия.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.