Author

geometr_publisher

geometr_publisher has 533 articles published.

ОБЗОР. Санкционная Политика. Январь 2019г.

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Finance 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 41 views / 15 comments

Europe Russia USA World

GEOMETR.IT

 

* Я сыграл повара в картине Фрэнки и Джонни, однако не требуйте меня чего-нибудь приготовить. Если вдруг я начну готовить, все завершится убийством. Серьезно. Я могу сыграть роль. Приготовить обед – нет. Аль Пачино. 1940

YOUTUBE 2019 ОБЗОР. Международная Санкционная Политика. Январь 2019г.

Обсуждаемые Темы:

1  – США сняли санкции в отношении компаний En+ Group, UC RUSAL и ЕвроСибЭнерго;

2  – Угроза санкций в отношении проекта “Nord Stream 2”;

3 – Проблемы российских производителей гражданской авиации в связи с санкциями против Ирана и секторальными санкциями в отношении России;

4  – Первое использование нового механизма санкций ЕС;

5  – ЕС согласовал новый механизм расчетов с Ираном в обход санкций США;

6  – Новые санкции в отношении Венесуэлы;

 7 – Ситуация вокруг “Huawei”.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: youtube.com

Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. – Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

1. Google, Fake, Crisis of Truth. ИСТИНА – ЭТО КАЧАЮЩАЯСЯ ТЕНЬ ЧЕЛОВЕКА

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · The Best 2019 · YOUTUBE 2019 89 views / 15 comments

Germany Great Britain Europe Russia Ukraine USA World Polska

GEOMETR.IT

 

* Умный может допустить ошибку, но не может оставить ее без внимания.- It is a wise man who looks things over, instead of overlooking things

YOUTUBE 2019 Протесты во Франции глазами французских “борцов за свободу”. Декабрь 2018.

PARISInvited by Google Europe to attend a brainstorming session in Paris on the decline of truth, the rise of fake news, and ways to counter both, I began my presentation by placing the problem in historical context.

I cited George Orwell’s Looking back on the Spanish War, in which the author explains that, for him, “history stopped in 1936,” because it was there, in Spain, that he discovered for the first time “newspaper reports which did not bear any relation to the facts.”

It was there that he sensed that “the very concept of objective truth,” ruined by fascism in its red and brown forms, was “fading out of the world.” And it was there, in effect, that men like Joseph Goebbels (“I’m the one who decides who is Jewish and who isn’t”) and later Donald Trump (and his “alternative facts”) became possible.

( 01 )

ПАРИЖ – Когда компания Google Europe пригласила меня в Париже на сессию «мозгового штурма», посвящённого проблеме упадка истины, расцвета фейковых новостей и способов борьбы с тем и другим, я начал свою презентацию с того, что поставил проблему в исторический контекст.

Я процитировал эссе Джорджа Оруэлла «Вспоминая войну в Испании», в котором автор объясняет, что для него «история остановилась в 1936 году», потому что именно тогда – в Испании – он впервые увидел «сообщения газет, не имевшим к правде никакого отношения».

* “Единственный пропагандистский трюк, который мог удасться нацистам и фашистам, заключался в том, чтобы изобразить себя христианами и патриотами, спасающими Испанию… Чтобы этому поверили, надо было изображать жизнь в контролируемых правительством областях как непрерывную кровавую бойню, а кроме того, до крайности преувеличивать масштабы вмешательства русских.

Из всего нагромождения лжи, которая отличала католическую и реакционную прессу, я коснусь лишь одного пункта — присутствия в Испании русских войск. Об этом трубили все преданные приверженцы Франко, причем говорилось, что численность их чуть не полмиллиона.

А на самом деле никакой русской армии в Испании не было. Были летчики и другие специалисты-техники, может быть, несколько сот человек, но не было армии. Это могут подтвердить тысячи сражавшихся в Испании иностранцев, не говоря уже о миллионах местных жителей.

Но такие свидетельства не значили ровным счетом ничего для франкистских пропагандистов, из которых ни один не побывал на нашей стороне фронта. Зато этим пропагандистам хватало наглости отрицать факт немецкой и итальянской интервенции, хотя итальянские и немецкие газеты открыто воспевали подвиги своих «легионеров». Упоминаю только об этом, но ведь в таком стиле велась вся фашистская военная пропаганда.”

Джордж Оруэлл. Вспоминая войну в Испании.

Именно там он ощутил, что «сама концепция объективной правды», уничтожаемая фашизмом в его красной и коричневой формах, «стала угасать в мире». Именно благодаря этому стали в дальнейшем возможны такие люди, как Иосиф Геббельс («я тот, кто решает, кто является евреем, а кто нет»), а позднее Дональд Трамп (с его «альтернативными фактами»).

Но далее я подчеркнул, что как до, так и после расцвета тоталитаризма произошло несколько важных интеллектуальных потрясений.

Во-первых, кантовская «критика» отделила ноуменальное от феноменального, ограничив наше знание последним, и постулировав, что мы может понимать феномен лишь в той степени, в какой это позволяют наши чувства, понимание и разум. Эта критика добавляет в наши отношения с истиной долю субъективности, добровольными жертвами которой можно считать нынешних идеологов Брексита.

Во-вторых, «перспективизм» Ницше превратил правду в «точку зрения» и объявил «верной» такую точку зрения, которая делает существо сильнее, и «ложной» ту, что его огорчает или принижает. Всё это спровоцировало второе интеллектуальное землетрясение, толчки которого, естественно, потрясли политические системы, открыв метафизическую возможность для появления лидеров, подобных, например, Владимиру Путину.

В-третьих, появился «деконструктивизм» пост-ницшеанцев. Историзация «воли к истине» (Мишель Фуко), помещение истины «в кавычки» (Жак Деррида), отделение знака от значения (Луи Альтюссер), погружение очевидного в миазмы графиков и таблиц (Клод Леви-Стросс) или его связывание в узлы Борромео (Жак Лакан).

Всё это, видимо, привело к тому, что мы потеряли контакт с простыми, твёрдыми и неопровержимыми аспектами истины.

Затем я сосредоточился на ответственности интернета и GAFA (Google, Apple, Facebook и Amazon) за следующую последовательность событий:

Во-первых, цифровая демократия высвободила практически неограниченные объёмы речи и высказываний.

После этого веб превратился в толпу, в свободу для всех; в нём каждый появляется вооружённый личным мнением, убеждениями и истиной.

В конечном итоге – и эта перемена оказалась почти незаметной среди оглушительного рёва твитов, ретвитов и постов – мы потребовали, чтобы наша вновь заявленная истина пользовалась таким же уважением, каким пользовалась старая истина.

Мы начали с равного права на выражение наших взглядов. Мы пришли к признанию того, что любое высказанное мнение имеет равную ценность.

Мы начали и хотели быть услышанными, а затем потребовали, чтобы слушатели стали уважать наши высказывания (что бы они о них ни думали в реальности), и в конечном итоге стали предупреждать этих слушателей, что нельзя ставить одно утверждение выше другого или утверждать, будто может существовать иерархия истины…

*

Выбор очевиден: – Энциклопедия или невежество. – Залатать ткань правды или смириться с окончательным отказом от неё. – Нырнуть глубже в Пещеру, мрачную и шумную, или начать искать выход.

Я бы не хотел придавать неподобающее значение одному единственному мероприятию Google. Но нельзя ли считать его пробуждающим звонком, сигналом к началу процесса критического вопрошания?

Не могут ли те, кто ответственен за худшее, продемонстрировать готовность к ответственному поведению и устранить ущерб, построить заново после всех разрушений? Если не они, то кто?

 

 

Bernard-Henri Lévy, справа,

is one of the founders of the “Nouveaux Philosophes” (New Philosophers) movement. His books include Left in Dark Times: A Stand Against the New Barbarism, American Vertigo: Traveling America in the Footsteps of Tocqueville, and most recently, The Empire and the Five Kings.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: project-syndicate.org

* 01 Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. – Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

1. BREXIT. Для финиша этого бега нужна стратегия под названием “ЛЕЖАЩУЮ НА ДОРОГЕ БАНКУ ПНУТЬ ИЗО ВСЕЙ СИЛЫ”

in Crisis 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Great Britain 2019 · Nation 2019 · RU · Skepticism 2019 · The Best 2019 · YOUTUBE 2019 88 views / 22 comments

Germany       Great Britain       Europe      USA        World

GEOMETR.IT

 

* Но BREXIT – “это Рим, который взамен турусов и колес не читки требует с актера, а полной гибели всерьез. Когда строку диктует чувство, оно на сцену шлет раба, и тут кончается искусство и дышат почва и судьба.”

YOUTUBE 2019  ТЕРЕЗА МЭЙ ТАНЦУЕТ. 2018.

LONDON Has British Prime Minister Theresa May outmaneuvered all her opponents? By defeating Parliament’s effort to rule out a disorderly “no-deal” rupture between the European Union and its second-largest trading partner, May has redoubled pressure on EU leaders to accept her demands by the Brexit deadline of March 29.

Holding a gun to one’s own head is rarely a successful negotiating strategy, as Greece discovered when it threatened to leave the euro. But a collapse of trade with Britain is a far more alarming prospect. Moreover, the main concessions that May is demanding are literally peripheral to every European country except Ireland.

LONDON. ЛОНДОН – Британский премьер-министр Тереза Мэй перехитрила всех своих противников? Преодолев попытки парламента исключить беспорядочный разрыв без обязательств между Европейским союзом и его вторым по величине торговым партнером, Мэй удвоила давление на лидеров ЕС, чтобы они согласились с ее требованиями к 29 марта, когда вступает в силу Брексит.

(  01  )      Приставлять пистолет к чьей-нибудь голове не самая удачная стратегия ведения переговоров – в этом убедилась Греция, когда угрожала выйти из зоны евро. Но крах торговли с Великобританией – гораздо более тревожная перспектива. Более того, основные уступки, которые требует Мэй, буквально второстепенны для каждой европейской страны, кроме Ирландии.

Поэтому представляется разумным ожидать, что лидеры Евросоюза закроют глаза по мере приближения крайнего срока Брексита и дадут Мэй то, что она хочет:

1  –  освобождение от любых гарантий,   2  –  сохранение открытой ирландской границы и, возможно, даже   3  –  обещание абсолютно беспрепятственной торговли с ЕС.

Мэй также, кажется, переиграла своих внутренних противников. Убедив десятки депутатов от лейбористской партии не выступать против нее в решающем голосовании за Брексит, премьер-министр смогла дискредитировать лейбористскую партию в глазах целого поколения проевропейских молодых избирателей.

А заверив сторонников разрыва с ЕС из числа тори, что она волшебным образом устранит самые нежелательные моменты соглашения о выходе из Евросоюза, Мэй получила возможность остаться у власти до следующих всеобщих выборов, а возможно, и после них.

Но этот счастливый прогноз для премьер-министра основан на одном принципиальном предположении: крайний срок Брексита – 29 марта – останется неизменным.

Европейские лидеры могут легко нейтрализовать угрозу Мэй относительно выхода из ЕС без обязательств и, следовательно, устранить любую необходимость предлагать уступки, которых она требует. Для этого они должны понять метод премьер-министра, лежащий в основе ее безумной стратегии затягивания решений.

На протяжении всей своей политической карьеры Мэй использовала волокиту как стратегию победы. Будучи министром внутренних дел, она часто выигрывала битвы, просто отказываясь выражать свои взгляды или появляясь на заседаниях за несколько минут до принятия решения.

Стратегия Мэй тянуть время часто ведет к победе, но только в случае жестких сроков, заставляющих ее противников капитулировать. Без этого метод премьер-министра превращается в простое затягивание времени, бесполезную попытку уклониться от ответственности, отражающую парадоксальные черты характера этой леди: негибкость, как у робота, и невыносимую нерешительность.

Как только переговорную стратегию Мэй должным образом поймут, рациональный ответ ЕС станет очевидным: полная негибкость по существу сделки Брексита плюс перенос крайнего срока выхода Великобритании из Евросоюза.

Европейские лидеры не должны идти ни на какие уступки по соглашению о выходе, не должны допускать тени сомнения в отношении обязательств перед Ирландией и не должны делать никаких намеков на будущие торговые сделки.

Но им также следует публично заявить, что они больше не считают 29 марта крайним сроком и будут рады продлить период переговоров по Брекситу до тех пор, пока это необходимо не только для согласования новых отношений между Великобританией и ЕС. Но и для того, чтобы убедиться, что согласованные вопросы удовлетворяют обе стороны.

Если заменить крайний срок, 29 марта, произвольную дату, которая стала доминировать на переговорах по Брекситу только из-за странности в Договоре ЕС, это стало бы простым признанием того, что к настоящему времени происходит за кулисами. Европейские и британские чиновники уже планируют продление, но обе стороны неохотно признают это публично, поскольку считают, что крайний срок дает им рычаги переговоров.

*

…  Вместо того чтобы позволить себе стать пленником угроз Мэй о выходе без обязательств, ЕС мог бы предложить Великобритании время найти национальный консенсус и затем спокойно принять решение о своих будущих отношениях с Европой

Будь то таможенный союз, договоренность о едином рынке в норвежском стиле, торговое соглашение по-соседски или отказ от выхода из Евросоюза.

Во всех успешных переговорах об освобождении заложников первым решающим шагом к прорыву является продление срока. Европейские лидеры должны сделать этот шаг сейчас.

 

 

 

Anatole Kaletsky

is Chief Economist and Co-Chairman of Gavekal Dragonomics. A former columnist at the Times of London, the International New York Times and the Financial Times, he is the author of Capitalism 4.0, The Birth of a New Economy, which anticipated many of the post-crisis transformations of the global economy. His 1985 book, Costs of Default, became an influential primer for Latin American and Asian governments negotiating debt defaults and restructurings with banks and the IMF.

* 01Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении.

* Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

Венгр против Штатов. Это – бунт? Нет, это революция. Фраза из советского фильма

in Conflicts 2019 · Europe 2019 · Nation 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 71 views / 15 comments

Danube Europe USA World

GEOMETR.IT   hippy-end.livejournal.com

 

* Сегодня утром, когда я ехал из Вены в Будапешт, то на станции Эйзелгогвар оказалась группа цыган, одетых с варварской элегантностью и в шляпах, годных для походов за грибами. Пока поезд стоял, они сыграли Марш Ратковского, как сущие демоны. Я вскрикивал, восхищался, а дело было попросту в том, что один богатый венгерец завещал 600 крон в год на то, чтобы перед каждым поездом упомянутый марш играли для поддержания любви к Родине в сердцах его сограждан. Клод Дебюсси, Будапешт, 3 декабря 1910 г.

YOUTUBE 2019 Венгрия показала США кто друг, а кто враг. 12.02.2019

Министр иностранных дел Венгрии публично прекословит Госсекретарю США на совместном брифинге. Это, знаете ли?.. А самое забавное, насколько по-разному (хотя общий смысл и сохраняется) могут переводить слова, сказанные одним и тем же человеком на одном и том же брифинге разные СМИ

Петер Сийярто, глава МИД Венгрии: «Что касается нашей позиции по поводу Москвы, и я сказал об этом Майку Помпео, то это – огромное лицемерие на политической арене Европы со стороны Запада. Посмотрите на диалог ведущих игроков энергетического сектора Западной Европы с Москвой. И вы поймете, что мы, венгры, на правильном пути в наших отношениях с Россией»

А вот еще один вариант расшифровки того, что сказал глава венгерского МИД . Петер Сийярто: «Как я сказал Госсекретарю, когда речь заходит о России, на европейской политической арене появляется огромное лицемерие. Это не венгерские, а центрально-европейские энергетические компании строят Северный поток 2 вместе с русскими.

Посмотрите на данные по торговле между западно-европейскими странами и Россией. И вы всё увидите. Нас уже достало, что вы изображаете нас так, будто это у нас тесные связи с Россией».

Как бы то ни было, “бунт”, я бы сказал, налицо. Так откровенно Штаты в Восточной Европе еще никто, кажется, не посылал с советских времен. Тем более, когда такие слова из уст главы государственного дипломатического корпуса.

До чего быстро меняется ситуация в мировом социуме, однако, под давлением системных процессов.

* Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. The original is posted at: https://hippy-end.livejournal.com/2572346.html

* Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – * La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

1913. ЛЕТО ЦЕЛОГО ВЕКА. Февраль 2

in 1914 WAR · Culture 2019 · Europe 2019 · France 2018 · History 2019 · Literature 2019 · Person · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 32 views / 0 comments

Balkans       Danube        Germany       Great Britain       Europe       Russia    France   USA        World

GEOMETR.IT

 

* В тот год Марсель Дюшан стал великим художником и объявил, что рисовать он больше не будет, скучно.- В Берлине 13.03.013, Рудольф Штайнер читает знаменитый доклад: «Духовное величие Леонардо на поворотном пункте нового времени». Меня интересует не собственная личность, – говорит Климт, – но другие люди, в первую очередь женщины.- Китаец рисует иероглиф: Быку свежая трава милее золоченой кормушки. Подле картины „Башня синих лошадей“ стоял Франц Марк в шубе, меховой шапке и в лаптях из соломы.Так что, 1913 год был несчастливым?

 YOUTUBE 2019  Тогда еще не воевали с Германией мы, Тринадцатый год был…. Читает Арсений Тарковский.

1913 Лето целого века. Флориан Иллиес

«Меня интересует не собственная личность, – говорит Климт, – но, скорее, другие люди, в первую очередь женщины».

Если изображения, превращающие каждого наблюдателя в вуайериста, обретали известность, то быстро попадали под цензуру, умножая вместе с тем славу их автора.

Когда Шиле хотел выставить в Мюнхене свой рисунок «Дружба», он получил любопытный письменный отказ. Директор выставочного дома написал Шиле, что работу в силу ее грубой наглядности ни в коем случае нельзя показывать, ибо она попирает обычаи и нравы. Точка. Красная строка.

Тем не менее, сам он-де крайне заинтересован в том, чтобы работу эту приобрести. Вот они, слабые звенья между публичной и частной моралью в 1913 году.

Чересчур уж светло в Берлине. Газовые фонари, световые рекламы, огни города того и гляди затмят сияние звезд на небосклоне. В 1913 году техника съезжается к Галльским воротам сносить Берлинскую обсерваторию. Между Линденштрассе и Фридрихштрассе в 1835 году Карл Фридрих Шинкель воздвиг новую прусскую обсерваторию, которую, как и все из этого прекраснейшего десятилетия немецкой истории, едва ли можно было превзойти как по практической значимости, так и по эстетической.

Сногсшибательно простое строение, над которым возвышается купол, словно колокольня, – мирская церковь, но с прямым видом на небо. Здесь открыли несколько комет и пару астероидов. Но главное – планету Нептун.

Однако в 1913 году это уже никого не интересовало. Понадобилось всего две недели – и вот снова поле, на котором некогда стояло одно из самых смелых сооружений Шинкеля. Обсерваторию перенесли в Бабельсберг, потому что там темнее и Нептун виден лучше.

И так как в Пруссии умели хорошо считать, то участок между Линденштрассе и Фридрихштрассе продали, чтобы с прибыли потратить 1,1 миллиона золотых марок на строительство новой обсерватории и 450 000 золотых марок на приобретение новых инструментов. Сам участок – в дворцовом парке Бабельсберга – выделил королевский дом. Тем самым, ровно с учреждением киностудий годом ранее, в 1913 году все, что касалось в Берлине звезд крупных и мелких, очутилось в Бабельсберге.

6 февраля 1913 года начинается год быка по китайскому календарю. Быку, гласит старая китайская поговорка, свежая трава милее золоченой кормушки.

В Зиндельсдорфе Франц Марк работает над своим главным произведением, а Эльза Ласкер-Шюлер вернулась в Берлин. Наверху, на неотапливаемом чердаке их старого крестьянского дома в Зиндельсдорфе, в котором едва ли что было слышно, если внизу Мария Марк играла на пианино, он устроил себе мастерскую.

Холодно так, что даже Ханни, любимая кошка, предпочитает оставаться у камина. Кандинский приезжает в гости из Берлина, он рассказывает:

«Снаружи белым-бело, снег укрывает поля, горы, леса, мороз щиплет за нос. Наверху, на низком чердаке (постоянно ударяешься головой о балки), на мольберте располагалась „Башня синих лошадей“, подле стоял Франц Марк в шубе, большой меховой шапке, ноги в самодельных лаптях из соломы. А теперь, положа руку на сердце, скажите, как вам картина?» Какой вопрос.

13 февраля «Моны Лизы» Леонардо в Лувре все так же нет. Выходит новый каталог Лувра, в котором картина уже не представлена.

В Берлине 13 февраля Рудольф Штайнер читает один из своих знаменитых докладов: «Духовное величие Леонардо на поворотном пункте нового времени». Штайнер говорит долго, чуть ли не два часа. Слушатели ловят каждое слово. Как и Освальд Шпенглер, он много говорит о закате и гибели. Но он считает его необходимым, чтобы освободилось место чему-то новому:

«Потому что в умирающих силах мы предвидим и в конечном итоге наблюдаем силы, готовящиеся родиться, и чем ближе закат, тем больше в нас предчувствия и надежды на рассвет. И душа наша должна сознавать развитие человечества, как и всякое становление: где созданное превратится в руины, там непременно расцветет новая жизнь».

17 февраля в здании бывшего арсенала в Нью-Йорке открывается одна из самых главных выставок века. Какого века?

Может, не будет ошибкой сказать, что только с первой Арсенальной выставкой подошло к концу искусство девятнадцатого столетия, и только тогда господство модерна приняло размах не просто европейский, но глобальный.

Три американца, с присущим им большим любопытством и знанием дела – художники Уолтер Пач, Артур Дэвис и Уолт Кун, – отправились в конце 1912 года в Европу познакомиться с наиболее интересными художниками и привезти их главные произведения в Нью-Йорк.

Вместе с Клодом Моне, Одилоном Редоном и Альфредом Стиглицем в комиссии сидели крупные художники и фотографы – общественность Америки быстро смекнула, что в противовес дородной американской живописи декаданса собираются выставить кубистов, футуристов и импрессионистов Старой Европы.

Это была борьба. И впервые она велась на американской земле, после того как отгремели бои в Европе. Всего можно было увидеть тысячу триста картин, лишь одна их треть приехала из Европы. Но именно на фоне этой трети американские казались допотопными – в первую очередь, на фоне восьми картин кисти Пикассо и двенадцати – Матисса.

Бурные дискуссии вызвали скульптуры Бранкузи и полотна Франсиса Пикабиа и Марселя Дюшана. «Камера Уорк», легендарный журнал Стиглица, писал: «Выставка с новым искусством из Европы обрушилась на нас, точно бомба».

Мощь детонации такой и оказалась: реакцией последовало возмущение, непонимание, смех – но людские массы текли на выставку, чтобы составить о ней собственное впечатление. Газеты чуть ли не каждодневно печатали карикатуры, а на втором показе в Чикаго дошло и до протестных демонстраций студентов Чикагского института искусств – говорят, они сожгли три копии полотен Матисса.

Среди американской публики Матисс считался наибольшим простачком. А это, как повелось, надежнее всего доказывает качество..

Сенсацию произвели три брата: Раймон Дюшан-Вийон, Жак Вийон и Марсель Дюшан. Выставлялось семнадцать их работ – все до одной проданы. А «Обнаженная, спускающаяся по лестнице» Марселя Дюшана стала маркой Арсенальной выставки, самым дискутируемым произведением искусства и самым шаржируемым.

«Взрыв на деревоперерабатывающем заводе», как назвал ее один критик, – звучит издевкой, однако демонстрирует, сколь мощными были ударные волны, исходившие от этой работы. Женщина, ступающая сквозь пространство и время – гениальная комбинация из великих временных феноменов кубизма, футуризма и теории относительности.

Зал с этой картиной штурмовался ежедневно, люди выстаивали очереди, ждали по сорок минут, лишь бы успеть бросить взгляд на скандальное полотно. Очевидно, для верных традициям американцев эта картина представлялась воплощением странной, иррациональной Европы.

Ее купил какой-то антиквар из Сан-Франциско. Где-то на одном провинциальном вокзале в Нью-Мехико, во время какого-то бесконечного возвращения домой, он сошел с поезда и телеграфировал в Нью-Йорк: «Покупаю Дюшана голая женщина спускается лестницей прошу резервировать».

Дюшаны так и работали в своей мастерской в Нейи, ничего не зная о собственной славе – но тут вдруг вместе с почтой пришли чеки. Марсель Дюшан получил за продажу четырех полотен 972 доллара – для 1913 года сумма небольшая. Так, «Холм Бедных» Сезанна ушел с выставки в музей Метрополитен за 6700 долларов. И тем не менее Дюшан был очень рад.

Однако в тот момент, когда Америка и Париж открыли его как художника, сам Марсель Дюшан порвал с кубизмом и темой движения – или, как хорошо он сказал сам, «с движением, смешанным с масляной краской». В тот момент, когда он должен был стать великим художником эпохи, Дюшан объявил, что рисовать ему скучно. Он искал что-то другое, новое.

В Праге страдает Кафка. Оттого что Фелиция, объект его эпистолярных воздыханий, отмалчивается по поводу сборника рассказов «Созерцание», который он ей послал в декабре. Оттого что сестра Валли выходит замуж, оттого что в квартире всегда так шумно (потому что родители и сестры хлопают дверьми да еще и разговаривают), оттого что днем он занимается чужими страховками, а ночью – собственным творчеством. Ему угрожают командировки, перерывы, простудные заболевания.

Но в первую очередь его мучает страх, что иссякла творческая энергия. И каким бы пугающим ни было представление о жизни холостяком, возможно, в этом заключается единственная возможность быть писателем. Ибо один-единственный вопрос приводит его в панический ужас.

Что станет с ним, случись ему жениться? Как быть ему с тем, что он называл «правом супруги»? И это состояло для него из двух кошмарных сценариев: телесных претензий жены, но прежде всего временных претензий.

Он просит Фелицию не писать ему лишний раз о том, что она хочет сидеть с ним рядом, когда он работает над своими книгами – так как если она или кто-то будет сидеть у него за спиной, то разрушится тайна письма. И тогда он пишет Фелиции еще одно предложение: «Подвергнуть себя риску отцовства я бы никогда в жизни не отважился». Можно ли предостерегать от себя самого больше, чем это делает Кафка в письмах?

Но Фелиция, разрываясь между работой и домом, написанием писем и семейными заботами, реагирует так, словно это ее призвание свыше – служить адресатом Кафке и мировой литературе. Эту миссию она возлагает на себя с невозмутимой серьезностью.

Всюду в 1913-м искусство стремится сбежать в абстракцию. Кандинский в Мюнхене, Робер Делоне и Франтишек Купка в Париже, Казимир Малевич в России и Пит Мондриан в Голландии – каждый стремится своим путем избавиться от причастности к реальному. А тут еще этот юный, воспитанный, сдержанный молодой человек в Париже – Марсель Дюшан, внезапно расхотевший рисовать.

В Мюнхене благотворительный аукцион в поддержку Эльзы Ласкер-Шюлер идет вкривь и вкось. С целью поддержать дополнительными средствами инициированную Карлом Краусом в «Факеле» акцию помощи, Франц Марк трогательным образом попросил венских друзей-художников предоставить свои полотна.

И действительно, 17 февраля на торги поступили выполненные маслом картины от Эрнста Людвига Кирхнера, Эмиля Нольде, Эриха Хеккеля, Карла Шмидт-Ротлуфа, Оскара Кокошки, Пауля Клее, Августа Маке, Алексея фон Явленского, Василия Кандинского и Франца Марка. Только Людвиг Майднер из Берлина отказался (ему-де самому есть нечего).

Аукцион организовали в Новом художественном салоне, но никто не проявил интереса. Так что художники торговались друг с другом, чтобы избежать абсолютного позора, вместе набралось 1600 марок. Общая ценность не ушедших 17 февраля 1913 года с молотка произведений искусства составила бы сегодня около 100 миллионов евро, да что там – чуть ли не 200 миллионов.

Зигмунд Фрейд продолжает развивать теорию отцеубийства.

В то же время открытые недавно киностудии в Бабельсберге празднуют 28 февраля премьеру фильма «Грехи отцов» с Астой Нильсен. Позже – и тут название весьма кстати – Аста Нильсен чувствовала свою сопричастность «к китчу ранней эпохи кинематографа». На афише она в узкой юбке и открытой блузе. Аста Нильсен была стройной, что по тем временам не вписывалось в общую картину, – на радость карикатуристам, видевшим в ней лишь кожу да кости.

Но большинство мужчин это не смущало. В 1913-м Аста Нильсен была самым настоящим секс-символом, большой контракт с ней включал восемь фильмов, снятых и показанных друг за другом в период с 1912 по 1914 год. Новый журнал «Бильд унд Фильм» пишет: «Толпы страждущих, словно голодная орава у дверей булочной, за билет готовы друг другу шею свернуть. При этом многие посмотрели фильм два-три раза подряд и не устают приходить в восторг».

Также и Самуэль Фишер, знаменитейший издатель своего времени, со все большим удивлением наблюдает, как Аста Нильсен покоряет толпы людей. Он понимает, что за кинематографом будущее, и хочет уговорить своих самых известных авторов заняться написанием киносценариев.

На дворе 1913 год, но катастрофа Арнольда Шёнберга откладывается. Воскресным вечером, 23 февраля, в половину седьмого, в большом зале филармонии премьера его «Песен Гурре» – публика предвкушает новый скандал. Его последние выступления и композиции успели наделать в Вене шума: некогда романтик постепенно сделался «модернистом». В прошлом году дикий ужас вызвал его «Лунный Пьеро, опус 21».

И вдруг такое: вместо современной радикальности сущий поздний романтизм. Пять вокалистов, три мужских хора на четыре голоса, огромный оркестр с разной формы флейтами, ударными и струнными. На одних только струнных на премьере было занято восемьдесят музыкантов – вот он, гигантизм рубежа веков, пробивающий себе дорогу. Нельзя играть ораторию без ста пятидесяти музыкантов в оркестре, объяснял Шёнберг.

Словно сама природа разыгрывает помпезную драму: и летний ветер в ней, и буря, и гроза. Необозримые хоры воспевают красоту солнца, грандиозного явления природы – каким оно однажды явилось Шёнбергу, когда после ночной попойки он отправился на Аннингер – одну из прилегающих к Вене гор.

«В сотне глаз уже затаилось злорадство: сегодня ему снова покажут, может ли он позволить себе сочинять так, как хочется ему, а не так, как ему показали другие», – пишет Рихард Шпехт в берлинском журнале «Март».

Но вместо скандала – триумф. «Ликование публики, разразившееся уже после первой части, перешло в агонию восторга после третьей… А когда хор завершил свое мощнейшее приветствие рассвета… восторгу не было предела; с влажными от слез лицами публика благодарила композитора, теплее и настойчивее, чем бывает в случае „успеха“: словно ему публично приносили извинения. Пара молодых людей, мне не знакомых, подошла ко мне с румянцем стыда на щеках и призналась: они взяли с собой ключи от дома, чтобы дополнить музыку Шенберга подобающим ей бряцаньем, но теперь он целиком их покорил и кумир навеки».

«Песни Гурре» с их гимническими, пышными мелодическими дугами оказались самым большим успехом, какого Шёнбергу суждено было добиться у публики. Но Шёнберг никогда и не испытывал такой потребности в своей публике, как сейчас – видимо, из-за панического ужаса перед катастрофой, которой грозит ему 1913 год.

«Песни Гурре» – утопающее в роскоши, расточительное произведение позднего романтизма, мелодичное, хотя его создатель давно оставил границы тональности позади. Чарующая красота, на волосок от китча. Понадобилось десять лет, прежде чем Шёнберг написал правильную оркестровку, однако сама композиция родилась еще на рубеже веков – и таким образом тринадцать лет спустя идеально вписалась во вкус венской публики.

Жизнь наградит того, кто опоздает. Ключи, которыми хотели забренчать Шёнберга, слушатели на этот раз не доставали из карманов. Но долго там они не останутся.

События развиваются одно за другим в Вене 1913 года.

Тем же вечером нарушается запрет на постановку пьесы Артура Шницлера «Профессор Бернхарди»: в виде «читки» в Объединении Народного вечернего университета у парка Кофлер, прямо на остановке восьмого трамвая, «ровно в семь часов вечера». Хотя дирекция венской кайзеровско-королевской полиции постановила:

«Если и можно было бы некоторыми поправками и изменениями текста преодолеть сомнения в возможности постановки произведения с точки зрения защиты чувств верующих, то одним даже своим построением эпизодов, освещающих нашу общественную жизнь, пьеса, всячески искажая местное положение вещей, изображает государственные австрийские учреждения столь оскорбительным образом, что постановка сего произведения на отечественной сцене, во благо оберегаемых общественных интересов, недопустима».

После вечера «Песен Гурре», в понедельник без четверти шесть, в салоне Артура Шницлера собирается круг избранных. 21 февраля свое согласие дал Гуго фон Гофмансталь: «Так как большой и чистой радостью будет мне услышать Вашу новую работу в Вашем же исполнении, и так как мне вообще всегда печально от того, что так редко Вас вижу. От всего сердца, Ваш Гуго». Для самого Шницлера чтение обернулось мучением: он кашляет, потеет, у него жар. Он даже не смог пойти на «Песни Гурре» накануне вечером.

Но пациент из врача всегда никудышный, так что вечером понедельника он отважно читает из «Фрау Беаты и ее сына», своей новой новеллы с эдиповой подоплекой, которой так порадовался Фрейд. Текст длинный, но Шницлер держится до конца.

  1. Лето целого века

 

 

 

 

 

 

 

 

Флориан Иллиес – немецкий критик, публицист и писатель. Изучал историю искусства и современную историю в Бонне и Оксфорде, работал редактором разделов культуры нескольких крупных немецких газет и журналов. Основатель художественного журнала Monopol, автор бестселлера «Поколение Golf» – полного самоиронии портрета европейской молодежи 1980-х годов. 

Франц Марк.Лошадь в пейзаже.1913

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает исключительно точку зрения и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Продолжение в следующем выпуске. Начало в предыдущем выпуске. Оригинал размещен по адресу: e-reading.club

*  La publication n’est pas un ditorial. Cela reflte la position et l’argument de l’auteur.   –  All opinions in this column reflect only the views of the author(s).   –  Die Publikation ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur den Standpunkt und die Argumentation des Autors wider.  –  Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie punkt widzenia i argument autora.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

2. Foreign Affairs. Начинается третий этап влияния администрации Трампа?

in Crisis 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · The Best 2019 · Trump 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 69 views / 0 comments

Germany Great Britain Europe Russia USA World

GEOMETR.IT foreignaffairs.com

 

* Он давно известен своими позитивными отзывами о диктаторах. В 1990 году в одном из интервью Трамп выразил сожаление, что советский лидер М. Горбачев не подавил демонстрации. Так, как годом ранее это сделал Пекин на площади Тяньаньмынь.

YOUTUBE 2019 Как форма тела влияет на его движение в мощной аэродинамической трубе. Январь 2019.

Trump’s Foreign Policy Is No Longer Unpredictable? Foreign Affairs – It has become a commonplace to describe the foreign policy of U.S. President Donald Trump as unpredictable. But doing so mischaracterizes the man and the policy. In fact, although Trump’s actions may often be shocking, they are rarely surprising. His most controversial positions—questioning NATO, seeking to pull out of Syria, starting trade wars—are all consistent with the worldview he has publicly espoused since the 1980s.

The unpredictability of this administration originated not in Trump’s views but in the struggle between the president and his political advisers on the one hand and the national security establishment on the other. Until recently, these two camps vied for supremacy, and it was difficult to know which would win on any given issue.

At the two-year mark, it is now clear that the president is dominating this struggle, even if he has not yet won outright. For the first time, it is possible to identify a singular Trump administration foreign policy, as the president’s team coalesces around his ideas.

This policy consists of a narrow, transactional relationship with other nations, a preference for authoritarian governments over other democracies, a mercantilist approach to international economic policy, a general disregard for human rights and the rule of law, and the promotion of nationalism and unilateralism at the expense of multilateralism.

(  02  )  

 … Все началось с увольнения Тиллерсона, Макмастера и Коэна в марте-апреле (всего за три недели). У людей, пришедших им на смену – Майка Помпео, Джона Болтона и Лэрри Кадлоу – была одна общая черта: личная лояльность и преданность Трампу.

Эта тенденция продолжилась после ухода посла США в ООН Никки Хейли и завершилась отставкой Мэттиса 21 декабря после объявления Трампа о выводе войск из Сирии.

Назначение Болтона было особенно важно для автономии Трампа во внешней политике. До тех пор, пока представитель истеблишмента занимал пост советника по национальной безопасности, Трамп был лишен полномочий для определения повестки дня и не мог контролировать процесс межведомственных совещаний.

Болтон предоставил ему такие полномочия. Конечно, на этом пути встречались ухабы. Как говорят, Болтон должен был пообещать Трампу, что не втянет его в новую войну, но уже через несколько недель после его назначения Трамп обвинил его в попытке саботировать работу США с Кимом.

Однако в целом у Трампа теперь есть команда, которая не стремится свести к минимуму

На этом этапе внешней политики Трампа были и некоторые положительные моменты. Например, в декабре 2017 г. и в январе 2018 г. администрация разработала стратегию в области национальной безопасности и обороны, в которой акценты были смещены с антитеррористической деятельности на конкуренцию между великими державами, что приветствовали многие внешнеполитические эксперты в Вашингтоне.

В этих стратегиях был признан вызов, который Россия и Китай бросают мировому порядку под руководством США, и подтверждена важность альянсов. Однако президента, похоже, не интересует смена акцентов, поскольку он лишь однажды об этом упомянул. В своих комментариях по поводу принятия Стратегии в области национальной безопасности Трамп один единственный раз упомянул конкурирующие с Америкой державы, но сразу после этого заявил о важности сотрудничества с Россией.

ЕДИНАЯ ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

Борьба между президентом и его командой стала определяющим фактором первых двух лет его президентства. Хотя между ними до сих пор существует существенное расхождение, хотя позиции во многом сблизились.

Впервые наблюдатели могут говорить о единой, пусть и неполной, внешней политике Трампа, притом, что администрация амортизирует или гасит импульсивность президента, стремясь направить ее в конструктивное русло.

В этой единой внешней политике у администрации Трампа нет постоянных друзей или постоянных врагов. Она берет на вооружение транзакционный подход ко всем странам, не слишком ценит исторические связи и стремится к немедленным выгодам – от торговли и закупок до дипломатической поддержки.

Так уж получается, что авторитарные правительства больше склонны предлагать такие быстрые уступки Соединенным Штатам, и именно по этой причине администрации Трампа легче иметь дело с ними, чем с демократическими союзниками. Подумайте о контрасте между Саудовской Аравией и Японией.

Саудовская Аравия смогла снизить цену на нефть, чтобы умиротворить президента, когда президент встал на ее сторону после убийства журналиста Джамаля Хашогги.

Япония же оказалась среди проигравших стран, несмотря на начальные попытки премьер-министра Синдзо Абэ льстить президенту. Объятия Трампа с Кимом раздосадовали японских официальных лиц; в результате Трамп продолжает угрожать введением пошлин на продукцию японского автопрома.

Администрация Трампа сегодня едина в готовности вводить пошлины, в том числе против союзников и партнеров, для продвижения экономических планов США. Все еще возможны разногласия по поводу тактики, но более серьезные дебаты о мировой экономической стратегии, бушевавшие в 2017 г., на сегодня закончены. Администрация регулярно использует рычаг в виде мощи и влияния Соединенных Штатов для получения экономических преимуществ над другими странами.

Подумайте, например, как команда Трампа ухватилась за предложение Польши оплатить американскую военную базу на своей территории, и как она оказала давление на Великобританию, чтобы подтолкнуть ее к жесткому Брекзиту, дабы США могли прикарманить уступки в переговорах по двустороннему соглашению о свободной торговли между США и Великобритании.

Администрация берет на вооружение национализм и презрительно относится к многостороннему сотрудничеству в рамках своей общей идеологии, что очевидно из выступлений Трампа, Болтона и Помпео.

Администрация также без большого пиетета относится к демократии и правам человека, если не считать таких стран как Куба, Иран и Венесуэла. Это мировоззрение проявляется в противодействии Вашингтона Европейскому союзу, поддержке авторитарных лидеров, бросающих вызов международным нормам, а также в выходе из международных организаций и договоров.

В то же время мышление администрации остается спонтанным и достаточно примитивным: администрация усиленно склоняет Германию к отказу от строительства трубопровода Северный поток-2, хотя, согласно ее доктрине, немецкому правительству следует поступать так, как выгоднее для Германии. Трамп по-разному относится к разным регионам Европы.

1  –  Его администрация взаимодействует без предварительных условий с Центральной и Восточной Европой, где обеспечивает политической поддержкой венгерского автократа Виктора Орбана и работает над увеличением экспорта сжиженного природного газа в этот регион для противодействия российскому влиянию.

2  –  Планы администрации в отношении Западной Европы более враждебны. Здесь акцент делается преимущественно на разногласиях, включая неприятие трубопровода Северный поток-2, отказ от свободной торговли с Европой, от оборонных расходов в рамках НАТО, а также разногласиях с ЕС по поводу Ирана.

3  –  В Восточной Азии политика Трампа состоит из двух основных компонентов: Китай и Северная Корея.

Желание победить в торговой войне с Пекином заставляет президента поддерживать более широкие усилия по уравновешиванию Китая, которые отстаивают некоторые его советники. Речь идет о противодействии политическому влиянию КНР и переориентации армии США на конкуренцию с Китаем.

Но эта поддержка сил, противодействующих Пекину, может быть испытана на прочность по мере того, как риторика китайского лидера Си Цзиньпина по Тайваню становится все более жесткой, и особенно если закончится торговая война с Китаем. Будет ли Трамп точно противостоять Китаю по вопросу Тайваня, если тот пойдет на значительные уступки в новом торговом соглашении с Соединенными Штатами?

Политика по отношению к Северной Корее состоит в неформальной сделке, по которой США допускают потепление отношений, коль скоро Ким соглашается не испытывать ракеты или ядерное оружие, даже если это не приведет к существенному прогрессу в деле ликвидации ядерного оружия. Некоторые чиновники администрации, в частности Болтон, делают оговорки относительно этой стратегии умиротворения, но оставляют все на усмотрение президента.

Разногласия между президентом и его командой остаются. Наиболее яркий пример – ближневосточная политика.

Трамп и его советники согласны, что нужно проводить жесткий курс в отношении Ирана. Но президент категорически не желает расходовать ресурсы на то, чтобы ослабить влияние Ирана в Сирии, и хотел бы сокращать затраты на этот регион.

С его точки зрения, следует ограничиться поддержкой союзников, чтобы они предпринимали любые действия, которые сочтут нужными для противодействия Ирану (такие как война Саудовской Аравии в Йемене), введением санкций и выходом из Совместного всеобъемлющего плана действий.

YOUTUBE 2019 Как форма тела влияет на его движение в мощной аэродинамической трубе. Январь 2019.

Команда Трампа высказывала иную точку зрения на эти вопросы, отличную от позиции президента. Например, во время поездки по Ближнему Востоку Болтон заявил, что войска США не уйдут из Сирии до тех пор, пока Исламское государство (ИГИЛ) не будет полностью побеждено, и курдам не будет предоставлена защита. Однако в целом внешняя политика Трампа сегодня более цельная, чем когда-либо раньше.

ЧТО  БУДЕТ  ДАЛЬШЕ ?

Парадоксально, но более цельная и предсказуемая внешняя политика, вероятно, ослабит американское влияние и дестабилизирует мировой порядок. Расколотая администрация Трампа была лучшим доказательством для тех, кто верит в послевоенную стратегию США, для которой характерны сильные альянсы, открытая мировая экономика и широкая поддержка демократии, власти закона и прав человека.

Поскольку Трамп никогда не изменит свое мировоззрение, его администрация вынуждена либо не соглашаться, либо соглашаться работать на его условиях. Сегодня мы имеем второе.

Таким образом, начинается третий этап: влияние единой администрации Трампа на мир.

THOMAS WRIGHT

is the Director of the Center on the United States and Europe and a Senior Fellow in the Project on International Order and Strategy at the Brookings Institution.

* 02 – Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. The original is posted at: foreignaffairs.com – Оригинал публикации: “Trump’s Foreign Policy Is No Longer Unpredictable “

Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – * La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

1. Foreign Affairs. Начинается третий этап влияния администрации Трампа?

in Crisis 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Politics 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · The Best 2019 · Trump 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 15 views / 0 comments

Germany Great Britain Europe Russia USA World

GEOMETR.IT foreignaffairs.com

 

* Штаты оказали давление на Великобританию, чтобы подтолкнуть ее к жесткому Брекзиту. Тогда США смогут жирно прикарманить уступки в переговорах о свободной торговле между ними и англичанами.

YOUTUBE 2019 Как форма тела влияет на его движение в мощной аэродинамической трубе. Январь 2019.

й экономической политике,    

4  – общего пренебрежения правами человека и верховенства закона, а также   

5  –  поощрения национализма и   

6  –  односторонности в за счет многосторонности.

 

ЧТО СДЕЛАЛО ТРАМПА ОСОБЕННЫМ?

Многие президенты США не имели опыта реальной внешней политики, когда попадали в Белый Дом. У некоторых были идеи, противоречившие стержневым принципам американской внешней политики – например, Джимми Картер выступал за то, чтобы вывести войска из Кореи.

Но Трамп стоит особняком в этом ряду. Это единственный президент, когда-либо избранный на платформе, явно отвергавшей все столпы большой стратегии.

Хотя Трамп изменил свое мнение по многим вопросам, у него есть четкие, последовательные, бессознательные внешнеполитические инстинкты, появившиеся еще три десятилетия тому назад.

Он давно отвергает альянсы США в сфере безопасности как несправедливые по отношению к американскому налогоплательщику, обвиняя союзников в том, что они обманным путем добились от Вашингтона бесплатного предоставления военной помощи для их защиты.

Он давно считал торговый дефицит угрозой для американских интересов и отвергал, по сути, все торговые сделки, заключенные Соединенными Штатами после Второй мировой войны.

Он давно известен своими восхищенными отзывами о диктаторах: например, в 1990 г. он выразил сожаление в одном из интервью, что советский лидер Михаил Горбачев не подавил демонстрации так, как годом ранее это сделал Пекин на площади Тяньаньмынь.

Во время своей президентской кампании Трамп не только не отказался от этих инстинктов, но и сделал на них особый акцент.

1  –  Он приравнял в нравственном отношении Кремль при российском президенте Владимире Путине к правительству США,   2  –  раскритиковал НАТО,   3  –  похвалил Саддама Хусейна за его жесткость в отношении террористов,   4  –  одобрил приход к власти северокорейского лидера Ким Чен Ына и    5  –  высказывался против свободной торговли.

Его внешнеполитическая платформа возымела немедленный и продолжительный эффект, побудив десятки внешнеполитических экспертов-республиканцев публично осудить его.

Не имея советников из политического истеблишмента, Трамп сумел привлечь несколько малоизвестных персоналий и пару бывших официальных лиц – например, Майкла Флинна и Валида Фареса – в основном, ради шоу.  

На протяжении своей кампании Трамп опирался на собственные инстинкты. Затем Трамп  добавил несколько новых вопросов в повестку дня – в частности, он резко высказывался против нелегальной иммиграции и критиковал торговлю с Китаем.

После победы на выборах у Трампа возникла проблема. Он был совершенно не готов к управлению политикой США, и у него почти не было квалифицированных людей в команде, которым можно было бы доверить высокие посты в сфере национальной безопасности.

Эта нехватка кадров, вкупе с его непрекращающейся критикой специалистов из истеблишмента, выступавших против него в процессе избирательной кампании, заставили его обратиться к помощи отставных генералов и промышленных магнатов, включая:

Джеймса Мэттиса, назначенного министром обороны, Рекса Тиллерсона, занявшего кресло госсекретаря, Гэри Кона, ставшего директором Национального экономического совета. Спустя несколько недель на пост советника по национальной безопасности был приглашен Герберт Макмастер.

ДВА ЭТАПА В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ АДМИНИСТРАЦИИ

1   – Первый этап пребывания Трампа на президентском посту – период сдержанности – длился со времени его инаугурации до августа 2017 года. В эти семь месяцев Трамп совершил много весьма спорных вещей.

Он отказался соглашаться с Пятой статьей, выступая в штаб-квартире НАТО в Брюсселе, и объявил о выходе из Парижского соглашения об изменении климата. Но по большей части администрация все же следовала процедуре межведомственного согласования (при котором решения принимаются после формальных консультаций с соответствующими департаментами и ведомствами, которые завершаются собраниями с экспертами по национальной безопасности в Зале оперативных совещаний).

Трамп неохотно, но принимал советы своего кабинета. Он не вывел страну из Североамериканского соглашения по свободной торговле, изменил мнение о НАТО и протянул руку союзникам в Азии, а также передумал выходить из Иранской ядерной сделки.

Однако вскоре президент начал выражать несогласие со своими советниками. В середине июля 2017 г. он горько посетовал на то, что ему приходится отступать от своих принципов и обновлять обязательства в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий, обвинив своих советников в том, что они не предоставили ему вариант выхода из соглашения.

Через несколько недель на встрече в Кемп-Дэвиде, где решалась политика в Афганистане, Трамп разозлился на упорство МакМастера, доказывавшего необходимость продления срока пребывания американского контингента в этой стране. Трамп уступил с большой неохотой, но дал понять, что его это не устраивает.

YOUTUBE 2019 Как форма тела влияет на его движение в мощной аэродинамической трубе. Январь 2019.

2  –  Второй этап во внешней политике администрации Трампа начался осенью 2017 г. Это этап односторонних действий. Он длится до сих пор.  Трамп пытается обходить формальную межведомственную совещательную процедуру при принятии решений, и четко формулировать свои предпочтения.

1  –  В декабре 2017 г., несмотря на возражения своей команды, он объявил о переносе посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. 2  –  В мае 2018 года он вышел из иранской ядерной сделки. 3  –  Он ввел торговые пошлины против дружественных стран, равно как и против недружественных стран. 4  –  На Брюссельском саммите 2018 г. он возобновил критику НАТО и жестко настаивал на выводе американских войск из Сирии. 5  –  Наверно, наиболее обсуждаемый его шаг заключался в решении провести встречу с Кимом в Сингапуре, не проконсультировавшись с экспертами своего кабинета по национальной безопасности. 6  –  Принятие одностороннего решения о встрече с российским президентом Владимиром Путиным в Хельсинки.

Он продолжил бросать вызов своим советникам, обнявшись с российским лидером на пресс-конференции после саммита.я В связи с этим Трампу понадобилась новая команда, которая поддерживала бы его в этих инициативах, а не вставляла палки в колеса. Этим он занимался в 2018 году…

*

…   Поскольку Трамп никогда не изменит свое мировоззрение, его администрация вынуждена либо не соглашаться, либо соглашаться работать на его условиях. Сегодня мы имеем второе.

Таким образом, начинается третий этап: влияние единой администрации Трампа на мир.

THOMAS WRIGHT

is the Director of the Center on the United States and Europe and a Senior Fellow in the Project on International Order and Strategy at the Brookings Institution.

*  01  –  Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. The original is posted at: https://www.foreignaffairs.com/articles/world/2019-01-18/trumps-foreign-policy-no-longer-unpredictable – Оригинал публикации: “Trump’s Foreign Policy Is No Longer Unpredictable “

Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – * La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

2. Четвертый Рейх нечаянно нагрянет? МЕRKEL

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Germany 2019 · Great Britain 2019 · Merkel 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 48 views / 0 comments

Germany Great Britain Europe Russia USA World

GEOMETR.IT

 

* Над останками погибших в России немцев нет надгробий. В один день какой-то мужик запашет останки, засыплет их удобрением и засеет пашню подсолнухами. Ги Сайер.  Последний солдат Третьего рейха.

YOUTUBE 2019 ЧЕТВЕРТЫЙ РЕЙХ ? Декабрь 2013.

YOUTUBE 2019 ПЯТЫЙ РЕЙХ ? Сентябрь 2012.

Вскоре после событий у Керченского пролива бывший вице-канцлер и министр иностранных дел ФРГ  Зигмар Габриэль заявил об угрозе войны между Германией и Россией: Думаю, что мы ни в коем случае не должны позволять Украине втянуть нас в войну. Украина пыталась это сделать.

Зигмар Габриэль – признанный тяжеловес в немецкой политике, и к его словам о том, что за керченским инцидентом стояло стремление развязать российско-германскую войну надо относиться со всей серьезностью.

(  02  )

Только вот чье это стремление? Казалось бы, Габриэль прямо указывает на виновного – Украина. Но всем, включая бывшего министра иностранных дел Германии, хорошо известна абсолютная зависимость Киева от Вашингтона, для которого украинские власти – не более чем послушный инструмент.

Поэтому, хочется это кому-либо или нет, но надо признать, Зигмар Габриэль, один из самых влиятельных немецких политических деятелей последнего десятилетия, фактически обвинил Соединенные Штаты Америки в намерении спровоцировать войну между Россией и Германией руками киевского режима.

США легко и непринужденно показали Германии и Франции, кто в Европе хозяин. Шредер вскоре лишился поста канцлера, а новому французскому президенту пришлось для доказательства своей лояльности Америке вернуть Францию в военную организацию НАТО. История со Стросс-Каном еще раз показала всем европейским лидерам, насколько опасно для их политического здоровья ссориться с Вашингтоном.

Не лучше, чем на американском направлении, обстояли немецкие дела и в Европе. С экономическим лидерством Германии в ЕС все уже давно смирились, но претензии на политическое доминирование вызывали отторжение. И вовсе не из-за воспоминаний о фашистском прошлом Германии.

Фашизм в свое время континентальная Европа приняла почти без сопротивления. Можно сказать, с распростертыми объятиями. Немцам не могли забыть другого – того, что они провалили попытку превратить объединенную Третьим рейхом Европу в господина мира. Вместо гегемонии и неотделимых от нее барышей европейцы тогда получили советскую и американскую оккупацию.

Только начавшееся при Путине восстановление российской государственности коренным образом изменило для Германии ситуацию и на американском и на европейском направлении.

Без крупнейшей геополитической катастрофы никакого Евросоюза в его нынешних границах просто не могло быть, как не могло быть и взлета благосостояния европейцев в 90-е – начале 2000-х годов. Соответственно, сдерживание России могло стать общеевропейским делом, возглавив которое Германия получала возможность конвертировать свое экономическое лидерство в политическое.

Нельзя не согласиться с Дмитрием Сусловым,  замдиректора Центра комплексных европейских и международных отношений ВШЭ,  в том, что антироссийский ход Меркель в 2014 г. – это ее попытка встать во главе Евросоюза в политическом и геополитическом смысле.

Вместе с тем Германия, даже совместно со всем Евросоюзом, еще не способна навязывать свои условия России. Лучшее подтверждение тому – отказ Януковича подписать Соглашение об ассоциации с ЕС. На дипломатическом поприще Москва в 2013 г. вчистую переиграла Берлин с Брюсселем. Без вмешательства Вашингтона, организовавшего Майдан и последующий государственный переворот, операция по отрыву Украины от России могла потерпеть полное фиаско.

Поэтому антироссийская политика Берлина обязательно должна была дополняться политикой проамериканской. Тем более что, к счастью для немцев, американцы и сами были жизненно заинтересованы додавить Россию. К тому же им для этого была необходима именно Германия, причем в искомой ею роли политического лидера Евросоюза.

YOUTUBE 2019 ЧЕТВЕРТЫЙ РЕЙХ ? Декабрь 2013.

Только Германия, первая экономика Европы, могла обеспечить реализацию политики убыточных для европейцев антироссийских санкций, не позволить национальным и корпоративным эгоизмам в Евросоюзе встать выше общих стратегических интересов Запада.

Не полякам же или брюссельским бюрократам доверять столь ответственную миссию. Американцы хорошо знают потенциал своих вассалов.

Именно поэтому возвращение России в разряд великих держав было воспринято в Берлине не только как вызов, но и как возможность. И внешняя политика Меркель, ее активное участие в украинском кризисе – это попытка по максимуму использовать открывшееся перед Германией окно возможностей.

ПОПЫТКА   , опираясь на мощь сюзерена, реализовать жизненно важные немецкие национальные интересы – стать политическим гегемоном Европы и додавить Россию.

ПОПЫТКА   не упустить представившийся Германии уникальный шанс без уступок России по стратегически важным для нее вопросам (новой версии пакта Молотова–Риббентропа) и без войны на два фронта создать новый Рейх, несопоставимый по мощи со Вторым и Третьим.

ПОПЫТКА,   когда Рейх, способный при удачном стечении обстоятельств в разгар неизбежного противоборства Америки и Китая перехватить лидерство у англосаксов. Сделать то, что не смогли ни Вильгельм II, ни Гитлер.

Конечно, как уже говорилось выше, это была чистой воды авантюра, но ничуть не менее авантюрными были и все предыдущие немецкие броски к гегемонии. Можно даже сказать, что это была самая хорошо просчитанная авантюра.

Разве мог кто-либо, находясь в здравом уме и твердой памяти, предположить, что сплошь прозападная российская элита посмеет пойти на серьезную конфронтацию с Вашингтоном и поддержавшей его объединенной Европой? Такого не могло быть по определению.

Неудивительно, что когда события стали развиваться вопреки немецкому представлению о должном, Меркель нашла тому лишь одно объяснение – неадекватность Путина. В разговоре с Обамой она так прямо и заявила, что лидер России находится в другом мире и задалась вопросом: Сохранил ли господин Путин связь с реальностью?.

Точно так же, разве мог кто-либо усомниться в том, что противостояние с Китаем потребует от Америки напряжения всех ее сил? Конечно же, нет. О великом и ужасном Китае, который вот-вот станет новым мировым гегемоном, твердили (и продолжают твердить) почти все маститые аналитики мира.

Лучшим подтверждением истинности их прогнозов было заявление Обамы о переносе центра военно-политических усилий США из Евроатлантического региона в Азиатско-Тихоокеанский для сдерживания Китая.

Совершенно логично, что в этих условиях Америке должен был понадобиться смотрящий за Европой и поверженной в ходе украинского кризиса Россией. И у Германии были все шансы занять это место. Главное доказать хозяину свою преданность и полезность. Чем Ангела Меркель с немалым успехом и занималась.

Благодаря активному участию в украинском кризисе Германия при полной поддержке США стала несомненным политическим лидером Евросоюза. В 2015–2017 гг. об этом, как совершенно очевидном факте говорили практически все западные политики. Например, Романо Проди, дважды возглавлявший правительство Италии и экс-председатель Еврокомиссии:

”  Сейчас совершенно очевидно: Германия — лидер. В ситуации с Грецией не было диалога между Афинами и Брюсселем. Был диалог между Афинами и Берлином. Такова реальность. Или другой пример, Дональд Трамп: Посмотрите на Евросоюз — это Германия. По сути дела, это инструмент в руках Германии.

Неудивительно, что у немцев началось головокружение от успехов. Дошло до того, что в 2015 г. в связи с 200-летним юбилеем Бисмарка авторитетный Spiegel счел даже возможным поставить Меркель выше железного канцлера:

Ангелу Меркель называют наследницей Бисмарка. Сегодня позиции Берлина в Европе намного сильнее, чем это было в конце XIX века. Тогда у Германской империи – Второго рейха- имелись очень сильные конкуренты в лице Великобритании, Франции и России, сейчас бросить вызов доминированию ФРГ в Европе никто не может.

А тут еще о выходе из Евросоюза объявила Великобритания – единственная страна в ЕС, которую ни при каких условиях Берлин не смог бы заставить плясать под свою дудку. Немецкое счастье – Четвертый рейх! –  казалось так близко, так возможно.

Однако, как это не раз уже случалось в германской истории, реальная жизнь не сочла нужным развиваться в соответствии с логически безупречными немецкими планами.

Владимир Путин не стал капитулировать перед объединенным Западом, а Дональд Трамп вместо того, чтобы назначить Берлин смотрящим за Европой и постсоветским пространством, взял курс на развал подконтрольного Германии Евросоюза, пошел на одновременную конфронтацию и с Китаем, и с ЕС, и с Россией.

Вот такие неадекватные партнеры попались Меркель, как с такими Четвертый рейх строить?

Не следует забывать, что уже в 2014 г. сразу после переворота в Киеве Вашингтон откровенно и грубо кинул Берлин, отобрав у него обещанную квоту на пост президента незалежной и назначив на все ключевые позиции в Киеве своих ставленников. Преподносить Германии Украину на блюдечке с голубой каемочкой и демократическая власть Америки совершенно не собиралась.

Важнее посмотреть на результат, к которому Германия пришла через пять лет после того, как ввязалась в украинский кризис во имя форсированного рывка к Четвертому рейху. Результат даже не плачевный, он катастрофичен:

1  –  На западном направлении – конфликт с Америкой. Трамп в полном соответствии с многовековым базовым принципом англосаксонской политики – не допускать объединения континентальной Европы под эгидой одного государства – атакует Берлин в политическом и экономическом плане.

Во-первых, он поддерживает антигерманскую фронду в Евросоюзе (достаточно вспомнить его открытое натравливание Варшавы на Берлин или предложение Макрону вывести Францию из ЕС в обмен на выгодное торговое соглашение с Америкой).

Во-вторых, наносит удар по основам экономической мощи Берлина, которая, в значительной мере, держится на трех китах: свободный доступ к самому платежеспособному рынку мира – американскому (тарифная война); мизерные военные расходы (требование резкого увеличения отчислений в НАТО); дешевые энергоресурсы из России (атака на Северный поток-2).

2  –  В  самой Европе – политическая власть Берлина над Евросоюзом стремительно уходит, словно песок сквозь пальцы. И это неудивительно. Гегемония Германии в очередной раз не принесла европейцам никакой прибыли – одни убытки. Италия, Венгрия и Польша уже не скрывают намерения создать некую ось, направленную против немецкого доминирования в ЕС.

Париж нацелился на перехват лидерства у Берлина, чтобы превратить Евросоюз не в Четвертый рейх, а в Третью империю. Заключенный с помпой в Ахене германо-французский договор принципиально ничего не меняет.

3  –  На восточном направлении – конфликт с Россией, не давший Германии никаких реальных выгод. Зато американцы, руками которых Берлин попытался решить свои проблемы, в полной мере получили от Германии все, что им было нужно за ничтожную цену – политическую гегемонию в Евросоюзе, которая на глазах превращается в фикцию.

Более того, благодаря украинскому кризису у Америки появилась возможность практически в любой удобный для нее момент провоцировать обострение российско-германских отношений, и тем самым избавиться от извечной головной боли и Великобритании и Соединенных Штатов – страха перед возможным союзом России и Германии против англосаксонской гегемонии.

Политика Меркель позволила США с помощью украинского кризиса завести Германию в стратегическую ловушку бесперспективного противоборства с Россией, сделать то, что безуспешно пытался осуществить Чемберлен через мюнхенский сговор.

Судорожная попытка представить Германию государством, которое подхватило знамя строителей нового либерального миропорядка, выпавшее после победы Трампа из рук США, теоретически могла бы влить в проект Четвертого рейха мощь и ресурсы транснационального капитала и либерального глобализма.

YOUTUBE 2019 ПЯТЫЙ РЕЙХ ? Сентябрь 2012.

Но Меркель, которая еще в 2015 г. была фактическим президентом Европы и купалась в лучах славы, в 2018 г. с большим трудом смогла сохранить за собой место канцлера. Программу строительства Четвертого рейха она полностью провалила. Из сложившейся ситуации возможны только два выхода.

Первый вариант – признать крах не только восточной, но и всей внешней политики Меркель, и приступить к выработке принципиально новой стратегии и тактики борьбы за Четвертый рейх.

Все сильнее раздающиеся в Германии голоса противников курса Меркель на конфронтацию с Россией говорят о том, что поиски в этом направлении начинаются. Однако надо признать, что для нового курса потребуется не только отставка Меркель, потребуется радикальное переформатирование всего правящего класса Германии.

Второй вариант – продолжение прежней политики в надежде на чудо. Вдруг российская элита все же не выдержит давления, и Россия капитулирует. Вдруг Америка в результате внутренних конфликтов погрузится в кризис и резко ослабнет. Вероятность такого развития событий крайне невелика.

Ну и что? В несоизмеримо худших обстоятельствах строители тысячелетнего Рейха до последнего ждали чуда, которое разом переломило бы в их пользу безнадежную ситуацию. Немцы остаются немцами. И, судя по последним событиям и усилению антироссийской риторики находящихся при власти немецких политиков, именно по второму варианту Берлин намерен действовать.

Из чего следует, что на ближайшее время Германия будет единственным, подчеркиваю, единственным государством в мире, для которого крах России жизненно необходим.

Из чего совершенно не следует, что не надо строить Северный поток-2, столь же необходимый Москве, как и Берлину.

Из чего рационально следует:   понимая всю опасность, исходящую от нынешней Германии, и американской игры с нею, надо делать все необходимое для возможного взаимовыгодного взаимодействия с Берлином в случае начала им реализации принципиально иной политики строительства Четвертого рейха.

Игорь Шишкин, Столетие

* 02 – Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: http://www.rodon.org/polit-190205101428

Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. The original is posted at: Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

Декабристы Европы Против Америки. Ярость Рыжего Т.

in Crisis 2019 · Economics 2019 · Europe 2019 · Germany 2019 · Macron 2019 · Merkel 2019 · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · Trump 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 46 views / 17 comments

Germany Great Britain Europe Russia USA World

GEOMETR.IT aurora.network

 

* Если у американского орла вырвать санкционные когти, то получится довольно забавная, хотя и агрессивная курица…

YOUTUBE 2019 Европа Против Америки. Сравнение Армий. Кто победит? Январь 2018.

За несколько дней до того, как Евросоюз на официальном уровне подтвердил операцию против Штатов, респектабельный   американский Fortune  писал, что Евросоюз скоро приведет Трампа в ярость и реакция официального Вашингтона подтверждает эту оценку.

Казалось бы, Евросоюз всего лишь создал официальный канал для обхода санкций, которые США ввели против Ирана, но по обе стороны Атлантики всем ясно, что дело тут не в Иране, а в том, что ЕС бросил двойной вызов: с одной стороны, долларовой системе, а с другой — контролю США за внешней политикой европейских стран.

*

Выражаясь на языке символов, можно сказать, что если у американского орла вырвать санкционные когти, то получится довольно забавная, хотя и агрессивная курица, и именно из-за этого вопрос обхода иранских санкций приобрел столь принципиальный характер.

Авторы схемы обхода — Германия, Франция и Великобритания — спроектировали его таким образом, чтобы ответственность была коллективной. То есть у этой ситуации могут быть только два варианта развития: или Берлин, Париж и Лондон создают прецедент коллективного непослушания Вашингтону и демонстративно унижают американскую дипломатию и всю администрацию Трампа, или администрация Трампа демонстративно возвращает в стойло европейских вассалов, которым захотелось слишком много свободы.

Про так называемый INSTEX (Instrument In Support Of Trade Exchanges ) — немецко-французско-британский механизм, позволяющий европейским компаниям вести бизнес с Ираном без использования долларов и без прямых транзакций с иранскими структурами, которые мог бы проследить и заблокировать Госдеп, уже написано и сказано очень много, но есть несколько ключевых моментов, заслуживающих особого внимания.

1  –  Во-первых, нельзя не отметить, что в процессе создания этого механизма Берлин и Париж объединились с Лондоном и что эта совместная антиамериканская работа была проведена, несмотря на острейший конфликт между Великобританией и остальными странами Евросоюза в контексте предстоящего Брекзита.

Это парадоксально и невероятно, но факты указывают на то, что желание наказать администрацию Трампа до такой степени сильно в европейских столицах, что даже развод со скандалом между Великобританией и ЕС не смог помешать объединению вокруг этой идеи.

2  –  Во- вторых, европейцы продемонстрировали доселе нехарактерное упрямство и готовность вести независимую политику, несмотря на прямые угрозы со стороны администрации Трампа, которые были озвучены через утечки в американские информационные агентства и, скорее всего, были также переданы в Берлин, Париж и Лондон по соответствующим дипломатическим каналам.

Белый дом предупреждает европейцев, заявляя, что если они попытаются все-таки обойти санкции США в отношении Ирана, то будут подвергнуты суровым штрафам и наказаниям. ЕС невозмутимо выполняет план, который, в случае его реализации, может еще больше обострить трансатлантические отношения, — сообщало агентство Associated Press.

Последовательность и смелость ведущих европейских держав особенно ценна в контексте того, что до создания нынешнего трехстороннего механизма такие страны, как Австрия и Люксембург, традиционно финансовые и банковские центры Европы, отказались от роли стран размещения структуры, через которую будут проходить сделки с Ираном, и этот отказ был мотивирован как раз давлением со стороны США.

Однако, видимо, вопрос оказался до такой степени принципиальным, что ведущие члены ЕС решили взять дело в свои руки и разделили ответственность на троих: сама структура расположится во Франции, ее руководителем будет немецкий специалист по банковскому делу, а наблюдательный совет организации разместится в Великобритании.

Нельзя не отметить тот факт, что американская дипломатия вчистую проиграла этот раунд и вообще демонстрировала непонимание европейских настроений и серьезность намерений руководителей Германии, Франции и Великобритании.

Еще в прошлом году посол США в Германии праздновал победу, когда немецкие банки отказывались работать с Тегераном, а западные СМИ писали о том, что создание европейского механизма обхода американских санкций вряд ли возможно.

Обычно ставка на то, что европейские страны не смогут договориться по какому-то сложному вопросу, — это хорошая идея, но на этот раз американская внешняя политика столкнулась с исключением из правил.

Если посмотреть на вещи цинично, то можно сказать, что администрация Трампа сделала для единения Евросоюза больше, чем все чиновники Еврокомиссии вместе взятые. Более того, если сейчас европейцам сойдет с рук этот иранский заговор, то главный инструмент внешней политики США окажется бесполезным, и не нужно быть пророком, чтобы увидеть следующий ход в этой партии.

Если Вашингтон попробует воплотить в жизнь свои угрозы по поводу введения санкций за Северный поток — 2, то тот же самый механизм будет просто расширен на работу с российскими компаниями, что делает санкции, по большому счету, бессмысленными.

Конечно, у администрации Трампа остается последний довод: введение ограничений уже не против компаний, а против Германии, Франции и Великобритании как государств.

YOUTUBE 2019 Европа Против Америки. Сравнение Армий. Кто победит? Январь 2018.

Но если у президента США хватит смелости на такой безумный шаг, то его ждут серьезнейшие внутриполитические проблемы. А у европейских лидеров будет просто идеальный повод для принятия практически любых ответных мер, причем эти меры даже получат общественное одобрение.

Парадоксально, но самым уязвимым элементом схемы обхода санкций сейчас стал сам Иран, которому не нравится ограниченность европейского решения санкционной проблемы.

Раздражение и нервозность официального Тегерана можно понять: экономическая ситуация сложная, внутриполитическая тоже, европейцы сорвали сроки по созданию механизма обхода санкций (он должен был быть готов в ноябре прошлого года), да и сейчас его еще нужно довести до ума, на что, скорее всего, уйдет несколько драгоценных месяцев.

Впрочем, самое важное в этой истории уже произошло: старая Европа продемонстрировала волю к свободе от диктата США, а уж в каких формах эта воля реализуется в будущем, не так важно.

Важно то, что Вашингтону эта европейская свобода сильно не понравится.

Иван Данилов

Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу: http://www.rodon.org/polit-190205101428

Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. The original is posted at: Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

Стабильные финансы и Не-Стабильные годы. Financial stability in Abnormal times

in Crisis 2019 · Europe 2019 · Finance 2019 · RU · Russia 2019 · Skepticism 2019 · USA 2019 · YOUTUBE 2019 32 views / 4 comments

Germany Great Britain Europe Russia USA World

GEOMETR.IT project-syndicate.org

 

* В финансовых делах я бы советовал избегать доказательств, полученных задним числом: ведь если бы книги по истории были ключом к богатству, тогда в списках богачей мы увидели бы исключительно библиотекарей. Уоррен Баффетт

YOUTUBE 2019 ОБВАЛ ЭКОНОМИКИ ПРИБЛИЖАЕТСЯ. Октябрь 2018.

CAMBRIDGE. Financial Stability in Abnormal Times – A decade on from the 2008 global financial crisis, policymakers constantly assure us that the system is much safer today. The giant banks at the core of the meltdown have scaled back their risky bets, and everyone – investors, consumers, and central bankers – is still on high alert.

Regulators have worked hard to ensure greater transparency and accountability in the banking industry. But are we really all that safe?

Normally, one would say “yes.” The kind of full-blown systemic global financial crisis that erupted a decade ago is not like a typical septennial recession. The much lower frequency of systemic crises reflects two realities: policymakers respond with reforms to prevent their recurrence, and it normally takes investors, consumers, and politicians a long time to forget the last one.

CAMBRIDGE. КЕМБРИДЖ. Financial Stability in Abnormal Times – Спустя десять лет после мирового финансового кризиса 2008 года власти постоянно заверяют нас в том, что сегодня система стала намного безопасней. Гигантские банки, оказавшиеся в центре той катастрофы, сократили масштабы рискованных операций, при этом все – инвесторы, потребители и центробанки – до сих пор остаются крайне настороженными.

Регуляторы многое сделали, чтобы гарантировать увеличение прозрачности и подотчётности в банковской отрасли. Но действительно ли мы в такой уж безопасности?

В обычной ситуации можно было бы сказать да. Полномасштабный мировой финансовый кризис, подобный тому, что разразился десять лет назад, не похож на типичную рецессию, происходящую раз в семь лет.

Значительно более редкая частота системных кризисов объясняется двумя реалиями: власти реагируют на них реформами с целью предотвратить их повторение, а инвесторам, потребителям и политикам нужно очень долгое время, чтобы забыть последний кризис.

*

К сожалению, мы не живём в нормальные времена. Антикризисный менеджмент нельзя осуществлять на автопилоте, а надёжность финансовой системы критически зависима от компетентности людей, которые ею управляют.

Хорошая новость в том, что ключевые центробанки по-прежнему (в общем и целом) обладают великолепными сотрудниками и руководством. Плохая новость в том, что в антикризисном управлении участвует всё правительство, а не только монетарные власти. И здесь есть масса пространства для появления сомнений.

Да, конечно, если следующий кризис будет точно таким же, как предыдущий, любой политик может просто следовать стратегии, выработанной в 2008 году, и ответ будет, наверное, как минимум, столь же эффективным.

Но что если следующий кризис будет совершенно иным и вызванным, скажем, серьёзной кибератакой или неожиданно быстрым ростом мировых реальных процентных ставок, что потрясёт хрупкие рыки долгов с высоким риском?

Может ли кто-нибудь честно рассуждать о том, что администрация президента США Дональда Трампа обладает квалификацией и опытом, необходимыми, чтобы справиться с серьёзным обвалом?

Трудно дать ответ на этот вопрос, потому что единственный реальный кризис, с которым США столкнулись за время президентства Трампа – это само президентство Трампа.

Председатель ФРС США Джей Пауэлл и его команда – это первоклассные специалисты, но кто ещё будет взрослым в комнате, если появится угроза зародившегося извне финансового кризиса? ФРС не может начать делать всё самостоятельно; ему требуется политическая и финансовая поддержка других органов власти.

Более того, у ФРС сейчас меньше пространства для манёвра, чем в 2008 году, потому что финансовая реформа Додда-Франка, проведённая в 2010 году, резко ограничила его возможности спасать частные финансовые учреждения, причём даже тогда, когда в противном случае может рухнуть вся система.

Поможет ли ему пребывающий в тупике Конгресс?

 Или Стивен Мнучин, который продюсировал голливудские фильмы, прежде чем стать министром финансов США, воспользуется знаниями, полученными благодаря актёрской работе в фильме 2016 года Вне правил?

У Европы схожие проблемы, если не хуже. Популизм углубляет недоверие и раскол в обществе, поэтому финансовая устойчивость здесь явно значительно ниже, чем десять лет назад. Просто взгляните на Великобританию, один из крупнейших мировых финансовых центров, где политическая элита довела страну до края обрыва под названием Брексит.

Можно ли реально ожидать от неё компетентного управления в условиях финансового кризиса, который требует принятия жёстких политических решений и гибкого мышления?

Великобритании повезло с очень хорошими сотрудниками в министерстве финансов и в центральном банке, но даже эти блестящие специалисты не смогут многого сделать, если политики не окажут им поддержку.

Между тем, с другой стороны Ла-Манша серьёзные разногласия по поводу распределения бремени еврозоны затруднят проведение решительных мер, которые бы позволили справиться с внезапным, острым стрессом. Например, существенный рост мировых реальных процентных ставок может привести к хаосу на балканизированных долговых рынках еврозоны.

Но разве следующий крупный финансовый кризис случится не через 20-40 лет, оставляя достаточно времени на подготовку к нему?

На это можно надеяться, но гарантий нет. Даже если с помощью регулирования удалось успешно ограничить риски для банков, весьма вероятно, что серьёзные источники этих рисков просто мигрировали в теневую финансовую систему с меньшим регулированием.

Мы знаем точно лишь то, что мировая финансовая система продолжает расти, а общая сумма глобальных долгов сейчас приближается к $200 трлн. Улучшение финансового регулирования, возможно, помогло сдержать соответствующий рост объёмов рисков, но это не обязательно означает, что их стало меньше.

Например, хотя на бумаге кажется, что у крупных банков действительно стало меньше рисков, регуляторам следует активней заниматься мониторингом рискованных долгов, которые мигрировали в теневую финансовую систему и которые могут очень быстро нарастать, о чём свидетельствует наш негативный опыт 2008 года.

Регуляторы сразу ссылаются на увеличение буфера ликвидных активов у банков, позволяющих справиться с бегством вкладчиков и проблемами рефинансирования долгов. К сожалению, активы, которые являются ликвидными в нормальные времена, часто оказываются совершенно неликвидными в периоды кризиса.

Власти правы, заявляя, что по сравнению с 2008 годом система улучшилась. Но те частичные реформы, который были проведены, не позволили добиться самого необходимого: потребовать от банков увеличения доли своего финансирования за счёт выпуска акций (или за счёт реинвестирования дивидендов), как предлагали сделать Аната Адмати из Стэнфорда и Мартин Хеллвиг из Института Макса Планка.

К сожалению, неумолимый рост финансовой системы – в сочетании со всё более токсичным политическим климатом – означает, что следующий большой финансовый кризис может начаться раньше, чем вы думаете.

 

 

Kenneth Rogoff,

Professor of Economics and Public Policy at Harvard University and recipient of the 2011 Deutsche Bank Prize in Financial Economics, was the chief economist of the International Monetary Fund from 2001 to 2003. The co-author of This Time is Different: Eight Centuries of Financial Folly, his new book, The Curse of Cash, was released in August 2016.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Оригинал размещен по адресу:project-syndicate.org

Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. The original is posted at: Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans l’exposé.

* * *

GEOMETR.IT

«A new brave world» seen from the EU 11.01.2019

Moldova as being a state captured 11.01.2019

Sługa Narodu Ukrainy 11.01.2019

Grüne ist nicht immer gut 11.01.2019

Propagandą antybrukselską 11.01.2019

Ukraine: Land Grabbing 11.01.2019

GEOMETR.IT

1 2 3 54
Go to Top