Daily archive

Февраль 08, 2019

2. Задница румынского спецназа застряла в трубе Северного Потока

in Economics 2019 · Europe 2019 · Germany 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · State 2019 · YOUTUBE 2019 152 views / 10 comments

Germany Europe Russia USA

GEOMETR.IT

 

* Сохраним надежду, но давайте будем честными: две могущественные страны, одна из которых — Россия, является мировой державой, а другая — Германия, четвертая по величине экономика мира, решили построить газопровод. Вот и вся шахматная партия. Премьер-министр Польши М. Моравец

YOUTUBE 2019 ТУРЕЦКИЙ ПОТОК ВАЖНЕЕ СЕВЕРНОГО ? ПОТОКОМ МОЖЕШЬ ТЫ НЕ БЫТЬ, А ВОТ НАСОСОМ БЫТЬ ОБЯЗАН ! Ч.1. 03.02.019.

Американский план торпедирования Северного потока — 2 с помощью Европейской комиссии выглядел отлично — по крайней мере, на уровне базовой идеи

А именно: если Северный поток — 2 вывести из юрисдикции Германии под юрисдикцию Еврокомиссии и добиться принятия соответствующих ограничений на уровне законодательства Евросоюза, то можно уничтожить российский газопровод даже без применения санкций.  И более того, сделать вид, что США тут ни при чем и это сами европейцы решили отказаться от тоталитарного российского газопровода.

      (  02  )

…   В переводе с дипломатического немецкого на разговорный русский — Еврокомиссии, которая, собственно, и поддержала румынские предложения, указано:

Во-первых, Берлин обмануть не удастся и всем понятна антигазпромовская направленность документа,

Во-вторых, правительство Германии очень четко осознает свою прямую заинтересованность в российском трубопроводном газе и в том, чтобы Германия была главным газовым хабом Евросоюза.

Помимо Германии, возражения против проекта газовой директивы поступили от Нидерландов и Финляндии, причем обе страны резко протестуют против ключевого положения этого проекта, которое дает Еврокомиссии право контролировать межгосударственные соглашения о транспортировке газа, формулировать основные требования к переговорам и блокировать эти переговоры.

Если вырезать из директивы именно этот пункт, то она станет абсолютно бесполезной для блокирования Северного потока — 2. То есть фактически Нидерланды и Финляндия выступили на стороне Газпрома в споре с Еврокомиссией и США.

Столь радикальный отпор со стороны Германии, Нидерландов и Финляндии, который радикально снижает шансы на принятие газовой директивы, а также новости о том, что первая нитка газопровода будет готова уже в ноябре, сильно подорвали моральный дух противников России в среде европейских политиков.

Премьер-министр Польши Матеуш Моравецкий, который, вероятно, заранее знал о готовящемся немецко-голландском демарше, с грустью констатировал:

Сохраним надежду, но давайте будем честными: две могущественные страны, одна из которых — Россия, является мировой державой, а другая — Германия, четвертая по величине экономика мира, решили построить газопровод

Вроде бы констатация очевидных фактов не должна вызывать удивления, но когда их констатирует польский политик — это похоже на чудо. Причем показательно, что господин Моравецкий до такой степени травмирован столкновением с реальностью, что даже не верит во всемогущество Вашингтона, для которого остановка Северного потока — 2 уже является делом чести.

Конечно, польский премьер воспользовался случаем, чтобы обвинить сторонников газопровода в эгоизме из-за того, что Германия не хочет учитывать интересы Украины и Польши.

Но есть основания полагать, что немецкие и голландские политики, а также владельцы крупнейших европейских энергетических компаний, которые участвуют в Северном потоке — 2, смогут это пережить.

*   Раз пришли  поселяне к   комдиву   Чапаеву.   Один, старый дед, спрашивает: ” Как думаешь,  Чапай, газопроводы к буржуям Европы надо прокладывать, огибая Украйну с севера, али с юга?” А другой, нестарый, вопрошает: “Какую революцию поселянам поддержать: революцию миллионеров супротив миллиардеров, али революцию миллиардеров супротив миллионеров ?” Выругался  комдив Чапай,  как дипломат,  вскочил на боевого коня,  и  ускакал пить водку  с атаманом   Махно…

Теперь у наших американских оппонентов остался последний шанс на блокирование газопровода: введение санкций против компаний, которые физически укладывают трубы, покупают газ из России или участвуют в финансировании строительства.

Именно санкциями угрожал посол США в Германии, любимец Трампа Ричард Гренелл. Министр экономики Германии Петер Альтмайер ответил на эти угрозы:

На нас не так уж легко произвести впечатление и запугать

Остается пожелать немецким партнерам Газпрома сохранить столь завидную решимость и дальше — и не прогибаться под требования Вашингтона.

 

 

Иван Данилов

* 02 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: aurora.network

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

1. Венесуэла. Нефть.Ни один идеал не стоит такого гнусного унижения

in America Latina 2019 · Crisis 2019 · Economics 2019 · Finance · Finance 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 142 views / 15 comments

AMERICA LATINA Europe Russia USA World

GEOMETR.IT rodon.org

 

* Она схватила полковника за ворот рубашки и с силой тряхнула его. – “Скажи, что мы будем есть?” Полковнику понадобилось прожить ровно семьдесят пять лет, чтобы дожить до этого мгновения. И он почувствовал себя непобедимым, когда четко и ясно ответил: “Дерьмо.” Маркес

YOUTUBE 2019 ВЕНЕСУЭЛА. Все дело в нефти. Мировой рынок решается здесь. 06.02.2019

Венесуэла – страна не последняя и довольно большая, но уж точно не относится к числу мировых и даже региональных флагманов. Политические потрясения там начались давно, и их эскалация неожиданностью не стала. Наличие нефтяного потенциала делает ее фактором, влияющим на глобальную конъюнктуру, но далеко не главным.

И все же решение Хуана Гуайдо провозгласить себя президентом вызвало реакцию по всему миру и поставило многие страны перед выбором.

Исход коллизии непредсказуем, он станет равнодействующей разных векторов и, возможно, покажет, в каком направлении развивается сегодня мировая ситуация.

( 01 )

Пласты времени

Венесуэльский конфликт интересен тем, что к нему можно приложить много разных лекал – каждое из них подойдет, но способно вместить лишь часть картины.

Классическая рамка – ресурсная страна с неравномерным распределением богатства и очень давними традициями социального расслоения. Проблема господства аристократической элиты над бедными народными массами типична для всей Латинской Америки, но в Венесуэле она исторически была особенно ярко выражена.

Взлет Уго Чавеса в конце ХХ века стал ответом на накопившиеся социально-политические дисбалансы. Харизматичный десантник, поддержанный широкими слоями населения, стал предвестием бунта «базы» против «верхов», ставшего 20 лет спустя общемировым феноменом. В этом плане забавно, что Чавес и Трамп – явления одного порядка, хотя и диаметрально противоположного происхождения.

Успех Чавеса был особенно примечателен тем, что он не следовал за уже наметившимся трендом, а, по существу, его предопределил. Венесуэла подтолкнула левый поворот в Латинской Америке, хотя в мире тогда, казалось бы, безоговорочно доминировали неолиберальные воззрения.

В общем, возникновение «боливарианского социализма» отсылает к середине ХХ века, когда национально-освободительные прорывы и социально-экономические эксперименты перекроили карту мира. Правда, в 60–70-е годы прошлого столетия единомышленники Чавеса опирались на военно-политическую и экономическую мощь одной из сверхдержав.

Венесуэла же на момент начала социалистического эксперимента могла рассчитывать лишь на ограниченную поддержку России, занимавшейся восстановлением себя самой.

Сценарий развития «венесуэльского чуда» тоже повторил более ранние образцы. Сочетание социалистических методов управления экономикой с большими нефтяными доходами и пробудившимися геополитическими амбициями надувало пузырь, обреченный рано или поздно лопнуть.

Тем более что из-за ранней смерти Уго Чавеса руководство страной легло на плечи Николаса Мадуро, качественно менее яркого и более слабого политика. О скором конце режима чавистов заговорили еще в 2012-м, когда стало известно, что Чавес смертельно болен. Ну а традиционные элиты, естественно, готовились к реваншу.

Тут, однако, возникли другие обстоятельства. Мир вступил в период, сравнимый с холодной войной. Россия и США уходили во все более глубокий конфликт, напоминающий противостояние второй половины ХХ века. Международный контекст при этом был совсем иным.

В 2000-е Венесуэла представляла для России прежде всего экономическую возможность. Под аккомпанемент объятий с Чавесом и речей о противостоянии гегемонизму Москва обеспечивала себе участие в разработке ресурсов Южной Америки и расширение рынка сбыта вооружений.

Но в 2010-е геополитическая и идеологическая конкуренция с Вашингтоном стала играть все более заметную роль. Поддержка лояльного режима (а Венесуэла демонстрировала стопроцентную лояльность – даже признала Абхазию и Южную Осетию) стала делом принципа. Наличие же друга под боком у врага ободряло на фоне американской активности на территории бывшего СССР.

То, что происходит в Каракасе сейчас, – это сплав классики / от доктрины Монро до вмешательств 1960–1980-х / с приемами «цветных революций» прошлого десятилетия.

Помощник президента США по нацбезопасности Джон Болтон, отвечая на вопрос журналистов, почему Белый дом клеймит диктатора Мадуро, но не проводит аналогичный курс в отношении Турции, России или Китая, ответил четко: «Тот факт, что Венесуэла находится в нашем полушарии, возлагает на нас особую ответственность, и я думаю, что президент ее очень явственно ощущает».

Олицетворением преемственности стал и новый специальный посланник Белого дома Элиотт Абрамс. Он – опытный госслужащий, который в свое время был вовлечен в дело «Иран – контрас», отвечал за поддержку военного правительства в Сальвадоре, прославившегося репрессиями против левых, а также занимал пост заместителя госсекретаря в 2002 году, когда была предпринята попытка свержения Чавеса, к которой приложили руку США. В общем, курс недвусмысленный.

Еще один пласт – опыт «цветных революций» начала XXI века, когда продвижение демократии считалось безальтернативным сценарием. Этот тип социально-политических изменений предусматривает наличие обязательного внешнего арбитра, чей вердикт относительно легитимности власти окончателен.

В наиболее чистом виде это сработало в Сербии в 2000-м, а также на Украине в 2004-м «оранжевая революция». В Венесуэле события развиваются схожим образом, но в упрощенной форме – лидеру оппозиции просто дана команда заявить о своих правах, и эти права немедленно признаны Вашингтоном и группой его ближайших единомышленников.

В общем, в случае с Венесуэлой мы можем одновременно наблюдать несколько типов хорошо знакомых оппозиций.

Классово-идеологическая в двух вариантах – социализм от низов против капитализма от элиты, а также продвижение либеральной демократии против самобытного авторитаризма.

Геополитическая тоже в двух вариантах: защита своей сферы влияния со стороны Соединенных Штатов и конкуренция Москва–Вашингтон в духе холодной войны.

Исход каждой из коллизий обычно можно предугадать. Но как быть, когда все сразу? Чем закончится?

Почему все может пойти не так?

Начать стоит с того, что воссоздание идеологии «сфер влияния» выглядит сегодня откровенным анахронизмом. Многие крупные страны склонны к такому видению мира – Россия, кстати, здесь в первых рядах – помните сферу «привилегированных интересов», о которых заявил Дмитрий Медведев в августе 2008-го?.

Франция, конечно, воспринимает таким образом Африку, да и в США, как мы видим, подобное мышление актуально. Однако звучит это крайне несовременно и не находит отклика ни в самих «сферах», ни среди важных игроков.

В мире, где все более заметную роль играют бывшие объекты колониализма (Китай, Индия, крупные незападные страны), рассуждения в неоколониальном духе вызывают диссонанс.

То есть, конечно, сами действия такого рода со стороны грандов никто и никогда не отменит, но легитимировать и морально обосновать их невозможно. В этом смысле расцвет либеральной глобализации (конец 1980-х – середина 2010-х) давал гораздо большее пространство.

Эгоистические интересы ведущих стран «растворялись» в феномене общего стирания границ и доминирования универсалистской западной идеологии.

Последнее, кстати, помогало и эффективно противодействовать попыткам «нелиберальных» стран осуществлять политическую экспансию – «неправильная сторона истории», да и всё. Но этот период заканчивается. На фоне фрагментации глобального политико-экономического поля и роста меркантилистских настроений ведущих экономик апеллировать к универсальным идейным ценностям довольно странно.

Даже если отвлечься от морально-правовой стороны дела, формирующееся устройство мира предусматривает тягу всех государств к свободе взаимодействия. Время жестких замкнутых альянсов проходит, наступает период ситуативного выбора партнеров. И это опять же не располагает к закрытым «сферам влияния», которые, получается, можно навязывать исключительно силой.

Федор Лукьянов

* 01 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: rodon.org

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

США. An Objective of U.S. Foreign Assistance. СМЕТА иностранной помощи.

in Crisis 2019 · Finance · Moldova 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · State 2019 · Ukraine 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 147 views / 17 comments

ASIA Balkans Baltic Russia USA Moldova Ukraine

GEOMETR.IT rodon.org

 

* Театр одной эпохи никогда не пригодится людям следующей эпохи, если они разделены переворотом, изменившим нравы и законы. Произведения великих писателей, творивших в другом веке, продолжают читать. Но никто не будет смотреть пьесы, написанные для другой аудитории. Драматурги минувших времен живут только в книгах.

YOUTUBE 2019 КРИЗИС КОНЧИЛСЯ. ПОШЛИ ГОДЫ РАСПАДА. А. Фурсов. 01.20 – 09.48

YOUTUBE 2019 Fuck the EU! – Exactly!” Victoria Nuland & Geoffrey Pyatt. 06.02.2014.

YOUTUBE 2019 Запись телефонных разговоров, между помощником госсекретаря США по делам Европы и Евразии Викторией Нуланд и американским послом в Киеве Джеффри Пайатом, а также генсекретарём Европейской службы внешней деятельности Хельги Шмидт и представителем ЕС в Украи

В январе 2019г., в разгар шатдауна в США, Congressional Research Service (  Служба исследований Конгресса  ), выпустила доклад Democracy Promotion: An Objective of U.S. Foreign Assistance (  Продвижение демократии: цели иностранной помощи США  ).

Как явствует из текста, часть бюджета Соединенных Штатов тратится на то, чтобы продвигать демократию в разных странах мира. В докладе публикуется таблица, из которой ясно, где и сколько долларов потратил бюджет за поддержание демократии за рубежом. Здесь обозначение FY – это финансовый год. А NED – это известный фонд Национальный фонд в поддержку демократии(  National Endowment for Democracy  ), работающий на государственные деньги.

Table 4. Recent Top Country Recipients of NED Funding

FY2017

China, including Tibet ($7.0 million)

Burma ($5.4 million)

Russia ($5.0 million)

Ukraine ($4.7 million)

Cuba ($3.8 million)

FY2018

Russia ($6.3 million)

Cuba ($5.8 million)

China, including Tibet ($5.7 million)

Burma ($5.6 million)

Ukraine ($3.9 million)

И что мы видим? В 2017 году американское государство потратило на развитие демократических процессов в России 5 миллионов, и 6,3 миллиона долларов в 2018 году.

Здесь приведены данные и по Китаю, Украине, Кубе, а также Бирме, которая уже давно именуется Мьянмой, но в Конгрессе, похоже, про то и не слышали.

На какие программы уходят эти средства? Разложено в докладе по полочкам:

*    Поддержка выборов.  Судебная реформа. Правоохранительная реформа. Муниципальное управление. Права человека и верховенство закона.

И что же увидели в результате в комиссии Конгресса? Какие плоды вырастили эти финансовые вливания?

В докладе много фактов, касающихся эффективности работы NED и в десятке других стран мира. В Конгрессе, возможно, по указанию Трампа, любящего считать деньги в кассе, решили проверить, на что тратятся средства налогоплательщиков?

И выводы сделаны совсем не радужные. Авторы доклада называли разочаровывающими (  disappointing results  ) итоги работы на ниве продвижения демократии в таком стратегическом месте, как Россия:

   *   Much attention has been paid to disappointing results of U.S. democracy promotion aid in such strategically significant places as Egypt and Russia. Большое внимание уделялось неутешительным результатам США в продвижении демократии в таких стратегически значимых местах, как Египет и Россия.

Спровоцировав арабскую весну в Египте, янки были довольны ровно год, пока там армия не арестовала ставленника Вашингтона президента Мурси, пришедшего к власти в результате госпереворота и странных выборов.

После того, как страна успокоилась, а поддержанный народом президент ас-Сиси начал проводить самостоятельную политику против последствий арабской весны, американцы теперь пишут, что это – неутешительный результат.

Кстати, бывший шеф ЦРУ   Джон Бреннан   по поводу арабской весны разок высказался вполне себе откровенно:

   *   Я думаю, в Вашингтоне, в том числе у некоторых представителей администрации, были очень нереалистичные ожидания, что арабская весна выдавит авторитарные режимы, а демократия начнет расцветать, потому что этого хотел народ.

Он подтвердил, что ввод американских войск в Ирак в 2003 году послужил причиной, которая привела к насилию и кровопролитию в этой части мира. Вот вам и продвижение демократии во всей красе…

В России, по нынешним американским оценкам, результат таков:

*   Western support for civil society groups behind the “color revolutions” in Georgia, Kyrgyzstan, and Ukraine started a backlash against democracy promotion in Russia,.. which they viewed as interfering with domestic politics. Поддержка Западом групп гражданского общества, стоящих за цветными революциями в Грузии, Кыргызстане и Украине, стала ответной реакцией против продвижения демократии в России,.. которое там рассматривали, как вмешивающиеся во внутреннюю политику.

Да, авторы доклада правы, когда с сожалением делают этот вывод: поддержка Западом групп гражданского общества, стоявших за цветными революциями в Грузии, Киргизии и на Украине, привела к тому, что Россия стала противодействовать попыткам распространения демократии в собственной стране.

Госпереворота организовать не удалось – общество насмотрелось на прелести демократии по-американски в соседних странах. Более того, как только демократия победила в Грузии и Украине, на границах России возникли очаги военной напряженности.

Среди выводов этого доклада Конгресса интересен ещё такой: Конгресс, возможно, пожелает использовать свои надзорные полномочия для привлечения большего внимания или ресурсов для изучения эффективности этого вида помощи.

То есть, они с навязыванием своей демократии все не успокоятся, хотя по их же признанию, былая эффективность продвижения либеральной демократии обуславливалась тем, что многие наблюдатели по всему миру видели в Соединенных Штатах пример правительства, под руководством которого они и сами хотели бы жить, однако эту “американскую модель” омрачили проблемы, существующие внутри демократической системы США.

То, что под лозунгом демократии янки разгромили не одну страну, в Конгресс даже не подозревают?

Град на вашингтонском Холме теряет свою привлекательность хотя бы из-за того, что его демократия это красивая вывеска, за которой – госперевороты, могилы, бомбежки, оккупация, разрушение целых стран. И этой вывеской сути военной политики США уже не прикроешь.

Только посмотрите на Венесуэлу, чтобы понять, какой выглядит американская помощь в процессе демократизации этой латиноамериканской страны, прямо сейчас находящейся под огромным давлением США при откровенном вмешательством янки в её внутренние дела. Вот и вся демократия по-американски.

Сергей Филатов, Международная жизнь

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

*   La publication n’est pas un ditorial. Cela reflte la position et l’argument de l’auteur.   –  All opinions in this column reflect only the views of the author(s).   –  Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider.  –  Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

США. Популизм – Этого Мало Для Победы Над Трампом

in Conflicts 2019 · Elections 2019 · Nation 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · Trump 2019 · YOUTUBE 2019 113 views / 13 comments

USA World

GEOMETR.IT ipg-journal.io

 

* Популизм вряд ли когда-либо исчезнет навсегда. Потому, что он всегда является индикатором нерешенных вопросов. Чем больше проблем ощущается в обществе, тем больший эффект производят популисты. Поэтому лучший способ противостоять им – решить сами проблемы.

YOUTUBE 2019 ЧЕМ ПРИТЯГАТЕЛЕН ПОПУЛИЗМ ТРАМПА. 2016. Э. Лимонов

Дэвид Леонгардт, колумнист The New York Times, считает «экономический популизм» наиболее многообещающей стратегией Демократической партии для победы в 2020 году над действующим президентом США Дональдом Трампом.

Довольно привлекательно звучит и расшифровка упомянутого им понятия: «истинный популизм» – это, дескать, «борьба за интересы простых людей», а они в США предрасположены к популизму.

Билл Клинтон, Барак Обама, а также Дональд Трамп – все они добились успеха, по крайней мере в избирательной кампании и у избирательных урн, благодаря имиджу «борцов за интересы людей труда».

Но если Дональду Трампу пришлось при этом пойти на нарушение республиканских догматов в экономической и социальной политике, демократам можно положиться на то, что большинство американских избирателей являются их последователями в этих вопросах даже вопреки приверженности консервативным ценностям и ксенофобской позиции по иным темам.

Слишком красиво звучит для того, чтобы быть правдой? Причем речь не только о призрачной поддержке большинством экономической и социальной политики демократов, ведь результаты выборов то и дело свидетельствуют, что эта благосклонность зачастую перекрывается иными, более важными по оценкам избирателя темами, в частности, преступности и наркомании или же о правах на владение оружием…

И все же независимо от стереотипов, которые становятся предметом тщательного исследования и использования избирательных стратегов, интересы, предпочтения, а также основанные на них политические действия являются результатом комплекса случайных факторов.

И это само по себе неплохо, ведь политикам и партиям приходится убеждать людей в своих преимуществах и предпочтительности своих позиций.

Полное совпадение интересов избирателей – не более чем плод фантазии некоторых стратегов избирательной кампании

Но «экономический популизм» становится серьезной проблемой, попадая в объятия политических стратегов. Столь беспечное использование Леонгардтом этой концепции, является, возможно, данью американской истории.

В XIX веке «Народная партия» (Populist Party), к названию которой восходит современное понятие популизма, стала мимолетной прогрессивной политической силой, попытавшейся мобилизовать мелких фермеров и промышленных рабочих на борьбу против крупных предпринимателей и монополий. Вскоре она растворилась в Демократической партии, а потому приведенная выше аргументация согласуется с таким ходом событий.

Американцам к тому же не довелось испытать на себе ужасы фашизма и нацизма, а система сдержек и противовесов до сих пор позволяла сдерживать даже самых отъявленных горлопанов, проповедующих идеи ненависти.

Однако, как и в случае с «левым популизмом» бельгийского философа Шанталь Муфф, экономический популизм несет на себе печать пресыщения как раз этой системой «сдержек и противовесов», а также желания посредством волеизъявления большинства одним махом стереть все процедурные барьеры, возникающие в странах развитой демократии перед успешными прогрессистскими реформами.

Ввиду социальной несправедливости, скандального разрыва в доходах и имущественном статусе, гендерного неравенства, налогового мошенничества и многих других очевидных проблем современных обществ подобное нетерпение вполне понятно.

Разве не оно и в самом деле разделяется большинством? 99 процентами? Теми, кто живет на зарплату или оклад, а также их семьями, которые наверняка все же составляют большинство населения во всех развитых промышленных странах. Теми, чьи интересы, как было сказано, кажутся столь цельными и целостными лишь в фантазиях некоторых политических стратегов.

Популизм, даже если он преисполнен ненависти и проповедует общественную изоляцию меньшинств, как в случае с правым популизмом, постоянно делает ставку на противопоставление вымышленного понятия «мы» вымышленному понятию «другие (они)».

Но даже те, кто входит в один процент, являются гражданами, интересы которых должны быть учтены в условиях плюралистического общества и демократии. С целью защиты меньшинств против «тирании большинства» отцы американской конституции разработали политическую систему, которая как раз усложняет достижение радикальных изменений посредством закона.

Вне всякого сомнения, они тем самым защищали и интересы экономической элиты (к которой почти все без исключения и принадлежали), и, руководствуясь собственными интересами и по наивности, чрезмерно переоценили ориентацию этой и иных элит на всеобщее благосостояние.

При этом ценность заложенной на институциональном уровне защиты меньшинств – в данном случае политических меньшинств – дает о себе знать всегда в тех случаях, когда она отсутствует или оказывается раздавленной по причине всплеска эмоций и страха, вызванных кризисными явлениями. Последний пример тому – Брексит и его пока что непредвиденные последствия.

Сложность демократического процесса в условиях существующих конституционных систем является сама по себе ценностью, которую необходимо защитить от левого экономического популизма

Она должна стать не аргументом против такого излюбленного инструмента популистских стратегов, как прямая демократия, а против того, чтобы безоговорочно доверить этому инструменту решение больших, комплексных и жизненно важных для меньшинств вопросов.

Поэтому необходимо предотвратить «тиранию меньшинства» на институциональном уровне путем разумного баланса между ветвями власти и стратегически правильно расставленными игроками с правом вето, даже если это потребует от граждан терпения и больших усилий в политическом процессе.

Это означает формирование в различных местах большинства, умение вести переговоры, идти на компромиссы, а также достойно принимать и поражения.

Понятно нетерпение тех, кто видит много несправедливости в этом мире. Но тяготы демократического процесса в существующих конституционных системах – даже если они претерпели урон в таких странах, как Польша, Венгрия или Турция, – являются сами по себе ценностью, которую нужно защитить от левого экономического популизма.

Именно в США прогрессистским политикам не обойтись без терпеливого разъяснения людям преимуществ своих политических программ.

Им придется и в дальнейшем жить в условиях существования у этих людей противоречивых интересов и предпочтений. «Разумная популистская избирательная кампания» невозможна.

 

 

Др. Томас Гревен / Thomas Greven,

является приват-доцентом кафедры политологии и преподавателем Высшей Школы им. Джона Ф. Кеннеди при институте Североамериканских исследований Свободного университета Берлина. С 1995 по1996 год он был членом Конгресса Американской ассоциации политических наук кабинета Берни Сандерса и независимым членом парламента штата Вермонт в Палате представителей США.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: https://www.ipg-journal.io/regiony/severnaja-amerika/statja/show/ehto-ne-srabotaet-717/

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

2. Европа. Политический энурез и ФРАНЦ КАФКА

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · YOUTUBE 2019 136 views / 4 comments

Balkans Baltic Russia USA Europe

GEOMETR.IT ipg-journal.io

 

*   Как узнать, что ты на верном пути? Проще простого: если рядом с тобой не осталось никого, значит, ты действительно близок к сути. Эмиль Чоран

YOUTUBE 2019 ЕВРОПУ УМЕРТВЛЯЮТ ИЗНУТРИ. 2019.

YOUTUBE 2019 ПОЧЕМУ В РОССИИ НЕ ЛЮБЯТ ЛИБЕРАЛОВ? 2015.

Венгрия и Польша перешли от моделей либеральной демократии к нелиберальным мажоритарным режимам заговорщиков

В романе Франца Кафки Превращение главный герой Грегор Замза пробуждается однажды утром от беспокойного сна, обнаружив, что он в своей постели превратился в гигантское насекомое. Излишне говорить о том, что семья Замзы шокирована и понятия не имеет, что делать с этим уродливым созданием, которым он стал.

   (  02  )

… Некоторые западноевропейцы всегда жаловались на свободное перемещение людей внутри ЕС; но теперь это делают и многие жители Центральной Европы, хотя и совершенно по иной причине.

Рассмотрим пример болгарского врача, который уезжает из своей страны в поисках лучших профессиональных возможностей в западной части континента. Он не только лишает свою страну своих талантов и навыков, он, также лишает ее инвестиций, которые она сделала, предоставив ему образование и другие формы социального капитала. Денежные переводы, которые врач отправляет обратно своим старым родителям, не компенсируют эту потерю.

Это возвращает нас к психологическому измерению метаморфозы Центральной Европы. Если вы живете в стране, где большинство молодых людей не могут дождаться того момента, чтобы уехать, вы будете чувствовать себя неудачником, независимо от того, насколько хорошо вы живете.

Это неизбежное чувство утраты и неполноценности объясняет, почему Польша стала олицетворением нового популизма. Тот факт, что в этой же стране также наблюдается снижение уровня неравенства, повышение уровня жизни и самый быстрый рост в Европе в период с 2007 по 2017 год, вряд ли имеет значение.

Будучи главными сторонниками императива подражания, посткоммунистических либералов стали рассматривать как политических представителей тех, кто покинул свои страны и никогда не вернутся. Между тем, западная система, которая должна была служить моделью для Центральной Европы, погрузилась в свой собственный кризис.

Поэтому неудивительно, что те, кто остались в обществах Центральной Европы, отвергли подражание и подняли тревогу по поводу депопуляции – даже этнического исчезновения.

Маленькая нация, – заметил однажды писатель Милан Кундера, – это та, чей сам факт существования может быть в любой момент поставлен под сомнение; маленькая нация может исчезнуть, и она это знает.

Жители Центральной Европы уже видели мир, в котором исчезали их культуры. И с наплывом технологических изменений и угрозой массового сокращения рабочих мест они стали воспринимать этническое и культурное разнообразие, как экзистенциальную угрозу.

YOUTUBE 2019 ПОЧЕМУ В РОССИИ НЕ ЛЮБЯТ ЛИБЕРАЛОВ? 2015.

YOUTUBE 2019 ЕВРОПУ УМЕРТВЛЯЮТ ИЗНУТРИ. 2019.

Тем не менее, в то время как жители Центральной Европы теряют вкус к подражанию, им также известно, что распад ЕС станет грандиозной трагедией для их стран.

Углубление разрыва между Востоком и Западом не обратит вспять депопуляцию, но это может стать угрозой для экономических перспектив Центральной Европы.

В результате регион оказывается разорванным между нежеланием играть роль претендента и страхом, что его популистский разворот может ускорить крах ЕС.

В любом случае беспокойные сны Центральной Европы стали постоянной реальностью.

 

 

Иван Крыстев / Ivan Krastev ,

председатель правления Центра либеральных стратегий (София), руководитель программы Генри Киссинджера по внешней политике и международным отношениям (2018-2019) Центра Джона Клюге при Библиотеке Конгресса. Соавтор книги (вместе со Стивеном Холмсом) The Light that Failed: How the West Won the Cold War and Lost the Peace (Penguin, 2019). Фото:  AFP

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

Франко-Немецкий Двигатель Заглох Посреди Аахена

in Crisis 2019 · Europe 2019 · France 2019 · Germany 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 166 views / 6 comments

Germany Great Britain Europe France Russia USA World

GEOMETR.IT

 

* С одной стороны колючая Вышеградская четверка, с другой – Скаредная скандинавско-балтийская ось, с третьей – Непредсказуемый средиземноморский клуб.

YOUTUBE 2019 Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса! 2017.

Ахенский договор, подписанный канцлером Германии Ангелой Меркель и французским президентом Эммануэлем Макроном, похож на новую свадебную клятву стареющей европейской пары, растерявшей большую часть любви и явно не обещающей друг другу чувственной страсти. Такие события всегда несут в себе больше символизма, чем чего-то осязаемого.

Ахен был столицей древней франкской империи Карла Великого, которая включала в себя многие земли современных Германии и Франции, а также большую часть территорий еще четырех стран – основателей Европейского союза – Бельгии, Италии, Люксембурга и Нидерландов.

Новый договор, носящий имя Ахена, подписан ровно через 56 лет после Елисейского договора, узаконившего франко-немецкое партнерство. Именно этот союз оставался движущей силой объединения Европы на протяжении нескольких десятилетий.

Новое соглашение взволновало другие европейские страны. Политики в некоторых небольших странах – членах ЕС выражают опасения, что подписание Ахенского договора может открыть путь к усилению франко-немецкой оси, предопределит каждое решение, принятое в Брюсселе после того, как Евросоюз покинет Великобритания.

Но страхи, связанные с якобы доминирующей в ЕС влиятельной парой, которые и вызвали эти атаки, раздуты: Франция едва ли получит немецкую помощь, чтобы восстановить утерянное ею великолепие, а Париж не отдаст провинции Эльзас и Лотарингию их бывшим господам в Берлине.

Правдой является то, что франко-немецкий двигатель глохнет, и у этого есть несколько причин. Самая очевидная: Европейское экономическое сообщество 1963 года – это не Европейский союз-2019.

*   С одной стороны колючая Вышеградская четверка, с другой – скаредная скандинавско-балтийская ось, с третьей –непредсказуемый средиземноморский клуб

В Германии и Франции проживают приблизительно 30 процентов граждан ЕС. В Европейском совете, который является самым важным исполнительным учреждением Евросоюза, правило “двойного большинства” диктует следующее:

для утверждения при голосовании любого решения необходимо согласие по крайней мере 16 стран, представляющих не менее 65 процентов населения ЕС. Германии и Франции просто необходимо сотрудничество с другими не только сейчас, но и в будущем.

Подписанный в Ахене 16-страничный документ является, как это ни прискорбно, рядовым. Он предусматривает некоторое углубление двусторонних отношений в области здравоохранения и образования, приверженность сходной экономической и трудовой политике, создание “Фонда граждан”, который поддерживал бы партнерство между городами и международные инициативы вроде двуязычных детских садов и сотрудничества в области общественного транспорта.

Существует также предложение два раза в год созывать двустороннюю ассамблею, которая, впрочем, не имела бы права влиять на принятие решений, а также франко-немецкий совет по безопасности и обороне, который, как надеется Меркель, может сформировать “общую военную культуру” и “будет вкладом в создание европейской армии”.

Увлекательней уже и быть не может!

Канули в небытие федералистские (прежде всего, французские) мечты об общем бюджете еврозоны, министре финансов еврозоны, более влиятельном Европейском парламенте и всеобщем банковском союзе. Вместо этого мы имеем невнятный манифест двух слабеющих политиков, у которых впереди масса препятствий.

На фоне протестов “желтых жилетов” Макрон растерял свое реформистское рвение и все больше походит на президента, которому не удастся переизбраться на второй срок.

Меркель, уже находящуюся на полдороге к выходу, в этом году ожидает жесткая схватка на выборах в местные органы власти в нескольких восточногерманских регионах. Обе их партии находятся в подавленном состоянии, ожидая общеевропейских выборов, которые состоятся через четыре месяца.

Вот так франко-немецкая пара марширует в 2019 год, с большей долей вероятности – без британцев, но вынужденная противостоять всё более сильным представителям националистов как у себя дома, так и в других регионах ЕС.

*   С одной стороны колючая Вышеградская четверка, с другой – скаредная скандинавско-балтийская ось, с третьей – непредсказуемый средиземноморский клуб.

Все они пытаются достичь своего в ЕС, ностальгируя о свингующих 60-х.

 

Рикард Йозвяк – корреспондент Радио Свобода

*   La publication n’est pas un ditorial. Cela reflte la position et l’argument de l’auteur.   –  All opinions in this column reflect only the views of the author(s).   –  Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider.  –  Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

2. В ЧЕМ СУТЬ ПРОИСХОДЯЩЕГО В ВЕНЕСУЭЛЕ?

in America Latina 2019 · Asia · Crisis 2019 · Economics 2019 · Elections 2019 · Europe 2019 · Finance 2019 · Person 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 142 views / 17 comments

AMERICA LATINA ASIA Europe Russia USA World

GEOMETR.IT spb.media

 

*  Варианты с наращиванием военного присутствия в Венесуэле Москвы или Пекина носят чисто теоретический характер. Этим надо было заниматься раньше, а не делать ставки на рыночное решение. Еще ни один мировой кризис не разрешался на рыночных условиях.

YOUTUBE 2019 ВЕНЕСУЭЛА МЕЖДУ РОССИЕЙ И США. НО Н САМА ПО СЕБЕ. Н. Платошкин. 05.02.2019

Интервенция США в Венесуэлу планомерно усиливается, и не исключено, что следующим этапом станет прямое военное вмешательство. Венесуэле уже заблокировали счета в международных банках, а Мадуро попал под ультиматум в течение 8 дней сложить полномочия президента.

Так сегодня работает цивилизованный Запад, когда на кону стоят нефтяные триллионы.

   (  02  )

С приходом к власти в Каракасе Уго Чавеса, США стали медленно, но неуклонно сокращать импорт нефти из Венесуэлы, заменяя ее на канадскую. Сегодня Канада 97% своей нефти (2,5 млн. б/д) отправляет в США, что составляет более 30% всего американского импорта.

За это время добыча и экспорт нефти из Венесуэлы упала более чем в 2 раза (с 3,5 до 1,5 млн. б/д). Первое время снижение экспорта компенсировалось ростом цен, но после обвала цен в 2014 году экономический коллапс и социальный взрыв стали всего лишь вопросом времени. 95% бюджетных доходов Венесуэлы составляют нефтяные доходы.

Здесь следует сказать, что энергетическая игра Вашингтона носит глобальный характер, Венесуэла в ней хоть и значимое звено, но одно из. Игра эта  начиналась  в 2000-м, когда цены на нефть медленно и неуклонно поползли вверх. К 2008 году они достигли запредельных 133,9 $/б, в кризис рухнули, но быстро восстановили прежний уровень, который держался до 2014 года.

2000-й год дал старт такому количеству событий в политической, финансовой и военной сфере (включая атаку на башни ВТЦ в Нью-Йорке), что об этом давно пора написать книгу. В нефтянке за это время была запущена дорогостоящая добыча нефти в Канаде, и глубоководная в Бразилии и России. Под контроль были взяты Ирак и Ливия. Практически с нуля создана индустрия СПГ. В 2006 году началась раскачка сланца.

После кризиса 2008 года США стали резко наращивать внутреннюю добычу нефти, доведя ее всего за 4 года с 5 до 12 млн. б/д. На мировом рынке образовались огромные излишки и цены рухнули как подкошенные. На снижение цен работала даже Аль-Каида с Исламским государством в Сирии, поставляя на мировой рынок через Турцию нелегальную (минуя квоты ОПЕК) нефть.

Интересно, что ни одна из этих сделок не засветилась в финансовой отчетности в отличие от панамского досье.

Этот трюк изначально был разработан главой Standard Oil Джоном Рокфеллером, и называл его он Большой встряской. Суть трюка в резком подъеме закупочных цен на нефть, в погоне за легкими деньгами масса независимых добытчиков (Джон называл их грязными старателями) бросалась бурить скважины по всей Америке. Потом Стандарт Ойл цены рушила и собирала разорившиеся прииски в свою империю. Вот так, учитесь господа.

На глобальном уровне этот трюк разыгрывается тоже не впервые. Достаточно назвать 1973 и 1986 годы, каждый из которых имел свои последствия, но неизменным всегда был передел финансовой маржи в рамках Бреттон-Вудской системы в пользу США.

Какие последствия у сегодняшней  большой встряски? Они перед глазами в виде кризиса в Венесуэле. Рост цен заставил нефтяников закредитоваться под новые разработки в расчете на будущие прибыли, а их падение поместило ресурсные страны (включая Россию) под бюджетное давление и создало условие для наращивания социальной напряженности. Это к вопросу о коррупции президента (пока еще) Венесуэлы Мадуро и его экономической несостоятельности.

После провала транснациональных соглашений в Атлантике и Азии, которые поставили под угрозу обвала мировую кредитно-денежную пирамиду, США вынуждены были свернуть глобальную экспансию и начать аудит своего хозяйства (наведение порядок на заднем дворе). Аудит в самом разгаре :

*    Ближний Восток превращен в месиво, в Бразилии и Аргентине сменилась власть, в Европе Брекзит, в Азии обострение войны всех против всех. В этой цепочке Венесуэла не конечный пункт, а стартовая позиция для окончательного и решительного броска на Иран и Россию. Далее Китай и Индия. Без нефти Венесуэлы США не могут продолжать игру на понижение.

Конечная цель игры заключается не в росте продаж американского СПГ, а в том, чтобы сохранить мировой рынок энергоносителей в долларовой зоне до момента, когда начнется его рост.

А рост неизбежен. Легкой (в смысле новых месторождений) нефти не осталось. Сланцевый газ намного дороже природного, не говоря о последствиях его получения. Сжижение, транспортировка СПГ и его регазификация убыточна по сравнению с трубопроводными поставками.

Долларов напечатано за это время сверх всякой меры. Так что речь не о Венесуэле, и даже не о ее нефти. Речь о выживании Бреттон-Вудской системы, а, следовательно, и США.

Необходимо соединить энергорынок с избытком ликвидности на условиях Вашингтона. Все попытки Пекина и Москвы противостоять большой встряске, оставаясь внутри долларового пространства (единого бухучета), обречены на провал.

Простите господа власть предержащие. Сечин и прочие… Схватку в Венесуэле вы все, да в целом и Китай и Россия проиграли. Если внутренние противоречия переходят в уличный формат, то при любом их дальнейшем развитии всегда будет виновата власть.

В таких условиях попытка избежать силового варианта решения проблемы ведет к немедленному проигрышу власти, как показали ГКЧП и Майдан. А противоположный сценарий (Тяньаньмэнь) оставляет шансы на итоговый выигрыш.  Вашингтон не отступит, позади ФРС США.

А варианты с наращиванием военного присутствия в Венесуэле Москвы или Пекина носят чисто теоретический характер. Этим надо было заниматься раньше, а не делать ставки на рыночное решение. Еще ни один мировой кризис не разрешался на рыночных условиях транспарентно и инклюзивно.

Николай Камнев

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: aurora.network

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT  

«A new brave world» seen from the EU  11.01.2019

Moldova as being a state captured  11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy  11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut  11.01.2019

Propagandą antybrukselską  11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing  11.01.2019

GEOMETR.IT  

Politische Hoffnung stirbt zuletzt

in Conflicts 2019 · DE · Europe 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · Skepticism 2019 80 views / 7 comments

Europe

GEOMETR.IT  dgap.org

* „Damals lernte ich verstehen, warum die Tiere Hörner haben. Sie enthielten alles Unverständliche, das in ihrem Leben nicht unterzubringen war, die wilde und zudringliche Laune, den geistlosen und blinden Starrsinn.“ — Bruno Schulz

„Ein Europa, das schützt und stärkt“ – Unter diesem Motto hat die Strategiegruppe

für deutsch-französische Initiativen in der Europapolitik der DGAP fundierte Diskussionen geführt und Empfehlungen festgehalten. Vertreter/innen aus Politik und Wissenschaft beider Länder nahmen zwischen Juni und November 2018 an drei Treffen teil, die jeweils mit einer der deutschen politischen Stiftungen mit Büro in Paris organisiert wurden (Friedrich-Ebert-Stiftung, Konrad-Adenauer-Stiftung, Heinrich-Böll-Stiftung).

In der Gruppe waren dementsprechend unterschiedliche parteipolitische Präferenzen

vertreten, was zu einem lebendigen und oft kontroversen Austausch führte.

Die Forderung, durch die Europäische Union (EU) mehr Schutz zu erlangen, ist ein Leitmotiv des französischen Europadiskurses. Schon im Europawahlkampf 2009 verlangten alle politischen Parteien, im rechten wie im linken Lager, eine Europe protection („Schutz durch Europa“) – in erster Linie im Bereich der Sozialpolitik, der Umweltpolitik, der Energiesicherung und der Terrorbekämpfung. Kein Wunder also, dass Präsident Emmanuel Macron diese Forderung wieder aufgegriffen hat. Doch Schutz allein reicht nicht.

In der deutsch-französischen Strategiegruppe ist sehr schnell der Konsens entstanden, dass die EU auch Stärkung braucht. Nur das Zusammenspiel beider Aspekte erlaubt es ihr, den Herausforderungen offensiv und offen zu begegnen. Nur so wird sie selbstbewusst ihren eigenen Zusammenhalt sichern, sich gegen interne sowie externe Angriffe verteidigen und sicher auf der internationalen Bühne auftreten können. Ein „Europa, das schützt und stärkt“, hat viele Dimensionen.

Die Gruppe hat drei Schwerpunkte gewählt, die unterschiedlich sind, eines jedoch gemeinsam haben: Sie sind in der derzeitigen turbulenten politischen Lage entscheidende Zukunftsthemen. Es geht dabei um Demokratie, gesellschaftlichen Zusammenhalt sowie Sicherheits- und Verteidigungspolitik.

Für die EU ist 2019 ein wichtiges Jahr. Bereits im März soll die Brexit-Vereinbarung in Kraft treten. Kurz danach, Ende Mai 2019, findet die Wahl des Europäischen Parlaments (EP) statt, die nationale und radikale Kräfte aus unterschiedlichen Ländern für sich nutzen wollen.

Ihre Verankerung in den Mitgliedstaaten, sei es in der Opposition oder in Regierungsverantwortung, sowie ihre Sympathiewerte lassen vermuten, dass sie bei der Wahl solide Ergebnisse erzielen werden. Rechtspopulistische Europafeinde wie Marine Le Pen, Viktor Orbán und Matteo Salvini stehen bereits in den Startlöchern und bemühen sich, in der Öffentlichkeit ein geschlossenes Bild abzugeben.

Sollten sie es tatsächlich schaffen, ihre Präsenz im Europäischen Parlament zu stärken, werden sie die politischen Verhältnisse in Brüssel aufrütteln. Selbst wenn Nationalisten immer schon Schwierigkeiten hatten, untereinander Bündnisse zu schließen, könnten sie künftig die Mehrheitsbildung im Parlament maßgeblich erschweren. Außerdem könnten sie die politische Stimmung in den Mitgliedstaaten belasten und die jeweiligen Entscheidungsträger entmutigen, in der Europapolitik Kompromisse einzugehen. Dies würde die bereits bestehhende Blockadedynamik innerhalb der EU verstärken.

  • Mit der Europawahl schließt sich außerdem ein politisches Zeitfenster, das sich 2017 geöffnet hatte. Die Parallelität der Präsidentschaftswahl in Frankreich und der Bundestagswahl in Deutschland ließ auf deutsch-französische Initiativen in der Europapolitik hoffen.
  • Zwar zeigten sich Bundeskanzlerin Angela Merkel und Präsident Macron im Juni 2018 in ihrer Erklärung von Meseberg einig und ambitioniert: So plädierten sie u. a. für die Schaffung eines Budgets für die Eurozone – das für Deutschland lange Zeit Tabu war –, die Angleichung der Körperschaftsteuer beider Länder und den Aufbau einer EU-Asylbehörde.
  • Aber viele dieser Ankündigungen liegen weit unter den Erwartungen, die Macron zuvor in seiner Reformagenda für die EU definiert hatte. Zudem stoßen Berlin und Paris in anderen Ländergruppen innerhalb der EU auf Widerstand.
  • In erster Linie wendet sich die sogenannte Hanseatische Liga gegen Vorstöße in Fragen der Währungsunion und die Visegrad-Staaten verfolgen andere politische Ziele in der Migrations- und Asylpolitik. Trotz regelmäßiger Treffen und enger Abstimmungen waren Deutschland und Frankreich letztendlich bisher nicht in der Lage, entscheidende Reformen in der Union voranzutreiben.

Nach der Europawahl 2019 beginnt eine neue Phase. Für eine reform- und integrationsfreundliche Politik wird sie grundsätzlich ebenso wenige günstige Rahmenbedingungen bieten wie es derzeit der Fall ist. Gerade deswegen ist eine gute Vorbereitung der Kooperation zwischen Frankreich und Deutschland für die Zeit nach der Wahl wichtig.

Der neue bilaterale Vertrag, den beide Länder am 22. Januar 2019 unterzeichnen werden, könnte dafür eine interessante Grundlage bilden. Im Einklang mit dem Elysée-Vertrag von 1963 ist von Konsultationsmechanismen die Rede, die zur Annäherung der politischen Kulturen in strategischen Bereichen wie Wirtschaft und Verteidigung beitragen sollen. Zugleich sprechen sich der Bundestag und die Assemblée nationale in ihrer gemeinsamen Resolution und im Parlamentsabkommen von November 2018 für einen engen Austausch der einzelnen Ausschüsse und für die gemeinsam abgestimmte Umsetzung europäischer Richtlinien aus. Wenn diese Ziele umgesetzt werden, würde das helfen, dass sich Deutsche und Franzosen besser verstehen.

Auf jeden Fall soll die Zeit bis zur Europawahl genutzt werden, um gemeinsame Lösungsmöglichkeiten für eine vertrauensvolle Zusammenarbeit innerhalb der EU zu formulieren, um Missverständnisse aufzulösen und Blockaden zu beenden. Mit diesen Empfehlungen möchte die Strategiegruppe dazu beitragen. 

   Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt ausschließlich den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. Beginnen Sie in der vorherigen Ausgabe. Das Original ist verfügbar unter: dgap.org

GEOMETR.IT

Dylematy polityki wschodniej

in Europe 2019 · History 2019 · Nation 2019 · NATO 2019 · PL · Politics 2019 · Polska 2019 108 views / 5 comments

Europe

GEOMETR.IT   pism.pl

* Każdy chce wygrywać, ale nie każdy potrafi przegrywać. Książka pokazuje na czym polega walka z własnymi myślami i charakterem. Uczy nas, aby spojrzeć na swoje mocne i słabe strony. Wygrana nie jest sukcesem, kiedy przegrywamy z samym sobą.

Wizja nowej europejskiej polityki wschodniej RFN

Niemiecką odpowiedzią na wyzwania w relacjach z Rosją oraz partnerami z Europy Środkowej jest szeroka wizja nowej europejskiej polityki wschodniej. Zakłada ona łączenie dialogu z krytyką wobec Rosji, ożywienie relacji z państwami Partnerstwa Wschodniego (PW)i pogłębienie współpracy z państwami Europy Środkowej. Jednak brak konkretnych propozycji, wewnętrzne sprzeczności, a także uwarunkowania polityki europejskiej i międzynarodowej stawiają sukces tej inicjatywy pod znakiem zapytania.

  • Od czerwca 2018 r. minister spraw zagranicznych RFN Heiko Maas w swoich przemówieniach wskazuje na potrzebę zredefiniowania polityki Niemiec wobec szeroko pojętego wschodniego sąsiedztwa UE.
  • Jest to efekt m.in. zmian kadrowych w niemieckim MSZ i ograniczenia wpływu relacji personalnych na kształt polityki wobec Rosji, będących istotnym czynnikiem w czasach np. Gerharda Schrödera.
  • Nowa europejska polityka wschodnia (niem. Neue Europeische Ostpolitik, NEO) obejmowałaby szeroki obszar: od wschodnich członków UE, przez Bałkany Zachodnie, państwa PW i Rosję, aż po Azję Centralną. Jej sednem jest jednak próba odpowiedzi na pytanie, jak pogodzić interesy Niemiec w relacjach z państwami Europy Środkowej z jednej strony, a Rosją z drugiej.
  • RFN poszukuje formuły politycznej, która pozwoliłaby pogodzić krytykę Rosji z – nieodzowną z punktu widzenia niemieckich władz – współpracą z tym państwem. Agresja wobec Ukrainy, aktywność rosyjskich służb specjalnych w państwach UE i NATO, kampanie dezinformacyjne, ataki cybernetyczne, wspieranie ugrupowań eurosceptycznych to zjawiska godzące w bezpieczeństwo Niemiec. Stałym problemem pozostaje łamanie przez rosyjskie władze praw człowieka i ograniczenie możliwości funkcjonowania organizacji pozarządowych.
  • Jednocześnie dla Niemiec Rosja jest zbyt ważna, by ograniczać z nią kontakty. Chodzi o jej znaczenie dla bezpieczeństwa międzynarodowego, w szczególności zaangażowanie na Bliskim Wschodzie, walkę z terroryzmem, status mocarstwa atomowego, stałe członkostwo w RB ONZ.
  • Rosja jest też dużym rynkiem zbytu niemieckich towarów – w 2017 r. ich wartość wyniosła 25,7 mld euro (14. miejsce wśród importerów RFN). W 2016 r. niemieckie inwestycje bezpośrednie i pośrednie w Rosji wyniosły 19,1 mld euro, czyli o 20% więcej niż w roku poprzednim.
  •  Dla RFN, jako największego europejskiego konsumenta gazu, Rosja pozostaje ważnym źródłem tego surowca – w 2017 r. jego import wyniósł 53,44 mld m3, najwięcej spośród wszystkich państw UE. Zwiększenie tego wolumenu będzie możliwe dzięki budowie gazociągu Nord Stream 2 popieranej przez rządy obu krajów.

Kolejnym wyzwaniem są państwa PW. Z jednej strony Niemcom zależy na rozwijaniu współpracy gospodarczej szczególnie z państwami objętymi umowami o pogłębionej i całościowej strefie wolnego handlu – Gruzją, Mołdawią i Ukrainą. Realizacja Południowego Korytarza Gazowego, biegnącego m.in. przez Azerbejdżan i Gruzję, pozwoliłaby natomiast na pozyskanie gazu z Morza Kaspijskiego i stworzenie alternatywy dla dostaw z Rosji. Z drugiej strony RFN unika deklaracji politycznych sugerujących rozszerzenie UE o państwa PW w obawie o pogorszenie relacji z Rosją i jej ewentualną interwencję.

Trzecie wyzwanie to relacje z państwami Europy Środkowej. Niemieckie możliwości oddziaływania na inicjatywy tych państw – współpracę z USA i Chinami, a zwłaszcza Inicjatywę Trójmorza (TSI) – są ograniczone. Różnice interesów w relacjach RFN z państwami regionu dotyczą kwestii strategicznych. Budowie Nord Stream 2 sprzeciwiają się nie tylko Polska, ale także Rumunia i państwa bałtyckie. RFN jest z kolei przeciwna stałej obecności wojsk NATO na wschodniej flance.

Problemami m.in. w relacjach z Polską pozostają również reforma polityki migracyjnej i azylowej UE, krytyka stanu praworządności oraz kwestia reparacji wojennych. Tymczasem relacje z państwami Europy Środkowej są strategiczne nie tylko ze względu na przynależność do NATO i UE. Są one również istotnym partnerem gospodarczym Niemiec.

 Eksport RFN tylko do państw V4 osiągnął w 2017 r. 139,4 mld euro, więcej niż do USA, Chin czy Francji, a niemieckie inwestycje bezpośrednie i pośrednie wyniosły 83,8 mld euro do 2016 r.

W relacjach z Rosją głównymi celami NEO są skłonienie jej do zaprzestania agresywnej polityki na Ukrainie i ochrona przed destabilizującymi działaniami wobec UE. Mają temu służyć utrzymanie sankcji i rozbudowa potencjału UE w walce z atakami cybernetycznymi i kampaniami dezinformacyjnymi. Równocześnie Niemcy podkreślają znaczenie dialogu z Rosją dla realizacji interesów bezpieczeństwa całej UE, np. zakończenia wojny w Syrii. Dlatego poza środkami nacisku RFN chce wzmocnienia dialogu dzięki nasileniu kontaktów dwustronnych (np. reaktywacji wysokiej niemiecko-rosyjskiej rady ds. bezpieczeństwa) oraz w ramach organizacji międzynarodowych, np. ONZ, OBWE czy Rady NATO–Rosja.

  • Niemcy proponują również ożywienie relacji z państwami PW. Dotychczasowe zapowiedzi koncentrują się jednak przede wszystkim na walce z korupcją i wzmacnianiu instytucji państwowych.
  • Podobnie jak w poprzednich latach motywacją do wprowadzania zmian w tych obszarach ma być zasada „więcej (pomocy UE) za więcej (reform)” oraz różnicowania oferty kooperacji w zależności od państwa.
  • RFN jest również zainteresowana rozwojem współpracy na poziomie społeczeństw obywatelskich, na której promocję w br. MSZ otrzymał z budżetu 18 mln euro.

Równocześnie RFN planuje zintensyfikować polityczną współpracę bilateralną i regionalną z państwami Europy Środkowej, np. w formacie V4+ i w ramach TSI. Ma to zapobiec tworzeniu odrębnego, nieprzychylnego stronnictwa w ramach UE, a w przypadku TSI pozwoli wpływać na jej kształtowanie.

Odpowiedzią na obawy o zagrożenie dla bezpieczeństwa energetycznego regionu w postaci NS2 ma być dywersyfikacja dostaw gazu dzięki budowie Południowego Korytarza Gazowego i terminala LNG w RFN. Niemcy zaznaczają również swoje zaangażowanie w rozmowy trójstronne Komisja Europejska – Ukraina – Rosja na rzecz utrzymania tranzytu gazu przez Ukrainę po 2019 r.

Wnioski i perspektywy

Choć koncepcja sygnalizuje próbę zmiany niemieckiej polityki wschodniej – nadania jej większej wagi strategicznej i odejścia od przyznawania pierwszeństwa relacjom z Rosją – to zawarte w niej propozycje nie pozwalają na nazwanie NEO przełomem.

W planach polityki wobec Rosji widoczna jest życzeniowość i słabość instrumentów wpływu. Podobnie jak w przeszłości drogą do realizacji interesów z Rosją ma być dialog, a nie zwiększenie presji politycznej i ekonomicznej. To podejście nie przynosi oczekiwanych rezultatów, czego dowodzi eskalowanie przez Rosję konfliktu na Ukrainie, np. na Morzu Czarnym listopadzie 2018 r.Brak postępów w realizacji postanowień z Mińska wskazuje, że taka polityka nie skłoni Rosji ani do zaprzestania wsparcia dla separatystów w Donbasie, ani tym bardziej do zwrotu zaanektowanego Krymu.

Pod znakiem zapytania stoi możliwość ożywienia działań wobec wschodniego sąsiedztwa UE. Nowe inicjatywy mogą trafić na opór np. południowych członków UE, którzy koncentrują się przede wszystkim na ograniczeniu nielegalnej imigracji z Afryki Północnej i Bliskiego Wschodu.

RFN nie przedstawiła również konkretnych inicjatyw, które miałyby nadać impuls PW. Obawa przed pogorszeniem relacji z Rosją odwiedzie RFN od zgłoszenia ambitniejszych propozycji współpracy wykraczających poza dotychczasowe obszary.

Zapowiedzi dotyczące partnerów w Europie Środkowej mają sygnalizować, że Niemcy nie chcą realizować polityki wobec Rosji kosztem relacji z Europą Środkową.

Zapewnienia te nie są jednak zbyt wiarygodne ze względu na brak zmiany stanowiska RFN wobec budowy NS2 czy wzmocnienia wschodniej flanki NATO, ruchu postrzeganego jako sprzeczny z Aktem stanowiącym NATO–Rosja z 1997 r. Oznacza to, że niemiecka aktywność będzie się skupiała na obszarach takich jak gospodarka czy infrastruktura, które nie wpłyną negatywnie na stosunki RFN z Rosją.

Przeszkodami w realizacji NEO są również brak jednoznacznego poparcia dla koncepcji MSZ ze strony urzędu kanclerskiego i wątpliwa stabilność wielkiej koalicji, której mogą zagrozić tegoroczne wybory do Parlamentu Europejskiego, samorządowe oraz landowe. Jest wysoce prawdopodobne, że jeśli SPD osiągnie w nich słaby wynik, przejdzie do opozycji. W takim scenariuszu nie jest wykluczone, że koncepcja, której twórcą jest kierowany przez socjaldemokratów MSZ, nie będzie kontynuowana przez nowy rząd.

Publikacja nie jest redakcyjna. Odzwiercie dla towyłącznie punkt widzenia i argumentację autora. Publikacja zostałaza prezentowana w prezentacji. Zacznij od poprzedniego wydania. Oryginał jest dostępny pod adresem:  pism.pl

GEOMETR.IT

Zmieni Unię Europejską

in Nation 2019 · PL · Politics 2019 · Polska 2019 · YOUTUBE 2019 101 views / 7 comments

Germany     Great Britain  Europe         Polska

GEOMETR.IT  dzieje.pl

* Miejsce Polski w Europie i na świecie, jej relacje z Rosją i Stanami Zjednoczonymi, geopolityka i geostrategia w XXI w. to tematy nowej książki dr. Jacka Bartosiaka „Rzeczpospolita między lądem a morzem. O wojnie i pokoju”. Ostatnia jej część dotyczy m.in. wojny w 2027 r.

  • “Ta książka dotyczy nas i wszystkiego, co z nami jest związane” – podkreślił Bartosiak, ekspert i prawnik, obecnie odpowiadający za budowę Centralnego Portu Komunikacyjnego, który w środę w Warszawie spotkał się z dziennikarzami i blogerami.
  • We wstępie publikacji, jak i na spotkaniu, Bartosiak zaznaczył, że jego książka zamyka “klamrą zupełnie szalony okres wieloletniej pracy, zagranicznych wyjazdów, niezliczonych rozmów, narad, lektur, wykładów, symulacji strategicznych i gier wojennych dotyczących teatru wojennego zachodniego Pacyfiku oraz Europy Środkowej i Wschodniej (…). Inaczej rzecz ujmując – książka zamyka okres dużych zmian globalnych i wielkiej osobistej przygody».
  • “Chciałem, by ta książka była napisana przez człowieka +stąd+, z tej przestrzeni, co w kontekście strategii bardzo rzadko się zdarza” – dodał.

W swojej nowej publikacji Bartosiak przekonuje, że świat obecnie znalazł się na krawędzi zmian, które – jego zdaniem – ukształtują nowy porządek XXI wieku. “Dynamika globalnych przeobrażeń wymusi na nas konieczność zrozumienia na nowo znaczenia przestrzeni, w której żyjemy – obszarów położonych w sąsiedztwie, jak i tych pozornie dalekich, ale które wpływają na sukces lub porażkę Rzeczypospolitej” – ocenił ekspert.

W tym kontekście Bartosiak przedstawił – jego zdaniem – największe zagrożenia dla Polski; według niego są to m.in. imperialne dążenia Rosji, a także możliwe osłabienie na świecie pozycji Stanów Zjednoczonych, co – jak mówił – zmieni Unię Europejską.

Ekspert zachęcał też do większego optymizmu co do roli Polski w świecie i zwrócił uwagę, że Polacy przykładają zbyt dużą wagę do ocen, które formułują zewnętrzni wobec kraju obserwatorzy.

Tłumaczył, że jego podejście dobrze wyraża otwierający książkę cytat Jerzego Niezbrzyckiego, który pracował w wywiadzie wojskowym II Rzeczypospolitej i był odpowiedzialny za odcinek wschodni: “Podstawową cechą charakteru polskiego jest hamletyzm (brak decyzji pokryty kwietyzmem – słowa… słowa… słowa… – tchórzostwo cywilne, przesadna skłonność do analizy, a unikanie syntezy i wniosków), wytworzony w narodzie polskim przez nałóg ciągłego szukania oparcia poza sobą”.

Według Bartosiaka, Polacy powinni sami się “zadaniować”. “Chciałbym, żeby było więcej syntezy, żebyśmy się nie bali podejmować tych kwestii… Mamy ogromną przestrzeń, mamy ogromną siłę. Patrzą na nas, a zapewniam, że tak jest, w Pekinie i w Waszyngtonie i w Szwecji również, i myślą: +Boże, jaki oni, Polacy, mają potencjał, tylko jeszcze o tym nie wiedzą+. I o tym jest ta książka” – przekonywał Bartosiak, dodając, że opinię o znaczącym polskim potencjale wyrażają m.in. chińscy geostratedzy.

“Chińczycy nazywają nas +tymczasowo wyblakłym imperium+” – powiedział Bartosiak, podkreślając znaczenie dla przyszłości Polski jej położenia geograficznego.

“Rosjanie z naszej perspektywy są +freakami+ (z ang. dziwakami, fantastami), bo ciągle nas podejrzewają o tendencje dominacyjne nad Białorusią i Ukrainą, ale nazwijmy rzecz po imieniu: albo my, albo oni. Mieroszewski pięknie o tym pisze w latach 60. w Kulturze paryskiej… I podejrzewają nas… uważają, że jesteśmy tacy sprytni, że Amerykanów chcemy wciągnąć w to i używać Amerykanów do tego (zwiększenia wpływów na Wschodzie – PAP) „ – mówił.

Publikacja składa się z sześciu części. W pierwszej “Geopolityka i geostrategia. Realność i konieczność” opisane jest zmieniające się geopolityczne otoczenie państwa polskiego w XXI wieku. W drugiej “Europa – nasz pępek świata” przedstawione jest m.in. miejsce Polski na pomoście bałtycko-czarnomorskim w odniesieniu do geopolitycznej sytuacji w Europie. Trzecia część zatytułowana “Lądowe imperium od Wschodu” poświęcona jest Rosji.

  • “Geografia powoduje, że Rosja musi mieć silny rząd centralny i centralnie sterowany system gospodarczy, inaczej ma tendencję do rozpadu. Zatem Federacja Rosyjska, żeby zapobiec rozpadowi, bezwzględnie musi rozwiązać dwa problemy geopolityczne: utrzymanie imperium oraz utrzymanie bezpieczeństwa wewnętrznego.
  • Jednocześnie realizacja jednego celu zagraża utrzymaniu drugiego. Są również dwie odwieczne, kluczowe metody realizacji celów strategicznych Rosji: pierwszy to ekspansja na zachód i południe aż do osiągnięcia bezpiecznej flanki i utworzenia stref buforowych.
  • Drugi zaś to opanowanie niezamarzających portów morskich i oceanicznych, by móc zneutralizować problemy, które ma z infrastrukturą jako mocarstwo lądowe” – napisał Bartosiak.

W części dotyczącej Rosji, autor poświęca również znaczny fragment Arktyce, opisując realia dotyczącego tego miejsca globu.

Kolejna, czwarta część książki, zatytułowana jest “Zewnętrzny hegemon” i przedstawia wciąż najważniejszego gracza na światowej scenie geopolitycznej, czyli USA. Autor zastanawia się m.in. jaka może być przyszłość Eurazji w XXI w związku ze słabnięciem Stanów Zjednoczonych.

W piątej części “W strefie zgniotu” Bartosiak przybliża kwestie – jak podano w informacji o książce – związane “ze znajdującą się pod ogromną presją przestrzenią Polski, ulegającą przemożnym wpływom geopolitycznego Lądu i Morza”. Autor pisze “o potrzebie reorganizacji państwa polskiego od wewnątrz i na zewnątrz poprzez poszukiwanie nowej siły”.

Ostatnia, szósta część książki “Polski teatr wojny”, oznaczona specjalnym cieniowaniem, przedstawia wydarzenia z sierpnia, września i października 2027 r. Prezentując tę część Bartosiak powiedział, że rozdział ten jest o wojnie na pomoście bałtycko-czarnomorskim. “Stworzyłem, jak mi się wydaje, w miarę spójny obraz rozwoju sytuacji, tak jak byśmy się przenieśli w tamten czas” – zachęcał do lektury autor.

Książka “Rzeczpospolita między lądem a morzem. O wojnie i pokoju”, którą dystrybuuje wydawnictwo Zona Zero, ma 872 strony i jest opatrzona kolorowymi mapami związanymi z jej tematyką. W najbliższym czasie – 12 października w SGH w Warszawie – planowane jest spotkanie premierowe dla czytelników.

Dr Jacek Bartosiak jest ekspertem w obszarze geopolityki i strategii, nowoczesnej sztuki wojennej i wojny morskiej, absolwentem Wydziału Prawa i Administracji Uniwersytetu Warszawskiego, adwokatem.

W Polskiej Akademii Nauk obronił doktorat na temat sytuacji geostrategicznej Stanów Zjednoczonych i Chin na Zachodnim Pacyfiku i w Eurazji w kontekście amerykańskiej koncepcji wojny powietrzno-morskiej.

We wrześniu br. wiceminister infrastruktury, pełnomocnik rządu ds. budowy Centralnego Portu Komunikacyjnego (CPK) poinformował, że Bartosiak będzie stał na czele spółki odpowiedzialnej za budowę CPK. W zamierzeniu rządu ma to być jedno z największych przesiadkowych portów lotniczych w Europie. (PAP)

YOUTUBE: O wojnie i pokoju. “Polski teatr wojny”, oznaczona specjalnym cieniowaniem.

Publikacja nie jest redakcyjna. Odzwiercie dla towyłącznie punkt widzenia i argumentację autora. Publikacja zostałaza prezentowana w prezentacji. Zacznij od poprzedniego wydania. Oryginał jest dostępny pod adresem: dzieje.pl

GEOMETR.IT

Go to Top