Daily archive

Февраль 11, 2019

1. Британия. Суицидальные наклонности

in Brexit 2019 · Great Britain 2019 · May 2019 · Nation 2019 · Person 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 76 views / 6 comments

Europe Russia USA World

GEOMETR.IT  project-syndicate.org

* Больше всех должно быть стыдно тем людям, которые всё понимали, но не сделали достаточно для того, что остановить катастрофу.

New York – Watching a sophisticated democratic society knowingly walk into a predictable and avoidable national disaster is a rare and alarming experience. Most British politicians are well aware that leaving the European Union with no agreement on the post-Brexit relationship will cause enormous damage to their country. They are not sleepwalking into the abyss; their eyes are wide open.

A minority of deluded ideologues doesn’t mind the prospect of Britain crashing out of the EU with no deal. A few chauvinist dreamers on the right, egged on by sections of the press, believe that the bulldog spirit of Dunkirk will overcome early setbacks and Great Britain will soon rule the waves again as a great quasi-imperial power, albeit without an empire. Neo-Trotskyists on the left, including Jeremy Corbyn, the leader of the main opposition Labour Party, seem to think that catastrophe will spur the British people to demand true socialism at last.

( 01 )

Наблюдать за высокоразвитым демократическим обществом, которое сознательно движется к предсказуемой и предотвратимой национальной катастрофе, – это редкий и настораживающий опыт. Большинство британских политиков хорошо понимают, что выход из Евросоюза без договора об отношениях после Брексита нанесёт колоссальный вред их стране. Они не слепо бредут к краю пропасти, а с широко открытыми глазами.

Меньшинство с обманчивой идеологией не видит никаких проблем в перспективе выхода Британии из ЕС без соглашения. Несколько шовинистических мечтателей на правом фланге, подстрекаемые частью СМИ, уверены, что бульдожий дух Дюнкерка поможет преодолеть первоначальные трудности, и вскоре Великобритания будет вновь править волнами как великая, почти имперская держава, хотя и без империи. Неотроцкисты на левом фланге, включая Джереми Корбина, лидера главной оппозиционной партии – Лейбористской, по всей видимости, считают, что катастрофа заставит британский народ, наконец-то, потребовать настоящего социализма.

Большинство политиков на левом и правом флангах, включая премьер-министра Терезу Мэй, которая, кстати, до референдума о Брексите поддерживала сохранение членства Британии в ЕС, лучше понимают ситуацию. Но почти все они отказываются что-либо делать для того, чтобы остановить скатывание к катастрофе выхода без соглашения. Предложения отложить выход или рассмотреть альтернативы непопулярной стратегии выхода, выбранной Мэй, были отклонены парламентом. Партийные политические интриги, квасной патриотизм СМИ и странное игнорирование всего, что находится за пределами Британских островов, явно парализовали коллективную волю британских политиков. Вместо действий ради предотвращения худшего, они обманывают себя тем, что новые переговоры и новые уступки со стороны Брюсселя каким-то образом спасут Британию в последнюю минуту.

Этот странный спектакль национального суицида, хотя и необычен, не является полностью беспрецедентным. Один из примеров – скатывание Японии к губительной войне с США в 1941 году. Да, есть явные отличия: Британия не грозится пойти на какую-либо страну войной, несмотря на всю ностальгическую болтовню про «Спитфайр» и Дюнкерк, а японская демократия – в её тогдашнем состоянии – была достаточно резко ограничена фракциями военных, а также авторитарным государственным контролем. Тем не менее, сходства бросаются в глаза.

Сравнительно небольшое число милитаристских «горячих голов», опиравшихся на квазифашистскую идеологию и офицеров среднего ранга, действительно хотели войны с Западом. Большинство политиков, а также генералов и адмиралов, знали, что было бы безумием провоцировать столкновение с державой, которая значительно превосходит их в военном и промышленном отношении. Но они почему-то оказались не в состоянии или не захотели остановить это столкновение. Некоторые даже как попугаи повторяли экстремистскую риторику горячих голов, хотя и не верили в неё, – почти как Мэй, потворствующая сторонникам жёсткого Брексита.

But even if all that comes to pass, disillusion will soon set in, just as it did in Japan once the euphoria over Pearl Harbor had faded. British cities won’t be bombed. Britain won’t be invaded and occupied. One hopes that nobody will be killed. But Britain’s influence will be greatly reduced, its economy will shrink, and most people will be worse off. The main figures behind a hard Brexit – the likes of Boris Johnson, Nigel Farage, and Jacob Rees-Mogg – will probably be fine. But it will be no use blaming only them. It is the people who knew better, but didn’t do enough to stop it, who should be most ashamed.

Ian Buruma

* 01 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: project-syndicate.org

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

GEOMETR.IT

1. АМЕРИКА: больше SHOW, чем DO!

in Conflicts 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · Trump 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 73 views / 4 comments

USA 

GEOMETR.IT «Международная жизнь»

* Никогда столько не лгут, как во время войны, после охоты и до выборов. Отто фон Бисмарк

Ежегодное обращение президента США к Конгрессу в нынешнем году припозднилось. Ожидали его 29 января, однако из-за shutdown, то есть «закрытия правительства»,  и речь – приостановки финансирования управленческого аппарата из государственного бюджета, речь Трампа была перенесена на 5 февраля.

А не было бы решения президента США о приостановке shutdown’а, то и речь его была бы отодвинута ещё дальше по времени. Это, кстати, дает возможность высказать предположение о том, что «открытие правительства» всего-навсего «на три недели», о чем Трамп договорился с демократами, и было реализовано ради выступления президента.

Нельзя сказать, что и в других странах, в том числе, у нас, не проявлялся интерес к тому, как Трамп выскажется относительно развития ситуации в мире, прежде всего, в «горячих точках», и в плане его видения перспектив российско-американских отношений.

Выход США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (РСМД), объявления о том, что Трамп выводит войска из Сирии и Афганистана, стремление пересматривать целый ряд международных обязательств Вашингтона – все это вызывает вопросы относительно будущего.

Итак, обзор наиболее интересных, на наш взгляд, позиций, которые прозвучали вечером 5 февраля в речи Дональда Трампа, которую он назвал «Remarks by President Trump in State of the Union Address»…Что там, в них, кроется?

  • «Сегодня вечером у нас присутствуют законодатели со всей нашей великолепной республики. Вы пришли со скалистых берегов Мэна и вулканических вершин Гавайев; из заснеженных лесов Висконсина и красных пустынь Аризоны; от зеленых ферм Кентукки и золотых пляжей Калифорнии. Вместе мы представляем самую необычную нацию во всей истории.

Что мы будем делать с этим моментом? Как нас будут помнить?

Я спрашиваю мужчин и женщин этого Конгресса: посмотрите на возможности перед нами. Наши самые захватывающие достижения еще впереди. Наши самые захватывающие путешествия все еще ждут. Наши самые большие победы еще впереди. Мы еще не начали мечтать.

  • Мы должны выбрать, определяемся ли мы нашими различиями или решаем ли мы их преодолеть?
  • Мы должны решить, будем ли мы растрачивать свое великое наследство или с гордостью заявляем, что являемся американцами?
  • Мы делаем невероятное. Мы бросаем вызов невозможному. Мы побеждаем неизвестное.
  • Это время, чтобы возродить американское воображение. Это время для поиска самой высокой вершины и нашей самой яркой звезды. Это время, чтобы укрепить узы любви, верности и памяти, которые связывают нас как граждан, как соседей, как патриотов.

Это наше будущее, наша судьба и наш выбор. Я прошу вас выбрать величие Америки».

Кажется, президент США выступал не в Конгрессе, а на митинге – похоже, что он начинает свою предвыборную кампанию в «гонке-2020»: «Вместе мы можем преодолеть десятилетия политического тупика. Мы можем преодолеть старые разногласия, залечить старые раны, создать новые коалиции, выработать новые решения и открыть необычайное будущее Америки. Это наше решение».

Как апофеоз:

  • «Сегодня вечером я прошу вас выбрать величие». И не раз зал Конгресса откликался на слова президента скандированием: «USA! USA! USA!»
  • Цифры роста экономики США были главными козырями Трампа в этом выступлении. Он подчеркнул и «создание 5,3 миллионов рабочих мест, среди которых 600 тысяч в производственном секторе». И то, что «почти 5 миллионов американцев сняты с продовольственных талонов». И, что «безработица достигла самого низкого уровня за последние полвека». И то, что «сейчас работает больше людей, чем когда-либо в истории нашей страны – 157 миллионов человек».
  • «Моя администрация за короткий срок сократила больше правил, чем любая другая администрация. Компании возвращаются в нашу страну в большом количестве, благодаря нашему историческому снижению налогов и правил. Мы развязали революцию в американской энергетике. В настоящее время Соединенные Штаты являются производителем нефти и природного газа номер один в мире. И теперь, впервые за 65 лет, мы являемся чистым экспортером энергии» («страна-бензоколонка»?).

Были и проговорки в тексте.

— «Наша страна динамична, а наша экономика процветает как никогда!» И через несколько абзацев: «Обе партии должны быть в состоянии объединиться для великого восстановления разрушающейся инфраструктуры Америки». («Both parties should be able to unite for a great rebuilding of America’s crumbling infrastructure»). Так «процветает» или «разрушается»?

о стене на границе с Мексикой: «Я приказал направить еще 3750 солдат на нашу южную границу… Беззаконие на нашей южной границе – угроза безопасности и финансовому благополучию всей Америки. У нас есть моральная обязанность создать иммиграционную систему, которая защищает жизнь и работу наших граждан… В прошлом большинство людей в этой комнате голосовали за стену, но надлежащая стена так и не была построена. Я построю это».

YOUTUBE: США делает только одну важную для американцев вещь –  создает хорошее настроение.

Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: «Международная жизнь»

GEOMETR.IT

2. Венесуэла. Нефть.Ни один идеал не стоит такого гнусного унижения

in America Latina 2019 · Crisis 2019 · Economics 2019 · Finance 2019 · Nation 2019 · Person 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 61 views / 0 comments

AMERICA LATINA Europe Russia USA World

GEOMETR.IT rodon.org

 

* Но не забывайте, что пока Бог дарует нам жизнь, мы остаемся вашими матерями, и будь вы хоть сто раз революционеры, мы имеем право спустить вам штаны и выпороть за проявленное к нам неуважение. Маркес

YOUTUBE 2019 ВЕНЕСУЭЛА. Все дело в нефти. Мировой рынок решается здесь. 06.02.2019

Венесуэла – страна не последняя и довольно большая, но уж точно не относится к числу мировых и даже региональных флагманов. Политические потрясения там начались давно, и их эскалация неожиданностью не стала. Наличие нефтяного потенциала делает ее фактором, влияющим на глобальную конъюнктуру, но далеко не главным.

И все же решение Хуана Гуайдо провозгласить себя президентом вызвало реакцию по всему миру и поставило многие страны перед выбором.

Исход коллизии непредсказуем, он станет равнодействующей разных векторов и, возможно, покажет, в каком направлении развивается сегодня мировая ситуация.

( 02 )

Следующий поворот – «цветные революции».

Пока Венесуэла выглядит как пародия на этот сценарий. Все упростилось до предела. Схема заранее спланирована оппозиционерами вместе с американскими покровителями.

Обращение вице-президента США с прямым призывом к народу. Ночной звонок лидеру оппозиции – вперед! Немедленное признание его в качестве президента почти в момент объявления. Раньше (Сербия, Украина) действовали аккуратнее, поэтапно, не «в лоб». Но администрация Трампа придерживается своего стиля – ее не упрекнуть в отсутствии прямоты и откровенности, что бы она ни предпринимала.

Однако успех «цветных революций» требует, чтобы вердикт о том, кому править, вынес некий бесспорный авторитет вовне. В украинском случае 2004 года это был Евросоюз, под давлением которого второй тур выборов провели заново с теми же кандидатами.

Неконституционность такого шага (вместо полностью новых выборов) не приняли во внимание, поскольку задача стояла поддержать конкретного кандидата, а не чистоту голосования.

В России и в стане отмененного победителя (Януковича) были в ярости, но реальных возможностей противопоставить что-либо мнению Запада не имелось. Право ЕС/США судить о демократичности процедуры тогда де-факто считалось неоспоримым.

Сегодня ситуация иная. Чавистская власть в Каракасе имеет много, мягко говоря, недоброжелателей, а обвинения в недемократических методах правления, а главное, в доведении до ручки национальной экономики небеспочвенны.

Но когда в качестве арбитра заявляется администрация Трампа, а на автократов обрушиваются такие люди, как Майк Помпео, Джон Болтон и Элиотт Абрамс, воспринимать это как чистую монету невозможно. Смена режима – да, понятно. Торжество демократии и права – ну извините…

Из этого вытекает, что гладко процесс «восстановления демократии» в Венесуэле не пройдет, все типовые сценарии дают сбои. Не случайно после всплеска 23 января все несколько зависло.

На стороне Мадуро не только Россия и КНР (крупные инвесторы в Венесуэлу и принципиальные противники смен режимов), но и Турция. Эрдоган помнит, как во время попытки военного переворота в 2016-м США и Евросоюз не спешили выказать поддержку законному правительству, будто рассчитывали на перемены в Анкаре.

Продемократическая риторика Помпео в Совбезе ООН вызывает вялую реакцию, поддерживают ее скорее по необходимости. Европа пытается выстроить собственную концепцию «принуждения к демократии», требуя не отставки Мадуро, а проведения выборов.

Это тоже вмешательство во внутренние дела, но тут хотя бы пытаются создать видимость соблюдения приличий. Как бы то ни было, ситуации «бесспорного арбитра» не возникло.

Отступать Вашингтону тоже нельзя – Гуайдо уже признан. Значит, необходимо свергнуть «узурпатора» либо посредством прямого военного вмешательства, либо через полномасштабное народное восстание/военный мятеж.

Вмешательство в принципе противоречит философии Трампа – он горазд угрожать и наносить символические удары, но рисковать жизнями американцев и тратить деньги на масштабные операции не хочет.

Белый дом устроило бы, если бы демократию в Венесуэле «восстановили» Бразилия и Колумбия (при поддержке и одобрении Вашингтона, разумеется).

Но при всей воинственности нового бразильского президента и неприязни к чавистам правительства в Боготе сомнительно, что идея вторжения к соседям вызывает там энтузиазм.

Остается провоцирование выступлений. Введение глухой блокады Венесуэлы, чтобы окончательно подорвать экономику, возможно. Ставка на раскол армии, главной опоры Мадуро, вероятна. Материальная поддержка оппозиции вплоть до оружия не исключена.

Вариант этого сценария – политическая и гуманитарная катастрофа в стране, в качестве ответа на которую вводятся иностранные войска для поддержания порядка.

Но надо полагать, что официальный Каракас тоже бездействовать не станет, а обратится за любой возможной поддержкой к Москве и Пекину. Речь, конечно, не о военной интервенции, но о материальной помощи и разного рода услугах в сфере безопасности, благо этот сектор теперь обладает многочисленными «оттенками серого», да и с прошлого века остался опыт поддержки «прогрессивных сил» в Латинской Америке.

В общем, пространство для маневра и фантазий весьма обширное. И главное, чем дольше такое будет тянуться, тем сложнее для инициаторов перемен. А выживаемость, казалось бы, совершенно бесперспективных правительств может оказываться намного выше ожидаемой.

Вторая Сирия?

Когда в 2011-м «арабская весна», прокатившаяся до этого по Тунису, Египту и Ливии, перекинулась в Сирию, исход очередного противостояния представлялся безальтернативным. Режим Асада списали практически все.

Только тремя-четырьмя годами позже стало понятно, что Сирия оказалась водоразделом, обозначившим совсем другую политическую реальность на Ближнем Востоке и не только.

Может ли Венесуэла сыграть такую же роль? Как и Сирия восемь лет назад, Венесуэла попала в точку пересечения даже не интересов крупных игроков, а основополагающих тенденций, которые в очередной раз меняют характер мировой политики.

Они выглядят набором хорошо знакомых приемов и явлений, но их обилие, а также иной международный контекст предопределяют нелинейное развитие событий. Судьба власти Мадуро, как и раньше власти Асада, может стать делом принципа – как вообще разрешаются кризисные ситуации.

Что возможно? Что – нет? Что позволено? Что недопустимо?

Современный этап мирового развития характеризуется тем, что прежние догмы и представления исчезают, а новые формируются хаотично под воздействием разных культур, которые, в свою очередь, меняются в новых условиях.

Возможно, «боливарианский социализм» по стечению обстоятельств окажется временным бенефициаром этого бурного процесса, как им до этого стало алавитское правление в Сирии.

Посторонним вход воспрещен

Доктрина Монро, провозглашенная президентом США в 1823-м, предусматривала защиту свободы и независимости американских государств от посягательств европейских колониальных держав.

Фактически она означала восприятие Западного полушария как сферы исключительных интересов Соединенных Штатов.

Федор Лукьянов

* 02 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: rodon.org

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

1. Куда отступает популистская волна?

in Conflicts 2019 · History 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · State 2019 · Trump 2019 · USA 2019 83 views / 6 comments

Europe Russia USA World

GEOMETR.IT  project-syndicate.org

* Что именно пытаются описывать политические силы этим туманным термином “популизм”?

STANFORD – The dysfunctional politics of Brexit in the United Kingdom, and the midterm election reaction against President Donald Trump in the United States, are generating second thoughts about the populist tide sweeping the world’s democracies in recent years. In fact, second thoughts are long overdue.

Populism is an ambiguous term applied to many different types of political parties and movements, but its common denominator is resentment of powerful elites. In the 2016 presidential election, both major US political parties experienced populist reactions to globalization and trade agreements. Some observers even attributed Trump’s election to the populist reaction to the liberal international order of the past seven decades. But that analysis is too simple. The outcome was over-determined by many factors, and foreign policy was not the main one.

( 01 )

Несостоятельность политики Брексита в Великобритании и негативная реакция на президента Дональда Трампа во время промежуточных выборов в США заставляют пересмотреть взгляды на популистскую волну, нахлынувшую на демократические страны мира в последние годы. Более того, такой пересмотр следовало провести уже давно.

Популизм – это расплывчатый термин, применяемый к множеству разнообразных политический партий и движений, но его общим знаменателем является недовольство элитой, находящейся у власти. На президентских выборах 2016 года обе главные партии США столкнулись с популистской реакцией на глобализацию и торговые соглашения. Некоторые эксперты даже стали объяснять избрание Трампа популистской реакцией на либеральный международный порядок, существующий уже семь десятилетий. Но такой анализ является излишне упрощённым. Результат тех выборов определялся многими факторами, и внешняя политика не была среди них главным.

Популизм не является чем-то новым. Он такой же американский, как яблочный пирог. Некоторые популистские явления, например, президентство Эндрю Джексона в 1830-х годах или Прогрессивная эра в начале XX века, привели к реформам, укрепившим демократию. А другие, например, анти-иммигрантская, антикатолическая Партия незнаек (Know-Nothing) в 1850-х годах или сенатор Джо Маккарти и губернатор Джордж Уоллес в 1950-х и 1960-х годах, делали акцент на ксенофобии и исключительности. Новая волна американского популизма включает в себя оба вида.

Истоки популизма являются одновременно и экономическими, и культурными. Они стали предметом важных социологических исследований. Пиппа Норрис из Гарварда и Рональд Инглхарт из Мичиганского университета выяснили важную роль культурных факторов, возникших задолго до выборов 2016 года. Избиратели, потерявшие работу из-за зарубежной конкуренции, были склонны поддерживать Трампа, но его поддерживали также белые мужчины в возрасте, которые потеряли свой статус в ходе культурных войн, начавшихся в 1970-е годы. Эти войны принесли с собой смену ценностей, связанных с расовой и гендерной принадлежностью, а также сексуальными предпочтениями. Как пишет Алан Абрамовиц из Университета Эмори, на республиканских праймериз наличие расового недовольства у избирателей было самым точным индикатором, что они проголосуют за Трампа.

Но экономические и культурные объяснения не являются взаимоисключающими. Трамп напрямую связал эти проблемы, утверждая, что нелегальные иммигранты лишают американских граждан рабочих мест. Символическое строительство стены вдоль южной границы Америки стало удобным лозунгом, объединившим его избирательную базу вокруг этих проблем. Именно поэтому он совершенно не готов расставаться с этой идеей.

Даже если бы не было экономической глобализации и либерального международного порядка, даже если бы не было великой рецессии после 2008 года, внутренние культурные и демографические перемены в США в любом случае привели бы к определённой степени популизма. Америка уже видела такое в 1920-х и 1930-х годах. В течение первых 20 лет XX века в США приехали пятнадцать миллионов иммигрантов, и многие американцы стали серьёзно бояться, что эта масса их подавит. В начале 1920-х годов началось возрождение «Ку-клукс-клана», который добился принятия в 1924 году закона о национальном происхождении с целью «не допустить размывания нордической расы» и «защитить старую, однородную Америку, которую они почитали».

Strong support for immigration and globalization in the US sits uneasily with the view that “populism” is a problem. The term remains vague and explains too little – particularly now, when support for the political forces it attempts to describe seems to be on the wane.

Joseph S. Nye

* 01 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: project-syndicate.org

* La publication n’est pas un éditorial. Cela reflète la position et l’argument de l’auteur. All opinions in this column reflect only the views of the author(s). – Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

GEOMETR.IT

1. МИССИЯ: «Спасти рядовую Европу»

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Nation 2019 · NATO 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 87 views / 5 comments

Europe 

GEOMETR.IT  «Свободная Пресса»

* «Качества, которыми мы восхищаемся в человеке — доброта, щедрость, открытость, прямодушие, понимание, чувствительность, — все они обеспечивают неуспех в нашей системе. Те же черты, которые мы считаем гнусными — лукавство, алчность, жажда наживы, подлость, низость, эгоизм, своекорыстие, — все это, напротив, гарантирует успех. Людей восхищает первый джентльменский набор, но пользоваться они любят плодами второго.»

Что надо сделать Старому Свету, чтобы не выпасть из истории

1. Европа и европейская цивилизация находятся на краю гибели — теперь уже мало, кто в этом сомневается.

2. К сожалению, громче всего звучащие в самой «Европе» (Европа минус Россия) рецепты спасения либо невежественны, либо бесперспективны в силу своей неолиберальной догматичности, то есть антинародности.

3. Конечно, без отрезвления самой «Европы» России её не спасти — слишком мощным стал сегодня суицидальный синдром у этой «Европы». Но, кажется, шанс ещё не потерян. Попытаться отрезвить «Европу» можно и нужно.

«Хартия спасения Европы»

Попытка скромная или, напротив, наглая — мне всё равно, как кто-либо её оценит. Я знаю, что это попытка искренняя и тщательно продуманная. Кто может предложить что-то лучшее, пусть сделает это. Но молчать уже нельзя. Дело решится в ближайшие 10−15 лет.

Итак, во имя спасения Европы (европейской цивилизации) в том виде, в котором мы её знаем, ценим и любим, необходимо радикальным (революционным) образом пересмотреть всё, что можно отнести к европейской политике в широком понимании этих слов. Ниже я перечислю то, что считаю самым непреложным и принципиальным.

  • Деоккупация Европы. Вывести все войска и военные базы США с территории европейских стран, для чего разумнее всего просто распустить НАТО. «Европа» должна перестать быть военным вассалом США.

— Как минимум, исключить из ОБСЕ США и Канаду, а лучше всего вообще ликвидировать эту организацию как извратившую цель своего создания. В совокупности эти две меры будут означать пусть не полную, но радикальную деамериканизацию Европы.

— Следует распустить и Европейский союз как исторически отжившее своё наднациональное бюрократическое образование, к тому же не отражающее интересы не только всех стран Европы, но даже и многих членов ЕС. Евросоюз распадётся и сам по себе с той же неизбежностью в те же исторические сроки и по тем же причинам, по которым распался Советский Союз — Евросоюз № 1, сто лет назад возникший на востоке Европы. Но тогда это будет хаотичный распад с соответствующими эксцессами и последствиями.

  • Воссоединение Европы. Мало того, что западноевропейцы позволили американизировать свою часть Европы, они ещё и приватизировали историческое имя Европы, посчитав Европой только то, что является Евросоюзом и НАТО, и отделив от неё всё, что не входит в эти две организации, в первую очередь — Россию. Настало время воссоединить «Европу» и Россию, ибо это и есть настоящая полноценная и полномасштабная Европа и европейская цивилизация (кстати, продлённая Россией в Азию — до Тихого океана).
  • Необходимо собрать Форум представителей политической и общественной мысли всех европейских стран и всех идейных направлений, целями которого должны стать:
  • 1) учреждение постоянно действующего Интеллектуального совета Европы;
  • 2) выработка в течение ближайших 5 лет Стратегии сохранения и развития европейской цивилизации;
  • 3) разработка новой политической архитектуры Европы, в частности — концепции Организации европейских наций (ОЕН).

Должно публично заявить, что главными субъектами внутриевропейской политики являются только и исключительно независимые суверенные европейские (расположенные в Европе) страны.

Следует наложить и юридически закрепить запрет на вмешательство любых европейских государств во внутренние дела друг друга, а тем более — на вмешательство во внутренние дела европейских государств, а также во внутриевропейские дела (включая межгосударственные противоречия и конфликты) любых не европейских государств.

  • Европейским странам следует инициировать реформу ООН, Совет безопасности которой после этой реформы должен формироваться по цивилизационному или континентальному принципу.

История ни мира, ни Европы не остановилась. А ход истории — это всегда изменение границ, возникновение и исчезновение государств. Посему необходимо создать при ОЕН специальный орган — Совет непризнанных государств и спорных европейских территорий с представительством в нём каждого из таких государств и каждой из таких территорий.

  • Категорическим императивным является создание между западными странами Европы и Россией пояса нейтральных государств, каковые не будут иметь право в течение ближайших 15 лет вступать ни в какие межгосударственные военные блоки — как внутриевропейские, так и внеевропейские. В этот пояс должны войти: Норвегия, Финляндия, Эстония, Латвия, Литва, Польша, Беларусь, Словакия, Венгрия, все государства бывшей Югославии, Болгария, Румыния, Украина, Молдова, Грузия. Это позволит постепенно преодолевать исторический «раскол Европы», служивший причиной многих войн.
  • Необходимо внести в конституции и иные основополагающие документы европейских стран положение о христианской основе европейской цивилизации, что, не отрицая права каждого жителя Европы на исповедование любой традиционной религии или на атеизм, должно означать и предполагать:

1) Признание исторического авторитета христианской Церкви (христианских конфессий) как для общества в целом, так и для его политических и всех иных институтов;

2) Запрет на уничтожение или ограничение демонстрации материальных, духовных и культурных святынь и символов христианской религии;

3) Обязательное следование, в том числе и юридическое, основным нормам традиционной христианской морали и соответствующих запретов;

Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: «Свободная Пресса»

GEOMETR.IT

Raport Polska 2030

in Bartosiak 2019 · Conflicts 2019 · EX-USSR · History 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · Polska 2019 61 views / 7 comments

Polska 

GEOMETR.IT  Geostrategy

* Ludzie budują za dużo murów, a za mało mostów. Isaac Newton

Raport Polska 2030 to raport stanowiący podstawę długookresowej strategii rozwoju, został przygotowany przez powstały w 2008 roku Zespół Doradców Strategicznych Prezesa Rady Ministrów, który jest ciałem opiniotwórczo-doradczym Premiera RP Donalda Tuska. Działaniom nad raportem przewodniczył Michał Boni, Minister w Kancelarii Premiera i szef ZDS.

Raport ma charakter tzw. zielonej księgi (green paper), co oznacza, że jego celem nie jest prezentacja gotowych propozycji konkretnych rozwiązań, lecz głównie zainicjowanie debaty publicznej poświęconej wyzwaniom rozwojowym Polski.

Ministerstwo Rozwoju Regionalnego bierze udział w pracach dotyczących długookresowego i średniookresowego programowania rozwoju kraju, a także koordynacji polityki rozwoju. Obszar tych prac obejmuje przede wszystkim:

  • wdrażanie rozwiązań zawartych w dokumencie „Założenia systemu zarządzania rozwojem Polski”
  • prace nad koncepcją Przestrzennego Zagospodarowania Kraju
  • aktualizacja Strategii Rozwoju Kraju 2007-2015
  • prace nad Krajową Strategią Rozwoju Regionalnego
  • przygotowanie i wdrożenie „Planu uporządkowania dokumentów strategicznych”

Raport Polska 2030 prezentuje w swojej treści 10 kluczowych wyzwań, jakie stoją przed Polską:

  • wzrost i konkurencyjność
  • sytuacja demograficzna
  • wysoka aktywność zawodowa oraz adaptacyjność zasobów pracy
  • odpowiedni potencjał infrastruktury
  • bezpieczeństwo energetyczno-klimatyczne
  • gospodarka oparta na wiedzy i rozwój kapitału intelektualnego
  • solidarność i spójność regionalna
  • ochrona kulturalnego dziedzictwa narodowego
  • poprawa spójności społecznej
  • sprawne państwo
  • wzrost kapitału społecznego Polski

Nie ma możliwości rozwoju państwa bez dalekosiężnej strategii, która nie tylko tworzy wyobrażenie przyszłej prosperity, ale również buduje ścieżkę dojścia do założonego celu.

  • Dlatego wysoko sobie cenię prace podjęte w Ministerstwie Inwestycji i Rozwoju w zakresie przygotowania takiej strategii rozwojowej.
  • Zostałem zaproszony do udziału w nich jako ekspert, ale wybieram inną, naturalną dla mnie ścieżkę.

Publikacja na ten temat ukazuje się w „Rzeczpospolitej”, bo jestem przekonany, że dyskusja o Polsce 2050 powinna się toczyć publicznie. Powinna się odbywać na oczach i z udziałem Polaków, a nie w zaciszu ministerialnych gabinetów. Jeśli w połowie tego stulecia chcemy się cieszyć nowoczesnym, silnym, demokratycznym, realizującym wolnościowe aspiracje Polaków państwem, prócz honorowania wartości konstytucyjnych i prawa musimy w szerokim gronie zdefiniować wizję tego państwa i coś, co nazywam jego osiami rozwojowymi.

Chaos przyjmowanych sezonowo rozwiązań, ciągłe rozliczanie poprzedników, brak ciągłości instytucjonalnej państwa wyłącznie je osłabia. Osie rozwojowe to nic innego jak wybrane selektywnie mechanizmy rozwoju, które doprowadzą kraj do zakreślonych w strategii celów.

Powinniśmy wypracować w tej sprawie konsensus, bo to wyzwanie, które przekracza cele jednego pokolenia.

Mam świadomość, że to, co proponuję, to wizja czysto autorska. Ale po jej przedstawieniu chcemy jako redakcja otworzyć łamy dla możliwie najszerszej dyskusji, do której zapraszamy wszystkie środowiska. Każda poważna wypowiedź czy publikacja ukaże się na stronach „Rzeczpospolitej”.

Finałem będzie biała księga „Polska 2050”, którą przedstawimy rządzącym i opozycji i która będzie naszym, obywatelskim, wkładem w debatę nad przyszłością kraju. Zapraszam więc do czytania, solidnej krytyki przedstawianych tu tez i autorskich wypowiedzi. Czekamy na propozycje. Rocznica stulecia państwa polskiego i seria wyborów powinny do takiej dyskusji tylko motywować.

YOUTUBE: Chaos: strategia Polska, bo jestem przekonany, że dyskusja o Polsce 2050 powinna się toczyć publicznie.

Publikacja nie jest redakcyjna. Odzwiercie dla towyłącznie punkt widzenia i argumentację autora. Publikacja zostałaza prezentowana w prezentacji. Zacznij od poprzedniego wydania. Oryginał jest dostępny pod adresem: Geostrategy

GEOMETR.IT

Das Versteckspiel des Staates

in DE · Ganser 2019 · Germany 2019 · Politics 2019 · Skepticism 2019 66 views / 6 comments

Europe 

GEOMETR.IT  KenFM

* Ein Widerstand um jeden Preis ist das Sinnloseste, was es geben kann.  Friedrich Dürrenmatt

Der Tiefe Staat. Eine Begrifflichkeit, die im öffentlichen Diskurs nur selten Verwendung findet. Man könnte fast meinen, dass es sich hierbei bloß um einen Mythos handelt. Die 15. Ausgabe von „Positionen – Politik verstehen“ möchte Licht ins Dunkel des Tiefen Staates bringen und fragt: „Der Tiefe Staat: Mythos oder Wirklichkeit?“.

Ist der Tiefe Staat real? Und wenn ja, wie konnte es ihm gelingen, so lange nicht von den Menschen wahrgenommen zu werden, obwohl sie von seinem Handeln direkt betroffen sind? Die Öffentlichkeit, die Gesellschaft, wir alle?

Uwe Soukup, Patrik Baab, Ullrich Mies und Dr. Daniele Ganser haben sich in ihrer beruflichen Laufbahn eingehend mit staatlichen Strukturen beschäftigt, die außerhalb des Rampenlichts manifest sind. Anhand zahlreicher Beispiele versuchen die Gäste, dem Tiefen Staat seinen Tarnumhang vom Leibe zu reissen.

Sie sind sich einig: Wer das Versteckspiel zwischen offiziellem und „inoffiziellem“ Staat beenden möchte, muss zu allererst für Transparenz sorgen. Dem Zuschauer wird schnell klar, dass der Tiefe Staat weit mehr als eine geheime Untergrundorganisation ist, die im Verborgenen die Fäden zieht. Ganz im Gegenteil: So spielen etwa der Tiefe Staat und repräsentative Demokratie in derselben Mannschaft. Ihre neoliberalen Mitspieler – u.a. die Geheimdienste oder Corporate Media – passen sich gekonnt die Bälle zu und bilden zusammen ein „Erfolgsteam“, neben dem selbst der FC Bayern nur wie ein Kreisliga-Team daher kommt.

Geschickt hat diese Mannschaft des Tiefen Staates, unter dem Einsatz von positiv klingenden Parolen wie „Liberalisierung der Arbeitswelt“ dafür gesorgt, die Lohnabhängigen so sehr mit sich selbst zu beschäftigen, dass den meisten die Zeit und die Kraft fehlt, das falsche Spiel dieser Mannschaft zu durchschauen, obwohl es sich tagtäglich vor ihren Augen abspielt. Es ist – um mit einer Metapher von Daniele Ganser zu sprechen – wie beim Fußball: als ob FC-Bayern-Spieler Thomas Müller in das Trikot von Borussia Dortmund schlüpfen würde, um sich dann in deren Strafraum zu schleichen, Eigentore zu schießen und so der eigenen Mannschaft zum Sieg zu verhelfen.

Doch genau hier liegt auch die Hoffnung versteckt: Denn wir als Zuschauer am Spielfeldrand haben die Chance, dieses Tarnmanöver zu durchschauen, indem wir uns die Spieler auf dem Feld ganz genau anschauen, sie und ihre Trikots unter die Lupe nehmen und prüfen, für welche Mannschaft welcher Spieler auf dem Feld tatsächlich spielt.

Diese Ausgabe von „Positionen – Politik verstehen“ soll diesen „Ent-tarnungs-Prozess” ein Stück weit anschieben. Freilich, ohne zu vergessen, dass das Spiel erst gewonnen ist, wenn man aus dem neu erworbenen Wissen auch ins Handeln kommt. Erst wenn sich die gesellschaftlichen Kräfte der tatsächlichen Umstände bewusst werden, stehen die Zeichen auf Veränderung und der Tiefe Staat wird als das erkannt, was er ist: Kein Mythos, sondern Wirklichkeit. Unmöglich? Wohl kaum. Wir sind in der Überzahl!

Die Gäste sind:

Ullrich Mies – Publizist, Fassadendemokratie

Patrik Baab – Journalist, Im Spinnennetz der Geheimdienste

Dr. Daniele Ganser – Historiker und Friedensforscher, Nato-Geheimarmeen

Uwe Soukup – Historiker, Der 2. Juni 1967

Inhaltsübersicht:

0:00:36 Personenvorstellungen

0:03:04 Barschel, Ohnesorg, Gladio – Tiefer Staat, was ist das?

0:33:44 Fassadendemokratie und selektive mediale Informationspolitik

0:49:09 Die weltumspannenden Verstrickungen nationaler Geheimdienste

1:13:57 Der October Surprise Deal im Wahlkampf Jimmy Carter/Ronald Reagan 1980

1:20:19 Wahrnehmungen und Reaktionen des Normalbürgers auf den Tiefen Staat

1:34:32 Warum hält der deutsche Wähler an Angela Merkel fest?

1:41:02 Lösungsmodelle: Menschheitsfamilie und tiefer denken

1:48:18 Gegen den Tiefen Staat hilft nur Transparenz

1:54:51 Den Tiefen Staat überwinden, aber wie?

2:18:49 Wie funktioniert Mut zur Gelassenheit?

2:35:49 Fünf Schlussworte

YOUTUBE: Das Versteckspiel des Staates , freilich, ohne zu vergessen, dass das Spiel erst gewonnen ist, wenn

Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt ausschließlich den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. Beginnen Sie in der vorherigen Ausgabe. Das Original ist verfügbar unter: KenFM

GEOMETR.IT

МОЛДОВА: выехать/нельзя/вернуться

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Germany 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU 54 views / 3 comments

Danube      Germany       Europe             Ex-USSR         Moldova       

GEOMETR.IT  welt.de

* «Всё смешалось в доме Облонских. Жена узнала, что муж был в связи с бывшею в их доме француженкою-гувернанткой, и объявила мужу, что не может жить с ним в одном доме… Жена не выходила из своих комнат, мужа третий день не было дома. Дети бегали по всему дому как потерянные; англичанка поссорилась с экономкой и написала записку приятельнице, прося приискать ей новое место; повар ушел еще вчера со двора, во время обеда; черная кухарка и кучер просили расчета».

Некоторые наблюдатели называют Молдавию богадельней Европы. Ни из одной другой европейской страны не выезжает такое количество людей. В статье рассказывается о типичной жизни молдаван, пытающихся получить убежище в Германии или просто пожить в европейских странах короткий отрезок времени, пока рассматривается их прошение.

Алексей Хок (Alexej Hock), Die Welt, Германия

Кишинев — На столах в овощном отделе на местном рынке возвышаются горы белокочанной капусты, моркови, картофеля, а также плоды бобовых культур. Рядом продавщицы рыбы пытаются достать из аквариумов извивающихся карпов весом, кажется, не меньше центнера — именно так все выглядит в столице Республики Молдавии.

О том, насколько тяжелой является ситуация в Молдавии, безжалостным образом свидетельствуют данные относительно доходов, экономики, демографии — а еще и относительно миграции.

  • По данным Всемирного банка, Молдавия является самой слабой страной на континенте в экономическом отношении. Ее банковская система, по сути, развалена, поскольку в течение короткого времени жители страны сняли со счетов почти миллиард долларов и перевели свои деньги на офшорные счета за границу.
  • Важный результат — ни из одной другой европейской страны не выезжает такое количество людей.
  • По данным Бюро статистики Молдавии, в год из этой бывшей Советской Республики уезжают от 2 тысяч до 3 тысяч человек — одни надолго, другие на короткое время. Одновременно сотни молдавских цыган, спасаясь от бедности, подают заявления о предоставлении убежища в таких странах как Германия.
  • В настоящее время большинство желающих получить убежище в Федеральной Республике являются выходцами из Сирии, Ирака и Афганистана. Однако и Молдавия постоянно попадает в ежемесячную статистику Федерального ведомства по делам миграции и беженцев (BAMF) как одна из десяти стран с наибольшим количеством просителей убежища. При этом численность ее населения составляет всего 3,5 миллиона, а условия для людей, имеющих незначительные шансы на получение убежища, становятся все более жесткими. Количество денег, выделяемых на эти цели, сокращается, а процедура депортации из страны осуществляется все более быстро.

«Многие из нас находятся в Берлине», — говорит Николай в телефонном разговоре с нами, предпочитая не называть своей фамилии. Он родом с бедного севера этой небольшой страны. Николай рассказывает о том, как он сначала подал прошение о предоставлении убежища в Германии, а затем в Голландии — в обоих случаях ответ был отрицательным.

Ежемесячно сотни молдаван, как и Николай, приезжают в Швецию, Голландию или в Германию для того, чтобы подать там прошение о предоставлении убежища. Чаще всего, они проделывают этот путь в небольших автобусах. Подобные поездки организуются в частном порядке и представляют собой доходный бизнес.

Водители хорошо подготовлены, они знают адреса тех учреждений, которые занимаются делами вновь прибывших просителей. Некоторые люди прилетают на самолетах, а, если повезет, они могут рассчитывать на дешевые прямые рейсы.

Но вот что отличает молдаван от других людей, пытающихся получить право на убежище, — речь в данном случае не идет о так называемой нелегальной миграции. Пересечение границы для них является полностью законным, поскольку с 2014 года граждане Молдавии имеют право 90 дней в течение полугода находится без визы в большинстве стран-членов Евросоюза. Однако некоторые задерживаются на более длительное время. Статистика показывает, что в последние годы, особенно в зимний период, количество прошений о получении убежища увеличивается.

Все происходит довольно просто. Каждый четверг с привокзальной площади в Кишиневе отправляется автобус, маршрут которого проходит через Украину и Польшу, а заканчивается в Берлине. Николай и члены его семьи сели в такой автобус в июле 2016 года. В настоящее время этот 43-летний мужчина вновь находится в Молдавии, в городе Отачь, расположенном прямо на границе с Украиной.

Шанса на получение защищенного статуса у граждан Молдавии почти нет, однако это известно большинству из 2203 молдаван, подавших прошения о предоставлении убежища до конца ноября прошлого года. Лишь пять молдаван были признаны беженцами, двое получили дополнительный, более слабый вариант защиты.

Тем не менее, очень большое количество граждан Молдавии обращаются в федеральное Министерство внутренних дел. Лишь в начале декабря руководитель Штаба по депортации направился в Молдавию для того, чтобы обсудить там вопрос об увеличении количества просителей, о чем в ответ на наш запрос сообщили представители Министерства внутренних дел.

В Молдавии сотрудники Международной организации по миграции, прежде всего, занимаются изучением именно этого феномена. На обнесенной забором вилле, расположенной к югу от центра Кишинева, в районе между советскими жилыми кварталами и старыми, разваливающимися домиками, сотрудники этой организации пытаются разобраться в скрытых причинах миграции.

  • В большинстве случае это пожилые люди, страдающие от диабета, от других болезней, или имеющие плохие зубы.
  • Из рассказов других людей или из сообщений в мессенджерах в русскоговорящих деревнях стала распространяться информация о том, каким образом можно получить определенные услуги в Германии, связанные с процессом рассмотрения прошения о предоставлении убежища.
  • А в некоторых странах Евросоюза можно даже рассчитывать на оплату обратного пути, а также на приобретение медицинских препаратов у себя на родине.

Многие уезжают из Молдавии

Федеральное ведомство по делам миграции подтверждает: 87% заявителей в прошлом году были этническими цыганами. Однако возрастная структура противоречит данным Международной организации по миграции в Молдавии. Лишь 526 человек из них были старше 35 лет, а большая часть даже оказались моложе 18 лет. Возможно, подобная статистика объясняется тем, что многие, как и Николай, направляются за границу вместе с детьми.

В апреле прошлого года Николай с семьей вновь отправился в путь — на этот раз его сопровождала его 74-летняя мать. На автомобиле мерседес Vito они через Румынию поехали непосредственно в Голландию, в лагерь для соискателей убежища, рассказывает Николай.

Там в двух специальных местах Николай и члены его семьи провели пять месяцев. Когда он рассказывает о том времени, в его голосе чувствуется грусть. «Нам предоставили целых четыре комнаты, и там было все, что нужно человеку — кровати, шкафы, продукты питания, чистота и порядок», — говорит Николай.

По его словам, его дети прошли там курс лечения по поводу кожных заболеваний, а мать была обследована в соответствии со своим возрастом. Николай благодарен также и Международной организации по миграции в Голландии, сотрудники которой оплатили ему обратную дорогу, а еще уже в аэропорте передали наличные деньги.

Николай с удовольствием готов вновь отправиться в Западную Европу. Однако после возвращения из Голландии в его паспорте нет печати о возможности выезда, и он боится того, что теперь уже не сможет въехать на территорию Шенгенской зоны. И поэтому он пока закупил дрова на зиму — на полученные в Голландии деньги.

Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: welt.de

GEOMETR.IT

1. Great Britain. Inclined to suicide

in Brexit 2019 · EN · Great Britain 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · Skepticism 2019 63 views / 6 comments
Pro-EU anti-Brexit demonstrators wave EU flags during a protest outside the Houses of Parliament in central London on December 13, 2017 as MPs debate the EU Withdrawl Bill. British Prime Minister Theresa May was December 13 facing a rebellion from her own MPs over whether parliament will have a "meaningful vote" on the final Brexit deal in what would be a damaging defeat. / AFP PHOTO / NIKLAS HALLE'N (Photo credit should read NIKLAS HALLE'N/AFP/Getty Images)

Europe

GEOMETR.IT    project-syndicate.org

* Most politicians on the left and the right – including Prime Minister Theresa May, who before the Brexit referendum was in favor of Britain remaining in the EU – know that leaving the European Union without an exit agreement would be a national calamity. So why have almost all refused to do anything to halt the slide toward a catastrophic no-deal Brexit?

NEW YORK – Watching a sophisticated democratic society knowingly walk into a predictable and avoidable national disaster is a rare and alarming experience. Most British politicians are well aware that leaving the European Union with no agreement on the post-Brexit relationship will cause enormous damage to their country. They are not sleepwalking into the abyss; their eyes are wide open.

A minority of deluded ideologues doesn’t mind the prospect of Britain crashing out of the EU with no deal. A few chauvinist dreamers on the right, egged on by sections of the press, believe that the bulldog spirit of Dunkirk will overcome early setbacks and Great Britain will soon rule the waves again as a great quasi-imperial power, albeit without an empire. Neo-Trotskyists on the left, including Jeremy Corbyn, the leader of the main opposition Labour Party, seem to think that catastrophe will spur the British people to demand true socialism at last.

Most politicians on the left and the right – including Prime Minister Theresa May, who before the Brexit referendum was in favor of Britain remaining in the EU – know better. And yet almost all refuse to do anything to halt the slide toward a catastrophic no-deal exit. Proposals in Parliament to seek a delay or to consider alternatives to May’s unpopular exit strategy were voted down. Party politics, jingoistic media, and a weird obliviousness to anything outside the British Isles have apparently paralyzed the collective will of British politicians. Instead of acting to avoid the worst, they delude themselves that more talks and more concessions from Brussels will somehow bail Britain out at the last minute.

This peculiar spectacle of national suicide, while unusual, is not entirely unprecedented. Japan’s drift toward a calamitous war with the US in 1941 is one example. True, there are obvious differences: Britain is not threatening to go to war with anybody, despite all the nostalgic guff about Spitfires and Dunkirk, and Japanese democracy, such as it was, had been pretty much strangled by military factions and authoritarian state control. But the similarities are remarkable.

A relatively small number of militarist hotheads, spurred by quasi-fascist ideologues and mostly middle-ranking officers, actually wanted war with the West. Most politicians, including generals and admirals, knew that it would be madness to provoke a clash with a vastly superior military and industrial power. But they were somehow unable or unwilling to stop it. Some even parroted the extremist rhetoric of the hotheads without believing it – a bit like May pandering to the hard Brexiteers.

The publication is not an editorial. It reflects solely the point of view and argumentation of the author. The publication is presented in the presentation. Start in the previous issue. The original is available at: project-syndicate.org

GEOMETR.IT

IS THERE «THE EU» WE TRUST IN?

in EN · Nation 2019 · Politics 2019 · Skepticism 2019 · YOUTUBE 2019 45 views / 5 comments

Europe 

GEOMETR.IT Milken Institute   11/02/2019

* Loyalty to the Nation all the time, loyalty to the Government when it deserves it.  Mark Twain

People in Central and Eastern Europe are less accepting of Muslims and Jews, same-sex marriage, and legal abortion

  • The Iron Curtain that once divided Europe may be long gone, but the continent today is split by stark differences in public attitudes toward religion, minorities and social issues such as gay marriage and legal abortion. Compared with Western Europeans, fewer Central and Eastern Europeans would welcome Muslims or Jews into their families or neighborhoods, extend the right of marriage to gay or lesbian couples or broaden the definition of national identity to include people born outside their country.
  • These differences emerge from a series of surveys conducted by Pew Research Center between 2015 and 2017 among nearly 56,000 adults (ages 18 and older) in 34 Western, Central and Eastern European countries, and they continue to divide the continent more than a decade after the European Union began to expand well beyond its Western European roots to include, among others, the Central European countries of Poland and Hungary, and the Baltic states of Estonia, Latvia and Lithuania.

The continental divide in attitudes and values can be extreme in some cases. For example, in nearly every Central and Eastern European country polled, fewer than half of adults say they would be willing to accept Muslims into their family; in nearly every Western European country surveyed, more than half say they would accept a Muslim into their family.

A similar divide emerges between Central/Eastern Europe and Western Europe with regard to accepting Jews into one’s family.

In a separate question, Western Europeans also are much more likely than their Central and Eastern European counterparts to say they would accept Muslims in their neighborhoods.1 For example, 83% of Finns say they would be willing to accept Muslims as neighbors, compared with 55% of Ukrainians. And although the divide is less stark, Western Europeans are more likely to express acceptance toward Jews in their neighborhoods as well.

Defining the boundaries of Eastern and Western Europe

The definition and boundaries of Central, Eastern and Western Europe can be debated. No matter where the lines are drawn, however, there are strong geographic patterns in how people view religion, national identity, minorities and key social issues. Particularly sharp differences emerge when comparing attitudes in countries historically associated with Eastern vs. Western Europe.

  • In countries that are centrally located on the continent, prevailing attitudes may align with popular opinions in the East on some issues, while more closely reflecting Western public sentiment on other matters. For instance, Czechs are highly secular, generally favor same-sex marriage and do not associate Christianity with their national identity, similar to most Western Europeans.
  • But Czechs also express low levels of acceptance toward Muslims, more closely resembling their neighbors in the East. And most Hungarians say that being born in their country and having Hungarian ancestry are important to being truly Hungarian – a typically Eastern European view of national identity. Yet, at the same time, only about six-in-ten Hungarians believe in God, reflecting Western European levels of belief.

In some other cases, Central European countries fall between the East and the West. Roughly half of Slovaks, for example, say they favor same-sex marriage, and a similar share say they would accept Muslims in their family – lower shares than in most Western European countries, but well above their neighbors in the East. And still others simply lean toward the East on most issues, as Poland does on views of national identity and Muslims, as well as same-sex marriage and abortion.

Researchers included Poland, the Czech Republic, Slovakia, Hungary, the Baltics and the Balkans as part of “Central and Eastern Europe” because all these countries were part of the Soviet sphere of influence in the 20th century. Although Greece was not part of the Eastern bloc, it is categorized in Central and Eastern Europe because of both its geographical location and its public attitudes, which are more in line with Eastern than Western Europe on the issues covered in this report.

For example, most Greeks say they are not willing to accept Muslims in their families; three-quarters consider being Orthodox Christian important to being truly Greek; and nearly nine-in-ten say Greek culture is superior to others. East Germany is another unusual case; it was part of the Eastern bloc, but is now included in Western Europe as part of a reunified Germany.

Attitudes toward religious minorities in the region go hand in hand with differing conceptions of national identity. When they were in the Soviet Union’s sphere of influence, many Central and Eastern European countries officially kept religion out of public life. But today, for most people living in the former Eastern bloc, being Christian (whether Catholic or Orthodox) is an important component of their national identity.

In Western Europe, by contrast, most people don’t feel that religion is a major part of their national identity. In France and the United Kingdom, for example, most say it is not important to be Christian to be truly French or truly British.

  • To be sure, not every country in Europe neatly falls into this pattern. For example, in the Baltic states of Latvia and Estonia, the vast majority of people say being Christian (specifically Lutheran) is not important to their national identity.
  • Still, relatively few express willingness to accept Muslims as family members or neighbors.
  • But a general East-West pattern is also apparent on at least one other measure of nationalism: cultural chauvinism. The surveys asked respondents across the continent whether they agree with the statement, “Our people are not perfect, but our culture is superior to others.”
  • While there are exceptions, Central and Eastern Europeans overall are more inclined to say their culture is superior. The eight countries where this attitude is most prevalent are all geographically in the East: Greece, Georgia, Armenia, Bulgaria, Russia, Bosnia, Romania and Serbia.

People in Central and Eastern Europe also are more likely than Western Europeans to say being born in their country and having family background there are important to truly share the national identity (e.g., to be truly Romanian; see here.).

Taken together, these and other questions about national identity, religious minorities and cultural superiority would seem to indicate a European divide, with high levels of religious nationalism in the East and more openness toward multiculturalism in the West. Other questions asked on the survey point to a further East-West “values gap” with respect to key social issues, such as same-sex marriage and legal abortion.

Differences over the meaning of ‘European values’

Is Christianity a “European value?” What about secularism? And how about multiculturalism and open borders?

Leaders often cite European values when defending their stances on highly charged political topics. But the term “European values” can mean different things to different people. For some, it conjures up the continent’s Christian heritage; for others, it connotes a broader political liberalism that encompasses a separation between church and state, asylum for refugees, and democratic government.

  • For the European Union, whose members include 24 of the 34 countries surveyed in this report, the term “European values” tends to signify what Americans might consider liberal ideals.2
  •  The “Charter of Fundamental Rights of the European Union” includes respect for cultural and religious diversity; prohibitions against discrimination based on religion and sexual orientation;
  • the right to asylum for refugees; and guarantees of freedom of movement within the EU.3

These rights and principles are part of the EU’s legal system and have been affirmed in decisions of the European Court of Justice going back decades.4 But the membership of the EU has changed in recent years, beginning in 2004 to spread significantly from its historic western base into Central and Eastern Europe. Since that year, Bulgaria, Croatia, Cyprus, the Czech Republic, Estonia, Hungary, Latvia, Lithuania, Malta, Poland, Romania, Slovakia and Slovenia have joined the EU. In many of these countries, the surveys show that people are less receptive to religious and cultural pluralism than they are in Western Europe – challenging the notion of universal assent to a set of European values.

These are not the only issues dividing Eastern and Western Europe.5 But they have been in the news since a surge in immigration to Europe brought record levels of refugees from predominantly Muslim countries and sparked fierce debates among European leaders and policymakers about border policies and national values.

Hungarian Prime Minister Viktor Orbán has articulated one strain of opposition to the EU’s conception of European values, declaring in July 2018 that “Central Europe … has a special culture. It is different from Western Europe.”

Every European country, he said, “has the right to defend its Christian culture, and the right to reject the ideology of multiculturalism,” as well as the right to “reject immigration” and to “defend the traditional family model.” Earlier in the year, in an address to the Hungarian parliament, he criticized the EU stance on migration: “In Brussels now, thousands of paid activists, bureaucrats and politicians work in the direction that migration should be considered a human right. … That’s why they want to take away from us the right to decide with whom we want to live.”

YOUTUBE: WILL Europe survive this struggle? It is different from Western Europe.

  • The publication is not an editorial. It reflects solely the point of view and argumentation of the author. The publication is presented in the presentation. Start in the previous issue. The original is available at:  Milken Institute

GEOMETR.IT

Go to Top