2. В ЧЕМ СУТЬ ПРОИСХОДЯЩЕГО В ВЕНЕСУЭЛЕ?

in America Latina 2019 · Asia · Crisis 2019 · Economics 2019 · Elections 2019 · Europe 2019 · Finance 2019 · Person 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 143 views / 17 comments
          
84% посетителей прочитало эту публикацию

AMERICA LATINA ASIA Europe Russia USA World

GEOMETR.IT spb.media

 

*  Варианты с наращиванием военного присутствия в Венесуэле Москвы или Пекина носят чисто теоретический характер. Этим надо было заниматься раньше, а не делать ставки на рыночное решение. Еще ни один мировой кризис не разрешался на рыночных условиях.

YOUTUBE 2019 ВЕНЕСУЭЛА МЕЖДУ РОССИЕЙ И США. НО Н САМА ПО СЕБЕ. Н. Платошкин. 05.02.2019

Интервенция США в Венесуэлу планомерно усиливается, и не исключено, что следующим этапом станет прямое военное вмешательство. Венесуэле уже заблокировали счета в международных банках, а Мадуро попал под ультиматум в течение 8 дней сложить полномочия президента.

Так сегодня работает цивилизованный Запад, когда на кону стоят нефтяные триллионы.

   (  02  )

С приходом к власти в Каракасе Уго Чавеса, США стали медленно, но неуклонно сокращать импорт нефти из Венесуэлы, заменяя ее на канадскую. Сегодня Канада 97% своей нефти (2,5 млн. б/д) отправляет в США, что составляет более 30% всего американского импорта.

За это время добыча и экспорт нефти из Венесуэлы упала более чем в 2 раза (с 3,5 до 1,5 млн. б/д). Первое время снижение экспорта компенсировалось ростом цен, но после обвала цен в 2014 году экономический коллапс и социальный взрыв стали всего лишь вопросом времени. 95% бюджетных доходов Венесуэлы составляют нефтяные доходы.

Здесь следует сказать, что энергетическая игра Вашингтона носит глобальный характер, Венесуэла в ней хоть и значимое звено, но одно из. Игра эта  начиналась  в 2000-м, когда цены на нефть медленно и неуклонно поползли вверх. К 2008 году они достигли запредельных 133,9 $/б, в кризис рухнули, но быстро восстановили прежний уровень, который держался до 2014 года.

2000-й год дал старт такому количеству событий в политической, финансовой и военной сфере (включая атаку на башни ВТЦ в Нью-Йорке), что об этом давно пора написать книгу. В нефтянке за это время была запущена дорогостоящая добыча нефти в Канаде, и глубоководная в Бразилии и России. Под контроль были взяты Ирак и Ливия. Практически с нуля создана индустрия СПГ. В 2006 году началась раскачка сланца.

После кризиса 2008 года США стали резко наращивать внутреннюю добычу нефти, доведя ее всего за 4 года с 5 до 12 млн. б/д. На мировом рынке образовались огромные излишки и цены рухнули как подкошенные. На снижение цен работала даже Аль-Каида с Исламским государством в Сирии, поставляя на мировой рынок через Турцию нелегальную (минуя квоты ОПЕК) нефть.

Интересно, что ни одна из этих сделок не засветилась в финансовой отчетности в отличие от панамского досье.

Этот трюк изначально был разработан главой Standard Oil Джоном Рокфеллером, и называл его он Большой встряской. Суть трюка в резком подъеме закупочных цен на нефть, в погоне за легкими деньгами масса независимых добытчиков (Джон называл их грязными старателями) бросалась бурить скважины по всей Америке. Потом Стандарт Ойл цены рушила и собирала разорившиеся прииски в свою империю. Вот так, учитесь господа.

На глобальном уровне этот трюк разыгрывается тоже не впервые. Достаточно назвать 1973 и 1986 годы, каждый из которых имел свои последствия, но неизменным всегда был передел финансовой маржи в рамках Бреттон-Вудской системы в пользу США.

Какие последствия у сегодняшней  большой встряски? Они перед глазами в виде кризиса в Венесуэле. Рост цен заставил нефтяников закредитоваться под новые разработки в расчете на будущие прибыли, а их падение поместило ресурсные страны (включая Россию) под бюджетное давление и создало условие для наращивания социальной напряженности. Это к вопросу о коррупции президента (пока еще) Венесуэлы Мадуро и его экономической несостоятельности.

После провала транснациональных соглашений в Атлантике и Азии, которые поставили под угрозу обвала мировую кредитно-денежную пирамиду, США вынуждены были свернуть глобальную экспансию и начать аудит своего хозяйства (наведение порядок на заднем дворе). Аудит в самом разгаре :

*    Ближний Восток превращен в месиво, в Бразилии и Аргентине сменилась власть, в Европе Брекзит, в Азии обострение войны всех против всех. В этой цепочке Венесуэла не конечный пункт, а стартовая позиция для окончательного и решительного броска на Иран и Россию. Далее Китай и Индия. Без нефти Венесуэлы США не могут продолжать игру на понижение.

Конечная цель игры заключается не в росте продаж американского СПГ, а в том, чтобы сохранить мировой рынок энергоносителей в долларовой зоне до момента, когда начнется его рост.

А рост неизбежен. Легкой (в смысле новых месторождений) нефти не осталось. Сланцевый газ намного дороже природного, не говоря о последствиях его получения. Сжижение, транспортировка СПГ и его регазификация убыточна по сравнению с трубопроводными поставками.

Долларов напечатано за это время сверх всякой меры. Так что речь не о Венесуэле, и даже не о ее нефти. Речь о выживании Бреттон-Вудской системы, а, следовательно, и США.

Необходимо соединить энергорынок с избытком ликвидности на условиях Вашингтона. Все попытки Пекина и Москвы противостоять большой встряске, оставаясь внутри долларового пространства (единого бухучета), обречены на провал.

Простите господа власть предержащие. Сечин и прочие… Схватку в Венесуэле вы все, да в целом и Китай и Россия проиграли. Если внутренние противоречия переходят в уличный формат, то при любом их дальнейшем развитии всегда будет виновата власть.

В таких условиях попытка избежать силового варианта решения проблемы ведет к немедленному проигрышу власти, как показали ГКЧП и Майдан. А противоположный сценарий (Тяньаньмэнь) оставляет шансы на итоговый выигрыш.  Вашингтон не отступит, позади ФРС США.

А варианты с наращиванием военного присутствия в Венесуэле Москвы или Пекина носят чисто теоретический характер. Этим надо было заниматься раньше, а не делать ставки на рыночное решение. Еще ни один мировой кризис не разрешался на рыночных условиях транспарентно и инклюзивно.

Николай Камнев

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: aurora.network

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

17 Comments

  1. не убедительны размышления о “неизбежном росте” цены на энергоносители, для этого нужно быть уверенным в продолжении мирового роста, причем именно промышленности, я вот в долгосрочной перспективе в это не верю. А аллюзии к ФРС вообще непонятны. Где ФРС и где Трамп?

  2. в рост мирового потребления не верите – так не верите. А в то, что нефтегаз на собственно американской территории даже вместе со всеми сранцами на излете в перспективе 10-20 лет, верите ? у веников запасов больше остальных, верите ? у веников нефтегаз национализирован, верите ?

  3. На ваш вопрос “где ФРС и где Трамп?” отвечаю однозначно : где ФРС, там и Трамп. И географически, и политически, и идеологически. Всю прошлую осень “изгнанный из госдепа за свою лень” Рекс Тиллерсон разъезжал по латиносам, сколачивая антивенесуэльский блок – здорово получилось : его из дипломатов “изгнали”, а он, ленивый, на свой любительский кошт продолжил заниматься дипломатией ! А Рекс Тиллерсон “у нас” – это Эксон-Мобил. А Эксон-Мобил “у нас” – это Стандард Ойл, т.е. Джон Дэвисон Рокфеллер и “семь сестер”.

  4. то что твориться там сейчас – наглый переворот, но проблемы с управлением у Мадуро есть бить слабого у нас всегда считалось “моветон”, а у НИХ – наоборот.

  5. В части нахождения в долларовой зоне, я согласен. Пока мы в ней, цены на нефть определяем не мы. Более того, когда СССР выходил на Западные рынки нефти, то делал это по согласованию со структурами Рокфеллеров. Которые исполняли свои обязательства лет 12-15, а потом обрушили цены на нефть. Что и послужило последним фактором разрушения СССР. Правда, нет уверенности, что это было решение именно Рокфеллеров, возможно, что и повыше.

  6. Но сегодня картина другая. Трамп возвращает модель второй половины XIX века (даже до ФРС), в которой Венесуэла — это, как и вся Латинская Америка, неформальная колония США. И он не хочет контролировать все рынки мира. Потому что сделать это можно только через ФРС, а ФРС — не его! Да, он может попытаться взять ФРС под контроль. Но даже если он возьмет под контроль ФРС и МВФ, будут проблемы с транснациональными банками. Поскольку они не просто частные , но и находятся з пределами формальной юрисдикции США. И есть мнение, что если Трамп попробует их расчекрыжить, то у него начнутся проблемы.

  7. стратегия по взятию Венесуэлы под контроль и стратегия по контролю за ценами — это разные политики, разных элитных групп, принадлежащих разным глобальным проектам. Финансистам на Чавеса наплевать, они свою долю забирают другим способом! В конце концов, как разница, кому принадлежат доллары, если они лежат в своих банках? Куда они денутся-то, пока в мире доминирует Бреттон-Вудская система? А вот если Трамп ее порушит, то тот, кто будет у власти в Венесуэле, сможет играть в свои игры, например, в юани переходить!

  8. Подозреваю, что больше урона было из-за отмены ограничений на внешнюю торговлю и от кооперативов, которые начали вывозить из страны всё под чистую.

  9. падение нефти началось летом 1985-го и достигло дна летом 1986-го (10 тогдашних баксов или 30 нынешних), а всё остальное время цены плыли в основном между 15 и 20 тогдашними баксами (т.е. между 45 и 60 нынешними) (кстати, это уровни, которые в благополучные 70-ые даже не снились), что при очень низкой себестоимости сов-нефти обеспечивало большущий навар. Но навар этот с 88-го пошел не на уровень жизни, а на выход.

  10. К 1980 году цена нефти на мировом рынке достигла пика в 35 долларов за баррель (с учетом инфляции, 93 доллара по ценам 2000-х годов), а к 1986 году — упала до 10 долларов за баррель и ниже (около 20 долларов по нынешнему курсу). Цены -средние за год. Их считают, кто как может. Экспорт нефти 1987 год — 196 млн тонн.1988 год — 205 млн тонн.1989 год — 185 млн тонн( интересно, почему такое резкое уменьшение на 20 млн. т) Падение экспорта и цены одновременно приводит к падению валютной выручки. А у нас полно закредитованных импортных контрактов – зерно, ширпотреб, газ-трубы. Кредиты дают под залог, залогом была или нефть или золотой запас. Больше у нас не было ничего. И изменить мы ничего не можем. Потому что у нас пятилетний план-закон. XXII,1986-1990 год. Всё сверстано с ценой на нефть совсем не 10 долларов. И наступает margin call. А от импорта продовольствия и многого другого отказаться не можем. Вещь неприятная, но которую в нормальной экономике можно обойти. Мы не смогли, пришлось, похоже отдать часть золотого запаса из залога и пустить на погашение долгов 20 млн. тонн нефти в 1989 году.

  11. Энергоносители составляли 26% советского экспорта (из них на Запад – процентов 13), так что падение цен на нефть никак не могло обрушить СССР

  12. цена на нефть не играла для СССР принципиальной роли: Тольятинский завод мы купили на минимальных ценах на нефть (если не ошибаюсь – 2 доллара за барель) и, главное – даже до выхода СССР на международный нефтяной рынок. так что Рокфеллеры – не при делах

  13. То что аглосаксы напуганы это очень хорошо Зачем мы нужны англосаксам? Мы ничего, кроме углеводородов, на мировой рынок не продаём. А углеводороды продаём по цене, которую назначают англосаксы. Мы свой оружейный уран сожгли в топках американских атомных электростанций!

  14. Тем более выборы не за горами. Так, что война должна быть победоносной на все сто. В противном случае возможны политические потери, причем весьма существенные.Уже сейчас признание молодого и нахального минусует трамповскую карму.

  15. Человек уклонившийся от службы во Вьетнаме готов отправить американских парней погибать в джугли. У англосаклов есть своя мораль – полное ее отсутствие.

  16. Во-первых, не вся американская нефть, добытая на суверенной территории, может быть переработана на американских НПЗ. Заточённые под венесуэльскую тяжёлую нефть заводы Луизианы не могут перерабатывать сланец – он годен только на экспорт. То есть, без венесуэльской нефти у американцев – дефицит, как бы они не упражнялись со сланцем. Вероятно, в Канаде так же “что-то пошло не так”, и рост поставок в США не закрывает потребностей последних. Во-вторых, любые упражнения с нефтедолларом, при помощи которых американцы могли решать проблемы долга/неэквивалентного обмена, без контроля за Венесузлой оборачивались бы игрой против самих себя. Именно поэтому в Венесуэле американская попытка была(и будет) такой грубой. Без венесуэльской нефти управлять/манипулировать ценами на нефтяном рынке американцы не могут. А при таком раскладе настоящая проблема венесуэльцев в том, что они покупали Калашниковы, когда следовало покупать ПВО. Ведь ежу понятно, что американцы не могут вести общевойскового боя без полного доминирования в воздухе. И не могут обеспечить господства доллара без угрозы интервенции на нефтеносные участки.Без венесуэльской нефти доллар становится не только менее обеспеченным, но и цена на нефть перестаёт быть манипулятивной. Не контролируя венесуэльскую нефть, американцы теряют стратегическую инициативу в манипуляции энергетическими рынками. Поэтому – велик соблазн ввязаться в военную авантюру.

  17. Но, с другой стороны, велики и опасения, поскольку последствия такой авантюры могут быть непредсказуемыми именно с точки зрения среднесрочных последствий для добычи и поставок. Поэтому, не исключаю, что американцы, задрав ставки, решат договориться с Китаем и Россией. Не потому, что не смогут их победить в Южной Америке силой оружия – смогут. Но, возможно, они не вынесут бремени этой победы – поскольку не понятна её цена, а так же, способность венесуэльцев к партизанской войне, а, следовательно, срок такой победы. И речь здесь не о цене военной, а – о цене политэкономической.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.

Latest from

Go to Top