Skepticism. Бунтарь, который одевается в щегольской манере дилера винтажных автомобилей

in Conflicts 2019 · Culture 2019 · Economics 2019 · Elections 2019 · France 2019 · Germany 2019 · Macron 2019 · Merkel 2019 · Nation 2019 · Philosophy · Politics 2019 · RU · Skepticism 2019 · State 2019 · The Best 2019 · YOUTUBE 2019 248 views / 30 comments
          
76% посетителей прочитало эту публикацию

Balkans       Baltics        Danube        Germany       Great Britain       Europe                 Polska

GEOMETR.IT

* Если элита хочет, чтобы мы меньше пили и перестали курить, тогда давайте выпьем ещё по одной и закурим. ТАК МОЙ ЛИЧНЫЙ БУНТ БЫСТРО ПРЕВРАЩАЕТСЯ В ПОЛИТИЧЕСКИЙ

https://www.youtube.com/watch?v=l1jpIp2gpAsВ ЕВРОПЕ ДО СИХ ПОР СУЩЕСТВУЕТ РАЗДЕЛИТЕЛЬНАЯ ЛИНИЯ РЕЙНА И ДУНАЯ. Апрель 2019.

NEW YORK    A common explanation for the rise of right-wing demagogues around the world is that many people feel “left behind” by globalism, technology, deindustrialization, pan-national institutions, and so on.

They feel abandoned by the “liberal elites,” and so they vote for extremists who promise to “take back” their countries and “make them great” again.

NEW YORK    Согласно общепринятому объяснению причин роста популярности крайне правых демагогов во всём мире, многие люди стали считать, что они «остались позади» из-за глобализации, технологий, деиндустриализации, наднациональных учреждений и так далее.

Они считают, что «либеральная элита» их бросила, и поэтому теперь они голосуют за экстремистов, которые обещают «вернуть» им страну и снова «сделать её великой».

Такой рассказ выглядит правдоподобным в обветшалых районах восточной Германии, в мрачных, старых шахтёрских городках на севере Британии или в штатах Ржавого пояса на американском Среднем Западе.

Но в нём игнорируется большое число избирателей, которые голосуют за популистов, но при этом сравнительно зажиточны. Эти люди зачастую уже старше среднего возраста, и они преимущественно белые. Они тоже, наверное, считают себя оставленными позади из-за перемен, которые их поразили: подъём незападных держав и усиление роли небелых меньшинств.

Отсюда их ненависть к президенту США Бараку Обаме и восприимчивость к мифам (распространявшихся, в том числе, Трампом), будто Обама на самом деле не был рождён в США.

Впрочем, труднее объяснить невероятный успех новой крайне правой партии в Нидерландах. Три года назад партии «Форум за демократию»  (Forum voor Democratie, сокращённо FvD) вообще не существовало, но на последних региональных выборах она получила около 15% голосов, что превращает её в одну из крупнейших фракций в верхней палате парламента. Судя по данным опросов, вскоре она может стать крупнейшей партией в стране.

По сравнению с большинством стран, причём даже в Западной Европе, Нидерланды – это чрезвычайно богатая и в основном достаточно спокойная и мирная страна. Кто-то из голосовавших за FvD, конечно, может считать себя – в сравнении – оставленным позади, однако многие чувствуют себя столь же комфортно, как и лидер этой партии – очень хорошо образованный, галантный Тьерри Боде.

Ни Тьерри Боде, ни многие из его наиболее активных сторонников не являются недовольными провинциалами. Многие из них похожи на типичных «frat boys», как их называют американцы: это члены студенческих братств, которые наслаждаются привилегиями богатства и статуса.

Боде – это такой тип политика, который чаще встречается в Европе, чем в США: денди крайне правых взглядов, который одевается в щегольской манере дилера винтажных автомобилей. В своём мышлении он сильно опирается на идеологов начала XX века: их тревожил упадок западной цивилизации, которую, как они полагали, могло спасти только авторитарное лидерство.

Боде, как и Муссолини,  верит в «прямую демократию», в которой глас народа находит своё выражение на референдумах. Согласно взглядам Боде, иммигранты, а особенно мусульмане, размывают чистоту коренного населения и подрывают западную культуру своими чуждыми обычаями.

Боде считает, что не меньшей угрозой для европейской цивилизации являются и «культурные марксисты», которых следует вычистить из школ и национальных учреждений.

Боде хочет защитить национальную идентичность, выведя Нидерланды из Евросоюза. Как и Трамп, которым он восхищается, Боле считает, что изменение климата – это обман.

*   Почему всё это привлекательно для столь многих людей в такой стабильной и процветающей стране?   Почему политики, которых тревожат вопросы иммиграции и национального упадка, почти автоматически соглашаются с идей, что изменение климата – это не проблема?

Я нашёл возможный ответ, но не в Амстердаме, а в Лондоне, где несколько недель назад принимал участие в марше протеста против Брексита вместе с сотнями тысяч британских граждан.

Эта толпа была исключительно цивилизованной, даже можно сказать элегантной, и являлась носителем своеобразной добродетельности. Все молчаливо были согласны с мыслью, что сторонники Брексита не просто не правы, но и представляют собой фанатиков и ксенофобов.

Это, наверное, точное описание многих сторонников Брексита, а особенно некоторых из их наиболее шумных официальных лидеров. Мои личные чувства были полностью на стороне участников марша.

Это ощущение собственной добродетельности у тех, кто считает себя прогрессивным, возможно поможет объяснить популярность крайне правых агитаторов, а также связь между анти-иммигрантскими настроениями и отрицанием изменения климата.

Партии слева от центра когда-то представляли экономические интересы промышленного рабочего класса. Их внимание стало смещаться в последние десятилетия XX века, когда для левых более важным стали расовые, гендерные и экологические проблемы. Борьба с расизмом, а также за равные права для женщин и сексуальных меньшинств и за здоровье планеты (все эти цели очень достойны) придали прогрессивной политике мощное ощущение добродетельности.

Мы знали, что является наилучшим для людей, а те, кто нам возражал, были либо глупцами, либо злодеями. Подобное отношение может оказаться трудно выносить, особенно если оно сочетается с социальными и образовательными привилегиями, как это часто и происходит.

В Нидерландах имеется давняя традиция добродетельного правления. Вы можете увидеть её на созданных Франсом Халсом портретах голландских знаменитостей XVII века, одетых в сдержанные, но дорогие чёрные одежды.

Эти люди, которые зачастую действительно вдохновлялись благородными мотивами, твёрдо верили в то, что их врождённая протестантская добродетель давала им право управлять государством. Элементы этой традиции сохранялись в Нидерландах долгое время.

Либеральные и социал-демократические партии, в частности, говорили народу, что хорошие граждане должны верить в европейскую интеграцию; приветствовать «гастарбайтеров» и беженцев; пить и есть, не подвергая угрозе своё здоровье; а также делать всё возможное для смягчения ущерба, вызванного изменением климатических условий.

Реакцией на эту форма патернализма, который обычно был разумным и с добрыми намерениями, стал популизм непослушания. Например, ребёнок может отказываться есть  шпинат лишь потому, что его мама уверяет, будто он ему полезен, и точно так же сторонники Трампа, Брексита и Боде хотят показать средний палец политике добродетели.

Именно поэтому Найджел Фарадж, главный подстрекатель Брексита, любит фотографироваться с бокалом, полным пива, и дымящейся сигаретой.

Если элита хочет, чтобы мы меньше пили и перестали курить, тогда давайте выпьем ещё по одной и закурим.Этот личный бунт быстро превращается в политический.

Если «они» говорят нам остаться в Европе, давайте выйдем.

Если они говорят нам принимать иммигрантов, давайте их развернём прочь.

Если они говорят нам, что изменение климата – это серьёзная угроза, давайте это отрицать.

Всё, что угодно, кажется лучшим, чем признание, что эксперты правы. Это верно для страны Трампа, и это столь же верно для безмятежных и изобильных Нидерландов.

*

And that personal rebellion quickly turns political. If “they” tell us to stay in Europe, let’s get out. If they tell us to accept immigrants, let’s turn them away. If they tell us that climate change is a serious threat, let’s deny it. Anything, it seems, is better than admitting that the experts are right.

This is true in Trump country, and it is just as true in the placid, affluent Netherlands.

Ian Buruma

is the author of numerous books, including Murder in Amsterdam: The Death of Theo Van Gogh and the Limits of Tolerance, Year Zero: A History of 1945, and, most recently,  A Tokyo Romance.

* Публикация не является редакционной статьёй. Она отражает только мнение и аргументацию автора. Публикация представлена в изложении. Publication is not an editorial. It reflects only the opinion and argument of the author. The publication is presented in the presentation. – Die Veröffentlichung ist kein Leitartikel. Es spiegelt nur die Meinung und das Argument des Autors wider. Die Publikation wird in der Präsentation vorgestellt. – Publikacja nie jest redakcją. Odzwierciedla jedynie opinię i argument autora. Publikacja została przedstawiona w prezentacji. – La publication n’est pas un éditorial. Cela ne reflète que l’opinion et l’argumentation de l’auteur. La publication est présentée dans  l’exposé.

GEOMETR.IT

30 Comments

  1. Указывают на две категории популистских избирателей – бедных и зажиточных. Рабочий класс в сельской местности чувствует себя «отсталым» от глобализованной экономики, обижается на свои институты и на внедрение технологий

  2. рабочие обвиняют «либеральные элиты» в том, что они привели к свободному движению капитала, людей и товаров, а также к экономическому кризису, и голосуют за крайне левых или крайне правых, которые обещают расставить приоритеты в своих интересах и вернуть контроль.

  3. есть группа «людей среднего возраста, преимущественно белых» которые чувствуют себя оставленными они сбиты с толку нет эффективного выхода для их недовольства и они голосуют за крайне правых экстремистов которые обещают восстановить свой старый порядок

  4. есть ряд ученых, журналистов, художников и политиков, которые угрожают «бореальному» миру – это означает «северный» и рассматривается как косвенный способ сказать «белый»

  5. в течение последнего десятилетия лицом голландского популизма был Герт Вилдерс, известный своей антимусульманской, антииммигрантской, антиучрежденческой, антиинтеллектуальной риторикой – на недавних провинциальных выборах его партия набрал около 15% голосов, что делает его одной из крупнейших фракций в верхней палате – опросы показывают, что вскоре она может стать самой большой партией в стране.

  6. Тьерри Боде крайне правая восходящая звезда говорит об «ойкофобии» – смутной ненависти к себе – правящих классов которые предпочитают всем остальным культурам свою собственную

  7. Европа живет в вакууме и забыла, что западная цивилизация когда-то «уверенно распространилась по всему миру

  8. Боде восхищается Путиным и высказывается за антииммиграционную политику Орбана и Трампа + он давно заигрывает с «Nexit» называя Брюссель корнем зла – утверждают что возможный ответ находится не в Амстердаме а в Лондоне поэтому брекситеры будь они бедными или богатыми сплачиваются с правыми высмеивают добродетель и протистоят политкорректности

  9. рабочие больше не поддерживают левые партии, потому что в последние десятилетия эти политики фокусируются на политике идентичности, раса, пол, экология, а не на проблемах хлеба с маслом

  10. брекситеры проголосовали за то, чтобы выйти из ес – они возмущались когда им говорили что делать утверждая, что достаточно им обреченности и экспертов, которые предсказывали, что Брексит будет катастрофическим для экономики – чтобы привлечь внимание они делают противоположное тому, что считается рациональным

  11. Найджел Фараж из UKIP «любит фотографироваться с полным стаканом пива и тлеющей сигаретой вопреки добродетельной элите которая призывает общественность меньше пить и курить и стало понятно что культурная война не закончится в ближайшее время

  12. поднимам важную проблему однако это не то, что надо – ведь около 20 лет назад было решено превратить ЕС в политический союз, что означало – Брюссель намерен контролировать жизнь гражданина европы – брюссель поставил перед собой собственные цели – сверхгосударство ес и это представлено как религия, которая не может быть подвергнута сомнению так они получают и поддерживают контроль над национальными политиками и там нет свободной прессы, потому что вы должны быть аккредитованы

  13. что не было сделано, так это сделать ЕС прозрачным и демократическим институтом и с 27 участниками все еще имеют ту же структуру, что и шесть лет назад до сих пор парламент ЕС в основном является дискуссионным клубом и практически не имеет полномочий – кроме того, они покупают лояльность раздавая субсидии почти всем

  14. есть люди действительно дергающие за ниточки – это некие избранные чиновники стоящие над ним и если они не дергнут то будет застойная экономика и гражданин потеряет свободу – вопрос в том, в каком направлении развивается ЕС – Федерация или Конфедерация ? в последнем суверенная нация останется основой ЕС.

  15. Будет ли несколько человек в Брюсселе определять, что всем нужно, или гражданин ЕС сделает это сам? Это вопросы, которые решает FvD, и они привлекают избирателей – Не только Брюссель хочет большей централизации. – Франция тоже этого хочет однако Германия, к счастью против этого

  16. Нидерланды чрезвычайно богаты. Однако располагаемый доход на душу населения то что люди действительно получают есть ниже среднего показателя по ЕС равного = 19 296 евро но в рейтинге Нидерланды находится между Данией и Италией не знаю подробностей о Нидерландах, но у меня есть подозрение, что у них не все в порядке

  17. распространенным объяснением роста правых демагогов во всем мире является то, что многие люди чувствуют себя« оставленными позади – глобализмом, технологиями, деиндустриализацией, общенациональными институтами и так далее»

  18. есть альтернативное объяснение – обратный эффект Флинна в некоторых из этих стран \ люди в этих странах становятся менее разумными там интеллигентные люди с большей вероятностью становятся консерваторами

  19. делая точный анализ массового неприятия элиты и их притязаний на псевдо «добродетель» автор сравнивает нас, так называемых «народников», с маленькими детьми отказывающимися есть свои каши и салаты – автор обнаружил психологический механизм объясняющий, почему образованные хорошо зарарабатывающие люди даже не очень консервативные просто обычно связанные с традиционными ценностями, действительно базовыми и необходимыми для любой цивилизации, презирают проповедников декаданса замаскированных в прогрессистов

  20. определенные вещи не являются предложениями которые могут быть приняты при любых обстоятельствах например, трудно предвидеть, что действительно белые люди могут стать меньшинством в Европе – нельзя допускать торговлю детьми на рынке однополых пар и что происходит, когда «товар» (ребенок), должным образом изготовленный и доставленный, отклонен «клиентами» из-за дефекта?

  21. Политкорректность достигла своего предела, потому что преувеличивала все до такой степени, что создавала абсурд в перевернутом мире поэтому пришло время для обратной реакции и обратная реакция иногда несет некоторые неприятные аспекты

  22. нужно признать, что либеральная парадигма и нынешняя волна национализма – это всего лишь инструменты из одного набора инструментов и инструменты эти направленны на предотвращение изменения реальной власти и распределения богатства – можете рационализировать популизм но он коренится в признании того, что так называемые прогрессивные лидеры чрезвычайно коррумпированы ведь решения проблем всегда обогащают прогрессивистов и их элитных благотворителей

  23. более низкие ставки налогообложения популярны среди тех, кто является чистым вкладчиком в казначейство – контроль за иммиграцией пользуется популярностью у тех, чьи права будут разжижены и теперь бэби-бумеры становятся старше и раздражительнее и возвращаются к старомодному расизму, с которым они выросли

  24. хорошо образованные молодые люди с другой стороны могут протестовать против того, что происходит, но их экономическое положение более ненадежно, чем для “бумеров”

  25. республиканцы могли бы создать мощные стимулы в ржавом поясе и в красных штатах чтобы избиратели были в большей степени за глобализацию, чем те которые вытесняются из городских центров знаний в результате повышения арендной платы и «болезни Баумоля»

  26. голосование о брексите не ожидалось рынком – старый порядок сменяется новым = но против глупости сами боги сражаются напрасно это классический шаблон и еще является ли FvD действительно крайне правой партией? Как насчет Боде? Действительно ли он – мальчик наслаждающийся высоким статусом?

  27. в любом совершенно здоровом обществе вы найдете примерно 10-20% ксенофобов, националистов и шовинистов и это не так уж важно при условии что существуют другие альтернативы для граждан которые чувствуют себя подавленными центристской политикой

  28. Когда вы добавляете еще 20%, которые считают, что их качество жизни находится под угрозой на материальной (культурной) основе и эта группа также по умолчанию уходит в крайнее правое положение, действительно нужно начинать задавать вопросы.

  29. все это означает что аудитория взволнована, доверия и готовности рассмотреть обе позиции и стороны не хватает, поэтому обычные риторические ошибки окажутся более дорогостоящими в их среде но это снисходительное утверждение что в бунте против элиты нет ничего, кроме наглости!!!

  30. написал бы автор этот текст если бы сам попал в руки мафии? но как же так просто для хорошо образованной, процветающей и добродетельной голландской интеллигенции бросить вызов наглым брекситерам! все, что вам нужно сделать, это усвоить ценности и качества Трампа, или Сальвини, или Орбана или, по крайней мере, симулировать их.

Добавить комментарий

Your email address will not be published.