Daily archive

Февраль 01, 2019

2019. Немцы пойдут колоннами как Gilets Jaunes. Ярость благородная бурчит?

in Conflicts 2019 · Germany 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · The Best 2019 · Wahenknecht 2019 · YOUTUBE 2019 198 views / 11 comments

Germany Europe World

GEOMETR.IT theguardian.com

 

* Раздраженная овца скалит зубы, а в этом усматривается измена. Поэтому овцу разрывают на части. И после этого волки начинают кидаться друг на друга. – Овца – животное, – заметил Симурдэн. – А что такое волки? – спросил Говэн. Этот вопрос заставил задуматься Симурдэна. Наконец он поднял голову и сказал: – Они – общественная совесть, они – идея, они – принципы. – И вместе с тем они наводят ужас. Виктор Гюго Девяносто третий год

YOUTUBE 2019 GILET JAUNE. TOULOUSE. 26 01 2019.

YOUTUBE 2019 Yellow Vest Protesters Clash With Police in Paris. Янв 2019

The Guardian: Лидер немецких левых Сара Вагенкнехт заявила, что в наступившем году её движение выйдет на улицы как жёлтые жилеты для проведения акций протеста, сообщает The Guardian.

По её словам, мотивирующей силой протестного движения станет растущее неравенство в Германии и разочарование по поводу того, что нынешнему правительству не удалось решить эту проблему.

Сара Вагенкнехт — основательница движения Подъём, объединяющего немецких левых, — заявила, что в 2019 году члены её политической силы выйдут на улицы как жёлтые жилеты, пишет The Guardian.

По словам Вагенкнехт, французские демонстрации смогли убедить её в том, что можно производить изменения, даже не будучи политической партией. В качестве мощной мотивирующей силы для протестного движения она назвала рост неравенства в Германии, а также разочарование по поводу неудачных попыток правительства адекватным образом решить эту проблему.

У нас большие планы на следующий год в немалой степени потому, что мы признаём: когда люди— особенно те, у кого в течение многих лет не было политического голоса и кто путём протестов вновь его обнаруживает, — выходят на улицы протестовать, тогда могут произойти политические перемены. Именно это мы сейчас наблюдаем во Франции, — отметила Вагенкнехт.

При этом она поспешила заявить, что не поддерживает насилие. Однако глава фракции левых указала на то, что сочувствует тем, кто испытывает необходимость применять его для выражения собственного гнева.

YOUTUBE 2019 GILET JAUNE. TOULOUSE. 26 01 2019.

*   –   Для успеха революции, – продолжал Симурдэн, – необходимы неистовые люди. Она отталкивает всякую дрожащую руку. Она верит только в людей неумолимых. Дантон грозен, Робеспьер непреклонен, Сен-Жюст неотвратим, Марат неумолим. Заметь себе это, Говэн; имена эти нам необходимы: они заменяют нам целые армии, они устрашают Европу. – А быть может, также устрашат и будущие поколения, – заметил Говэн.

Помолчав немного, он продолжал: – Впрочем, любезный мой учитель, вы в данном случае ошибаетесь: я никого не обвиняю. По-моему, настоящая точка зрения на революцию – это ее полная неответственность. Здесь нет ни невинных, ни виновных.

Людовик Шестнадцатый – это овца, брошенная в стаю волков. Он желает бежать, он желает спастись, он стал бы кусаться, если бы в состоянии был это сделать. Но не всякому дано быть львом. Его попытки вменяются ему в преступление. Раздраженная овца скалит зубы, а в этом усматривается измена. Поэтому овцу разрывают на части, и после этого волки начинают кидаться друг на друга. – Овца – животное, – заметил Симурдэн. – А что такое волки? – спросил Говэн. Этот вопрос заставил задуматься Симурдэна. Наконец он поднял голову и сказал: – Они – общественная совесть, они – идея, они – принципы. – И вместе с тем они наводят ужас. Виктор Гюго Девяносто третий год

YOUTUBE 2019 Yellow Vest Protesters Clash With Police in Paris. Янв 2019

 Думаю, что совершенно неверно сводить движение жёлтых жилетов во Франции к насилию, — подчеркнула Вагенкнехт. — Разумеется, среди протестующих есть те, кто готов к насилию, однако данное движение гораздо шире этого.

Я хочу ясно дать понять, что мы не хотим насилия, но в то же самое время вы должны признать, что это явное выражение сдерживаемого гнева.

Гнев не появляется просто так из ниоткуда, — добавила она

 

 

 

Kate Connolly in Berlin

is the Guardian and Observer’s Berlin correspondent. She previously worked as a foreign correspondent for The Daily Telegraph, and first contributed to the Guardian in 1997. She was a recipient of the Scott Trust bursary.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

DISCLAIMER: All opinions in this column reflect the views of the author(s).

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

Забавы немцев в Англии во время Brexit. Wirtschaft ist nicht alles

in Brexit 2019 · Crisis 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Germany 2019 · Great Britain 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · YOUTUBE 2019 167 views / 10 comments

Baltic 2016 Germany Great Britain Europe France Russia USA

GEOMETR.IT iwd.de

 

* Как писал тов. Хемингуэй Эрнест: ” СИДИ И ЖДИ, И ТЕБЯ УБЬЮТ…”

YOUTUBE 2019 Wirtschaft ist nicht alles. ВЕЛИКОБРИТАНИЯ УХОДИТ ПО КУСОЧКУ. ЧТО ПОКАЗЫВАЕТ БРЕКЗИТ? 15.01.2019

В британском парламенте с треском провалилась попытка ратификации договора об условиях выхода Великобритании из Евросоюза, предлагаемого правительством Терезы Мэй законодателям после длительных и тяжёлых переговоров с лидерами ЕС, в ходе которых условия этого самого выхода и были предварительно согласованы обеими сторонами.

Интересно, что все мировые и британские средства массовой информации, как и экспертное сообщество, в один голос заранее предполагали неуспешность данного мероприятия, хотя и не с таким огромным количеством несогласных (432 голоса «против», и только 202 «за» ).

Отдельным предметом проходила тема границы в Северной Ирландии, так называемая «Ирландская страховка» одно из условий со стороны Брюсселя, и против которого во время голосования было целых 600 парламентариев, а «за» лишь 24 – двадцать четыре !

 

 

In Großbritannien sind rund 2.500 deutsche Unternehmen angesiedelt. Wie sie mit dem Brexit-Chaos umgehen, erklärt Ulrich Hoppe, Hauptgeschäftsführer der Deutsch-Britischen Industrie- und Handelskammer.

В Великобритании расположено около 2. 500 германских предприятий. Как они ведут себя в условиях хаоса, связанного с Брекситом, объясняет Ulrich Hoppe / Ульрих Гоппе, главный управляющий Германо-британской торгово-промышленной палаты.

Есть ли германские предприятия, которые хотят присутствовать в Великобритании?

Да, такие еще есть. Хотя их число после референдума по Брекситу слегка уменьшилось, и это теперь для них сложнее, но британский рынок с 65 миллионами потребителей и растущей экономикой, тем не менее, интересен.

Какие предприятия ФРГ в наше время основывают дочерние фирмы на острове?

Тут нет отдельных отраслей, которые были бы сильно представлены. Решающее значение имеет то, что предприятие предлагает особые решения с уникальным торговым предложением.

В данный момент в Соединенном Королевстве около 2 500 германских дочерних предприятий и филиалов, которые в целом приняли на работу 450 000 сотрудников – это 1,5% работающего населения в Великобритании.

Пять важнейших экономических объединений Соединенного Королевства недавно пожаловались на то, что британские депутаты уделяют внутрипартийным спорам больше внимания, чем благополучию страны.

Чего базирующиеся на острове предприятия ФРГ хотят от правительства Англии?

Германские предприятия занимают сдержанную позицию, в конце концов, Брексит был демократическим решением. Тем не менее, все хотят одного и того же: легкого доступа к рынку труда – так как в Великобритании существует дефицит специалистов – мало административных барьеров, гармоничное нормативное регулирование и отсутствуют таможенные барьеры. После этого ничего не видно

Сейчас многое продолжается. После отклонения договора о выходе из ЕС фунт стерлингов растет, более мягкие варианты, чем жесткий Брексит снова будут более вероятны.

Даже британское правительство допустило, что Брексит наносит ущерб экономике. Почему тогда многие британцы хотят выйти из ЕС?

В конечном итоге, экономика – это не все. Во время членства в ЕС британцы часто ощущали, что они были под опекой. К этому добавляется сильная иммиграция за прошедшие 10-20 лет.

Это имело своим следствием то, что ВВП на душу населения за 10 лет практически не увеличился. У многих британцев нет личной доли в экономическом росте, который страна тем не менее может показать из этого.

Правительство, предприятия и многие частные лица в Великобритании заранее запасаются продукцией, медикаментами и продовольствием с европейского континента.

Вы тоже делаете запасы на случай, если дело дойдет до Брексита без заключения соглашения?

Нет, этого я не делаю. Конечно, дело дойдет до закупок с целью создания запасов, если будет жесткий Брексит. Однако в целом британцы тут более спокойны, чем немцы, и остаются верными своему принципу.

Их принцип: ждать и пить чай.

 

 

 

 

Ульрих Гоппе главный управляющий Германо-британской торгово-промышленной палаты. Ulrich Hoppe Hauptgeschäftsführer der Deutsch-Britischen Industrie- und Handelskammer

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: iwd.de

DISCLAIMER: All opinions in this column reflect the views of the author(s).

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

2. ЭКОНОМИКА 2019. ТРИ РЕВОЛЮЦИИ. The Three Revolutions Economics Needs

in Conflicts 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · YOUTUBE 2019 151 views / 10 comments

Germany Great Britain Europe France USA World

GEOMETR.IT

 

*  Америка не может снова стать Америкой, Франция не может снова стать Францией, и Британия не может снова стать Великобританией… Так будет , до тех пор, пока народы не испытают вдохновение, становясь на путь в неизвестное.

YOUTUBE 2019  Как придумали поведенческую экономику. Как подложили бомбу под фундамент стандартной экономической теории. Январь 2019.

YOUTUBE 2019   США ГОТОВЫ ДАТЬ МИРУ ЛИБО БОМБЫ, ЛИБО САНКЦИИ, – кандидат в президенты США Ron Paul. Январь 2019

PARIS –  The Three Revolutions Economics Needs.  Rates of return on investment are meager. Wages – and incomes generally – are stagnating for most people. Job satisfaction is down, especially among the young, and more working-age people are unwilling or unable to participate in the labor force.

Many in France decided to give President Emmanuel Macron a try and now are protesting his policies. Many Americans decided to give Donald Trump a try, and have been similarly disappointed. And many in Britain looked to Brexit to improve their lives.

Yet economists have been largely mute on the underlying causes of this crisis and what, if anything, can be done to restore economic vigor. It is safe to say that the causes are not well understood.

And they will not be understood until economists finally engage in the task of reshaping how economics is taught and practiced. In particular, the profession needs three revolutions that it still resists.

PARIS –  The Three Revolutions Economics Needs. Рентабельность инвестиций мизерная. Для большинства людей, заработная плата – и доходы в целом – стагнируют. Удовлетворенность работой снижается, особенно среди молодежи, и все больше людей трудоспособного возраста не хотят или не могут быть частью трудовой силы.

   *   Многие во Франции решили дать попытку Президенту Эммануилу Макрону, а теперь протестуют против его политики.  Многие американцы решили дать попробовать Дональду Трампу и были также разочарованы.  Многие в Британии надеялись, что Брексит улучшит их жизнь…

И все же, экономисты в большинстве своем молчали о причинах этого кризиса и о том, что можно сделать для восстановления экономической активности. Можно с уверенностью сказать, что причины не совсем ясны.

Они не будут ясны до тех пор, пока экономисты, наконец, не приступят к изменению методов преподавания и практики экономики. В частности, отрасль нуждается в трех революциях, которым она все еще сопротивляется.

      (  02  )

   …   3  –  Третьим серьезным вызовом является полное упущение из экономической теории экономического динамизма. Хотя экономисты пришли к выводу, что на Западе произошел массовый спад, большинство из них не дают этому никаких объяснений.

Другие, опираясь на ранний тезис Шумпетера об инновациях в своей классической книге 1911 года   Теория экономического развития  , делают вывод о том, что поток открытий ученых и исследователей в последнее время сократился до минимума. Теория Шумпетера основывалась на четкой предпосылке, что массам людей в экономике не хватает изобретательности. Он замечательно отметил, что никогда не встречал бизнесмена обладающего какой-либо оригинальностью.

Это была исключительная предпосылка. Можно утверждать, что Запад, каким мы его знаем, – современный мир, можно сказать – начался с великого ученого Пико делла Мирандола, который утверждал, что все человечество обладает творческим потенциалом.

И проблемы многих других мыслителей – амбициозность Челлини, индивидуализм Лютера, витализм Сервантеса и личностный рост Монтеня – побудили людей использовать свое творчество.

Позже Юм подчеркнул необходимость воображения, а Кьеркегор подчеркнул принятие неизвестного. Философы девятнадцатого века, такие как Уильям Джеймс, Фридрих Ницше и Анри Бергсон, приняли неопределенность и наслаждались новым.

Когда они достигли критической массы, эти ценности породили национальные инновации в рамках рабочей силы. Феномен низовых инноваций со стороны самых разных людей, работающих в различных отраслях, впервые был рассмотрен американским историком Уолтом Ростоу в 1952 году.

Он ярко и объемно описан британским историком Полом Джонсоном в 1983 году. Я рассуждал о его происхождении в своей книге 2013 года   Массовое процветание.

И было отнюдь не ясно, что тезис Шумпетера будет включен в экономическую теорию. Но когда Роберт Солоу из Массачусетского технологического института представил свою модель роста, стало общепринятым предполагать, что “темп технического прогресса”, как он это назвал, был экзогенным для экономики.

*   Таким образом, идея о том, что люди – даже обычные люди, работающие во всех отраслях – обладают воображением для создания новых товаров и новых методов, не рассматривалась. И если бы это обсуждалось, то было бы отклонено. Революция динамизма в экономической теории была приостановлена.

Однако, в условиях значительного замедления и снижения уровня удовлетворенности работой появляется шанс внести динамизм в экономическое моделирование. И сделать это чрезвычайно важно.

YOUTUBE 2019  Как придумали поведенческую экономику. Как подложили бомбу под фундамент стандартной экономической теории. Январь 2019.

YOUTUBE 2019   США ГОТОВЫ ДАТЬ МИРУ ЛИБО БОМБЫ, ЛИБО САНКЦИИ, – кандидат в президенты США Ron Paul. Январь 2019


Важность понимания новых застойных экономик вызвала попытку включить воображение и креативность в макроэкономические модели. В течение десятилетия или более я пытался доказать, что мы не сможем понять симптомы, наблюдаемые в западных странах, пока не сформулируем и не проверим конкретные гипотезы об источниках или происхождении динамизма.

Эта теоретическая наработка даст нам надежду объяснить не только медленный рост общего фактора производительности, но и снижение удовлетворения от работы. Америка не может снова стать Америкой, Франция не может снова стать Францией, и Британия не может снова стать Великобританией.

И так будет , до тех пор, пока их народы снова не начнут думать о лучших способах делать что-либо и испытывать вдохновение, становясь на путь в неизвестность.

 

 

Edmund S. Phelps,

the 2006 Nobel laureate in Economics, is Director of the Center on Capitalism and Society at Columbia University and the author of Rewarding Work.

This commentary was adapted from a speech given at Paris Dauphine University on January 15, 2019.

* 1 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

DISCLAIMER: All opinions in this column reflect the views of the author(s).

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

2. TRUMP. Цели благие, но плохо исполненные, являются дурными

in Crisis 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Person · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · The Best 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 193 views / 20 comments

Germany Great Britain Europe USA World

GEOMETR.IT

 

* Помню весну. Сирень и звезды. Розу и росу. Тебя и ночь. Помню мою руку в твоей руке под луной,  висевшей,  как серебряный замочек звездного ожерелья,  надетого на шею облачка. Помню на деревьях шепот листьев – этих бездумных болтунов. Помню всплески озера. Помню острое,  как шип,  чувство любви. Но почему я не помню твоего Имени?

YOUTUBE 2019 PoliticKing. Америка без правительства. 16.01.2019.

STOCKHOLM. The Trump Administration’s Farewell to Aims. – Every now and then, a US political leader descends on Cairo to deliver an address outlining America’s policy objectives in the ever-challenging Middle East.

For example, in June 2005, then-Secretary of State Condoleezza Rice made waves with a speech that firmly put the promotion of freedom and democracy on the agenda.

“For 60 years,” Rice observed, “the United States pursued stability at the expense of democracy in this region … and we achieved neither. Now, we are taking a different course. We are supporting the democratic aspirations of all people.”

And to those who would accuse the US of imposing democracy on the region, she responded, “In fact, the opposite is true. Democracy is never imposed. It is tyranny that must be imposed.”

STOCKHOLM. The Trump Administration’s Farewell to Aims. –  Время от времени тот или иной американский политический лидер приезжает в Каир, чтобы выступить с речью, в которой очерчиваются политические задачи Америки на вечно проблемном Ближнем Востоке.

Например, в июне 2005 года Кондолиза Райс, занимавшая тогда пост госсекретаря, вызвала бурю своей речью, в которой решительно включила в повестку дня задачу продвижения свободы и демократии.

На протяжении 60 лет, – отметила Райс, – Соединённые Штаты стремились к стабильности за счёт демократии в этом регионе… и мы не достигли ни того, ни другого. Теперь мы выбираем другой курс. Мы начинаем поддерживать демократические чаяния всех народов.

Тем же, кто хотел бы обвинить США в навязывании демократии региону, она ответила так: На самом деле всё наоборот. Демократия никогда не навязывается. Это тиранию надо навязывать.

*

…   Исчезли любые разговоры о демократии и реформах. По вопросу о мире между Израилем и Палестиной Помпео ограничился упоминанием контрпродуктивного решения Трампа перенести посольство США в Иерусалим.

В этой речи ничего не говорилось о преодолении разногласий, наведении мостов и открытии региона ради экономического развития, зато в ней было множество косвенных похвал диктаторам, которые сумели обеспечить стабильность.

Тем самым, подходы Америки к региону совершили полный разворот: Помпео выбрал ровно ту самую провальную политику, которую в 2005 году отвергла Райс.

По ключевому вопросу Ирана, как выяснилось из этой речи, политикой администрации будет бесплодная политика конфронтации ради самой конфронтации. Иран, как утверждает Помпео, является источником всех проблем в регионе.

Без глубоких политических перемен в этой стране, объявил он, народы Ближнего Востока никогда не будут жить в безопасности, никогда не достигнут экономической стабильности и не реализуют свои чаяния.

Это нонсенс. Иранский режим никак не связан с жестокими репрессиями в Египте, с серьёзными структурными проблемами в Саудовской Аравии или с израильско-палестинским тупиком. Кроме того, Иран является заклятым врагом Исламского государства (ИГИЛ) и предоставлял ресурсы для борьбы с ним.

Если подытожить, доктрина Помпео, по-видимому, сводится к неограниченной конфронтации с Ираном, мощной поддержке стабильных авторитарных режимов, игнорированию палестинского вопроса и полному отсутствию интереса к представительному правлению и реформам.

Администрация Трампа не просто игнорирует нынешнюю эскалацию напряжённости во всём регионе; она её активно поддерживает.

С европейской точки зрения, всё это крайне тревожно. Конфликты на Ближнем Востоке имеют далеко идущие последствия для нашей собственной безопасности и стабильности.

В условиях отсутствия американского лидерства Европа нуждается в собственной политике, нацеленной на сохранение ядерного соглашения с Ираном и содействия урегулированию по принципу двух государств в израильско-палестинском конфликте.

По этим двум пунктам Евросоюз выступает чётко и открыто. Но ему необходимо трансформировать эти приоритеты во всеобъемлющую концепцию реформ и примирения для всего региона.

YOUTUBE 2019 PoliticKing. Америка без правительства. 16.01.2019.

В отличие от речей Райс и Обамы выступление Помпео вряд ли вдохновит кого-нибудь за пределами узкого круга региональных авторитарных лидеров. Поскольку США отказались от морального лидерства, пришла пора Европы показать тем, кто жаждет демократии и реформ, что они не в одиночестве.

Unlike the speeches by Rice and Obama, Pompeo’s   address is unlikely to inspire anyone outside a small circle of regional authoritarians. With the US having abandoned moral leadership, it is up to Europe to show those yearning for democracy and reform that they are not alone.

Carl Bildt

 was Sweden’s foreign minister from 2006 to October 2014 and Prime Minister from 1991 to 1994, when he negotiated Sweden’s EU accession. A renowned international diplomat, he served as EU Special Envoy to the Former Yugoslavia, High Representative for Bosnia and Herzegovina, UN Special Envoy to the Balkans, and Co-Chairman of the Dayton Peace Conference. He is Chair of the Global Commission on Internet Governance and a member of the World Economic Forum’s Global Agenda Council on Europe.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

DISCLAIMER: All opinions in this column reflect the views of the author(s).

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

Aimez-vous Brahms? ИСТОРИЯ О ТОМ, КАК НЕ НУЖНО ЛЮБИТЬ

in Crisis 2019 · Culture 2019 · Europe 2019 · France 2019 · Literature · Literature 2019 · Person 2019 · RU · Uncategorized · YOUTUBE 2019 130 views / 12 comments

Europe

GEOMETR.IT

 

* Игра: стульев на один меньше, чем детей. Дети водят хоровод под музыку пианино. Пианистка останавливается – и каждый бросается к какому-нибудь стулу и усаживается на него. Кроме наименее проворного, не настырного и удачливого, который остается растерянно стоять – ЭТО И ЕСТЬ ВЛЮБЛЕННЫЙ.

YOUTUBE 2019 Aimez-vous Brahms? Любите ли Вы Брамса? 30 января 2015 г.

YOUTUBE 2019 Ингмар Бергман. 2014

Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

DISCLAIMER: All opinions in this column reflect the views of the author(s).

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

2. ЕВРОПА – ВСАДНИК БЕЗ ГОЛОВЫ. ПЯТЬ ПРОГНОЗОВ-2025

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · YOUTUBE 2019 160 views / 20 comments

ASIA    Balkans   Baltic   Germany    Europe      Russia     USA  World  Moldova  Polska    Ukraine     Danube

GEOMETR.IT    telegram.hr

 

* Наша естественная окружающая среда постоянно меняется: то мы по колено в крови, то по шею в дерьме!

YOUTUBE 2019   Европа согласилась на свою эвтаназию. 2018 

Telegram /  Хорватия – Prošli smo kroz pet scenarija za Srednju Europu do 2025. – loša vijest je da oni užasni izgledaju dosta realnije. Visegrad insight je uz pomoć niza eksperata skicirao razvoj ključnih zemalja EU u narednih sedam godina. Uglavnom nije dobro.

 EU se svodi samo na zonu slobodne trgovine, s manjim dijelom država koje su zadržale i zajedničku valutu. Demokratske procedure i vladavina prava u ovom dijelu Europe postoje još samo na papiru, takvi autokratski režimi brzo se šire i po Zapadnom Balkanu, a Kontinent postaje sve ovisniji o Rusiji, Kini i Turskoj. ‘Nekadašnji europski projekt duboke integracije europskih demokratskih zemalja je gotov’, kaže se u zaključku prvog scenarija.

   (  02  )

Telegram /  Хорватия – Каким будет или что останется от Европейского Союза через несколько лет? – Вопрос, ответить на который непросто. Это попытался сделать журнал Вышеград инсайт, который издает аналитический центр Рес Публика в Польше.

На основании прогнозов ряда специалистов по Центральной Европе описаны пять вариантов будущего этой части Евросоюза, где очень часто происходят резкие исторические повороты. Перспективы в основном безрадостные

Евросоюз сводится только к зоне свободной торговли, небольшому количеству стран, которые удалось задержать, и единой валюте. Демократические процедуры и верховенство права в этой части Европы существуют только на бумаге, и автократические режимы быстро распространяются даже на Западных Балканах.

Континент становится все более зависимым от России, Китая и Турции. Прежний европейский проект глубокой интеграции европейских демократических стран потерпел крах, — говорится в заключение первого варианта развития событий.

*   В первое десятилетие текущего столетия бытовала такая шутка: Европейский Союз? Когда мы войдем, он уже распадется. С первого августа 2013 года Хорватия — член Европейского Союза. И больше никому не смешно.

Брак поневоле. Shotgun Wedding

Третий сценарий назван Shotgun Wedding (Брак поневоле). Европейский Союз оказывается под растущим давлением внешних угроз.

США под руководством Трампа отходят в сторону, и Европа понимает, что впервые с 1945 года осталась одна.

ЕС тут же начинает действовать (я уже говорил, что это гипотетический сценарий?). Реформа еврозоны завершается, и укрепляется финансовая стабильность и солидарность. Укрепляются внешние границы, сокращается количество мигрантов, а те, кто уже находится на территории Европейского Союза, перераспределяются между странами-членами. Укрепляются силы НАТО, завершается формирование энергетического союза и единого цифрового рынка.

Принято прагматичное решение отказаться от наказания стран Центральной Европы из-за нарушения ими правил Европейского Союза, а они, в свою очередь, пообещали не мешать углублению интеграции остальных.

Такая Центральная Европа вновь становится периферией Европейского Союза. Растет напряженность. Следует серия новых кризисов.

Белоруссия по инициативе Лукашенко сближается с Западом, и Кремль организует там государственный переворот и отправляет войска в эту страну.

Украина на выборах снова поддерживает европейское будущее, а российские силы переходят в наступление. Миллионы украинских беженцев наводняют Центральную Европу. Поставки газа с востока прекращаются. Однако при помощи НАТО Евросоюз отвечает киберударом по российским интересам, обеспечивает Центральную Европу газом и равномерно распределяет беженцев между странами-членами.

В мире происходит очередная рецессия, которая вызвана, в первую очередь, торговыми войнами Трампа и особенно остро ощущается именно в Центральной Европе из-за структуры местных экономик.

Европейский Союз вливает огромные деньги, чтобы помочь им, в обмен требуя только одну мелочь: чтобы Венгрия, Польша и Чехия приняли евро к 2025 году. Эта помощь странам Центральной Европы также способствует тому, что в них растет поддержка европейского проекта, к которому эти страны вновь поворачиваются лицом.

(  Я точно уже говорил, что это гипотетический сценарий?  )

YOUTUBE 2019   Европа согласилась на свою эвтаназию. 2018 

Центральноевропейская весна 2.0

Центральноевропейская весна 2.0 — четвертый сценарий возможного развития событий. Ключевую роль в нем играют молодые граждане этих стран, привыкшие к преимуществам, которые у них были и есть благодаря объединенной Европе.

Вскоре конфликт между поколениями обостряется. Государства, где в 2022 году по-прежнему правят националистические и популистские силы, ограничивают права граждан и все меньше выделяют на образование и науку, а экономика вновь начинает отставать от западной.

Молодых людей все больше возмущает закрытость и неравенство в их обществах. Коррупционный скандал или очередной экономический кризис выводят конфликт поколений на первый план.

Сначала в Польше, где часто, по крайней мере в данном регионе, появляются новые социальные тенденции. Молодежь и технологически просвещенные поляки проводят по всей стране серию протестов, в которых рождается общенациональное движение. Оно добивается впечатляющих политических успехов и получает большинство мест в парламенте.

Таких же успехов достигают аналогичные движения в трех других рассматриваемых странах, и новые власти в них возвращают к жизни идеи полной европейской интеграции.

Вакуум безопасности

Наконец, пятый сценарий будущего Центральной Европы в ближайшие семь лет носит название Вакуум безопасности. Зонтик, который НАТО раскрыл над Европой для ее безопасности после Второй мировой войны, закрывается.

Недоверие, торговые войны, недостаточные расходы европейских стран на оборону заставляют США равнодушно отнестись к российским аппетитам в Европе, и то же делает Россия, не препятствуя американским интересам в других частях света. Складывается крайне неблагоприятная ситуация для Центральной Европы

Польша пытается оставить у себя как можно больший американский контингент, но при этом поддается китайскому влиянию, чтобы ограничить российское.

Орбан максимально сближается с Россией, превращаясь в ее игрока в ЕС.

Чехия и Словакия выходят из НАТО. Общую нестабильность в сфере безопасности усугубляет давление государства на общество: режимы ужесточают контроль над СМИ, образованием, гражданским обществом, правосудием…

Складывается ситуация, которая несколько напоминает состояние Центральной Европы между двумя мировыми войнами в прошлом веке, вызванное беспомощностью международных организаций, слабой защитой от Запада, зависимостью от внешних сил и укреплением авторитаризма.

Сами авторы утверждают, что некоторые сценарии желательны, а другие — катастрофичны.

С тревогой можно заключить, что варианты, предполагающие более нестабильный и обедневший мир, кажутся невероятно реалистичными.

 

 

Jasmin Klarić, Telegram /  Хорватия

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

DISCLAIMER: All opinions in this column reflect the views of the author(s).

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

 

Газ и Румын. Сука-Любовь. Хотел Еврохаб – Получай Зависимость от России

in Crisis 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Finance 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · YOUTUBE 2019 175 views / 4 comments

Europe France Russia USA World

GEOMETR.IT

 

* Чиновники — это трутни, пишущие законы, по которым человеку не прожить. Почему у министров жалованье постоянно и независимо от того, хорошо или дурно живётся населению Пруссии? Вот если бы квота жалованья бюрократов колебалась вверх-вниз в зависимости от уровня жизни народа, тогда бы эти дураки меньше писали законов, а больше бы думали. Отто фон Бисмарк, князь.

YOUTUBE 2019 БОЛГАРИЯ И РУМЫНИЯ. ЧТО ИЗМЕНИЛОСЬ ЗА ПЯТЬ ЛЕТ В ЕВРОСОЮЗЕ? Февраль 2012.

Нефтегазовые компании, работающие в Румынии, не успели переварить закон о новых налогах с продажи газа, как местное правительство объявило о предстоящих ограничениях по цене, продаваемого в стране голубого топлива.

 Представители топливно-энергетического комплекса уже заявили, что желание официального Бухареста заработать дополнительные деньги в бюджет приведет не к энергонезависимости Румынии, а к увеличению поставок российского газа.

*

Министр финансов Румынии Евген Теодоровичи сообщил о том, что правительство планирует ввести новые налоги для банков и энергетического сектора. Для последнего ограничат розничные и корпоративные цены на газ.

Речь идет о том, что в течение трех лет стоимость голубого топлива не сможет превышать 134 евро за тысячу кубометров. Свою позицию Минфин страны аргументировал тем, что сейчас розничная цена в три раза выше затрат на добычу.

OMV Petrom, которая является одной из двух основных добывающих компаний в стране, сразу отреагировала на возможные нововведения.

Решение, если будет принято, лишит смысла инвестировать в Румынию и к 2030 году увеличит долю импортного газа до 50%, тогда как сейчас она составляет 10%, заявили в OMV Petrom, которая контролируется австрийской OMV.

Мы озабочены мерами, которые вводятся без предварительного изучения и консультаций. Они будут иметь негативный эффект на привлекательность страны для инвестиций и скажутся на экономике и рабочих местах, — сказал представитель компании.

Как отмечает консалтинговое агентство ICIS, до нововведения компании заключали контракты на 2019 год по цене 236 евро за тысячу кубометров — на 102 евро больше. При этом новую цену планируют установить на три года, до февраля 2022 года. И это лишит всякий смысл работу энергетических бирж.

Инициативы румынских властей стали резким поворотом от того курса, который Бухарест взял в начале этого года. Ранее цены на газ в Румынии были фиксированными и самыми низкими среди 28 стран-членов Евросоюза.

Цена киловатта для домохозяйств в 2017 году составляла от 3 евроцентов в Румынии до 12 евроцентов в Швеции, — привело данные Евростата издание BR. В апреле 2017 года же правительство утвердило либерализацию цен на газ, что предусматривает европейское законодательство.

Теперь вот новый поворот. И ограничение по цене газа — еще не все.

Румынский регулятор ANRE установит формулу, по которой промышленные и коммерческие потребители будут покупать смесь румынского и импортного газа. Последний всегда был дороже. К тому же нефтегазовые и генерирующие компании будут платить ANRE дополнительные 3% налога с оборота.

По мнению компаний, отмечают в ICIS, это лишит трейдеров маржи. Более того, это противоречит румынским и европейским законам, говорят они.

Так, правительство может устанавливать верхнюю цену на газ, однако продолжительность периода не может превышать 6 месяцев и ограничить стоимость можно только в том случае, если наступает дисбаланс спроса-предожения или из-за проблем операционной деятельности газового рынка. Таких причин нет, говорят в компаниях.

Налог в 3% – это больше маржи трейдеров и поставщиков. Это отчаянная попытка правительства пополнить бюджет, — сказал один из трейдеров электроэнергией. Другой заметил, передает ICIS, что на рынке останется всего несколько трейдеров и при нынешней доходности в 4% большинство будут выкинуты с рынка.

Румынский аналитик Димитру Чисалита заметил, что в стране сейчас разрабатывается 150 месторождений газа и 100 из них — небольшие и управляются малыми и средними предприятиями.

В новых условиях они закроют месторождения и Румынии придется увеличивать импорт газа из России, — сказал эксперт.

За румынские компании вступились 25 бизнес-ассоциаций и Европейская федерация энергетических трейдеров, которая послала письмо в румынское правительство с предупреждением о последствиях.

Реакция румынского правительства пока неизвестна. Известно другое: в конце этого года OMV Petrom и американская Exxonmobil должны были принять окончательное инвестиционное решение по освоению месторождений в Черном море.

Общие запасы оцениваются в 170 млрд кубометров газа. А планируемая добыча после запуска ожидалась на уровне 6,3 млрд кубометров в год. Таким образом, пуск месторождений позволил бы Румынии стать полностью газонезависимой и начать экспорт газа.

Осенью, однако, правительство начало обкладывать нефтегазодобытчиков налогами. Если по газу для внутреннего рынка будет установлена фиксированная цена, то на экспорт компании смогут пускать лишь 50% добытой продукции.

И она теперь облагается налогами на сверхдоход. Им считается цена продажи газа дороже 9,8 евро за мегаватт (92,5 евро за тысячу кубометров). Все доходы свыше этой цены будут облагаться налогом в 30%. А если цены будут выше 18,2 евро (171 евро за тысячу кубометров), то на доходы свыше этой цены будут действовать дополнительные налоговые ставки.

Такой вариант налогообложения еще без последних нововведений сразу заставил инвесторов заволноваться. Мы не можем решить по „Петрому“ в этом квартале, как собирались, — заявил глава австрийской компании Райнер Зеле, добавив, что группа должна оценить условия, в которых будут осуществляться миллиардные инвестиции.

Глава OMV сказал, что он озабочен ограничениями румынских властей по отношению к добыче газа в Черном море. Впрочем, на то есть веские причины.

Во-первых, себестоимость добычи газа в Черном море достаточно высокая. Стоимость проекта оценивают в $ 3 млрд.

Во-вторых, придется продавать газ в Румынии на 70% дешевле рыночных цен, а с ограниченных объемов экспорта платить существенные средства из доходов.

Стоимость газа на немецком хабе NCG составила сегодня 24,6 евро за мегаватт (231 евро за тысячу кубометров) и, таким образом, инвесторы как минимум будут отдавать более 4,4 евро за мегаватт (41 евро за тысячу кубометров).

Если учитывать, что с новых месторождений в Черном море компании смогут экспортировать только 3 млрд кубометров, то только на поставках заграницу изъятия составят минимум 123 млн евро в год.

Румыния неконкурентна: у нас высокая себестоимость добычи и мы вводим высокие налоги. Это не хорошо ни для проекта, ни для инвесторов, — заявлял еще после первого закона о налогообложении продаж газа ведущий советник Ernst&Young Romania Александру-Валериу .

Напомним, что сейчас Румыния добывает около 10 млрд кубометров газа в год, а потребляет 11 млрд. Нехватку компенсируют закупками российского газа. По данным Romgaza и Газпрома, в первом полугодии поставки российского газа составили 11% потребления в Румынии.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

DISCLAIMER: All opinions in this column reflect the views of the author(s).

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

Europe’s basic flaw

in Conflicts 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · Skepticism 2019 · YOUTUBE 2019 98 views / 6 comments

    Europe 

GEOMETR.IT  thechicagocouncil.org

* Immense power is acquired by assuring yourself in your secret reveries that you were born to control affairs. Andrew Carnegie

But George Friedman told the Chicago Council Tuesday evening that, underneath, historical, and cultural demons are stirring that could destabilize the European Union and Europe itself.

In the last century, Europe fought 31 years of intermittent war, from 1914 to the end of World War II, with 100 million dead in battles, genocides, famines, and the Holocaust, Friedman said. Under American pressure to unite, it formed the European communities and then, in 1992, the European Union, with its promise of post-national peace and prosperity.

“But is it really over in Europe?” Friedman said. “Is the slaughter that began in 1914—is it over? Has it changed? Will the EU survive? And, if it doesn’t, what comes next?”

European instability threatens global instability, he warned. Europe is a small continent of 52 sovereign states, “all with bad memories.” Their frontiers may be open, but this means that “you can drive for three hours and be in four or five countries that bitterly despise each other because of things that happened centuries ago.”

George Friedman’s Europe is not Rick Steves’ Europe. Friedman is a child of the European darkness, born in Hungary in 1949 and, only six months old, smuggled by his parents across the Danube in a flight from Communism that ended in the United States.

Today, he is founder and chairman of Stratfor, the Texas-based geopolitical forecasting and intelligence corporation. Immensely well-connected and well-informed, he is a much-quoted authority on intelligence and security issues. He also is a prolific author of many books, including his latest, Flashpoints: The Emerging Crisis in Europe.

Friedman is concerned with Ukraine, Vladimir Putin’s aggression and the American response to it. But most of his speech dealt with the crisis within the European Union. In this drama, the central player is not Russia but Germany.

Friedman sees a Europe divided not between east and west but geographically by the Alps and the Danube, with a northern Europe dominated by a prosperous Germany and a southern Europe that is already in depression, with unemployment rates of 25 percent or more.

Friedman said the problem is less Greek debt that Germany’s manipulation and domination of the euro to create a continental market for German exports. Germany exports half its national product, he said, and its own stability depends on this market. This means endless loans—including loans to countries that, like Greece, can’t repay them—to buy German goods. The result: austerity, depression, and possible national bankruptcies.

Who’s right, Germany or Greece? Friedman indicated he blamed Germany but, basically, he said, “the point is that they can’t live with each other.” By this, he meant the two parts of Europe and, within them, the history-driven forces of Europe that the EU thought its Maastricht Treaty, with its promise of peace and prosperity, had settled in 1992.  

This worked in good times, he said. “But what if prosperity takes a walk? What then happens to peace?

Already nationalist and populist parties are rising, on the left in Greece, on the right in France and other countries, Friedman said. Secessionist movements grow in Spain, Romania and other countries, threatening civil wars. There is “a massive delegitimation of main-stream parties,” coupled with a “rise of hatred” among “a massive, intelligent and embittered class” of Europeans who sees unemployment and impoverishment and realize that “this isn’t temporary—this is my life.”

“This is the dangerous point,” Friedman said. It’s all too reminiscent of the 1930s and Germany, “when a little man with a mustache appeared.”

Once again, he said, Germany is “Europe’s basic flaw,” a country that is “economically powerfully and geopolitically fragile.” Split off from its EU ties, it could once again look east to revive the age-old fear of “German capital and technology plus Russian resources and manpower”—an alliance that the EU was supposed to bury forever.

The EU itself may be fatally flawed, he said. If the American Declaration is a “moral document,” promising life, liberty and the pursuit of happiness, the Maastricht Treaty is a material promise, creating a union that “is a geographical statement, not a moral statement or a statement of truth.” Old “national animosities” still exist, he said, with the EU put on top to create a false union in which “nobody shares a fate.”

“Europe conquered the world” in the colonial era, Friedman said, “but it never conquered itself.” It is left now with historical fears and hatreds, an unworkable structure without the coherence to solve problems when they arise, as now.

Europe’s problem, he said, “is the deep contradiction between various parts of Europe. It’s an impossible situation that can’t be solved within the paradigm they have.”

YOUTUBE: Split off from its EU ties  Is it really over in Europe?

The publication is not an editorial. It reflects solely the point of view and argumentation of the author. The publication is presented in the presentation. Start in the previous issue. The original is available at: thechicagocouncil.org

GEOMETR.IT

Ogólna teoria spekulacji

in Nation 2019 · PL · Politics 2019 102 views / 3 comments

Europe

GEOMETR.IT  bankier.pl

* Jednym z ciekawszych wystąpień w czasie kongresu FX Cuffs 2018 był wykład Rafała Zaorskiego na temat spekulacji.

Szkoda jednak, że równie dużo miejsca, co opowiadanie o skutecznych metodach spekulacji, zajęło obrzydzanie inwestorom analizy technicznej. Tym bardziej, że w mojej opinii, sposób inwestowania prelegenta wykorzystuje właśnie jej metody.

Wystąpienie Rafała Zaorskiego równie dobrze mogłoby się nazywać „Analiza techniczna nie działa”, a nie „Ogólna teoria spekulacji”. Nastawienie mówcy do analizy technicznej można opisać jednym z dobitniejszych fragmentów jego przemówienia: „To jest głupia cecha ludzkiego umysłu, w przypadku spekulacji, że próbujemy sobie racjonalizować wzrosty i spadki ceny w postaci jakiegoś wykresu, co prowadzi nas do kuriozalnych wniosków. (…) To myślenie magiczne jest w nas głęboko zakorzenione.

Mamy sytuację w której rysuje nam się wykres ceny w czasie. (Wykres) który był, to już jest przeszłość, to już nie nastąpi. Bardzo dużo ludzi jest zakochanych w wykresach. Tymczasem to jest tak, jakbym na podstawie drogi przejechanej do tej pory przewidywał drogę, która jest przede mną, co jest na pierwszy rzut oka tanim i idiotycznym pomysłem, ale wszyscy w to wierzą. Dlaczego?

Z bardzo prostej przyczyny. Ponieważ w spekulacji to, co jest przed nami, jest ciemne, jesteśmy ślepi na to, co jest w przyszłości, możemy jedynie zgadywać. Dlatego nazywamy to spekulacją. A więc czym jest analiza techniczna?

Analiza techniczna jest dorabianiem sobie do tego co było wpływu na to, co będzie. Na jednym z nagrań porównałem to do takiego przykładu, że pakujecie rodzinę do auta nad morze i wasz najlepszy pomysł na dojechanie tam brzmi: będę patrzył się w tylną szybę i wszystkich doprowadzę do Gdańska. Czy to nie jest głupi pomysł?”.

Prezes Fundacji Trading Jam Rafał Zaorski w czasie kongresu FxCuffs 2018. (fot. Mateusz Król / Fundacja FxCuffs – Edukacja i Rozwój Rynków Finansowych)

Rafał Zaorski całkowicie deprecjonuje analizę techniczną. Nazywa ją myśleniem magicznym. Podaje nawet bardzo obrazowe przykłady, porównując inwestora stosującego analizę techniczną do kierowcy, który chce dojechać do celu, patrząc tylko w tylną szybę. Jest to efektowne porównanie, ale sprzeczne z logiką.

Deprecjonując analizę techniczną, opartą na analizie wykresu, Rafał deprecjonuje znaczenie historii. Mówi: to, co miało kiedyś miejsce, nie ma znaczenia. Dobrze jednak wiemy z życia każdego z nas, że nasza historia ma bardzo duże znaczenie, wywiera wpływ na naszą przyszłość. Ponosimy konsekwencje podjętych w przeszłości decyzji i dokonanych wyborów.

Są powiedzenia: „historia kołem się toczy” czy „historia lubi się powtarzać”. Nie inaczej jest na rynku. Na wykresie instrumentu finansowego kryje się zapis dotychczasowego postępowania rynku. Psychologia działania tłumu niezmiennie się powtarza i to widać. A wskaźniki analizy technicznej czy metody analizy wykresu mają nam pokazać, w jakim miejscu jesteśmy i w jaki sposób przeszłość może się powtórzyć.

Oczywiście to powtórzenie nigdy nie nastąpi w identyczny sposób, ale bardzo często będzie na tyle podobny, że pozwoli nam, przy stosowaniu zasad zarządzania kapitałem i obrony przed stratami, z rynkiem wygrać.

Prezes Fundacji Trading Jam Rafał Zaorski w czasie kongresu FxCuffs 2018. (fot. Mateusz Król / Fundacja FxCuffs – Edukacja i Rozwój Rynków Finansowych)

Inne porównanie Rafała Zaorskiego nawiązuje do walki bokserów.

Według niego analityk techniczny, chcąc przewidzieć, który z bokserów wygra walkę, wcześniej sprawdzi, w jaki sposób poruszają się ich nogi na ringu i na tej podstawie będzie wyciągał wnioski.

Moim zdaniem porównanie to jest kompletnie nietrafione. Nie jest chyba tajemnicą, że w boksie analiza historycznych walk przeciwnika jest, oprócz treningu, podstawą przygotowania do walki. Podobnie jak w piłce nożnej, koszykówce i innych sportach. Czy to jest myślenie magiczne trenerów i sportowców?

Analityk techniczny sprawdzi nie tylko, jak poruszają się nogi bokserów, ale pozna przeciwnika jeszcze dokładniej – sprawdzi, jak się rusza, jakie ciosy zadaje, czy woli uderzać prawym prostym czy lewym sierpowym, czy woli walczyć w klinczu czy na dystans. Analiza techniczna to jest przygotowanie odpowiedniej metody walki z przeciwnikiem (rynkiem), to jest przygotowanie odpowiedniej odpowiedzi na atak.

Zgadzam się natomiast z twierdzeniem, że „rynek się uczy” i „wszelkie metody w pewnym momencie przestają działać”.

Analityk techniczny nie powinien być przyspawany do jednej metody inwestowania. Jeśli ta przestaje się sprawdzać, powinien zweryfikować swoje podejście do rynku. Ale twierdzenie, że analityk techniczny to „bokser, który nauczył się jednego ciosu” może co najwyżej odnosić się do początkujących inwestorów, którzy zoptymalizowali jakiś wskaźnik i twierdzą, że taka wiedza pozwoli im pokonać każdy rynek.

Doświadczony inwestor wie, że należy przede wszystkim dokładnie poznać zachowanie danego rynku oraz stosować odpowiednie metody zarządzania kapitałem. Sama analiza techniczna jest więc jedynie tylko częścią określonej metody inwestowania. Dopiero uzupełniona o inne instrumenty daje inwestorowi cała gamę ciosów, które może zadawać rynkowi.

Publikacja nie jest redakcyjna. Odzwiercie dla towyłącznie punkt widzenia i argumentację autora. Publikacja zostałaza prezentowana w prezentacji. Zacznij od poprzedniego wydania. Oryginał jest dostępny pod adresem: bankier.pl

GEOMETR.IT

DAS «WIR GEGEN DIE»

in Conflicts 2019 · DE · Europe 2019 · Finance 2019 · Italy 2019 · Skepticism 2019 85 views / 6 comments

Europe 

GEOMETR.IT  ipg-journal.de

* Sind doch alle Ordnungen des Menschen darauf eingerichtet, daß das Leben in einer fortgesetzten Zerstreuung der Gedanken nicht gespürt werde. Friedrich Nietzsche

Nie zuvor war Europa so eng verbunden. Die Volkswirtschaften der EU-Mitgliedsstaaten sind praktisch untrennbar. Mit dem Binnenmarkt sind Lieferketten oder Arbeitsbeziehungen zwischen den europäischen Ländern oft genauso eng wie innerhalb eines Landes.

Es macht keinen Unterschied, ob der Geschäftspartner in den Niederlanden oder in Niedersachsen arbeitet.  Millionen EU-Bürger verbringen ihre Ferien in Nachbarländern oder pendeln zur Arbeit in einen anderen Mitgliedstaat. Jedes Jahr studieren hunderttausende Studenten im europäischen Ausland.

  • Aber nicht nur im Alltag ist Europa eng verbunden, auch in der Politik. In den meisten Politikfeldern arbeitet die EU eng zusammen. Beispiel Klima- und Energiepolitik: 2017 und 2018 hat die EU den Emissionshandel grundlegend reformiert.
  • Die Richtlinien für Erneuerbare Energien und Energieeffizienz wurden überarbeitet. Die EU ratifizierte das Pariser Klimaabkommen in Rekordzeit. Beispiel Finanzmarktregulierung: Nach der Finanzkrise überarbeitete die EU die europäische Finanzmarktregulierung und schuf Aufsichtsbehörden mit umfassenden Kompetenzen. Die Tagesordnungen von Rat und Parlament sind voll mit Gesetzgebung, die routinemäßig verhandelt wird. Anders als oft angenommen, entscheidet der Rat in der Regel im Konsens, Mitgliedstaaten werden selten überstimmt. All das ist fast unsichtbar, weil Alltag.

Trotzdem dominiert ein anderes Bild die politische Debatte: die EU gespalten in Lager.  Diese Lager, so die verbreitete Wahrnehmung, stehen sich als unversöhnliche Gegenpole gegenüber: Progressive gegen Populisten, Föderalisten gegen Nationalisten, Macron gegen Salvini. Rechte und Linke pflegen gleichermaßen diese Gegensätze. Salvini sieht sich als Befreier Europas von der Brüsseler Bürokratie. Er will nach der Berliner Mauer die Brüsseler Mauer einreißen.

Orbán versteht sich als Verteidiger Europas und des Christentums gegen liberale und identitätslose Eliten und ihr willfähriges Werkzeug – die EU. Auf der Linken bezichtigt Di Maio die EU des Marktterrorismus. Aber nicht nur Rechte und Linke pflegen diese Gegensätze, gelegentlich auch die Mitte:  Macron findet Gefallen daran, der Hauptgegner Salvinis und Orbáns zu sein.

Macron und alle, die das Spiel der Gegensätze mitspielen, tappen in eine Falle – sie führen die Auseinandersetzung auf dem Terrain des politischen Gegners.

Die Betonung dieser Gegensätze ist oft berechtigt. Die autoritären Überzeugungen von Orbán und Salvini sind nicht mit den Grundwerten der EU vereinbar. Die sogenannte Stop-Soros-Kampagne und Gesetzgebung der ungarischen Regierung steht den Grundregeln der EU diametral entgegen, ebenso Äußerungen Salvinis gegenüber der italienischen Justiz. Statements der Regierungen Ungarns oder Polens, Urteile des Europäischen Gerichtshofs zur Flüchtlingspolitik und Justizreform zu ignorieren, sind Angriffe auf das Fundament der EU. Tiefe Gegensätze bestehen in der Flüchtlingspolitik. Die Auseinandersetzung um den italienischen Haushalt macht deutlich, dass der Euro in der politischen Debatte die EU spaltet.

Der Akzent auf Gegensätzen kann das öffentliche Interesse an der EU stärken, Wähler mobilisieren und die Wahlbeteiligung für die nächsten Wahlen zum Europäischen Parlament erhöhen. Er ist aber aus drei Gründen für die EU ein Problem.

  • Erstens beschert die Betonung von Gegensätzen den Gegnern der EU ein Heimspiel. Salvini und Orbán sind für viele Wähler überzeugend, wenn sie in schrillen Farben emotionalisieren. Wir gegen die. Das Volk gegen Eliten. Europa der Nationen gegen Vereinigte Staaten von Europa.
  • Diese Gegensätze sind Sauerstoff für Orbán und Salvini. Sie machen Schlagzeilen. Aus diesen Gründen eskalieren, provozieren und polarisieren beide – wie etwa im Streit um den italienischen Haushalt oder in der Flüchtlingspolitik. Diskussionen komplexer Sachfragen leben nicht von Gegensätzen und sind für beide eher ein Auswärtsspiel. Macron und alle, die das Spiel der Gegensätze mitspielen, tappen also in eine Falle – sie führen die Auseinandersetzung auf dem Terrain des politischen Gegners.
  • Der Akzent auf Gegensätzen betont zweitens das Trennende und überlagert die Gemeinsamkeiten des europäischen Alltags. Dadurch wird eine Stärke der EU fast unsichtbar: Lösung von praktischen Problemen, die nur gemeinsam gelingen kann und Kooperation in Institutionen braucht; Kompromisse unaufgeregt finden und über lange Zeiträume gemeinsam an Sachfragen arbeiten.Die Protagonisten der Gegensätze verstärken den falschen Eindruck, die EU sei eine liberale Kopfgeburt.
  • Drittens suggeriert die Akzentuierung der Gegensätze, dass die EU eine liberale Idee sei. Das ist teilweise richtig – insbesondere wenn es um die Wirtschaftspolitik der EU geht. In der Absolutheit der Debatte aber ist es falsch. Selbst in der Wirtschaftspolitik ist die EU nicht nur liberal. Sie hat viele umwelt-, sozial- oder arbeitspolitische Regeln, die mit der liberalen Wirtschaftslehre und dem freien Spiel der Marktkräfte nicht viel zu tun haben.

In Politikfeldern, die in der Auseinandersetzung zwischen liberal vs. illiberal besonders wichtig sind – zum Beispiel Abtreibung oder gleichgeschlechtliche Ehe –, hat die EU kaum Kompetenzen. Mit anderen Worten: Die EU gibt Raum für liberale, konservative oder sozialdemokratische Politiken. Sie ist kein liberales Projekt. Für die Legitimität der EU ist diese Neutralität wichtig. Die Protagonisten der Gegensätze verstärken also den falschen Eindruck, die EU sei eine liberale Kopfgeburt.  

Für die EU und die Zusammenarbeit in Europa ist es deshalb wichtig, die Debatte zur EU und ihrer Zukunft besser zu formulieren oder zu framen. Lieber konkret und sachorientiert als abstrakt und ideologisch. Anstatt Gegensätze und große Begriffe sollten praktische Fragen den Rahmen für die Debatte über die Zukunft der EU geben: Können Staaten grenzüberschreitende Kriminalität allein bekämpfen? Können sie den Klimawandel alleine aufhalten? Wie stellen die EU-Mitglieder sicher, dass sie in der Welt mitbestimmen und nicht herumgeschubst werden? Wie steht die EU zu Angriffen auf Justiz und Medien in den Mitgliedstaaten?

Anders als das „wir gegen die“ oder ein „Europa der Nationen gegen einen Europäischen Bundesstaat“ laden die praktischen Fragen zum Ja zur EU ein. Kein Staat kann allein Klimawandel oder grenzüberschreitende Kriminalität bekämpfen. Anders als die USA oder China kann kein EU-Mitglied allein internationale Politik gestalten.

Das geht nur gemeinsam – in den Institutionen der EU. Zusammenarbeit funktioniert dort wiederum nur, wenn alle beteiligten Regierungen demokratisch legitimiert sind; dies ist Voraussetzung für die demokratische Legitimität europäischer Gesetzgebung. Praktische Fragen sind also die bessere Grundlage für eine konstruktive Debatte über die Zukunft der EU, ihre Stärken und Schwächen. Sie bescheren der EU ein Heimspiel.

Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt ausschließlich den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. Beginnen Sie in der vorherigen Ausgabe. Das Original ist verfügbar unter: ipg-journal.de

GEOMETR.IT

Go to Top