Daily archive

Январь 04, 2019

1. РОЖДЕСТВО в Москве. Иван Шмелев

in Culture 2019 · Faith · Literature 2019 · Person 2019 · Philosophy · RU · YOUTUBE 2019 294 views / 10 comments

Balkans       Baltics         Belarus       Danube        Europe        Russia           Ukraine    World         

GEOMETR.IT          rojdestvo.paskha.ru   

 

*Я человек деловой, торговый, в политике плохо разбираюсь, больше прикидываю совестью.

YOUTUBE 2019 – Christmas in Vienna. L.Pavarotti, J.Carreras, P.Domingo

YOUTUBE 2019  Читает Алла Демидова.Рождественская звезда.Борис Пастернак.

Иван Шмелев. Рождество в Москве. Рассказ делового человека Наталии Николаевне и Ивану Александровичу Ильиным.

Я человек деловой, торговый, в политике плохо разбираюсь, больше прикидываю совестью. К тому говорю, чтобы не подумалось кому, будто я по пристрастию так расписываю, как мы в прежней нашей России жили, а именно в теплой, укладливой Москве. Москва, — что такое Москва? Нашему всему пример и корень.

Эх, как разворошишь все: — и самому не верится, что так вот было и было все. А совести-то не обойдешь: так вот оно и было.

Вот, о Рождестве мы заговорили… А не видавшие прежней России и понятия не имеют, что такое русское Рождество, как его поджидали и как встречали. У нас в Москве знамение его издалека светилось-золотилось куполом-исполином в ночи морозной — Храм Христа Спасителя. Рождество-то Христово — его праздник. На копейку со всей России воздвигался Храм.

Силой всего народа вымело из России воителя Наполеона с двунадесятью языки, и к празднику Рождества, 25 декабря 1812 года, не осталось в ее пределах ни одного из врагов ее.

И великий Храм-Витязь, в шапке литого золота, отовсюду видный, с какой бы стороны ни въезжал в Москву, освежал в русском сердце великое былое. Бархатный, мягкий гул дивных колоколов его… — разве о нем расскажешь! Где теперь это знамение русской народной силы?!. Ну, почереду, будет и о нем словечко.

Рождество в Москве чувствовалось задолго, — веселой, деловой сутолокой. Только заговелись в Филипповки, 14 ноября, к рождественскому посту, а уж по товарным станциям, особенно в Рогожской, гуси и день и ночь гогочут, — «гусиные поезда», в Германию: раньше было, до ледников-вагонов, живым грузом. Не поверите, — сотни поездов!

Шел гусь через Москву, — с Козлова, Тамбова, Курска, Саратова, Самары… Не поминаю Полтавщины, Польши, Литвы, Волыни: оттуда пути другие. И утка, и кура, и индюшка, и тетерка… глухарь и рябчик, бекон-грудинка, и… — чего только требует к Рождеству душа. Горами от нас валило отборное сливочное масло, «царское», с привкусом на-чуть-чуть грецкого ореха, — знатоки это о-чень понимают, — не хуже прославленного датчанского.

Катил жерновами мягкий и сладковатый, жирный, остро-душистый «русско-швейцарский» сыр, верещагинских знаменитых сыроварен, «одна ноздря». Чуть не в пятак ноздря. Никак не хуже швейцарского… и дешевле. На сыроварнях у Верещагина вписаны были в книгу анекдоты, как отменные сыровары по Европе прошибались на дегустациях.

А с предкавказских, ставропольских, степей катился «голландский», липовая головка, розовато-лимонный под разрезом, — не настояще-голландский, а чуть получше. Толк в сырах немцы понимали, могли соответствовать знаменитейшим сырникам-французам. Ну и «мещерский» шел, — княжеское изделие! — мелковато-зернисто-терпкий, с острецой натуральной выдержки, — требовался в пивных-биргаллях.

Крепкие пивопивы раскусили-таки тараньку нашу: входила в славу, просилась за границу, — белорыбьего балычка не хуже, и — дешевка. Да как мне не знать, хоть я и по полотняной части, доверенным был известной фирмы «Г-ва С-вья», — в Верхних Рядах розничная была торговля, небось слыхали? От полотна до гуся и до прочего харчевого обихода рукой подать, ежели все торговое колесо представить.

Рассказать бы о нашем полотне, как мы с хозяином раз, в Берлине, самого лучшего полотна венчальную рубашку… нашли-таки! — почище сырного анекдота будет. Да уж, разгорелась душа, — извольте.

На пребойкой торговой улице, на Фридрихштрассе, зашли в приятное помещение. Часа два малый по полкам лазил, — «давай получше!» Всякие марки видели, английские и голландские… — «а получше!» Развел руками. Выложил натуральную, свою, — «нет лучше!» Глядим… — знакомое. Перемигнулись. «Цена?» — «Фир хундерт. — Глазом не моргнул. — Выше этого сорта быть не может».

Говорим — «правильно». И копию фактуры ему под нос: «Катина гофрировка, бисерная, экстра… Москва…» Иголочки белошвейной Катиной, шедевр!

Ахнул малый с хозяином. А мы хозяину: «Выше этого сорта быть не может? Покорнейше вас благодарим». 180 процентиков наварцу! Хохотал хозяин!… Сосисками угощал и пивом.

Мало мы свое знали, мало себя ценили.

Гуси, сыры, дичина… — еще задолго до Рождества начинало свое движение. Свинина, поросята, яйца… — сотнями поездов. Волга и Дон, Гирла днепровские, Урал, Азовские отмели, далекий Каспий… гнали рыбу ценнейшую, красную, в европах такой не водится.

Бочками, буковыми ларцами, туесами, в полотняной рубашечке-укутке… икра катилась: «салфеточно-оберточная», «троечная», кто понимает, «мешочная», «первого отгреба», пролитая тузлуком, «чуть-малосоль», и паюсная, — десятки ее сортов. По всему свету гремел руссий «кавьяр».

У нас из нее чудеснейший суп варили, на огуречном рассоле, не знаете, понятно, — калью. Кетовая красная? Мало уважали. А простолюдин любил круто соленую, воблину-чистяковку, мелкозернисторозовую, из этаких окоренков скошенных, — 5-7 копеек за фунт, на газетку лопаточкой, с походом. В похмелье — первейшая оттяжка, здорово холодит затылок.

Так вот-с, все это — туда. А оттуда — тоже товар по времени, веселый: галантерея рождественская, елочно-украшающий товарец, всякая щепетилка мелкая, игрушка механическая… Наши троицкие руку набили на игрушке: овечку-коровку резали — скульптора дивились! — пробивали дорожку заграницу русской игрушке нашей.

Ну, картиночки водяные, краски, перышки-карандашики, глобусы всякие учебные… все просветительно-полезное, для пытливого детского умишки. Словом, добрый обмен соседский. Эх, о ситчике бы порассказать, о всяких саратовских сарпинках… мно-го, не буду откланяться.

Рождественский пост — легкий, веселый пост. Рождество уже за месяц засветилось, поют за всенощной под Введенье, 20 ноября, «Христос рождается — славите…» И с ним — суета веселая, всяких делов движенье. Я вам об обиходце все… ну и душевного чуть коснусь, проходцем. А покуда — пост, ры-ба плывет совсюду.

Вы рыбу российскую не знаете, как и все прочее-другое. Ну где тут послужат тебе… на-важкой?! А она самая предрождественская рыбка, точно-сезонная: до Масленой еще играет, ежели мясоед короткий, а в великом посту — пропала.

Про наважку можно бо-ольшие страницы исписать. Есть такие, что бредят ею, так и зовут — наважники. У ней в головке парочка перламутровых костянок, с виду — зернышки огуречные, девочки на ожерелья набирали. С детства радостно замирал, как увижу, бывало, далекую, с Севера, наважку, — зима пришла! — и в кулчеке мочальном-духовитом, снежком чуть запорошенную, в сверканьях… вкуса неописуемого! Только в одной России ее найдете. Первые знатоки-едалы, от дедушки Крылова до купца Гурьева, наважку особо отличали.

А что такое — снеточек белозерский? Тоже знак близкого Рождества. Наш снеток — веснародно-обиходный. Говорят, Петр Великий походя его ел, сырьем, так и носил в кармане. Хрустит на зубах, с песочку. Щи со снетком или картофельная похлебка… ну, не сказать!

О нашей рыбе можно великие книги исписать… — сиги там розовые, маслистые, шемая, стерлядка, севрюжка, осетрина, белорыбица, нельма — недотрога-шельма, не дается перевозить, лососина семи сортов. А вязигу едали, нет? рыбья «струна» такая.

В трактире Тестова, а еще лучше — у Судакова, на Варварке, — пирожки растегаи с вязигой-осетринкой, к ухе ершовой из живорыбных садков на Балчуге!… подобного кулинария не найдете нигде по свету. А главная-то основа, самая всенародная, — сельдь-астраханка, «бешенка». Миллионы бочек катились с Астрахани — во всю Россию.

Каждый мастеровой, каждый мужик, до последнего нищего, ел ее в посту, и мясоедом, особенно любили головку взасос вылущивать. Пятак штука, а штука-то чуть не в фунт, жирнеющая, сочнющая, остропахучая, но… ни-ни, чтобы «духовного звания», а ежели и отдает, это уж высшей марки, для знатоков.

Доверенные крупнейших фабрик, «морозовских», ездили специально в Астрахань, сотнями бочек на месте закупали для рабочих, на сотни тыщ, это вот кровь-то с народа-то сосали! — по себе-стоимости отпускали фабричные харчевые лавки, по оптовой!

Вот и прикиньте задачку Евтушевского: ткач в месяц рублей 35-40 выгонял, а хлеб-то был копеечка с четвертью фунт, а зверь-селедка — пятак, а ее за день и не съесть в закусочку. Ну, бросим эти прикидочки, это дело специалистов.

В Охотном Ряду перед Рождеством — бучило. Рыба помаленьку отплывает, — мороженые лещи, карасики, карпы, щуки, судаки… О судаках полный роман можно написать, в трех томах: о свежем-живом, солено-сушеном и о снежной невинности «пылкого мороза»… — чтение завлекающее.

Мне рыбак Трохим на Белоозере такое про судака рассказывал… какие его пути, как его изловишь, покуда он к последней покупательнице в кулек попадает… — прямо в стихи пиши. Недаром вон про Ерша-Ершовича, сына Щетинникова, какое сложено, а он судаку только племянником придется… по-эзия для господ поэтов! А Трохим-то тот с Пушкиным родной крови.

Крепко пахнет с низка, в Охотном. Там старенькая такая церковка, Пятницы-Прасковеи, редкостная была игрушечка, века светилась розовым огоньком лампадки из-за решетчатого окошечка, чуть не с Ивана Грозного. И ее, тихую, отнесли на… амортизацию.

Так там, узенький-узенький проходец, и из самого проходца, аршина в два, — таким-то копченым тянет, с коптильни Баракова, и днем, и ночью. Там, в полутемной лавке, длинной и низенькой, веками закопченной для ценителей тонкой рыбки выбор неописуемый всякого рыбного копченья. Идешь мимо, думаешь об этаком высоком и прекрасном, о звездах там, и что, к примеру, за звездами творится… — и вдруг пронзит тя до глубины утробы… и хоть ты сыт по горло, потянет тебя зайти полюбоваться, с кульком бараковского богатства.

На что уж профессора, — университет-то вот он, — а и они забывали Гегеля там со Шпегелем, проваливались в коптильню… — такой уж магнит природный. Сам одного видал, высо-кого уважения мудрец-философ… всегда у меня тонкого полотна рубашки требовал. Для людей с капиталом, полагаете? Ну, розовый сиг, — другое дело, а копчушек щепную коробчонку и бедняк покупал на Масленой.

В рождественском посту любил я зайти в харчевню. Все предрождественское время — именины за именинами: Александр Невский, Катерина-Мученица, Варвара-Великомученица, Никола-Угодник, Спиридон-Поворот… да похороны еще ввернутся, — так, в пирогах-блинах, раковых супах-ушицах, в кальях-солянках, заливных да киселях-пломбирах… чистое упование.

Ну, и потянет на капусту. Так вот, в харчевнях, простой народ, и рабочий, и нищий-золоторотец, — истинное утешение смотреть. Совершенно особый дух, варено-теплый, сытно-густой и вязкий: щи стоялые с осетровой головизной, похлебка со снетками, — три монетки большая миска да хлеба еще ломтище, да на монетку ломоть киселя горохового, крутого… и вдруг, чистое удивление!

Такой-то осетрины звенцо отвалят, с оранжевой прослойкой, чуть не за пятиалтынный, а сыт и на целый день, икай до утра. И всегда в эту пору появится первинка — народная пастила, яблошная и клюковная, в скошенных таких ящичках-корытцах, 5-7 копеек фунт. В детстве первое удовольствие, нет вкусней: сладенькая и острая, крепкая пастила, родная, с лесных-полевых раздолий.

Движется к Рождеству, ярче сиянье Праздника.

Игрушечные ряды полнеют, звенят, сверкают, крепко воняет скипидаром: подошел елочный товар. Первое — святочные маски, румяные, пусто-глазые, щекастые, подымают в вас радостное детство, пугают рыжими бакенбардами, «с покойника».

Спешишь по делу, а остановишься и стоишь, стоишь, не оторвешься: веселые, пузатые, золотисто-серебристые хлопушки, таинственные своим «сюрпризом»; малиновые, серебряные, зеркально-сверкающие шарики из стекла и воска; звезды — хвостатые кометы, струящиеся «солнца», рождественские херувимы, золоченые мишки и орешки; церквушки-крошки с пунцовыми святыми огоньками из-за слюды в оконце, трепетный «дождь» рождественский, звездная пыль небесная — елочный брильянтин, радостные морковки, зелень, зеркальные дуделки, трубы с такими завитками, неописуемо-тонкий картонаж, с грошиками из шоколада, в осып сладкой крупки, с цветным драже, всякое подражание природ… — до изумления.

Помните, «детские закусочки»? И рыбки на блюдечках точеных, чуть пятака побольше, и ветчина, и язычная колбаса, и сыр с ноздрями, и икорка, и арбузик, и огурчики-зелены, и румяная стопочка блинков в сметанке, и хвостик семужий, и грудка икры зернистой, сочной, в лачку пахучем… — все точной лепки, до искушения, все пахнет красочкой… — ласковым детством пахнет. Смотришь — и что-то такое постигаешь, о-очень глубокое! — всякие мысли, высокого калибра.

Я хоть и по торговой части, а любомудрию подвержен, с образовательной стороны: Императорское коммерческое кончил! Да и почитывал, даже за прилавком, про всякие комбинации ума, слабость моя такая, про философию. И вот, смотришь все это самое, елочное-веселое, и… будто это живая сущность! души земной неодушевленности! как бы рожденье живых вещей!

Радует почему, и старых, и младенцев?.. Вот оно, чудо Рождества-то! Всегда мелькало… чуть намекающая тайна, вот-вот раскрылась!.. Вот бы философы занялись, составили назидающую книгу — «Чего говорит рождественская елка?» — и почему радоваться надо и уповать.

Пишу кое-что, и хоть бобыль-бобылем, а елочку украшаю, свечечки возжигаю и всякое электричество гашу. Сижу и думаю… в созерцании ума и духа.

Декабрь, 1942-1945, Париж

Иван Шмелев. Рождество в Москве

Окончание в следующем выпуске

http://rojdestvo.paskha.ru

GEOMETR.IT

*

Икона РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА. Вопросы и ответы

YOUTUBE 2017 – Christmas in Vienna. L.Pavarotti, J.Carreras, P.Domingo

YOUTUBE 2017  Читает Алла Демидова.Рождественская звезда.Борис Пастернак.

—Почему лик Богородицы обращён не к новорожденному Христу, а к нам?

— Действительно, на первый взгляд странно — ведь обычно мать после рождения ребёнка глаз от него не может отвести. Но ведь перед нами икона, а не картина, на которой просто изображены события той ночи. А в иконе каждая деталь наполнена смыслом.

Вот и взгляд Богоматери, обращённый к нам, говорит, что отныне Она становится заступницей рода человеческого, каждого из нас.

— Почему  иконописец не написал Младенца Христа более крупно? Ведь именно Младенец — главный персонаж происходящего…

— С одной стороны, да, главный персонаж. С другой стороны, не менее важным «персонажем» любого рождения является та, кто дала миру нового человека, в данном случае — Богородица. И именно Она является центральной фигурой этой иконы.

А фигурка Младенца Христа самая маленькая на иконе не только потому, что Он — Младенец. Иисус туго завёрнут в пелёнки, неподвижен и кажется беспомощным. Изображая Христа именно так, иконописец хочет передать нам очень важную мысль:

«Сын Божий приходит в мир не в Своём величии и блеске, не для того, чтобы Ему поклонялись и служили люди, а для того, чтобы Самому послужить им, спасти их от вечной смерти. Приходит тихо и скромно, почти незаметно.» Вот почему фигурка Христа так мала.

— Звезда наверху иконы — это и есть Вифлеемская звезда?

— Да, полукруг вверху — это принятое в иконографии условное обозначение неба, а звезда на нём — есть Вифлеемская звезда. Её лучи спускаются прямо к голове Младенца, указывают на Него, словно говорят: Он один может спасти человечество!

Помимо Иисуса, Марии и Иосифа, на иконе изображаются не только люди, но и ангелы. Они готовы нести людям благую весть о рождении Спасителя.

Что касается людей, то на иконе Рождества, как правило, присутствуют пастухи, которые первыми пришли поклониться Ему. Количество пастухов может быть разное — обычно два или три. Волхвы изображены отдельно от пастухов, потому что они представляют языческие народы, а пастухи — иудейский народ.

И вот эти все народы, жившие до сих пор каждый по своим законам и традициям, теперь все приходят к Христу. Он их связывает воедино, дав начало новому роду человеческому — христианам.

Иконография праздника в вопросах и ответах

*

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЗВЕЗДА (отрывок). Борис Пастернак

YOUTUBE 2019  Читает Алла Демидова.Рождественская звезда.Борис Пастернак.

YOUTUBE 2019 – Christmas in Vienna. L.Pavarotti, J.Carreras, P.Domingo

Стояла зима.

Дул ветер из степи.

И холодно было младенцу в вертепе

На склоне холма.

Его согревало дыханье вола.

Домашние звери

Стояли в пещере.

Над яслями тёплая дымка плыла.

Доху отряхнув от постельной трухи

И зёрнышек проса,

Смотрели с утёса

Спросонья в полночную даль пастухи.

А рядом, неведомая перед тем,

Застенчивей плошки

В оконце сторожки

Мерцала звезда по пути в Вифлеем.

Растущее зарево рдело над ней

И значило что-то,

И три звездочёта

Спешили на зов небывалых огней.

За ними везли на верблюдах дары.

И ослики в сбруе, один малорослей

Другого, шажками спускались с горы.

Светало. Рассвет, как пылинки золы,

Последние звёзды сметал с небосвода.

И только волхвов из несметного сброда

Впустила Мария в отверстье скалы.

Он спал, весь сияющий, в яслях из дуба,

Как месяца луч в углубленье дупла.

Ему заменяли овчинную шубу

Ослиные губы и ноздри вола.

Стояли в тени, словно в сумраке хлева,

Шептались, едва подбирая слова.

Вдруг кто-то в потёмках, немного налево

От яслей рукой отодвинул волхва,

И тот оглянулся: с порога на Деву,

Как гостья, смотрела звезда Рождества.

http://rojdestv-pesni.narod.ru/stihi.html#1

   *

РОЖДЕСТВЕНСКОЕ. Саша Черный

В яслях спал на свежем сене

Тихий крошечный Христос.

Месяц, вынырнув из тени,

Гладил лен Его волос…

Бык дохнул в лицо Младенца

И, соломою шурша,

На упругое коленце

Засмотрелся, чуть дыша.

Воробьи сквозь жерди крыши

К яслям хлынули гурьбой,

А бычок, прижавшись к нише,

Одеяльце мял губой.

Пес, прокравшись к теплой ножке,

Полизал ее тайком.

Всех уютней было кошке

В яслях греть Дитя бочком…

Присмиревший белый козлик

На чело Его дышал,

Только глупый серый ослик

Всех беспомощно толкал:

«Посмотреть бы на Ребенка

Хоть минуточку и мне!»

И заплакал звонко-звонко

В предрассветной тишине…

А Христос, раскрывши глазки,

Вдруг раздвинул круг зверей

И с улыбкой, полной ласки,

Прошептал: «Смотри скорей!»
YOUTUBE 2019  Читает Алла Демидова.Рождественская звезда.Борис Пастернак.

http://rojdestv-pesni.narod.ru

   *

РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ЗВЕЗДА. Иосиф  Бродский

YOUTUBE 2019 – Christmas in Vienna. L.Pavarotti, J.Carreras, P.Domingo

 

В холодную пору в местности, привычной

скорее к жаре, чем к холоду, к плоской

поверхности более, чем к горе,

Младенец родился в пещере, чтоб мир спасти;

мело, как только в пустыне может зимой мести.

Ему все казалось огромным:

грудь матери, желтый пар

из воловьих ноздрей, волхвы  Балтазар, Гаспар,

Мельхиор; их подарки, втащенные сюда.

Он был всего лишь точкой. И точкой была звезда.

Внимательно, не мигая, сквозь редкие облака,

на лежащего в яслях ребенка издалека,

из глубины Вселенной, с другого ее конца,

звезда смотрела в пещеру. И это был взгляд Отца.

YOUTUBE 2017  Читает Алла Демидова.Рождественская звезда.Борис Пастернак.

http://rojdestv-pesni.narod.ru

* * *

GEOMETR.IT

Czy musi Europejski?

in Germany 2019 · Nation 2019 · PL · Politics 2019 · Polska 2019 · Skepticism 2019 68 views / 0 comments

 

Europe     USA     World    

GEOMETR.IT  isp.org.pl

* Niemcy i Unia Europejska przed wyborami do Parlamentu Europejskiego – prognozy i wyzwania.

Za pól roku Europejczycy pójdą do urn wyborczych. Wszystko wskazuje na to, że następny Parlament Europejski będzie jeszcze bardziej podzielony, jeszcze większą rolę odgrywać w nim będą siły eurosceptyczne, a dotychczasowe koalicje stracić mogą na znaczeniu. Stwarza to nowe wyzwania przed partiami politycznymi.

Pytanie, jaki podział mandatów jest możliwy i co to oznacza dla przyszłości Europy, nabiera więc w tych wyborach szczególnego znaczenia.

Na pytanie to szukaliśmy odpowiedzi wspólnie z dr Olafem Wientzkiem, który w centrali Fundacji Konrada Adenauera prowadzi cykliczne badania: „Barometr partyjny” (najnowsza publikacja z tego cyklu w języku polskim znajduje się tutaj), pokazujące przewidywany rozkład mandatów po nadchodzących wyborach do PE. Zestawienia i analizy sondaży wyborczych ze wszystkich krajów UE w połączeniu z analizą tendencji z poprzednich wyborów europejskich pozwala z pewną dozą ostrożności sformułować następujące założenia:

•    EPL pomimo strat w dużych krajach uzyskałaby ok. 177-195 mandatów, a zatem pozostałaby najsilniejszą  partią w Parlamencie Europejskim (25,1%-27,7% mandatów)

•    Udział mandatów EPL (aktualnie: 29,2%) stosunkowo uległby zmniejszeniu w stopniu jeszcze dość umiarkowanym  (-1,5 % do -4,1%), ponieważ frakcja EPL będzie dotknięta w mniejszym zakresie wynikającym z Brexitu odpadnięciem deputowanych niż wyniesie przeciętna dla innych frakcji (dla porównania: S&D z 25% spadłoby na ok.18,7%)

•    Ugrupowania skrajnie prawicowe (ENF) i lewicowe (ZLE/NZL) razem miałyby potencjał ok. 19-20% mandatów, jeżeli dodać do nich nową grupę pod przewodnictwem Ruchu Pięciu Gwiazd, 22-24%. Jeżeli Ruch Pięciu Gwiazd utworzyłby wspólną grupę z ZLE, a ENF wykorzystałaby swój potencjał w pełni, obie grupy uzyskałyby w sumie ok. 24,5% głosów

•    Wielka Koalicja składająca się z EPL i  Socjalistów / Socjaldemokratów w przyszłym PE już nie uzyskałaby większości i potrzebowałaby trzeciego partnera

•    65-70% deputowanych należałoby do grup pro-europejskich

Olaf Wientzek na tej podstawie zakreślił trzy możliwe scenariusze podziału mandatów w przyszłym PE (patrz analiza). Przewidywał, że wiele kwestii wyjaśni się jednak nawet nie w sam dzień wyborów, ale trochę później, kiedy tworzone będą grupy polityczne. Wówczas bowiem poszczególni niezrzeszeni posłowie, mogą zasilać ich szeregi i zadecydować o ich ostatecznej sile. 

Na obsadzenie stanowiska szefa Komisji Europejskiej, jak podkreślał dr Wientzek, wpłynie jednocześnie skład Rady Europejskiej, bo to właśnie ta instytucja proponuje kandydata na przewodniczącego KE, którego zaakceptować musi Parlament Europejski.

Spotkanie odbyło się tuż po zjeździe partii i wyborach nowej szefowej CDU, którą została Anegrett Kramp-Karrenbauer. Podczas dyskusji skomentowano wyniki głosowania oraz analizowano  ich skutki dla polityki europejskiej i relacji polsko-niemieckich w tym kontekście. 

Pod nowym przewodnictwem nie należy spodziewać się dużych zmian, ale nowa szefowa nie będzie kopią i całkowitą kontynuatorką polityki Angeli Merkel. Będzie bardziej konserwatywna w podejściu do kwestii światopoglądowych, opowiada się za wydalaniem uchodźców, którzy popełnili przestępstwo, ale w kwestiach gospodarczych należy do lewego skrzydła CDU.

W zbliżających się wyborach europejskich należy spodziewać się wielu debat dotyczących właśnie polityki migracyjnej czy bezpieczeństwa. Istotne, aby partie proeuropejskie: CDU/CSU, SPD, FDP, Zieloni umiały jasno wskazać, co je dzieli w polityce europejskiej, aby wyborcy umieli je oddzielić, a tym samym nie widzieli w AfD jedynej alternatywy. Na dynamikę na niemieckiej scenie partyjnej wpłyną jednocześnie zbliżające się wybory do landtagów w trzech wschodnioniemieckich landach. To ich wyniki mogą przesądzić o kontynuacji obecnej koalicji na szczeblu federalnym i będą sprawdzianem dla nowego przywództwa w CDU.

Debata była częścią projektu ISP i Fundacji Konrada Adenauera #NiemcyWzblizeniu, w ramach którego śledzimy wydarzenia, związane z niemiecką polityką, tłumaczymy jej zawiłości, opisujemy fakty, komentujemy decyzje. 

Publikacja nie jest redakcyjna. Odzwiercie dla towyłącznie punkt widzenia i argumentację autora. Publikacja zostałaza prezentowana w prezentacji. Zacznij od poprzedniego wydania. Oryginał jest dostępny pod adresem: isp.org.pl

GEOMETR.IT

Трамп-2018. ЗА ЧТО БЛАГОДАРИТЬ ЭТОГО ДЕЯТЕЛЯ?

in Crisis 2018 · Politics 2018 · RU · Skepticism 2018 · State 2018 · USA 2018 · YOUTUBE 2019 96 views / 0 comments

Europe USA Polska

GEOMETR.IT

 

* Нет власти более жесткой, чем власть тираническая, распоряжающаяся от имени народа. Будучи наделена моральной силой, опирающейся на волю большинства, она действует с решительностью, быстротой и упорством, свойственными одному человеку. – Демократия в Америке. De la democratie en Amerique. Алексис де Токвиль. 1835-1840 годы.

YOUTUBE 2018 ТРАМП. ИСКУССТВО ОСКОРБЛЕНИЯ, ОСКОРБЛЕНИЯ, ОСКОРБЛЕНИЯ… 2018

Только эпатажность Дональда Трампа мешает Республиканской партии узурпировать власть. Парадоксально, но он – возможно, самое лучшее, что могло приключиться с американской демократией.

Нет, я еще не лишился рассудка. Нет никаких сомнений, что первому лицу не дают покоя лавры диктатора, который презирает верховенство права, не обязан скрывать свою порочность и, быть может, контролируется внешними силами. Но он к тому же ленив, недисциплинирован, эгоцентричен и некомпетентен.

И поскольку нынешняя угроза демократии гораздо шире и глубже, чем один человек, нам реально повезло, что те силы, которые представляют опасность для Америки, сделали такую нелепую персону своей публичной фигурой.

Эти силы имеют шансы одержать верх

Если вы хотите разобраться с тем, что происходит с нашей страной, вам просто необходимо прочесть книгу Как умирают демократии, написанную Стивеном Левицки и Дэниелом Циблаттом.

Ее авторы – профессоры государственного управления из Гарварда – обращают внимание на то, что в последние десятилетия целый ряд формально демократических наций стали де-факто авторитарными однопартийными государствами. Однако ни в одной из них не было классического военного переворота с танками на улицах.

 

 

 

 

 

 

 

 

Вместо этого мы наблюдали перевороты в более изощренной форме:

  *   взятие под контроль или запугивание новостных СМИ; сфальсифицированные выборы, лишающие права голоса оппозиционно настроенных избирателей; новые правила игры, которые обеспечивают правящей партии подавляющее превосходство, даже если итоги общенародного голосования не в ее пользу; коррумпированные суды.

Классическим примером является Венгрия, где Фидес, правящая партия белых националистов:

*  успешно взяла под свой контроль основную часть СМИ; уничтожила независимость судебной ветви власти; сфальсифицировала итоги голосования, чтобы лишить права голоса своих оппонентов и обеспечить максимальную явку своих сторонников; к своей выгоде перекроила избирательные округа; и переделала правила игры таким образом, что меньшинство голосов на общенародных выборах трансформируется в супербольшинство в законодательном органе.

Разве многое из этого не кажется до боли знакомым? Иначе и быть не может. Вы сами видели, как республиканцы взяли на вооружение схожие приемы – не на федеральном уровне (пока еще), но на уровне подконтрольных им штатов.

Лаборатории демократии?

Как отмечают Левицки и Циблатт, государства, которые член Верховного суда США Луи Брэндайс в своем известном афоризме провозгласил лабораториями демократии, рискуют превратиться в лаборатории авторитаризма, поскольку тамошние властители переписывают правила проведения выборов, заново чертят границы избирательных округов и даже упраздняют избирательные права, лишь бы обеспечить себе победу.

Таким образом, зачистка избирателей и умышленное ограничение доступа разных групп меньшинств к избирательным урнам стали стандартной практикой в большинстве регионов Америки.

Разве Брайан Кемп – недавно избранный, но еще не вступивший в должность губернатор штата Джорджия, наблюдавший за своим избранием из кресла секретаря этого штата, – победил бы без применения подобных приемов? Крайне сомнительно.

А Республиканская партия, именуемая также Великой старой партией (Grand Old Party, GOP), погрязла в беспрецедентных махинациях с избирательными округами. Некоторых людей успокоил тот факт, что внушительная победа демократов на общенародных выборах в Палату представителей США реально трансформировалась в соразмерное большинство полученных кресел.

Но вашего спокойствия заметно поубавится, если вы обратите внимание на то, что происходит на уровне штатов, где контроль над местными законодательными органами часто не совпадает с волей избирателей.

Суть в том, что GOP в ее нынешней конфигурации охвачена желанием делать все возможное для завоевания и удержания власти.

Что сейчас происходит в Висконсине?

Было множество сообщений об узурпации власти, которая прямо сейчас полным ходом идет в Мэдисоне. Потеряв в прошлом месяце все ключевые для штата Висконсин должности, республиканцы используют законодательную сессию уходящего созыва, чтобы радикально сузить полномочия этих должностей, и параллельно с этим эффективно удерживают власть над штатом в руках местного законодательного органа, контролируемого GOP.

Но мало кто обратил внимание на тот факт, что контроль GOP над этим законодательным органом также является недемократичным. В прошлом месяце кандидаты от демократов получили 54 процента голосов на выборах в законодательное собрание штата, но в конечном итоге это составило лишь 37 процентов кресел.

Иначе говоря, Висконсин на наших глазах превращается в Венгрию на Великих озерах – некий штат нового формата, который имеет право проводить выборы, но где выборы не имеют значения, потому что ныне правящая партия удерживает контроль за собой вне зависимости от действий избирателей.

Grand Old Party. Авторитарные тенденции  

Тут вот какое дело: насколько я могу судить, ни один из видных республиканцев в Вашингтоне не осудил захват власти в Висконсине, схожий по сценарию захват в Мичигане или хотя бы события в Северной Каролине, имеющие все признаки фальсификации результатов выборов.

Победившие на выборах республиканцы не просто в значительной мере разделяют ценности партий белых националистов, таких как Фидес или Право и справедливость в Польше, – эти республиканцы разделяют и презрительное отношение партий такого толка к демократии в целом. GOP – это будущая новая авторитарная партия.   

Именно поэтому мы должны быть признательны Трампу. Если бы не его устрашающая эпатажность, демократы могли бы победить на общенародных выборах в Палату представителей с отрывом лишь в 4 или 5 пунктов, а не 8,6 пункта.

YOUTUBE 2018 ТРАМП. ИСКУССТВО ОСКОРБЛЕНИЯ, ОСКОРБЛЕНИЯ, ОСКОРБЛЕНИЯ… 2018

При таком раскладе республиканцы могли бы удержать рычаги управления в своих руках, и мы бы уверенно двигались в направлении непоколебимого господства одной партии.

Вместо этого нас ждет период раздробленности во власти, когда оппозиционная партия не только будет обладать реальной возможностью заблокировать законодательную ветвь власти, но и – что, вероятно, еще более важно, – она будет обладать реальной способностью проводить расследования преступлений администрации Трампа, результаты которых будут иметь недвусмысленную судебную перспективу.

Но вполне может быть, что это станет всего лишь передышкой. Как бы ни складывались дела у Дональда Трампа, его партия отвернулась от демократии. Плохо, если вас это не ужасает.

Суть в том, что GOP в ее нынешней конфигурации охвачена желанием делать все возможное для завоевания и удержания власти.

И до тех пор, пока ситуация не изменится и республиканцы не утратят политической конкурентоспособности, от схлопывания демократии в Америке нас будут отделять всего лишь одни выборы.

Пол Кругман (Paul Krugman) – американский экономист, который в настоящее время является заслуженным профессором экономики в Образовательно-исследовательском центре Нью-Йоркского университета, а также колумнистом газеты The New York Times. В 2008 году Кругману была присуждена Нобелевская премия по экономике за его вклад в новую теорию торговли и новую экономическую географию.

Перевод с английского Андрея Уманца

*  Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

* * *

FEAR. FEAR. Трамп в Белом доме. По книге R. Woodward`a 24.09.2018

THE WEST. Есть ли у Европы Воля к Выживанию? 24.09.2018

ЕВРОПА и Членовредительство Её 24.09.2018

Ребята, Евросоюз — это 28 козлов отпущения! 24.09.2018

Тriangle Москва-Стамбул-Будапешт или ТРЕУХ?  24.09.2018

Немецкая Тюрьма — это Соленная Свинячья Голова 24.09.2018

АНТИФА КАК ФА? 24.09.2018

Trudności po bałkańsku  24.09.2018

GEOMETR.IT

NATO`s eye on Balkans in 2019

in Balkans 2019 · EN · Europe 2019 · Nation 2019 · NATO 2019 · Politics 2019 · USA 2019 69 views / 0 comments

Balkans       Europe       USA     

GEOMETR.IT  worldpoliticsreview.com

* Are the Bad Old Days Coming Back in the Balkans? Maybe

In Dec. 14, Kosovo’s parliament took a step that the Serbian government had warned could lead to military intervention: It voted to form an army. Months after Serbian President Aleksandar Vucic and his counterpart in Kosovo, Hashim Thaci, shared a stage and discussed ongoing negotiations to bring lasting peace to the Balkans, the region seems to be tipping back to the bad old days.

An outbreak of war is very unlikely in the near future, but it is increasingly apparent that Western policy toward the region is losing traction, compounding past missteps and leading to the weakening of the Euro-Atlantic project in a swath of Europe.

The Kosovo parliament’s vote would change a lightly armed, 4,000-strong “security force” into a professional army. The move has divided Kosovo’s Western supporters. The United States has backed it as “Kosovo’s sovereign right,” while NATO Secretary-General Jens Stoltenberg warned of “serious repercussions for Kosovo’s future Euro-Atlantic integration.”

Nearly 20 years after the end of the war between Kosovo Albanian guerrillas and Serb forces, and a decade after Kosovo’s unilateral declaration of independence, the country’s status remains disputed. Serbia still officially regards Kosovo as an inalienable part of its territory and retains strong influence in its Serb-majority areas. Russia, and to a lesser extent China, have blocked Kosovo’s membership in the United Nations, and even five members of the European Union still do not recognize its independence.

Vucic has said that he expects the NATO-led peacekeeping force in Kosovo to dissolve the “illegal” new army, while Serbian Prime Minister Ana Brnabic declared that military intervention in Kosovo “is currently one of the options on the table.” The Serbian government claims that it fears that Kosovo’s military will be used in ethnic cleansing of the remaining Serbs in the territory, who number around 120,000 of an otherwise overwhelmingly ethnic Albanian population of 2 million.

The army decision comes weeks after Kosovo slapped 100 percent tariffs on Serbian—and Bosnian—goods. Despite U.S. and EU pressure, Kosovo’s prime minister, Ramush Haradinaj, has said that the tariffs will not be eased until Belgrade recognizes Kosovo’s independence. The tariff hike, which was extended to more goods on Dec, 28, came after Kosovo failed to secure Interpol membership. Kosovo blamed Serbia, which has successfully blocked Kosovo’s membership in a range of international organizations and pushed several countries to suspend or rescind their recognition of Kosovo’s independence.

The sharp decline in relations between Belgrade and Pristina is particularly striking since just a few months ago, there was mounting speculation that the two parties could actually reach a deal on normalizing relations.

  • “The massive opposition in Kosovo and Serbia to the suggestion of territorial changes seems to have led to a dramatic deterioration in relations,” says James Ker-Lindsay, a specialist in the politics of Southeastern Europe at the London School of Economics.
  • “There is no doubt that the tensions at the moment reflect major problems with how the international community is dealing with Kosovo and Serbia and the normalization of relations between them.” The situation, he adds, “is very dangerous.”Many people across the region, though, are left frustrated at the slow pace of EU accession and what they see as broken promises and vacillation from Brussels. This is particularly acute in Kosovo, where citizens still await the liberalization of visas, which would allow them to travel freely to much of the rest of the continent. Progress seems unlikely in 2019, with upcoming European Parliament elections and the appointment of a new European Commission.

Dodik and Republika Srpska’s government have become increasingly favorable to Russia in recent years, raising concerns about the Kremlin’s influence. “Russia is expanding its playground very, very strongly, and Republika Srpska is a bastion for Russia,” says Jovan Kovacic, the head of the Belgrade-based think tank East-West Bridge and a senior member of the Trilateral Commission, an international cooperation organization.

  • This comes as EU and U.S.-backed attempts to reform political structures have stalled over the past decade, not least due to Bosniak nationalist opposition. “Following the wars of the 1990s, there are several cases of ‘unfinished business’ in the Western Balkans,” says Dejan Jovic, a professor of international relations and national security at the University of Zagreb.
  • “They were all meant to be resolved by EU enlargement, at least in a European vision of the region’s postwar future.” But that’s lost momentum. The growing gap between the Trump administration and the EU, Jovic adds, has led to further complications, and regional and international actors are taking advantage. 

Over the past two and a half decades, American intervention has often proved decisive in the Balkans. Yet on top of the still unresolved long-term issues, the Trump administration’s mixed messages have weakened Washington’s influence.

“U.S. policy has not so much changed as wobbled,” says one former U.S. government official specializing in the region who requested anonymity in order to speak frankly. “No one knows what U.S. foreign policy is. The administration does not have a unified voice.” National Security Adviser John Bolton “is fine if Serbia and Kosovo swap territory,” while Secretary of State Mike Pompeo is not. 

“Every administration has internal differences, of course, but this one crafts no policy outcomes,” the former official adds. “Despite our happy talk about the European path and our declarations that current statuses are final statuses, nothing is final south of the River Sava,” which flows through Croatia and marks the northern border of Bosnia and Herzegovina. “Borders, identities and rival agendas all remain up for grabs.”

Are there ways out of these current impasses? One solution, Jovic suggests, would be to absorb all of the Balkans into the EU as quickly as possible, despite clear failings in the rule of law and democracy in states across the region. Of course, this seems very unlikely, given skepticism toward enlargement within the EU. Jovic’s “second-best” scenario is cooperation between the U.S., the EU, Russia and Turkey as collective guarantors of peace and stability in the Balkans, which would be seen by many in the West as welcoming the foxes into the henhouse.

Kovacic insists there is too much at stake in the Balkans for the current situation to deteriorate much further, and that more backsliding will focus minds.

“I don’t expect any serious violence,” he says. “Tensions will be ratcheted up, but renewed talks between Belgrade and Pristina will happen, and Bosnia will be under great pressure to join NATO to solve the problem of Russian interference.” Another growing outside power, China, is investing huge amounts of money in the region, and it “needs stability.”

The publication is not an editorial. It reflects solely the point of view and argumentation of the author. The publication is presented in the presentation. Start in the previous issue. The original is available at:  worldpoliticsreview.com

GEOMETR.IT

Go to Top